Комсомольск-на-Амуре: «город-сад» из советского прошлого - KRINTEL.RU

Комсомольск-на-Амуре: «город-сад» из советского прошлого

Вокруг Мира

Уютно светит ночник в купе, приглушенно стучат колеса, и, ведомый мощным тепловозом поезд катится где-то по боковой, соединяющей БАМ с Транссибом, 400-километровой ветке, среди бескрайней заснеженной тайги Дальнего Востока России.

Поезд остановился у перрона Комсомольска около семи утра, еще до рассвета. Было по-зимнему морозно, из печек стоявших на путях вагонов струился сероватый дымок, наполнявший воздух приятным энтузиастским ароматом путешествий. На вокзале не составило труда прикупить карту города, а в привокзальной кафешке варили на удивление приятный эспрессо, по паре чашек которого мы с Серёгой с наслаждением испили в ожидании восхода солнца.

Нас ждет знакомство с Комсомольском-на-Амуре, крупнейшим промышленным центром российского Дальнего Востока.

1. Город стоит на БАМ в месте ответвления от неё ветки на Хабаровск. Из Советской Гавани через Комсомольск проходит поезд на Хабаровск и Владивосток, курсирует местный поезд между Комсомольском и Хабаровском, а на запад по БАМу 963 маршрут связывает Комсомольск со столицей БАМ, Тындой. Железнодорожный вокзал Комсомольска-на-Амуре морозным ноябрьским утром:

Комсомольск-на-Амуре расположен в 400 километрах к северо-востоку от Хабаровска на пересечении транспортных путей: в западном направлении — Байкало-Амурская Магистраль, в северо-восточном — водный путь по реке Амур до Николаевска-на-Амуре и далее в Охотское море, а также газо- и нефтепроводы с острова Сахалин; в восточном — железная дорога до морского порта Ванино и города Советская Гавань; в юго-западном — река Амур, железная дорога и автодорога до Хабаровска, и далее, к побережью Тихого океана, портам Владивосток и Находка. В 1930 году ВЦИК и Правительство РСФСР приняли постановление о хозяйственном и культурном строительстве Дальневосточного края. В январе 1932 года в село Пермское, расположенное на левом берегу Амура, прибыла правительственная комиссия, которая приняла решение о строительстве здесь Амурского судостроительного завода. Одновременно было принято решение о возведении в районе нанайского стойбища Дзёмги авиационного завода. Комсомольск-на-Амуре основан в 1932 году силами тысяч политических заключённых, вольнонаёмных граждан, а также комсомольцев-активистов из центральных районов Советского Союза. 10 мая 1932 года пароходы «Коминтерн» и «Колумб» высадили на амурском берегу около тысячи первых строителей будущего города. Сегодня об этом событии напоминают памятный камень и памятник первостроителям. Приехавшие в дикий таежный край советские граждане жили в бараках, шалашах и армейских палатках. Впоследствии о том, что при строительстве Комсомольска-на-Амуре широко использовался труд заключённых Дальлага, было принято умалчивать. Ныне Комсомольск-на-Амуре — крупнейший промышленный центр российского Дальнего Востока и третий по величине город в этом регионе (после Хабаровска и Владивостока). Население Комсомольска составляет 270 тысяч человек. Комсомольск — центр сосредоточения производств военно-промышленного комплекса на Дальнем Востоке России: Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю. А. Гагарина (ОАО «КнААПО») выпускает истребители Су-27, Су-30, Су-33, Су-35, новейший Су-57 и их модификации, а также реализует гражданские авиационные программы — выпуск пассажирского самолёта Sukhoi Superjet 100; Амурский судостроительный завод занимается производством атомных и дизельных подводных лодок, а также судов гражданского назначения; металлургический завод «Амурметалл» специализируется на чёрной металлургии; Комсомольский НПЗ — крупнейший нефтеперерабатывающий комплекс на Дальнем Востоке, принадлежащий компании «Роснефть» (нефть сюда поступает из западной Сибири по железной дороге и с острова Сахалин по нефтепроводу от города Оха).Комсомольск-на-Амуре находится в своеобразном «оазисе» — амурской пойме, ширина которой достигает 20 км. Город протянулся вдоль левого берега Амура более чем на 30 км. Своим фасадом он обращен к реке, ширина русла которой в черте города достигает 2,5 км. В советское время Комсомольск был одним из самых благоустроенных городов страны, куда стремились попасть тысячи специалистов из разных уголков Союза. Несмотря на то, что город расположен посреди тайги и дальневосточных сопок, его не баз основания называли «город-сад» — широкие проспекты и зеленые бульвары, скверы и фонтаны, во всех отношениях отлично развитая инфраструктура и транспорт, много молодежи со всей страны. Сейчас город несколько обветшал, но и в наше время его не покинула аура далёкого комсомольского прошлого.3. Широкий Проспект Первостроителей, проходящий от железнодорожного вокзала через весь центр до Амура — центральная улица города:

5. Церковь Казанской иконы Божией Матери:

6. Один из барельефов на стенах домов — атомный ледокол:

7. Центральная библиотека и памятник Николаю Островскому, советскому писателю, автору книги «Как закалялась сталь»:

8. Проспект Первостроителей поражает своей масштабностью:

10. Утро. Ноябрь. Мороз…

11. Идем через парк к Амуру.

12. Памятник военным строителям, участникам ледового перехода 1934 года — бронзовый лыжник с факелом.

Более 20 лет работал скульптор С. В. Николин над этим монументом, который был установлен на набережной Амура в 2002 году, к 70-летнему юбилею города Юности. Небольшое описание тех событий. В решении кадровой проблемы Комсомольска-на-Амуре огромное значение имело создание осенью 1933 года особого военно-строительного корпуса. У него было две задачи: строить промышленные предприятия на Дальнем Востоке и постоянно совершенствовать боевую выучку, чтобы быть готовым к любым неожиданностям. Корпус из 15 тысяч военных строителей был сформирован на территории Московского и Ленинградского военных округов. Солдатами стали комсомольцы и молодежь призывного возраста строительных специальностей из центральных областей России. Приказ о создании особого военно-строительного корпуса был подписан 22 сентября 1933 года К. Е. Ворошиловым. На его формирование и сборы давалось всего 45 дней. И уже в декабре, точно в установленный срок, отдельные части корпуса эшелонами по Транссибирской железной дороге направились к месту службы и работы на Дальний Восток. Семь недель первая бригада (6 тысяч военных строителей) добиралась через всю страну в Комсомольск-на-Амуре. 23 декабря 1933 года эшелон теплушек прибыл в Хабаровск, а 26 декабря было приказано выступить в Комсомольск. Особенно трудно пришлось первой бригаде. Это она совершила в лютые морозы 400-километровый пеший переход на лыжах по льду Амура от Хабаровска до Комсомольска. Переход был крайне тяжёл: пронизывающий ветер, мороз 40 градусов, метели, а впереди — 15 дней такого пути по бездорожью от одного поселения к другому, разбросанных вдоль Амура. В распоряжении батальона были лошади и машины, которые везли имущество и продовольствие. Красноармейцы навьючены были не меньше. Они несли на себе, кроме оружия, вещмешки и скатки, фляги и противогазы. Проходили в день 25 — 30 километров. Иногда это расстояние при попутном ветре или тихой погоде удваивалось. В этих случаях выступали в 4 — 5 часов утра, а приходили на новый ночлег где-то в полночь. У многих в крепкий мороз звёздочки, прикреплённые к будёновкам, примерзали к вспотевшим волосам. Но вот уже на высоком берегу темнеет село Вознесенское. Жители не спят, наперебой приглашают к себе уставших бойцов, угощают, чем могут, отводят им лучшие места в горницах. Все знали: последний переход самый длинный — 60 километров. От Пивани через Амур стали встречаться вешки из еловых ветвей. Это позаботились строители города, чтобы гости не сбились с дороги. Первая колонна 9 января 1934 года вступила в Комсомольск, вторая вошла в город на следующий день. Встречать подкрепление вышло почти всё население города со знамёнами и оркестром. Митинг освещали автомобильные фары. Голова колонны уже достигла толпы встречающих, а конец ещё терялся в сумерках. День и ночь сооружали жильё для бойцов. Барак, который строили комсомольцы для нового пополнения, был ещё без окон. Но это не смутило бойцов. Завесили окна одеялами и палатками, натопили печи, и ночь провели сносно. А утром уже строились повзводно и уходили на строительные объекты. В январе 1934 года подвиг первых участников ледового перехода повторили ещё три батальона, отшагав 400 километров на лыжах по ледяным торосам. Население Комсомольска сразу выросло на 6500 человек. Бойцы особого военно-строительного корпуса внесли огромный вклад в строительство Комсомольска-на-Амуре. Сбылось обещание, данное В. К. Блюхером в памятный июньский день 1933 года: «Красная Армия вам поможет». Люди в островерхих красноармейских шлёмах возводили и судостроительный, и авиационный, и металлургический заводы, и кварталы жилых домов. Они были не просто строителями — они были воинами, и когда грянул час Великой Отечественной войны, особый корпус составил костяк одного из боевых соединений, сражавшихся с фашистами.

13. Минуем парк и выходим на набережную Амура. Ещё один монументальный памятник — комсомольцам первостроителям города.

Комсомольск-на-Амуре

Поселок Дземги (Ленинский район).
Дом коммуны(1935 г.) Не сохранился.

Город Комсомольск-на-Амуре основан в 1932 году. Его становление проходило в эпоху строительства промышленных гигантов Запорожья, Донбасса, Урала, Сибири. Город был призван воплотить идею своего времени — создание на Дальнем Востоке образцового города социалистического будущего.

В соответствии с новыми градостроительными концепциями разрабатывались принципы социальной организации территории: пространственное построение жилых групп или больших социалистических кварталов с внутренними обобществленными дворами и садами как основных социальных и планировочных ячеек города, отведение ведущей роли при формировании площадей, проспектов, бульваров, набережных и других рекреационных зон, Дворцам культуры, административным зданиям, кинотеатрам, учебным заведениям и другим зданиям общественного назначения.

Улица Красноармейская. Дом норвежского типа.
Фото 1956 г.

Патетическая направленность отражалась во всех элементах, формирующих город, начиная с планировочной композиции – лучевой системы, олицетворяющей «город-солнце», «город-сад», заканчивая социалистической символикой в образцах «дворцовой» монументальной архитектуры. За основу были приняты принципы социалистического реализма, основанные на создании композиций, заимствованных из художественных форм различных образцов классического наследия.

Здание первого драмтеатра.
(1934 г.). Не сохранилось

Следов от строений 1932–1934 годов в городе не осталось. Сохранились лишь архивные фотоснимки первых деревянных строений, по которым можно судить об архитектурном стиле первых объектов. Наиболее интересные из них, выполненные по проектам ленинградских архитекторов: Дом коммуны на ул.Советской, дома хетагуровок по ул.Калинина, жилые дома в поселке Аварийном.

Здания имели признаки рационалистических тенденций в архитектуре, заимствования элементов конструктивизма, распространенного в то время в стране. Приемы конструктивизма, такие как горизонтальное ленточное окно, плоская кровля, линейные экраны балконов, взаимодействие простых геометрических форм в объеме находили свое более полное отображение в первых общественных зданиях города – драмтеатра, клубов им. Баранова, «Дальпромстроя» и «Ударник», бани по ул.Кирова, пожарного депо и здания заводоуправления авиастроительного завода.

Поселок Аварийный. Четырех квартирный
жилой дом, 1934 г. Не сохранился

При этом, когда технические возможности не позволяли их осуществить, элементы эти имитировались: плоские крыши – путем устройства высоких парапетов, которые закрывали двускатную крышу, ленточное окно – использованием в простенках темной краски.

Поиск средств архитектурной выразительности, обусловленной той или иной традицией, постепенно вытеснял общепринятые стереотипы стиля конструктивизма. К концу 1930-х годов в архитектуре зданий в разных вариантах появляется ордерная система и сопутствующие ей архитектурные детали, взятые из классического наследия.

Площадь имени Кирова. Кинотеатр
«Комсомолец», 1947 г. Фото 1949 г.

В 1940-х годах получают развитие работы по преемственности художественной композиции памятников классицизма, издаются аналоги отдельных деталей выдающихся произведений архитектуры прошлого, изучаются законы образования известных ансамблей. Возрождается периметральная застройка, классицистические принципы построения городских ансамблей, симметрия расположения масс, господство осевых симметричных композиций, иногда вопреки интересам городского транспорта и принципам инсоляции.

Проспект Сталина (проспект Мира). 1940 г.

Характерными постройками данного периода строительства являются жилые дома по ул. Кирова, 31, 36, 49, ул. Красногвардейской, 11, Мира, 14, ул.Советской, 9, комплекс коттеджей по пер. Щеглова, административные здания завода им. Гагарина по ул. Уральской, здание радиокомитета по ул. Молодогвардейской, 6, индустриальный техникум по пр. Мира, 23.

Послевоенный период строительства отмечается большей помпезностью архитектурно-художественного декора фасадов и интерьеров. Связан с идеями олицетворения страны-победителя, желанием обратиться к созданию памятников собственно преднамеренных. В сооружениях советской мемориальной архитектуры закладывалась ее социальная и идеологическая действенность.

Читайте также  Пещеры Ноттингема: древний подземный город, которому уже больше тысячи лет

Дом культуры судостроительного завода,
1939–1944 гг. Фото 1947 г. В 1975 г.
здание реконструировано

Архитектура того времени трактовалась как материальная и одновременно идейно-художественная среда человека и общества. Показательными зданиями данного периода строительства являются жилые дома по пр. Ленина и пр. Мира, здание строительного треста № 6 по ул.Красногвардейской, почтамт по пр. Мира, 27, дома культуры «Железнодорожник», «Амурсталь» и другие.

Активное распространение получила парковая скульптура, барельефные панно на фасадах и фресковая живопись в интерьерах общественных зданий. Памятники и монументы, как правило, воплощали собой тенденции реалистического искусства, отражали в своих образах социалистические мировоззрения человека – строителя коммунизма.

Проспект Сталина (проспект Мира).
Жилой дом №12, 1952 г. Фото 1958 г.

Идея послевоенных лет о строительстве в Москве высотных зданий с башнями и шпилями, формирующих новый силуэт столицы, отразилась и в формировании ансамблевых комплексов Комсомольска-на-Амуре. Генпланом города было предусмотрено строительство восьми–десяти таких зданий, но воплощено только три (пр. Мира,12, 43 и пр. Ленина, 21).

В конце 1950-х годов в стране резко обострились противоречия между архитектурной формой и материально-технической стороной строительства. Сложные пластические формы (выносные карнизы, наличники и фронтоны, лепные детали классических профилей) противоречили логике заводской технологии, тормозили и усложняли заводские методы производства, отвлекали дополнительное время.

Проспект Сталина (проспект Мира).
Дом № 43. 1955 г.

Декорировка фасадов была признана «архаичной», тормозящей развитие прогрессивных методов строительства. Фактически прекратилось декорирование фасадов, декор свелся к минимуму, новый взгляд на архитектуру признан «органичным», «современным шагом в строительстве». Направление в архитектуре конца 1950-х годов можно охарактеризовать как «стилизаторство». Здания в данном стиле в Комсомольске-на-Амуре составляют большую часть городских построек. Как правило, это жилые 3–5-этажные дома,

Проспект Сталина (проспект Мира).
Строительство жилого дома № 30. 1954 г.

Фрагмент жилого дома № 32. 1956 г.

Улица Красногвардейская. Фото 1959 г.

лишенные сколь бы то ни было выразительного декора, но сохраняющие колорит периметральной застройки городских кварталов.

Период строительства 1960–1990-х годов в городе ознаменовался массовым панельным и крупноблочным домостроением по типовым проектам. Отдельные общественные здания были построены по индивидуальным проектам, но также отражали рационалистические тенденции в архитектуре своего времени. Частично застраивались участки в структуре исторически ценной застройки и осваивались новые территории. В градостроительстве стала преобладать «свободная» планировка и принцип микрорайонирования городских пространств.

Сталинский проект: Город-лагерь, город-сад

Это четвертая статья из цикла «Сталинский проект». О других доживших до нашего времени элементах проекта читайте статьи:

«У стола власти» («Ведомости» от 14.03.2008) http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/03/14/143556

«Этика издержек» (1.11.2008 г.) http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/11/01/167147

«На блаженных островах» (6.02.2009) http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/02/06/180457

В стране, созданной по проекту Сталина, было не только свое особенное общество, своя особенная этика и особенное государство. В этой стране была – и остается до сих пор – совершенно особенная экономическая география. Нигде в мире нет такого количества городов, построенных в непригодных для жизни местах для обслуживания заводов, шахт и месторождений. Эти промышленные центры – моногорода, создававшиеся под плановую экономику, оказались серьезнейшей проблемой для экономики рыночной. Эта часть сталинского наследия сейчас, во время кризиса, может оказаться для нас самой тяжелой и дорогостоящей. Нам долго еще предстоит расплачиваться и в человеческом, и в материальном смысле за наш «большой скачок». Что делать с городом, единственный завод которого не нужен современной экономике? Как быть с людьми, которые всю жизнь проработали на этом заводе?

Моногород – это не организм, развивавшийся веками и менявшийся вместе с историей, технологиями и человеческими предпочтениями. Это населенный пункт, созданный (или радикально расширенный), чтобы рабочим одного предусмотренного произвольным планом предприятия было где спать. Градообразующее предприятие обеспечивает большинство жителей такого города не только работой, но и жильем, детсадами, школами, водой, теплом, электричеством и транспортом. По данным Института региональной политики, в нашей стране более 400 городов и более 330 поселков городского типа с узкой экономической специализацией. В моногородах с населением от нескольких тысяч до 775 000 жителей (Тольятти) сейчас живет более 25 млн человек. Это четверть всех горожан и более одной шестой всего населения России.

Город для рабочей силы

Большая часть российских городов – результат сталинской индустриализации. С 1926 по 1939 г. численность горожан в СССР выросла более чем вдвое – с 26,3 млн человек до 56 млн. Их доля в населении страны выросла с 17% до 32%. Самих городов стало за тот же период на 180 единиц больше. Многие промышленные объекты той эпохи – Магнитка, Березниковский и Бобриковский химические комбинаты, угольные шахты Кузбасса, Норильский горно-металлургический комбинат, золотые прииски Дальнего Востока и алмазные в Якутии, «второе Баку» в Башкирии, авиационные заводы в Иркутске и Комсомольске и судостроительные в Приморье – работают и в наши дни.

Одни города, такие как Магнитогорск, Медногорск или Комсомольск, возникали в чистом поле или в тайге, другие, такие как Березники или шахтерские города Кузбасса, строились на месте больших сел, уездных городков. Логика пятилеток от наличия старых хозяйственных связей не зависела. Авторы советских пятилетних планов надеялись создать центры оборонной промышленности и сырьевые бассейны, которых в случае войны не достигнут армии и авиация вероятных противников. Была у этого процесса и «колонизационная» логика – освоение отдаленных территорий. Не было только логики человеческой. Подсчитывая стоимость материалов и оборудования будущих заводов, чиновники не слишком задумывались, как и где будет жить рабочая сила. Такие мелочи, как негативное воздействие промышленных выбросов на здоровье, просто не принимались во внимание. Человека рассматривали как приложение к отбойному молотку, строительной тачке, вагонетке или станку. Но и рациональность планов не стоит преувеличивать. «Мы строили без всякой перспективы, на основе ежегодно меняющихся заявок военного ведомства и потому строили кустарно, без учета дальнейших потребностей, без надлежащего использования общей промышленности и влияния на ее развитие, идя в основном по старым путям и не решая основных вопросов реконструкции военно-промышленной базы» – это из докладной записки Госплана от 11 мая 1932 г.

Историк российской урбанистики Вячеслав Глазычев считает, что основанные в 1920–1930-х гг. моногорода фактически были рабочими слободками. Они не стали городами в европейском понимании. Таковыми они становились лишь по численности населения и статусу местного комитета партии. Обустройство повседневной жизни, которым в живом городе люди занимаются через структуры самоуправления, в таких городах было сферой ответственности руководителя производства. Но у директоров – в бесконечной чрезвычайщине тех лет – были другие заботы: любой ценой построить завод, добиться выполнения плана, избежать увольнения и расстрела. Отсюда ужасные бытовые условия. Рабочие в лучшем случае жили в благоустроенных бараках, в худшем – в землянках и палатках. Рабочие становились крепостными своих фабрик и заводов. Увольнение с работы грозило утратой койки или комнаты в бараке и изъятием продуктовых карточек. «Большевики предпочли надеть на горожан «форму города как намордник», – писал Глазычев («Глубинная Россия: 2000–2002». М.: Новое издательство, 2002).

Еще одним сталинским ноу-хау было использование в строительстве промышленных и сырьевых центров заключенных и спецпоселенцев, которые работали уже не как крепостные, а как рабы – до полного истощения и смерти. В частности, по данным совместного исследования российского историка Леонида Бородкина и его немецкого коллеги Симона Эртца, на строительстве норильского комбината и его производствах в начале 1950-х гг. трудилось около 90 000 заключенных. В Воркуте и ее окрестностях в первые послевоенные годы, по данным Николая Морозова и Михаила Рогачева, работало свыше 60 000 заключенных, в Северо-Восточных лагерях (Колыма) трудилось от 140 000 до 170 000 человек. Годовая смертность среди подневольных строителей колебалась от 4–7% в Норильском лагере до 20% в Воркутинском.

Эффективность лагерной экономики – разговор особый. Здесь отметим лишь, что архивные данные доказывают: еще до смерти Сталина руководство МВД признало убыточность и неэффективность Гулага (см. сборник «Гулаг: экономика принудительного труда», М.: РОССПЭН, 2008). Наличие у государства значительной дешевой и мобильной рабочей силы позволяло вождям браться за бессмысленные и низкоэффективные проекты. Исследователи предлагают различать формальную (объекты, оставшиеся незавершенными и неиспользуемыми) и реальную индустриализацию. Подлинные масштабы реальной индустриализации еще предстоит определить – сделать это до сих пор трудно из-за глубоких наслоений туфты в советской отчетности.

После вождя

По мнению Натальи Зубаревич из Независимого института социальной политики, советские власти в отличие от руководства стран с рыночной экономикой, где тоже существовали моногорода (США, Канада, Британия, Германия, Франция), не пошли по пути расселения, переустройства городов и переобучения их населения. В постсталинские годы акцент в СССР был сделан на их благоустройстве. Строительство жилья и социальных объектов при Хрущеве и Брежневе велось одновременно с возведением заводов, электростанций, железных дорог, научных центров и центров нефтедобычи. Проектированию уделялось гораздо больше внимания, в некоторых местах строили дома по улучшенным и зарубежным проектам. Наукограды – Саров (бывший Арзамас-16), Снежинск в Челябинской области, подмосковную Дубну – эксперты считают образцовыми с точки зрения планировки кварталов и соотношения рабочих, жилых и рекреационных зон.

Но улучшение качества жизни во многих (далеко не во всех) моногородах не изменило сути проблемы. Директивное развитие отраслей промышленности и науки продолжалось. Плановое хозяйство искусственно поддерживало работу устаревших производств. В целях соблюдения секретности и рассредоточения объектов «почтовые ящики» размещались не только вокруг крупных городов, но и в сотнях и тысячах километров от потенциальных заказчиков. В частности, завод гидравлических прессов в послевоенные годы построили в маленьком городе Кувандык Оренбургской области.

Моногорода периода «развитого социализма» нередко становились «городами-государствами». Преуспевающие генералы промышленности привлекали рабочую силу не только высокими зарплатами, но и благами, недоступными для многих: качественным жильем, импортной мебелью, возможностью купить автомобиль. Не случайно жители моногородов до сих пор говорят не «при Брежневе» или «при Горбачеве», а «при Бехе» (гендиректор «Камаза») или «при Каданникове» (ВАЗ). Но если блага заканчиваются, людям – уже немолодым – нелегко сниматься с места и снова искать лучшей жизни.

Проблему моногородов не удастся отложить в надежде, что она рассосется сама собой. Одному из следующих российских правительств придется заниматься ею всерьез.

Здесь будет город-сад

Сегодня хотят строить и жить по-новому, но в духе проверенных временем традиций

«Пятилетку — за четыре года!» Старшее поколение хорошо помнит этот девиз. И что бы ни говорили нынешние критики отечественной истории, энтузиазм у советских людей был искренним. А как чувствует себя современный рабочий класс? Работает, чтобы жить, или живет, чтобы работать? За ответом на этот вопрос журналист АП отправился туда, где он, этот класс, представлен особенно массово — на стройплощадки. Потому что строят у нас сегодня много, как будто строители взяли соцобязательство воплотить на практике то, что так долго обещали народу вожди — покончить с жилищным вопросом раз и навсегда.

Город должен быть радостным

Жилой комплекс «САР» на набережной Амура сверху похож на огромное сердце. Если смотреть с 22-го этажа вниз, машины и люди кажутся игрушечными. Высота почти с птичьего полета ломает не только пропорции, но условности и мироощущение: на расстоянии 75 метров от земли мир кажется другим, и с ним хочется знакомиться заново.

30-летний прораб Владимир Алексеенко тоже из тех, кто ломает стереотипы.

— Хотите покажу, как можно построить дом своей мечты в отдельно взятой квартире? Тогда пошли со мной!

Пошли, это он нарочно. На самом деле мы едем. Лифт размером с гостинку скользит по фасаду. В компании с нами рабочие, арматура, какие-то шнуры. Улыбчивый рулевой ловко управляется с пультом.

— Кому на 14-й? Выходи!

Читайте также  Подземный город Деринкую. Каппадокия. Турция

— А мне на 16-м тормозни!

Народ сноровисто разбегается по этажам. Мы чинно едем дальше — нам на 20-й.

56

этажей построили за 2013 год в ЖК «САР»

…Квартира площадью 102 квадрата. Она пока еще в черновом варианте: стены, балконы и оконные проемы. Перегородок нет!

— А зачем они? — притворно удивляется Владимир, а в глазах смешинки. — Это квартиры-трансформеры, их можно планировать по-своему. Знаете, люди уже устали от стандартов, хотят чего-нибудь этакого….

— И здесь так можно?

— Конечно! Хочешь, оставляй планировку, как есть, хочешь, креативь на всю катушку. Любой каприз по вашему желанию.

Воображение тут же берется за дело — дорисовывает то одно, то другое: здесь будет французское окно, нет, окно будет там, а здесь вообще все убрать… А вон там лучше поставить…

— Что, процесс пошел? — смеется Володя. — Вот и будущие жильцы также. Приходили на днях с эскизом, переживали: сможем все их идеи перенести с картинки на «землю». А что тут уметь-то? Да нам и самим, если честно, интересно.

— Объект такого масштаба у меня впервые, — признается Владимир. — У самого прямо дух захватывает. Поначалу, правда, сложновато было. Но один этаж сделали, другой — и пошло! В общей сложности за прошлый год 56 этажей построили, представляете? Монолит — это очень интересно, — рассуждает молодой прораб. — Работаю уже 8 лет, но лучше монолитки ничего пока не видел… Знаете, я теперь часто на город сверху смотрю. Все квадратно, скучно, монотонно… А жить надо ярко, красиво и необычно.

Работать стало интереснее

С прорабом Павлом Петровичем Скачко мы познакомились в ЖК «Палладиум». Комплекс еще строится, и рабочий кабинет прораба ютится в скромной бытовке в углу двора.

Павел Петрович на стройке с 1984 года, к нам приехал из Хабаровска. Говорит, надо расширять горизонты. С Володей Алексеенко, несмотря на разницу в возрасте и стаже, у них много общего — оба живчики с жизнерадостным чувством юмора, оба представляют собой пока еще не слишком распространенный тип людей, которые ходят на работу, как на большой советский праздник.

Объектом своим прораб страшно гордится, как ребенком, самостоятельно освоившим дебри высшей математики.

Пока мы топчемся на площадке первого этажа, прораб уже где-то наверху: по лестничным клеткам перемещается со скоростью метеорита, такое впечатление, что он одновременно везде.

— Раньше как было — принесли тебе план: квадрат справа, прямоугольник слева, а в сторону — ни-ни… А теперь народ с фантазией пошел… Помните детский стишок: что нам стоит дом построить — нарисуем, будем жить? Вот примерно так. Нарисуют — и хотят так жить! Одним (смеется) французские окна нужны, другим тещину комнату подавай.

В этом сезоне ООО «САР-дорожник» капитально ремонтирует 8 километров городских дорог — на Чайковского, Театральной, Конной, Студенческой, Мухина, транспортной развязке на калининском переезде.

— Проект? А что проект? — рассуждает прораб. — Он не стенка, его и подвинуть можно. Вот тут однокомнатную с двухкомнатной объединили, видите? А здесь были обычные окна, мы сделали французские, я думаю, должно получиться красиво. И так каждый день всей бригадой креативим, — прораб заразительно смеется. — Н-е-ет, если б раньше так работать можно было…

На втором этаже к нам присоединяется энергетик Евгений Лысюк. Паренек давно мечтал о настоящей стройке.

— Павел Петрович, он, конечно, строгий, но отходчивый. Главное, практика колоссальная. Такому, как на настоящей стройплощадке, ни один университет не научит… А может, — спрашивает с надеждой молодой энергетик, — в подвал все-таки спуститесь? У нас уже все коммуникации готовы.

Комплекс готовят к сдаче в будущем году.

— А успеете? Ведь на зиму встанете.

— Отчего ж не успеем? — удивляется прораб. — Здесь встанем, а там (машет рукой на окно) фундаментами займемся, вот и задел на весну. Все по плану!

Идиллия на дороге

Лето — сезон дорог, летом их холят, лелеют, гладят и выравнивают.

…На Мухина кипит жизнь, дорожники ловят солнечные деньки.

— В этом году все участки сдаем с опережением графика, — рассказывает прораб ООО «САР-Дорожник» Александр Степаненко. — Этот по плану должен сдаваться к 30 августа. Но сделаем раньше. Протяженность тут всего 600 метров, но трудность в том, что ливневка порушена из-за застройки. Поэтому ремонт комплексный, делаем дорожное полотно, ливневую канализацию, общее благоустройство.

— А чего ж не работать-то, если все есть, — рассудительно продолжает прораб, — асфальтоукладчик вон недавно новый пришел, «Вольво». Хорошая техника: ширина охвата дороги — 9 метров, покрытие получается без стыков. Главное, чтобы погода карты не путала.

С погодой дорожники соперничают по-своему.

— На неделе дожди были, так сюда вчера три бригады ставили, сегодня пять. Пашу Якимова нам перебросили — на «усиление», — смеется Александр Александрович. — А вообще-то он начальник другой дороги — в 800-м квартале, там новостройки, дорог вообще не было, сплошное болото, все нуля делаем.

Самый сложный участок, признается прораб, на Студенческой.

— В прошлом году сдали первую очередь, в районе Промышленной, в этом — от Промышленной до Игнатьевского шоссе прошли. Калининская развязка — та тоже с характером….

Работа, говорит Александр Александрович, радует, а вот автовладельцы — нет.

— Ну ты же видишь — ремонт идет, куда летишь? И смех и грех: только начинаем работать, все сразу становятся дорожниками, лучше нас знают… Рабочих вон чуть не сбили, — сердится прораб. — В прошлом году на Институтской та же картина была, а сегодня говорят: мило-дорого там ездить… Тем летом в Белогорске круговую развязку делали, там у народа больше понятия.

Разговор возвращается к дорогам, и прораб сразу добреет.

— У магазина «Связной», это район Чайковского и «спички», дорог вообще никогда не было. А туда полгорода за цементом ездит — грузовики по уши тонули. Мы там полотно подняли, все выровняли, теперь говорят — едешь, как отдыхаешь. Знакомые мне завидуют (усмехается), хорошая, мол, у тебя работа, созидательная… А то! В этом году вообще все идет как по накатанной. Прямо на удивление… Или люди после долгой зимы по настоящей работе соскучились…

Возрастная категория материалов: 18+

Комсомольск-на-Амуре: «город-сад» из советского прошлого

Уютно светит ночник в купе, приглушенно стучат колеса, и, ведомый мощным тепловозом поезд катится где-то по боковой, соединяющей БАМ с Транссибом, 400-километровой ветке, среди бескрайней заснеженной тайги Дальнего Востока России.

Поезд остановился у перрона Комсомольска около семи утра, еще до рассвета. Было по-зимнему морозно, из печек стоявших на путях вагонов струился сероватый дымок, наполнявший воздух приятным энтузиастским ароматом путешествий. На вокзале не составило труда прикупить карту города, а в привокзальной кафешке варили на удивление приятный эспрессо, по паре чашек которого мы с Серёгой с наслаждением испили в ожидании восхода солнца.

Нас ждет знакомство с Комсомольском-на-Амуре, крупнейшим промышленным центром российского Дальнего Востока.

1. Город стоит на БАМ в месте ответвления от неё ветки на Хабаровск. Из Советской Гавани через Комсомольск проходит поезд на Хабаровск и Владивосток, курсирует местный поезд между Комсомольском и Хабаровском, а на запад по БАМу 963 маршрут связывает Комсомольск со столицей БАМ, Тындой. Железнодорожный вокзал Комсомольска-на-Амуре морозным ноябрьским утром:

Комсомольск-на-Амуре расположен в 400 километрах к северо-востоку от Хабаровска на пересечении транспортных путей: в западном направлении — Байкало-Амурская Магистраль, в северо-восточном — водный путь по реке Амур до Николаевска-на-Амуре и далее в Охотское море, а также газо- и нефтепроводы с острова Сахалин; в восточном — железная дорога до морского порта Ванино и города Советская Гавань; в юго-западном — река Амур, железная дорога и автодорога до Хабаровска, и далее, к побережью Тихого океана, портам Владивосток и Находка.

В 1930 году ВЦИК и Правительство РСФСР приняли постановление о хозяйственном и культурном строительстве Дальневосточного края. В январе 1932 года в село Пермское, расположенное на левом берегу Амура, прибыла правительственная комиссия, которая приняла решение о строительстве здесь Амурского судостроительного завода. Одновременно было принято решение о возведении в районе нанайского стойбища Дзёмги авиационного завода. Комсомольск-на-Амуре основан в 1932 году силами тысяч политических заключённых, вольнонаёмных граждан, а также комсомольцев-активистов из центральных районов Советского Союза. 10 мая 1932 года пароходы «Коминтерн» и «Колумб» высадили на амурском берегу около тысячи первых строителей будущего города. Сегодня об этом событии напоминают памятный камень и памятник первостроителям. Приехавшие в дикий таежный край советские граждане жили в бараках, шалашах и армейских палатках. Впоследствии о том, что при строительстве Комсомольска-на-Амуре широко использовался труд заключённых Дальлага, было принято умалчивать. Ныне Комсомольск-на-Амуре — крупнейший промышленный центр российского Дальнего Востока и третий по величине город в этом регионе (после Хабаровска и Владивостока). Население Комсомольска составляет 270 тысяч человек. Комсомольск — центр сосредоточения производств военно-промышленного комплекса на Дальнем Востоке России: Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю. А. Гагарина (ОАО «КнААПО») выпускает истребители Су-27, Су-30, Су-33, Су-35, новейший Су-57 и их модификации, а также реализует гражданские авиационные программы — выпуск пассажирского самолёта Sukhoi Superjet 100; Амурский судостроительный завод занимается производством атомных и дизельных подводных лодок, а также судов гражданского назначения; металлургический завод «Амурметалл» специализируется на чёрной металлургии; Комсомольский НПЗ — крупнейший нефтеперерабатывающий комплекс на Дальнем Востоке, принадлежащий компании «Роснефть» (нефть сюда поступает из западной Сибири по железной дороге и с острова Сахалин по нефтепроводу от города Оха).Комсомольск-на-Амуре находится в своеобразном «оазисе» — амурской пойме, ширина которой достигает 20 км. Город протянулся вдоль левого берега Амура более чем на 30 км. Своим фасадом он обращен к реке, ширина русла которой в черте города достигает 2,5 км. В советское время Комсомольск был одним из самых благоустроенных городов страны, куда стремились попасть тысячи специалистов из разных уголков Союза. Несмотря на то, что город расположен посреди тайги и дальневосточных сопок, его не баз основания называли «город-сад» — широкие проспекты и зеленые бульвары, скверы и фонтаны, во всех отношениях отлично развитая инфраструктура и транспорт, много молодежи со всей страны. Сейчас город несколько обветшал, но и в наше время его не покинула аура далёкого комсомольского прошлого.3. Широкий Проспект Первостроителей, проходящий от железнодорожного вокзала через весь центр до Амура — центральная улица города:

5. Церковь Казанской иконы Божией Матери:

6. Один из барельефов на стенах домов — атомный ледокол:

7. Центральная библиотека и памятник Николаю Островскому, советскому писателю, автору книги «Как закалялась сталь»:

8. Проспект Первостроителей поражает своей масштабностью:

10. Утро. Ноябрь. Мороз…

11. Идем через парк к Амуру.

12. Памятник военным строителям, участникам ледового перехода 1934 года — бронзовый лыжник с факелом.

Более 20 лет работал скульптор С. В. Николин над этим монументом, который был установлен на набережной Амура в 2002 году, к 70-летнему юбилею города Юности. Небольшое описание тех событий. В решении кадровой проблемы Комсомольска-на-Амуре огромное значение имело создание осенью 1933 года особого военно-строительного корпуса. У него было две задачи: строить промышленные предприятия на Дальнем Востоке и постоянно совершенствовать боевую выучку, чтобы быть готовым к любым неожиданностям. Корпус из 15 тысяч военных строителей был сформирован на территории Московского и Ленинградского военных округов. Солдатами стали комсомольцы и молодежь призывного возраста строительных специальностей из центральных областей России. Приказ о создании особого военно-строительного корпуса был подписан 22 сентября 1933 года К. Е. Ворошиловым. На его формирование и сборы давалось всего 45 дней. И уже в декабре, точно в установленный срок, отдельные части корпуса эшелонами по Транссибирской железной дороге направились к месту службы и работы на Дальний Восток. Семь недель первая бригада (6 тысяч военных строителей) добиралась через всю страну в Комсомольск-на-Амуре. 23 декабря 1933 года эшелон теплушек прибыл в Хабаровск, а 26 декабря было приказано выступить в Комсомольск. Особенно трудно пришлось первой бригаде. Это она совершила в лютые морозы 400-километровый пеший переход на лыжах по льду Амура от Хабаровска до Комсомольска. Переход был крайне тяжёл: пронизывающий ветер, мороз 40 градусов, метели, а впереди — 15 дней такого пути по бездорожью от одного поселения к другому, разбросанных вдоль Амура. В распоряжении батальона были лошади и машины, которые везли имущество и продовольствие. Красноармейцы навьючены были не меньше. Они несли на себе, кроме оружия, вещмешки и скатки, фляги и противогазы. Проходили в день 25 — 30 километров. Иногда это расстояние при попутном ветре или тихой погоде удваивалось. В этих случаях выступали в 4 — 5 часов утра, а приходили на новый ночлег где-то в полночь. У многих в крепкий мороз звёздочки, прикреплённые к будёновкам, примерзали к вспотевшим волосам. Но вот уже на высоком берегу темнеет село Вознесенское. Жители не спят, наперебой приглашают к себе уставших бойцов, угощают, чем могут, отводят им лучшие места в горницах. Все знали: последний переход самый длинный — 60 километров. От Пивани через Амур стали встречаться вешки из еловых ветвей. Это позаботились строители города, чтобы гости не сбились с дороги. Первая колонна 9 января 1934 года вступила в Комсомольск, вторая вошла в город на следующий день. Встречать подкрепление вышло почти всё население города со знамёнами и оркестром. Митинг освещали автомобильные фары. Голова колонны уже достигла толпы встречающих, а конец ещё терялся в сумерках. День и ночь сооружали жильё для бойцов. Барак, который строили комсомольцы для нового пополнения, был ещё без окон. Но это не смутило бойцов. Завесили окна одеялами и палатками, натопили печи, и ночь провели сносно. А утром уже строились повзводно и уходили на строительные объекты. В январе 1934 года подвиг первых участников ледового перехода повторили ещё три батальона, отшагав 400 километров на лыжах по ледяным торосам. Население Комсомольска сразу выросло на 6500 человек. Бойцы особого военно-строительного корпуса внесли огромный вклад в строительство Комсомольска-на-Амуре. Сбылось обещание, данное В. К. Блюхером в памятный июньский день 1933 года: «Красная Армия вам поможет». Люди в островерхих красноармейских шлёмах возводили и судостроительный, и авиационный, и металлургический заводы, и кварталы жилых домов. Они были не просто строителями — они были воинами, и когда грянул час Великой Отечественной войны, особый корпус составил костяк одного из боевых соединений, сражавшихся с фашистами.

Читайте также  Пригородные дороги Катманду — настоящий ад

13. Минуем парк и выходим на набережную Амура. Ещё один монументальный памятник — комсомольцам первостроителям города.

Комсомольск-на-Амуре: «город-сад» из советского прошлого

Уютно светит ночник в купе, приглушенно стучат колеса, и, ведомый мощным тепловозом поезд катится где-то по боковой, соединяющей БАМ с Транссибом, 400-километровой ветке, среди бескрайней заснеженной тайги Дальнего Востока России.

Поезд остановился у перрона Комсомольска около семи утра, еще до рассвета. Было по-зимнему морозно, из печек стоявших на путях вагонов струился сероватый дымок, наполнявший воздух приятным энтузиастским ароматом путешествий. На вокзале не составило труда прикупить карту города, а в привокзальной кафешке варили на удивление приятный эспрессо, по паре чашек которого мы с Серёгой с наслаждением испили в ожидании восхода солнца.

Нас ждет знакомство с Комсомольском-на-Амуре, крупнейшим промышленным центром российского Дальнего Востока.

1. Город стоит на БАМ в месте ответвления от неё ветки на Хабаровск. Из Советской Гавани через Комсомольск проходит поезд на Хабаровск и Владивосток, курсирует местный поезд между Комсомольском и Хабаровском, а на запад по БАМу 963 маршрут связывает Комсомольск со столицей БАМ, Тындой. Железнодорожный вокзал Комсомольска-на-Амуре морозным ноябрьским утром:

Комсомольск-на-Амуре расположен в 400 километрах к северо-востоку от Хабаровска на пересечении транспортных путей: в западном направлении — Байкало-Амурская Магистраль, в северо-восточном — водный путь по реке Амур до Николаевска-на-Амуре и далее в Охотское море, а также газо- и нефтепроводы с острова Сахалин; в восточном — железная дорога до морского порта Ванино и города Советская Гавань; в юго-западном — река Амур, железная дорога и автодорога до Хабаровска, и далее, к побережью Тихого океана, портам Владивосток и Находка. В 1930 году ВЦИК и Правительство РСФСР приняли постановление о хозяйственном и культурном строительстве Дальневосточного края. В январе 1932 года в село Пермское, расположенное на левом берегу Амура, прибыла правительственная комиссия, которая приняла решение о строительстве здесь Амурского судостроительного завода. Одновременно было принято решение о возведении в районе нанайского стойбища Дзёмги авиационного завода. Комсомольск-на-Амуре основан в 1932 году силами тысяч политических заключённых, вольнонаёмных граждан, а также комсомольцев-активистов из центральных районов Советского Союза. 10 мая 1932 года пароходы «Коминтерн» и «Колумб» высадили на амурском берегу около тысячи первых строителей будущего города. Сегодня об этом событии напоминают памятный камень и памятник первостроителям. Приехавшие в дикий таежный край советские граждане жили в бараках, шалашах и армейских палатках. Впоследствии о том, что при строительстве Комсомольска-на-Амуре широко использовался труд заключённых Дальлага, было принято умалчивать. Ныне Комсомольск-на-Амуре — крупнейший промышленный центр российского Дальнего Востока и третий по величине город в этом регионе (после Хабаровска и Владивостока). Население Комсомольска составляет 270 тысяч человек. Комсомольск — центр сосредоточения производств военно-промышленного комплекса на Дальнем Востоке России: Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю. А. Гагарина (ОАО «КнААПО») выпускает истребители Су-27, Су-30, Су-33, Су-35, новейший Су-57 и их модификации, а также реализует гражданские авиационные программы — выпуск пассажирского самолёта Sukhoi Superjet 100; Амурский судостроительный завод занимается производством атомных и дизельных подводных лодок, а также судов гражданского назначения; металлургический завод «Амурметалл» специализируется на чёрной металлургии; Комсомольский НПЗ — крупнейший нефтеперерабатывающий комплекс на Дальнем Востоке, принадлежащий компании «Роснефть» (нефть сюда поступает из западной Сибири по железной дороге и с острова Сахалин по нефтепроводу от города Оха).Комсомольск-на-Амуре находится в своеобразном «оазисе» — амурской пойме, ширина которой достигает 20 км. Город протянулся вдоль левого берега Амура более чем на 30 км. Своим фасадом он обращен к реке, ширина русла которой в черте города достигает 2,5 км. В советское время Комсомольск был одним из самых благоустроенных городов страны, куда стремились попасть тысячи специалистов из разных уголков Союза. Несмотря на то, что город расположен посреди тайги и дальневосточных сопок, его не баз основания называли «город-сад» — широкие проспекты и зеленые бульвары, скверы и фонтаны, во всех отношениях отлично развитая инфраструктура и транспорт, много молодежи со всей страны. Сейчас город несколько обветшал, но и в наше время его не покинула аура далёкого комсомольского прошлого.3. Широкий Проспект Первостроителей, проходящий от железнодорожного вокзала через весь центр до Амура — центральная улица города:

5. Церковь Казанской иконы Божией Матери:

6. Один из барельефов на стенах домов — атомный ледокол:

7. Центральная библиотека и памятник Николаю Островскому, советскому писателю, автору книги «Как закалялась сталь»:

8. Проспект Первостроителей поражает своей масштабностью:

10. Утро. Ноябрь. Мороз…

11. Идем через парк к Амуру.

12. Памятник военным строителям, участникам ледового перехода 1934 года — бронзовый лыжник с факелом.

Более 20 лет работал скульптор С. В. Николин над этим монументом, который был установлен на набережной Амура в 2002 году, к 70-летнему юбилею города Юности. Небольшое описание тех событий. В решении кадровой проблемы Комсомольска-на-Амуре огромное значение имело создание осенью 1933 года особого военно-строительного корпуса. У него было две задачи: строить промышленные предприятия на Дальнем Востоке и постоянно совершенствовать боевую выучку, чтобы быть готовым к любым неожиданностям. Корпус из 15 тысяч военных строителей был сформирован на территории Московского и Ленинградского военных округов. Солдатами стали комсомольцы и молодежь призывного возраста строительных специальностей из центральных областей России. Приказ о создании особого военно-строительного корпуса был подписан 22 сентября 1933 года К. Е. Ворошиловым. На его формирование и сборы давалось всего 45 дней. И уже в декабре, точно в установленный срок, отдельные части корпуса эшелонами по Транссибирской железной дороге направились к месту службы и работы на Дальний Восток. Семь недель первая бригада (6 тысяч военных строителей) добиралась через всю страну в Комсомольск-на-Амуре. 23 декабря 1933 года эшелон теплушек прибыл в Хабаровск, а 26 декабря было приказано выступить в Комсомольск. Особенно трудно пришлось первой бригаде. Это она совершила в лютые морозы 400-километровый пеший переход на лыжах по льду Амура от Хабаровска до Комсомольска. Переход был крайне тяжёл: пронизывающий ветер, мороз 40 градусов, метели, а впереди — 15 дней такого пути по бездорожью от одного поселения к другому, разбросанных вдоль Амура. В распоряжении батальона были лошади и машины, которые везли имущество и продовольствие. Красноармейцы навьючены были не меньше. Они несли на себе, кроме оружия, вещмешки и скатки, фляги и противогазы. Проходили в день 25 — 30 километров. Иногда это расстояние при попутном ветре или тихой погоде удваивалось. В этих случаях выступали в 4 — 5 часов утра, а приходили на новый ночлег где-то в полночь. У многих в крепкий мороз звёздочки, прикреплённые к будёновкам, примерзали к вспотевшим волосам. Но вот уже на высоком берегу темнеет село Вознесенское. Жители не спят, наперебой приглашают к себе уставших бойцов, угощают, чем могут, отводят им лучшие места в горницах. Все знали: последний переход самый длинный — 60 километров. От Пивани через Амур стали встречаться вешки из еловых ветвей. Это позаботились строители города, чтобы гости не сбились с дороги. Первая колонна 9 января 1934 года вступила в Комсомольск, вторая вошла в город на следующий день. Встречать подкрепление вышло почти всё население города со знамёнами и оркестром. Митинг освещали автомобильные фары. Голова колонны уже достигла толпы встречающих, а конец ещё терялся в сумерках. День и ночь сооружали жильё для бойцов. Барак, который строили комсомольцы для нового пополнения, был ещё без окон. Но это не смутило бойцов. Завесили окна одеялами и палатками, натопили печи, и ночь провели сносно. А утром уже строились повзводно и уходили на строительные объекты. В январе 1934 года подвиг первых участников ледового перехода повторили ещё три батальона, отшагав 400 километров на лыжах по ледяным торосам. Население Комсомольска сразу выросло на 6500 человек. Бойцы особого военно-строительного корпуса внесли огромный вклад в строительство Комсомольска-на-Амуре. Сбылось обещание, данное В. К. Блюхером в памятный июньский день 1933 года: «Красная Армия вам поможет». Люди в островерхих красноармейских шлёмах возводили и судостроительный, и авиационный, и металлургический заводы, и кварталы жилых домов. Они были не просто строителями — они были воинами, и когда грянул час Великой Отечественной войны, особый корпус составил костяк одного из боевых соединений, сражавшихся с фашистами.

13. Минуем парк и выходим на набережную Амура. Ещё один монументальный памятник — комсомольцам первостроителям города.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: