Львов. Город «Трёх мушкетёров» - KRINTEL.RU

Львов. Город «Трёх мушкетёров»

Львов. Город «Трёх мушкетёров»

Я большой любитель путешествий, и когда приглашают в новую картину, особенно радуюсь словам «на натуру мы выезжаем туда-то». Дальше — перечисление мест. Я снимался в Крыму, на Кольском полуострове, на Урале, на Куршской косе, в Севастополе, в Самарканде. Одно удовольствие перечислять эти названия.

«Три мушкетёра» снимались во Львове (сцены и скачки в Париже и королевская резиденция), в Одессе и под Одессой (павильоны-интерьеры, дворцы и берег моря). Музыку писали в Полтаве, песни — в Питере и в Москве. Озвучание проходило на втором этаже Останкинского телецентра, на студии «Экран». Через двенадцать лет, на съемках «20 лет спустя», география расширилась (хотя возможности бюджета сузились). Я не сравниваю эти фильмы по их, так сказать, художественной себестоимости — первые три серии фильма «Д’Артаньян и три мушкетёра», конечно, выше по всем статьям. Но об этом — позже, а пока о географии. В 1990 году, на съёмках «20 лет спустя» и «30 лет спустя».

Город Таллин, пока мы там снимались, удлинился на одну букву: Таллинн. Помню под Таллинном старинный, хмурый замок — на сутки он стал «Замком Атоса». Подъезжали к нему все мушкетеры и сын Атоса в «двух лицах»: Сережа Шнырев в младшем возрасте виконта и Андрей Соколов — в старшем. Эстонские конноспортивные базы давали лошадей покрепче львовских, но падать с них было больнее. Тренерша отказывалась говорить по-русски, хотя все понимала. Инструкции через переводчика давала сухие и странные. В результате один за другим падали на землю я, мой сын «обоих возрастов» и Арамис. Потом дважды и пребольно грохнулся бывалый Смирнитский. Когда же бешеная лошадь Д’Артаньяна, извиваясь в руках могучего наездника, все же «катапультировала» его на землю, тут я уверенно заподозрил «национально-патриотический» заговор. Похоже, что участники киноэкспедиции оптом зачислялись в список врагов эстонского народа.

Снимались в Нарве, в Иван-городе. Снимались в Ялте, в море, на уникальном, сто раз заштопанном фрегате, который уже устал помогать советскому кинематографу в его фильмах о пиратах, капитанах, бурях и штормах. Снимались в пустыне Каракум, под Бухарой, где по сходной цене уговорили местных верблюдов стать последними лошадьми в последней серии фильма.

Юра Хилькевич не хотел следовать финалу у Дюма, хотел смерть героев заменить кадрами ухода мушкетеров в жаркие страны, в пески, в никуда. Нам это понравилось: кому охота умирать, даже в роли Атоса? Прибыли мы в Бухару, оттуда в пустыню. Узбекские ребята беспрерывно смеялись, глядя на мушкетеров. Старшие учили нас слезать, держаться за горб верблюда, правильно сидеть, правильно лупить его, чтобы чувствовал власть седока.

Для начала не повезло Арамису: его верблюд хотел, видимо, объясниться в любви к звезде экрана, но. плюнул. Хрестоматийно плюнул верблюд, нехорошо разукрасил костюм Арамиса.

Благородный Боярский первым оседлал («огорбил») своего «скакуна», адаптировался, уверился в безопасности, тогда и нам предложил присоединиться.

Мы взгромоздились, и наши «цари» или «корабли» пустыни взметнули нас вверх. Часов пять надо было держаться там, никаких стремян не предусмотрено, сам гордо сидишь на каких-то подушках, а ноги болтаются и затекают. Жарко. Появляются разные поводы сойти на землю. Нельзя. Снимаемся. Даже понравилось — ходим важно, без спешки, без рысей и галопов. Правда, не знали верблюжьих половых проблем: дама-верблюд ни за что не хочет без супруга гулять и норовит к нему прижаться. Ну, хорошо, учли исторический атавизм древнего животного, пусть Портос и Арамис шагают совсем близко. Все-таки я зря расслабился. Уже в конце съемки просит режиссер: подойти к камере, нужен крупный план, через морду зверя. Я подъезжаю и, на свою голову, читаю Маяковского:

Лошадь сказала, взглянув на верблюда:
«Какая гигантская лошадь-ублюдок».
Верблюд же вскричал:
«Да лошадь разве ты?!
Ты просто-напросто — верблюд недоразвитый».

Тут меня и снесло вниз, как с горы! Верблюд либо Маяковского не любил, либо ему захотелось совсем «укрупниться» в кадре — он вдруг упал на передние лапы, и я был готов. Кажется, этот трюк повторили все верблюды, кроме того, который возил Д’Артаньяна.

Снимали в Санкт-Петербурге и в окрестностях. Знал бы Дюма-отец, какие дворцы отхватил его граф де ля Фер! Дом учёных. «Фонтанный дом». Дворец Белосельских-Белозерс-ких, он же Куйбышевский райком партии, что на Невском, — тоже был «моим». А ведь я, москвич, с детства обожал это роскошное здание. Приятно было влезать в штаны графа де ля Фер в комнате с дощечкой «Кабинет агитации и пропаганды». Был у Атоса дом и в Павловске, и даже «чайная комната» в кабинете Петра Великого.

В Петергофе выпадают два часа отдыха. С Мишей Боярским ищем, где поесть. Толпы туристов. Миша нашел кафе, где почти нет клиентов: это германо-российская компания, здесь дают пить и есть только на валюту. Но Миша есть Миша — и нам, в виде исключения, разрешают подкрепиться за советские рубли. Съёмки в Одессе. Мушкётеры в лодке, у меня под одеждой — комбинезон для прогулки на дно. В автобусе тревожно ждет одевалыцица с махровым полотенцем и сухим бельем. Подплывает Мордаунт, сын Миледи. Атос — в море. Борьба. Октябрь, вода ледяная. Я на берегу, переоделся, на душу ложится стакан водки. Вспоминается рассказ Юры Визбора о двух дублях купания в Ледовитом океане. В моём случае исполнитель роли Мордаунта — Витя Авилов — отсутствовал. Когда я кувыркался в воде, за него работал дублер. Витя прилетел, меня стали вызывать на повторное купание, потому что «плёнка подвела». Я процитировал Юрия Визбора, и меня оставили в тепле и покое.

В Белгороде-Днестровском, в бывшем Аккермане, снимались в знаменитой крепости. Во время съемок первых «Трех мушкетёров», в 1978-м, мои дочери были здесь на экскурсии, после чего младшая, Алика, отчиталась:

— Такая была красивая крепость, но, папа, её разрушили!

— Ну, этот. татаро-монгольский Иг!

Теперь здесь— тьма людей, фонарей, лошадей. Ночная съемка. Орет в мегафон ассистент режиссера, командует: «Репетиция!» Толпа пришла в запланированное движение. Тронулись гвардейцы, повозки, кони, люди.

Это новое время: плёнка ужасно дорогая, снимать стараются в один дубль (что, конечно, сказывается на качестве фильма).

«Стоп. Внимание! Мотор! Двинулись! Так, гвардейцы, пошли! Мушкетёры, пошли!»

Вдруг: «Стоп, что случилось?»

Площадь замерла. Вся масса народа остолбенела. В центре площади молодой жеребец поднялся на кобылу и объяснился ей в любви. Мертвая пауза. Трепещут огни факелов на фоне зияющих окон крепости.

Места во Львове, где снимались Три мушкетера.

В 2019 году после внимательного просмотра фильма покадрово и изучения довольно большого количества разных сайтов и форумов мною была предпринята экспедиция по Львову в поисках тех самых мест, где снимался фильм «Д`Артаньян и три мушкетера» в 1978 году. Скажу, что во многих статьях в интернете есть неточности, также я выяснила, что мои некоторые знакомые блогеры тоже склонны рассказывать небылицы и путать костелы, особенно те, кто был во Львове один-два раза. Что же касается меня, уроженки Львова, я слышала истории о съемках фильма с самого рождения от непосредственных очевидцев, и могу утверждать, что представленные мною локации являются истинными. Кстати, просматривая фильм кадр за кадром, я обнаружила, что съемочная группа не сильно озадачивала себя сокрытием признаков 20 века, в кадре то и дело можно увидеть памятные таблицы, трансформаторные будки, электрические лампы.

Сцены Марлезонского балета снимались в Одессе в оперном театре и Дворце моряков.

Карта всех мест, где снимали Трех мушкетеров во Львове

Я составила карту всех мест во Львове, где снимали фильм Три мушкетера. Карта доступна по ссылке

Локация 1 — Бернардинский костел и монастырь

В начале фильма д`Артаньян в Менге дерется с гвардейцами кардинала, в это время Миледи приезжает в карете и забирает у бесчувственного гасконца рекомендательное письмо, эти сцены снимались возле Бернардинского костела и монастыря.

Стена Бернардинского монастыря в фильме и в реальности

Также постоянно мелькает в кадре Собор Святого Андрея при Бернардинском монастыре и памятная колонна, когда Миледи скачет на встречу с Ришелье. Она проезжает мимо колонны, стоящей на площади перед собором.

Кадр из фильма, церковь Святого Андрея и кусочек колонны

Локация 2 — Дом ученых — дворец Кардинала Ришелье

Дом ученых, улица Листопадового Чину, 6

Пожалуй, одна из самых известных локаций из фильма. Сцены во дворце Кардинала, как в начале фильма, где Миледи и Рошфор распевают песни про кардинала, так и те, где д`Артаньян играет с Ришелье в шахматы в конце 1 серии, снимались в Доме Ученых. К сожалению в фильме как-то уж очень темно там. Зато в кадре хорошо видно электрические светильники.

Дом ученых в реальности и в фильме

Локация 3 — Церковь Святого Юра — вход в штаб мушкетеров

Церковь Святого Юра, площадь Святого Юра, 5

Д`Артаньян приходит в штаб мушкетеров, что бы встретиться с де Тревилем. Там он наблюдает через забор за тренировкой мушкетеров (снималось во дворце Потоцких). После тренировки он входит в ворота, а на ступеньках беседуют мушкетеры. Ступеньки и ворота сняты возле церкви Святого Юра. В некоторых статьях пишут, что эта лестница находится в другом месте, так вот это неправда, потому что в кадре четко видно желтое здания дворца греко-католических митрополитов на Святоюрской горе.

Ворота в фильме и ворота в жизни — за желтой стеной

И лестница, к сожалению, до церкви Святого Юра я в 2019 году не дошла, по-этому фото времен 2015 года.

Локация 4 — дворец Потоцких — штаб Мушкетеров и Лувр

Дворец Потоцких, ул. Коперника, 15

Итак, Д`Артаньян наблюдает сквозь решетку ворот церкви Святого Юра за тренировкой мушкетеров возле Дворца Потоцких. Кинематограф творит чудеса. Там же де Тревиль гарцует на лошади и распевает про то, как Париж узнал гасконца де Тревиля.

Де Тревиль на лошади на крыльце дворца Потоцких и дворец в жизни

Дворец Потоцких играл также роль Лувра, сцены с королем Людовиком и королевой Анной в 1 серии отсняты здесь.

Читайте также  Самые уютные города мира

Локация 5 — Костел Антония Падуанского — крыльцо дворца Ришелье

Пока д`Артаньян играет в шахматы с Ришелье в Доме ученых на улице Листопадового чина, мушкетеры ждут его у костела Святого Антония Падуанского на Лычаковской, 49. Там же Ришелье стоит со своим немецким догом. Смотрите, какие там в то время росли деревья.

Локация 6 — дом на улице Снежной — Дом галантерейщика Бонасье

Дом на улице Снежной, улица Снежная, 4

Дом галантерейщика Бонасье, где д`Артаньян снял комнату и увидел прекрасную Констанцию, а также спас ее от людей Ришелье и еще одного побрил налысо. Здание вообще никак не изменилось с тех пор. Оно там так и стоит, за костелом Марии Снежной. Правда здание это не старинное, оно построено в начале 20 века.

Локация 7 — Армянская церковь — несостоявшаяся дуэль

Армянская церковь, улица Армянская 7-13

Сцена несостоявшейся тройной дуэли, драка с гвардейцами кардинала, и пение Арамиса про то, что он не дуэлянт снимались во дворе Армянской церкви. Арамис в процессе пения как бы ведет беседу с Богом и смотрит на изображение Исуса в композиции Голгофа. Большинство людей, которые никогда не бывали во Львове знают про Армянскую церковь благодаря фильму. И во многих случаях, к сожалению, это единственное, что они вообще знают во Львове.

Галереи в жизни и в фильме

Локация 8 — Латинский кафедральный собор — улочки Парижа

Латинский кафедральный собор, Кафедральная площадь, 1

Сцены с Арамисом, где он подбирает платок Камиллы де Буатресси и где он вызывает д`Артаньяна на дуэль снимались у Латинского Кафедрального собора. Возле собора вообще много сцен снято просто Парижа.

Например здесь, после прощания с Арамисом, д`Артаньян смотрит на композицию Гроб Господний возле Часовни Кампианов Латинского Кафедрального собора.

Локация 9 — улица Калича гора — дорога из Парижа

Улица Калича гора

В фильме мушкетеры время от времени скачут то вправо, то влево, то вверх по улице, выложенной брусчаткой. Это улица Калича гора. Я не пожалела ног и сходила туда. Как мы видим, с деревьями тут тоже беда.

Локация 10 — Костел Святой Эльжбеты

Костел Святой Эльжбеты, площадь Кропивницкого, 1

В сцене, где Констанция ведет герцога Бэкингема на встречу с королевой и напевает «направо милорд, налево милорд, ступеньки милорд», она приводит его в костел Святой Эльжбеты (костел святых Ольги и Елизаветы). Вообще когда прослеживаешь как съемочную группу носило по всему Львову, слегка недоумеваешь. Например, почему выбрали этот костел, а не дворец Потоцких, раз уж он у них Лувр. В костеле, кстати, есть обзорная площадка, можно подняться на башню с часами.

Локация 11 — Костел Марии Магдалины — Бетюнский монастырь

Костел Марии Магдалины, ул. Степана Бандеры, 10

«Всем молиться!» — это снято возле костела Марии Магдалины. Когда Миледи приезжает в Бетюнский монастырь (который Свиржский замок), она встречает монахинь во дворе. Свиржский замок находится в 40 км от Львова.

Где пели песню Пора-пора-порадуемся на своем веку

Я встречала в интернете разные варианты, в основном не верные. Итак, правильные места, где пели песню Пора-пора-порадуемся.

Доминиканский костел

Доминиканский костел, ул. Музейная, 1

После зачисления д`Артаньяна в мушкетеры и выплаты ему 40 пистолей, четверка едет по городу и поет. Выезжает она из-за Доминиканского собора. Также они выезжают из монастыря рядом с собором.

Улицы Грушевского, Друкарская, церковь Покрова Богородицы

Далее они поют на Грушевского, Друкарской и за воротами церкви Покрова Богородицы (костел Святого Николая) там же на Грушевского

У ворот костела Святого Николая на Грушевского — в жизни и в фильме.

На улице Грушевского — на современном фото видно стену под одним из факультетов университета — вдоль этой стены проезжали мушкетеры

Улица Друкарская — улица, которую могут сразу же опознать только львовяне, есть спросить старшее поколение — они сразу скажут — а это на Друкарской. Я встречала в интернете, что это снято в Одессе, это не правда. Хорошо видно выступ здания за зонтиками, и тот же выступ здания в кадре из фильме. Просто здание покрасили в зеленый и отреставрировали. Там теперь очень милое кафе «Почта на Друкарской» с интерьерами старинной почты.

По местам боевой славы Д’Артаньяна и трёх мушкетёров

Съёмки фильма проходили в 1978 году во Львове, Одессе, Свиржском замке, замке в Подгорцах и Хотинской крепости. Телепремьера состоялась 25 декабря 1979 года.

Фильм снимали в основном во Львове. Работа была под угрозой срыва. Говорят, из-за «аморального» и «антисоветского» поведения мушкетеров. Вначале группу поселили в гостиницу, где в номерах не было воды. В знак протеста актеры самочинно вселились в апартаменты режиссера. Когда Хилькевич вошел в свой «люкс», то сквозь сигаретный дым и перегарный чад увидел тела подопечных, беспорядочно сгруженные на кровать и диван. В этот же день всех переселили в лучшую гостиницу «Ульяновская» (для обкомовского руководства).

Правда, никто не знал, что номера напичканы «жучками», и актерская братия по полной программе чесала анекдоты на тему «партия и правительство». Боярский пародировал Брежнева, раздавал всем звания и ордена. Лев Дуров вещал голосом другого Ильича. Через некоторое время режиссера вызвали в КГБ и показали распечатки всех разговоров. Хилькевич еле отмазался от этого скандала. А Дуров из-за этой истории не получил очередного звания.

Не увенчалась успехом и попытка ввести на съемках «сухой» закон. Режиссер удивлялся, почему от мушкетеров постоянно пахнет спиртным – вроде, никуда не отлучались. Как выяснилось, главным «растлителем» был начальник Львовского ГАИ, отличавшийся невероятной тягой к искусству. В багажник его чудо-»Волги» была вмонтирована огромная канистра с краником, постоянно наполненная то водкой, то вином, то хорошим коньячком. К этому кранику и прикладывались актеры. Не пил только Трофимов.

Но один раз и его удалось напоить, да так, что пришлось вызывать «скорую». В другой раз Смирнитский, чудом не изранившись, «под шофе» прошел через стекло в шкафу. Однажды все мушкетеры (кроме Атоса), Владимир Балон (гвардеец де Жюссак) и Георгий Мартиросян спустили все, что можно. И суточные в том числе. Посидели голодные, а потом стащили в магазине ящик с копченой рыбой. Выносил Мартиросян, который в картине играл гвардейца. Остальные отвлекали внимание продавца. Затем рыбу меняли на другую провизию и вино.

Благородная четверка имела обыкновение резвиться от души. С утра артисты наряжались в мушкетерские доспехи и в таком виде ходили в ресторан, столовую, на рынок. И даже спали в камзолах и плащах.

Амбре на площадке было привычным делом. Основной закон мушкетеров гласил: никаких романов! И все же девушкам так нравился Боярский… Кстати, милиция во Львове к актерам была благосклонна. Им даже привозили конфискованные на границе с Польшей порнофильмы. Приезжали в гости со своей передвижной установкой, все укладывались на пол и на потолке смотрели кино.

Во время съемок движение на улицах Львова замирало. Прохожие наблюдали, как благородные мушкетёры, подметая плащами мостовую, поднимаются на коленях на третий этаж, к… бухгалтеру Клавдии Петровне. Суровая женщина сдавалась и открывала кассу. Во львовских магазинах артистам охотно давали в долг.

Так было и в Одессе. Когда съемочную группу перевели из Львова в Одессу, поклонницы тоже перекочевали. Уезжая из обкомовской гостиницы, Балон открутил табличку с номером 314 и прикрепил ее на дверь в одесской гостинице. Поток поклонниц тянулся на эту табличку, как мышки на сыр. Однажды был назначен концерт в одном из одесских комсомольских клубов. Заботливый Боярский приехал заранее. И не один. Поскольку у каждого мушкетера должна была быть своя женщина, то нескольких он припас для друзей, спрятав в рефрижераторе автомобиля. И сам сидел с ними за компанию. Ему казалось, что это очень смешно.

Когда друзья пришли, затея д»Артаньяна была оценена по достоинству, но на следующий день у Боярского началась страшнейшая ангина. К счастью, съемки в Одессе закончились вовремя, иначе мушкетеров просто убили бы негодовавшие мужья, женихи, братья и отцы боевых подруг. Поэтому актеры эвакуировались в Москву, никому не оставив своих адресов. Но не тут-то было. В «Останкино» на озвучке картины под аппаратными друзей ждали все те же одесские и львовские подруги. Ну а потом мушкетерам даже детские фотографии присылали, и они спорили, кто на кого похож…

Вид на Подгорецкий замок со стороны парка. с.Подгорцы Бродовского р-на Львовской обл.

Северный фасад Подгорецкого замка

Фрагмент собора Св.Юра (XVIII ст.) Ансамбль собора Св.Юра (XVIII ст.) – пл.Св.Юра, 5.

Въездные ворота собора Св.Юра (фрагмент)

Дом органной и камерной музыки. ( Костел св.Марии Магдалины, XVII-XIX ст.) – Львов, ул.С.Бендеры, 8.

Въездной мост Свиржского замка. с.Свирж Перемышлянского р-на Львовской обл.

Одна из угловых башен Свиржского замка.

Хотинская крепость. г.Хотин Черновицкой обл.

Дом недалеко от Свиржского замка.

Проход между внутренними дворами Свиржского замка.

Башня у Свиржского замка.

Хотинская крепость. Вид на Ясские ворота. г.Хотин Черновицкой обл.

Башня у Свиржского замка.

Внутренний двор Свиржского замка

Во дворе монастыря бернардинцев. ( XVII-XVIII ст.) – Львов, Соборная пл.,1-3.

Вид на Глинянскую башню и костел со двора монастыря. Бернардинский монастырь ( XVII-XVIII ст.)

Фрагмент оборонной стены Бернардинского монастыря.

Фрагмент улицы Снижной во Львове

Портал дома Львов, ул. Снижна, 1.

Во дворе Армянского собора. Ансамбль сооружений армянской общины (XIV-н.XX ст.) – Львов, улица Вирменская, 7-13.

Портал Дворца искусств. Бывший дворец Потоцких (1880-1890 гг.) – Львов, ул. Коперника, 15.

Ансамбль собора Св.Юра, въездные ворота. Ансамбль собора Св.Юра (XVIII ст.) – Львов, Пл. Св.Юра, 5.

Лестница собора Св.Юра

Дворец искусств с тыла. Бывший дворец Потоцких (1880-1890 гг.) – Львов, ул. Коперника, 15.

Львов, улица Друкарская.

Скульптурная композиця «Иисус во гробе» возле Латинского Кафедрального собора. – Львов, Катедральная пл.

Аркада Армянского собора. Ансамбль сооружений армянской общины (XIV-н.XXст.) – Львов, ул.Вирменская, 7-13.

Во дворе Армянского собора.

Вход во двор собора через колокольню.

Во дворе Армянского собора.

Алтарь «Голгофа» во дворе Армянского собора

Читайте также  Кратер в городе

Во дворе Армянского собора.

Портал Доминиканского собора (XVIII ст.). Львов, ул.Ставропигийская, 1.

Доминиканский собор (XVIII ст.). – Львов, ул.Ставропигийская, 1.

Стена на улице Грушевского, г. Львов

г. Львов, улица Друкарская.

Лестница костела св.Антония (XVIII ст.) – Львов, ул.Лычаковская, 49.

Въездные ворота. Костел св.Николая (XVIII ст.) Львов, ул.Грушевского, 2

Портал храма Святых Ольги и Елизаветы. Львов, пл.Кропивницкого, 1.

Храм Святых Ольги и Елизаветы.

Свиржский замок. с.Свирж Перемышлянского р-на Львовской обл

Во дворе монастыря бернардинцев (XVII-XVIII ст.) Львов, Соборная пл.,1-3

Подъезд Львовского Дома ученых. (В интерьере снимали покои кардинала) – Львов, ул.Листопадового Чину, 6

Львов, улица Калича Гора

Олеський замок со стороны парка. пгт.Олесько Буського р-на Львовской обл.

Интересные факты о старом фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра»

На днях в кинотеатрах страны состоялась премьера новой экранизации романа Александра Дюма-отца «Три мушкетёра». Мы решили вспомнить хорошо всем знакомый и очень любимый старый фильм «Д’Артаньян и три мушкетёра» и подобрали для вас любопытные факты и фотографии со съемок этого советского мини-сериала.

1. «Д’Артаньян и три мушкетёра» — советский трёхсерийный музыкальный приключенческий телефильм, снятый в 1978 году на «Одесской киностудии» режиссёром Георгием Юнгвальд-Хилькевичем.

Из-за судебной тяжбы Юнгвальд-Хилькевича со сценаристом Марком Розовским и автором песен Юрием Ряшенцевым картина ровно год пролежала на полке. Телепремьера на Центральном телевидении состоялась только в декабре 1979 года.

2. Съёмки фильма проходили на Украине во Львове, Одессе, Свиржском замке и Хотинской крепости. Далее в течение трёх месяцев шёл монтаж трёх серий.

На фото Свиржский замок, который в фильме одновременно являлся «родовым замком д’Артаньянов», «Монастырем кармелиток в Бетюне», «домом палача», «бастон Сен-Жерве».

3. Изначально Михаил Боярский должен был исполнять роль графа Рошфора. Но однажды он опаздывал на репетицию. Когда он, запыхавшийся в суматохе и спешке, ворвался на съёмки, перед режиссёром предстала такая эффектная картина, что он сразу же безоговорочно определил кандидатуру на главную роль в фильме.

Ввиду того, что на роль Д’Артаньяна был уже утверждён Александр Абдулов, сначала Георгий Юнгвальд-Хилькевич предложил Боярскому на выбор — сыграть Атоса или Арамиса, а уже потом, благодаря ходатайству композитора Максима Дунаевского, доверил роль храброго гасконца, так как Абдулов не справился с музыкальным материалом.

Интересная деталь – в Менге женщину, бросающую тесто в гвардейцев, играет мать Михаила Боярского, Елена Мелентьева.

4. Игорь Старыгин же попал в картину на роль Арамиса уже по рекомендации самого Боярского, который увидел его в фильме «Доживём до понедельника» и посоветовал режиссёру обратить на Старыгина внимание.

5. В роли Атоса должен был сниматься Василий Ливанов. Он был единственным кандидатом, но, превосходно сыграв на пробах, в назначенный срок не явился на съёмки. Группа была в простое. Когда разгневанный режиссёр в Театре на Таганке увидел Вениамина Смехова в роли Воланда, он, не раздумывая, предложил ему стать Атосом. Смехов согласился. Его часто хвалят за прекрасное исполнение песни «Есть в графском парке чёрный пруд». Но актёр с грустью отмечает, что поёт не он — сам он на записи сильно фальшивил и перезаписать песню не успел — сроки производства поджимали. Саму песню исполнял Вячеслав Назаров — джазовый тромбонист, пианист и вокалист, чьё исполнительское мастерство признано музыкантами и критиками джаза России и США.

6. На роль кардинала Ришелье планировался Михаил Козаков, а Александр Трофимов должен был играть совсем другую роль. В результате Козаков впоследствии озвучил кардинала, сыгранного Трофимовым, поскольку Трофимов от природы сильно заикался и режиссёр не доверил ему самостоятельно озвучить роль. Кстати, на момент съемок Александру Трофимову, исполнившему роль кардинала Ришелье, было 27 лет, в то время как его герою — более 40.

7. Когда Георгий Юнгвальд-Хилькевич задумал снимать фильм, он уже точно знал, что в его картине Людовика Тринадцатого будет играть Олег Табаков, Анну Австрийскую — Алиса Фрейндлих, а Портоса — Валентин Смирнитский. По словам режиссёра, кроме этих исполнителей он себе никого не представлял и никого больше не пробовал на эти роли.

8. На роль Констанции была утверждена Евгения Симонова, но режиссёру пришлось взять Ирину Алферову — только с её участием дозволялось участие Боярского. Сам Юнгвальд-Хилькевич был очень разочарован игрой Ирины.

9. Вениамин Смехов был сильно занят работой в театре, поэтому на съёмки в Одессу летал по выходным, и в ряде эпизодов его подменял дублёр. Поэтому в некоторых сценах Портос и Арамис показаны вместе и лицом, а Атос — спиной (например, после первой дуэли в монастыре, сцены в кабачке, сцена «штурма» стены Бетюнского монастыря). А в проходе после смерти Констанции мы видим этого дублёра и спереди, хотя он старательно прячет лицо, низко склонив голову.

10. Госкино выделило бюджет на съёмки фильма довольно маленький, поэтому часть реквизита изготавливалась из подручных материалов. Перед съёмкой сцены Марлезонского балета в Одесском оперном театре режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич был вынужден пойти на рынок, накупить бижутерии и всю ночь мастерил «алмазные подвески для королевы» у себя в гостиничном номере. Точно так же Юнгвальд-Хилькевичем был изготовлен «эфес для шпаги д’Артаньяна», который он паял из консервной банки.

11. Фотография из архива каскадёра Николая Ващилина.

На съёмках Михаил Боярский получил серьёзную травму, когда снимали сцену Марлезонского балета в Одесском оперном театре. Граф Рошфор, которого играл Борис Клюев, был задуман как человек, который никогда не вынимает шпаги из ножен, поэтому его обучением практически не занимались. Но в одной сцене Клюев не выдержал и выхватил клинок. В результате его шпага проткнула нёбо Боярскому и буквально сантиметр не дошла до мозга. К счастью для Боярского, всё обошлось без тяжёлых последствий. Основной постановщик трюков на картине Николай Ващилин в своём интервью выдвинул несколько иную версию, заявив, что травму Боярскому нанёс не Борис Клюев, а сам Владимир Балон, который разрабатывал эту сцену во время отсутствия Ващилина. Сам же Борис Клюев опроверг эту версию, признав в одном из интервью, что он совершенно случайно травмировал Боярского, поскольку тот появился на съёмочной площадке нетрезвым.

12. Каскадер и постановщик трюков Николай Ващилин падает от удара Портоса.

Почти все трюки и фехтование в фильме были придуманы, разработаны и поставлены Николаем Ващилиным, с которым Одесская киностудия заключила договор на этот счёт.

Ко времени «Трех мушкетеров» актерам уже запретили рисковать собой во время съемок картин. «Лихачить» разрешили исключительно специалистам. В действие были введены «Правила по технике безопасности и производственной санитарии на киностудиях СССР», согласно которым «исполнение опасных трюковых кадров (полеты в воздухе, прыжки с высоты, прыжки в воду, падения и т. п.), связанные с каким-либо риском для жизни или здоровья исполнителей, должно поручаться лишь актерам, прошедшим специальную подготовку. В противном случае эти действия должны выполняться специалистами-дублерами».

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Неизвестные факты о киноэпопее «Д’Артаньян и три мушкетера»

К юбилею легендарной киносаги Георгия Юнгвальд-Хилькевича выйдет документальная лента, в которой звезды, операторы и каскадеры расскажут о том, что творилось за кадром. Специально для проекта участники съемок дали интервью, раскрывающие секреты любимых героев.

25 декабря 1979-го состоялась премьера «Д’Артаньяна и трех мушкетеров». В честь дня рождения обожаемой публикой истории компания «Слав Ка Фильм» подготовила пятисерийную документальную ленту «Пока мы еще вместе, или Мушкетеры 40 лет спустя», которую зрители смогут увидеть уже в январе в Доме кино. Режиссеру Вячеславу Каминскому, сценаристу Максиму Федорову и продюсеру Виталию Гапоненко удалось взглянуть на всю киноэпопею глазами непосредственных участников съемочного процесса.

Личными воспоминаниями поделились Михаил Боярский, Евгений Данчевский, Валентин Смирнитский и другие. В своих откровениях актеры, операторы и авторы песен осветили истории закулисной жизни, ранее не известные зрителям. В распоряжении «СтарХита» оказались эксклюзивные интервью и кадры со съемок киносаги.

ПРОБЛЕМЫ НА ПЛОЩАДКЕ

Бюджет, выделенный на первую часть телефильма, был небольшим, но особых проблем с реализацией съемочного процесса не возникало. Гораздо сложнее обстояла ситуация с последующими картинами: «Мушкетеры двадцать лет спустя» и «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя».

«Это была какая-то катастрофа! Деньги приходили из Москвы, финансировало телевидение, а потом эти деньги закончились. И вот дальнейшие ресурсы уже находили режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич и продюсер Олег Ботогов. По этой причине съемочный процесс часто прерывался на неопределенное время. У нас зачастую не было даже нормальной камеры, приходилось использовать некачественную отечественную пленку, из-за которой было много пересъемок», — негодовал Михаил Боярский.

Атмосферу на площадке не улучшал и конфликт между режиссером и автором песен. Изначально музыку для двух картин написал Александр Градский, однако этот факт мало кто помнит: Георгий Юнгвальд-Хилькевич хотел, чтобы в финале звучало традиционное «Пора-порадуемся…», а композитор был против использования любых композиций в фильмах, кроме собственных. Драматург вновь обратился к Максиму Дунаевскому за помощью.

«По этой причине музыку делали уже после того, как отсняли фильм, — вставляли песни лишь бы куда-нибудь, что, конечно же, отразилось на качестве всей работы. Эти метания от одного композитора к другому были явно лишними, — подчеркнул Боярский. — Мне кажется, что лучше Дунаевского музыку к «Мушкетерам» написать никто не мог и не сможет никогда».

Все эти нюансы сыграли негативную роль и для картины, и для зрителя. Но актеры и съемочная группа сделали все, чтобы создать качественный фильм.

«На эти две картины мы потратили почти два года жизни, однако я за работу получил 27 тысяч, а ребята — и того меньше, — признался Михаил Сергеевич. — Старыгина вообще обидели: не заплатили трюковые, так как у него в «Тайне королевы Анны» якобы маленькая роль. Получилось, что мы снимались практически бесплатно. Но сейчас уже никому не докажешь, что в том, что продолжения оказались слабыми, по сравнению с первым фильмом, виноваты не мы, а элементарное отсутствие бюджета».

ОБУЗДАТЬ ВЕРБЛЮДОВ

Финансовые проблемы оттягивали завершение съемок фильма «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя». Артистам пришлось ждать несколько месяцев, чтобы реализовать блестящую идею режиссера о финале: герои уезжают воевать в Африку, в пустыню.

Читайте также  Самые снежные города на планете

«Это был последний съемочный день всего проекта. Снимали под Бухарой. Очень смешная была история с верблюдами, когда Боярский, Смехов, Смирнитский и Старыгин пытались их обуздать. Первым с верблюдом справился Михаил Боярский. Он сел и сразу поехал. А вот Вениамина Смехова верблюд почему-то не полюбил и моментально сбросил», — вспоминал кинооператор Александр Носовский.

С точки зрения Александра, зрители недооценили третью часть киноэпопеи, хотя костюмы, исторический сюжет и уровень иронии в ней были выше, чем в ленте «Мушкетеры двадцать лет спустя».

«Очень жаль, что этот фильм редко показывают по телевидению и мало кто его видел, — сетовал кинооператор. — Хотя Хилькевич делал ставку на эту картину. «Тайна королевы Анны» была задумана как прокатный художественный фильм. Я полагаю, картина не получила такой широкий резонанс по той причине, что к моменту ее выхода изменилось время, закончилась советская эпоха и люди стали другие».

ДО СВАДЬБЫ ЗАЖИВЕТ

Агрессивные верблюды — далеко не единственная опасность, с которой лицом к лицу столкнулись актеры. Травмы на съемках были обычным делом. Больше всего доставалось Михаилу Боярскому, особенно, когда во время сцены фехтования ему выбили зуб шпагой, а на съемках ленты «Мушкетеры двадцать лет спустя» он сломал руку. Не слишком везло и Валентину Смирнитскому: он пять раз падал с лошади.

«Это случалось в основном из-за того, что часто менялись лошади. Съемки проходили в разных городах, на разных конно-спортивных базах, поэтому я просто не успевал привыкнуть к новой лошади. Но благодаря кино я научился верховой езде», — подчеркивал артист.

Пострадал на работе и Евгений Данчевский. Съемка и так была тяжелой из-за жуткой жары в павильоне, но градус напряжения повысился еще больше во время эмоциональной сцены, сыгранной актером в паре с Маргаритой Тереховой.

«В конце этой сцены Миледи целует Фельтона, после чего он убегает. Был такой накал страсти, что во время поцелуя Рита просто разбила мне губу, которая потом заживала очень долго, — признавался Данчевский. — Хотя с Тереховой мне было очень легко работать, так как мы уже были знакомы, поскольку служили в одном театре, играли вместе в спектаклях. На площадке она мне очень помогала, многое подсказывала, за что я ей и сегодня благодарен».

ВКЛЮЧИТЕ МУЗЫКУ

Залогом успеха приключенческого телефильма стала музыка. Однако не всегда Максиму Дунаевскому удавалось быстро найти подходящего исполнителя для сложных вокальных партий. Так, композитор долго искал певца для «Баллады Атоса».

«Это была большая удача, когда ее спел Вячеслав Назаров, музыкант, который в свое время работал в оркестре Олега Лундстрема. И я хорошо помню, что когда в студии шла запись этой песни, вошел Боярский, внимательно послушал и с восхищением сказал: «А голос-то с биографией!» — делился поэт Юрий Ряшенцев.

Один из самых удачных текстов песен Ряшенцев написал… на спор. Драматург Марк Розовский заявил, что композиции Юрия — для интеллигенции, а «вещь для кабака» ему создать не удастся.

«Я придумал слова, которые являются шлягвордом песни. А потом в Москве Розовский показал текст Максу Дунаевскому, который поставил его на пюпитр и тут же сыграл эту мелодию. То есть, главный вокальный номер мушкетеров «Пора-пора-порадуемся. » был создан очень быстро», — поделился поэт.

По-настоящему Ряшенцев был восхищен работой на площадке Льва Дурова, сыгравшего де Тревиля. Однако в плане вокала артист оказался несилен. Он справился с номером «Бургундия, Нормандия. » в дуэте с Михаилом Боярским, но спел там всего несколько строк. Серьезные же проблемы возникли с основной «Балладой де Тревиля». В студии звукозаписи Дурову не удавалось попасть в ноты, и в результате в фильме эту композицию исполнил Александр Левшин.

«Макс Дунаевский года через три после этого перепел балладу для пластинки, которую выпускала фирма «Мелодия». А на премьере фильма в Доме кино Лев Дуров подумал, что это звучит его собственный голос, победоносно осмотрел зрительный зал, а потом с гордостью стал всем говорить: «Как я спел здорово!». Вообще воспоминаний о том периоде очень много смешных, была обстановка дружбы и влюбленности друг в друга, в актеров. И до сих пор я не представляю себе никакого другого капитана де Тревиля, кроме Льва Дурова», — подчеркнул поэт-песенник.

ПЕРВЫЙ КЛИП

Одной из самых трогательных сцен в «Д’Артаньяне и трех мушкетерах» была смерть Констанции. Возлюбленная главного персонажа трагически погибла от рук Миледи, и все зрители прекрасно запомнили видеоряд, где душа героини будто уносится в небо. Но изначально Георгий Юнгвальд-Хилькевич планировал снять все иначе, представляя себе поющего над телом бездыханной женщины Михаила Боярского.

«Режиссер ведь еще целую историю придумал, когда мушкетеры роют могилу, хоронят Констанцию. Это все в окрестностях Львова должно было сниматься. Я ему отвечаю: «Хил, ты что, с ума сошел? Я не буду это снимать». Георгий Эмильевич удивился: «Почему?». Я не отступаю: «Снимай эту сцену сам, а я поехал в Одессу. Не могу снимать такую пошлятину. Не понимаю, как Миша Боярский будет петь, обращаясь к трупику: «Констанция, Констанция»? Как ты себе это представляешь? Как он будет нести этот труп?» — недоумевал кинооператор Александр Полынников.

В три часа ночи этот вопрос Полынников и Юнгвальд-Хилькевич обсуждали в номере гостиницы. Александр разбудил второго режиссера, Татьяну Чернову, заставив ее изобразить примерную сцену смерти Констанции.

«У нее голова упала, ноги упали, попа провалилась. Юнгвальд-Хилькевич посмотрел внимательно и сказал: «Да, ты прав. А я представлял, что она так ровненько лежать должна». Я отвечаю: «Хил, ну, барышню только что отравили, это же не закоченелый трупик. Давай сделаем так: не нужно нам никаких трупов. Пусть Миша Боярский идет с мушкетерами и поет песню, а я потом отдельно сниму Иру Алферову, второй экспозицией наложим небо, облака. Будет ощущение того, что душа Констанции уносится в небеса». В результате мы так и сняли видеоряд под песню «Констанция». Сняли так, как это можно было технически в то время. И получился такой клип, как теперь говорят», — поделился кинооператор.

Прошло 40 лет, но и сейчас артисты и создатели киносаги могут вспомнить некогда забытые факты о закулисье съемок. Все потому, что история мушкетеров — это целый мир, полный загадок, тайн и деталей, которые были скрыты от глаз зрителей.

miss_hohotyn007

Мозаика из фактов, историй и фотографий

Когда я впервые прочитала в детстве «Трех мушкетеров», то названия незнакомых городов — а они все были незнакомыми, кроме Парижа и Лондона :) — звучали как-то сказочно-заманчиво. Воображение рисовало мне. впрочем, уже не помню, что оно там рисовало, и предлагаю увидеть, как Тарб, Менг и прочие населенные пункты выглядят на самом деле :). Ведь если иные персонажи знаменитого романа и вымышленные, то все города — самые что ни на есть настоящие.

Тарб — родина д’Артаньяна

Как видим, климат в родном городе д’Артаньяна чудесный, даже пальмы растут. Гасконец здорово бы мерз зимой в Париже, если бы кровь не горячили постоянные дуэли ;). Сегодня Тарб — административный центр департамента Верхние Пиренеи. Его население составляет 45 613 жителей, главная достопримечательность — конский завод и большой ипподром.

Менг: встреча с миледи и Рошфором

Трактир, где д’Артаньяна ждал неприятный инцидент, вполне мог выглядеть, как домик на фото выше. Исторический центр Менга вообще хорошо сохранился.

Сегодня в городе, расположенном в 15 км от Орлеана, живет всего 6 тыс. человек. Не думаю, что в 17 в. народу здесь было сильно больше, так что оживление при виде оранжевого коня гасконца вполне понятно: в таком захолустье мало что происходит :).

Поскольку улицы Парижа, упомянутые в романе, много раз перестраивались и от тех зданий ничего не осталось, в качестве иллюстрации размещаю фото Лувра :)

Шантильи, Кревкёр-ле-Гран, Амьен: здесь попались Портос, Арамис и Атос

Помните, как в ходе экспедиции за подвесками королевы люди кардинала перехватывали мушкетеров по одному? В Шантильи какой-то бретер пристал к Портосу и победил его в схватке. Это всего 40 км от Парижа, так что его преосвященство действовал оперативно :).


На фото — самое известное здание Шантильи: замок, построенный для знатной семьи Монморанси.

В Кревкёр-ле-Гран вынужден был остановиться тяжело раненый Арамис.

Сегодня в Кревкёр-ле-Гран живет 3 с половиной тысячи человек, так что не факт, что там есть хорошие гостиницы :). Арамису с его добродушной хозяйкой постоялого двора крупно повезло.

В Амьене, как мы помним, застрял Атос. Шикарный город, я б сама там застряла :).

Амьен — это вам не какая-то дыра, а главный город исторической области и упразднённого региона Пикардия, административный центр департамента Сомма с населением в 130 тыс. Главная достопримечательность города — Амьенский собор, способный вместить больше верующих, чем любой другой готический храм Франции. Джон Рёскин назвал его чистейшим образцом готики. С 1981 г. собор находится под охраной ЮНЕСКО как памятник Всемирного наследия человечества. На фото ниже — Площадь Дон с видом на кафедральный собор.

Кале — д’Артаньян отплывает в Англию

До Кале — порта и ближайшего к Англии населенного пункта Франции (расстояние по прямой до Англии составляет 34 километр) д’Артаньян добрался лишь в обществе Планше. Там он нанес 4 раны де Варду и отчалил в сиреневый туман :).

Впереди были белые скалы английского Дувра.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: