Что шведу хорошо, то русскому не понять - KRINTEL.RU

Что шведу хорошо, то русскому не понять

Что шведу хорошо, то русскому не понять

Они едят мясо с вареньем, не делят обязанности на мужские и женские и занимаются спортом до глубокой старости.

Страна всеобщего благоденствия уже полвека удерживает тонкий баланс между личной свободой и равенством, независимостью и социальной справедливостью, интересами всех и каждого. Чем еще удивляют шведское королевство и его подданные?

Они не любят Карлсона

Невероятно, но факт: «красивого и умного мужчину в самом расцвете сил» на родине недолюбливают, предпочитая ему другую героиню Астрид Линдгрен — Пеппи Длинныйчулок. С легкой руки переводчицы и подруги шведской писательницы Лилианны Лунгиной Карлсон стал добродушным проказником, а в оригинале был товарищем вредным и эгоистичным. Именно благодаря Лунгиной в России узнали человечка с пропеллером: в течение нескольких лет она ходила по разным издательствам с переведенной книгой и просила ее опубликовать. Когда шведы увидели иллюстрации к советскому изданию книг Астрид Линдгрен, те им совершенно не понравились. Карлсона изобразили круглым и добрым, каким он вовсе не является — ставит себя любимого в центр внимания и ведет себя как ребенок, хотя давно уже вырос. Когда у Линдгрен спросили, почему она сделала Карлсона таким эгоистом, писательница ответила: «Он просто стал таким».

Они едят соленые сладости

Шведское счастье точно не в пирогах, а в сочетании несочетаемого. Селедку маринуют в сладком соусе, брусничное варенье подают как приправу к мясу или традиционным тефтелькам, а сахар добавляют даже в те блюда, где его совсем не ждешь. В прошлом шведам жилось несладко: сахар был очень дорогим, и позволить его себе могли только состоятельные люди. Со временем этот продукт стал доступным, и теперь каждый житель страны съедает 47 кг сахара в год (средний россиянин — немного меньше: 40 кг при норме 28 кг). Зато к праздничному столу шведы подают сэндвич-торт с морепродуктами и сливочным соусом, а в шоколад добавляют морскую соль. Отдельная тема — соленые лакричные конфеты со специфическим вкусом микстуры. Зато сколько пользы! Леденцы готовят на основе экстракта корня солодки, которым мы обычно лечимся от кашля. Черные конфеты с солодкой продаются повсюду, ее добавляют еще и в мороженое, ликеры и водку. А с 2013 года в Стокгольме проходит ежегодный фестиваль лакрицы. Впрочем, это не единственное лакомство, которое они себе позволяют, есть и другие.

Они не спешат жениться

Крестили детей, заодно и поженились — типичная шведская история. Мужчина и женщина могут десятилетиями жить вместе, вести общее хозяйство, растить детей, а формальности отложить на потом. Все это называется sambo (самбу), а по сути означает гражданский брак, который в Швеции приравнен к официальному: достаточно быть зарегистрированными по одному адресу и вести совместное хозяйство. Зачем жениться, если в sambo у партнеров те же права и обязанности, что и в официальном браке? Красивая свадьба — это еще и расходы, а практичные шведы предпочтут потратиться на что-то более полезное. Другая форма отношений — sarbo (сербу). Это нечто вроде гостевого брака: женщина и мужчина живут порознь, каждый на своей территории, но проводят какое-то время вместе — отпуск, выходные или несколько дней в неделю. Такие отношения тоже признаются юридически. Неудивительно, что только треть шведов состоит в официальном браке.

А еще знатоки утверждают, что шведы — мастера необычных свиданий. Может быть, они именно поэтому не спешат к Гименею?

У них мужчины уходят в декрет

В семье и обществе царит полное гендерное равноправие — мужчина и женщина равны во всем и везде: и дома, и на работе. И это не личное дело каждого, а государственная политика — вопросами интеграции и равенства полов в Швеции занимается специальное министерство. Даже отпуск по уходу за ребенком родители могут взять пополам, так что уже через несколько месяцев после рождения младенца мама может вернуться к работе (по статистике 75% шведских женщин выходят в офис через полгода после рождения ребенка), а папа останется с малышом и разделит с женой все радости и трудности материнства. Дети — тоже равные партнеры и полноправные члены общества, которых нужно уважать и ни в коем случае не ругать, не наказывать и ничего не решать за них.

Одна из самых занятых женщин Швеции — кронпринцесса Виктория. Во-первых, у нее двое детей. Во-вторых, очень много работы.

Они не оставляют детей с бабушками

А вот ждать помощи в воспитании детей от старшего поколения не стоит — кого в Швеции не встретишь, так это заботливых бабушек. Нет, они не против заглянуть в гости, но не станут сидеть с внуком изо дня в день и не заберут его к себе на лето. По большому счету, это и не нужно: в год или чуть позже малыши отправляются в детские сады, и, пока ребенок ходит в садик, кто-то из родителей работает полдня, чтобы забрать его пораньше. А бабушки и дедушки лучше отдохнут в теплых странах или укрепят здоровье в тренажерном зале — спортом шведы занимаются даже в 75 лет. Все логично: каждому гарантировано право не только на счастливое детство, но и на достойную старость.
Они не конкурируют друг с другом

И в детском саду, и в вузе процесс обучения строится на диалоге, групповой работе, а теоретические занятия чередуются с практикой — школа готовит к реальной жизни, и это прежде всего жизнь в коллективе. У школьников нет творческих конкурсов и олимпиад, а единственный повод для конкуренции – спортивные соревнования. На работе решения принимаются сообща, высоко ценится способность к сотрудничеству. Символ шведской умеренности — слово lagom, в зависимости от контекста переводится как «в самый раз», «ни много, ни мало» или даже как «не выделяйся, не высовывайся». Всеобщему равенству способствует и протестантская этика, и прогрессивная шкала налогообложения, когда с ростом доходов растут и налоги. В общем, делается все, чтобы свести социальное расслоение к минимуму.

Они празднуют День лета

Самый любимый праздник — Midsommar — шведы отмечают в середине лета. В языческие времена он праздновался в день летнего солнцестояния, с середины XX века — в субботу между 20 и 26 июня, а основные торжества проходят накануне вечером. Что-то похожее есть и у славян — праздник Ивана Купалы. Но если для нас это скорее забытая традиция, то для шведов, неизбалованных солнцем, Midsommar стоит в одном ряду с Рождеством и Пасхой. Этот день отмечают всей страной — как правило, за городом. Многие заранее уезжают на дачу или в деревню, в городах все закрывается, на улицах — ни души, на дорогах — многокилометровые пробки. Праздник середины лета шведы встречают в большой компании родственников и друзей, не спят всю ночь, готовят традиционные блюда, пьют шнапс, поют застольные песни и водят хороводы вокруг «майского шеста», украшенного цветами и венками.

Они редко дарят подарки

Праздники шведы любят, а вот подарки — не очень. Приятные исключения — Рождество и день рождения, остальные праздничные даты — повод в лучшем случае для букета. Даже на Рождество муж и жена могут вручить друг другу символические мелочи, а в качестве основного подарка купят в дом новый диван или телевизор. И никаких шуб, бриллиантов и машин на 8 Марта — в равноправном обществе это просто немыслимо. По той же причине женщина обычно вручает мужчине ответный подарок. В последние годы потребительское отношение к праздникам совсем не приветствуется, и вместо очередного подарка шведы могут перевести определенную сумму в благотворительные фонды. А вот их соседи по Евросоюзу — голландцы — подарки дарят. Необычные, например семейный бюджет.

Они выбирают отечественное

Шведы известны своим терпимым и доброжелательным отношением к иностранцам, но это не мешает им оставаться убежденными патриотами. Национальный флаг развевается на садовых флагштоках и домах, украшает открытки и праздничные пироги и, конечно, эмблемы и логотипы шведских компаний. Потомки викингов очень любят свою суровую северную природу, но больше всего ценят шведское качество. Они искренне считают все местное самым лучшим: машины, одежду, еду. И хотя шведские бренды, как правило, гораздо дороже других европейских, жители страны отдают предпочтение отечественному производителю.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Цитатник

Очистить память на своем телефоне и удалить не нужные файлы и папки.

Вальядолид (Испания) – бывшая королевская столица кастильских и испанских монархов (XIII — начало XV.

Озеро Комо: красивые места элитного курорта Комо — самый популярный элитный ку.

Мечтаю вновь попасть в осенний лес.. .

Мы женщины — всегда немного осени.. Мы женщины — всегда немного осени.. Когда — дождём. Ког.

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Что шведу хорошо, то русскому не понять

Они едят мясо с вареньем, не делят обязанности на мужские и женские и занимаются спортом до глубокой старости. О различиях культур и парадоксах национальной самобытности.

Страна всеобщего благоденствия уже полвека удерживает тонкий баланс между личной свободой и равенством, независимостью и социальной справедливостью, интересами всех и каждого. Чем еще удивляют шведское королевство и его подданные?

Они не любят Карлсона

Невероятно, но факт: «красивого и умного мужчину в самом расцвете сил» на родине недолюбливают, предпочитая ему другую героиню Астрид Линдгрен — Пеппи Длинныйчулок. С легкой руки переводчицы и подруги шведской писательницы Лилианны Лунгиной Карлсон стал добродушным проказником, а в оригинале был товарищем вредным и эгоистичным. Именно благодаря Лунгиной в России узнали человечка с пропеллером: в течение нескольких лет она ходила по разным издательствам с переведенной книгой и просила ее опубликовать. Когда шведы увидели иллюстрации к советскому изданию книг Астрид Линдгрен, те им совершенно не понравились. Карлсона изобразили круглым и добрым, каким он вовсе не является — ставит себя любимого в центр внимания и ведет себя как ребенок, хотя давно уже вырос. Когда у Линдгрен спросили, почему она сделала Карлсона таким эгоистом, писательница ответила: «Он просто стал таким».

Они едят соленые сладости

Шведское счастье точно не в пирогах, а в сочетании несочетаемого. Селедку маринуют в сладком соусе, брусничное варенье подают как приправу к мясу или традиционным тефтелькам, а сахар добавляют даже в те блюда, где его совсем не ждешь. В прошлом шведам жилось несладко: сахар был очень дорогим, и позволить его себе могли только состоятельные люди. Со временем этот продукт стал доступным, и теперь каждый житель страны съедает 47 кг сахара в год (средний россиянин — немного меньше: 40 кг при норме 28 кг). Зато к праздничному столу шведы подают сэндвич-торт с морепродуктами и сливочным соусом, а в шоколад добавляют морскую соль. Отдельная тема — соленые лакричные конфеты со специфическим вкусом микстуры. Зато сколько пользы! Леденцы готовят на основе экстракта корня солодки, которым мы обычно лечимся от кашля. Черные конфеты с солодкой продаются повсюду, ее добавляют еще и в мороженое, ликеры и водку. А с 2013 года в Стокгольме проходит ежегодный фестиваль лакрицы.

Читайте также  Индия. Страна, континент, или целый мир?

Они не спешат жениться

Крестили детей, заодно и поженились — типичная шведская история. Мужчина и женщина могут десятилетиями жить вместе, вести общее хозяйство, растить детей, а формальности отложить на потом. Все это называется sambo (самбу), а по сути означает гражданский брак, который в Швеции приравнен к официальному: достаточно быть зарегистрированными по одному адресу и вести совместное хозяйство. Зачем жениться, если в sambo у партнеров те же права и обязанности, что и в официальном браке? Красивая свадьба — это еще и расходы, а практичные шведы предпочтут потратиться на что-то более полезное. Другая форма отношений — sarbo (сербу). Это нечто вроде гостевого брака: женщина и мужчина живут порознь, каждый на своей территории, но проводят какое-то время вместе — отпуск, выходные или несколько дней в неделю. Такие отношения тоже признаются юридически. Неудивительно, что только треть шведов состоит в официальном браке.

А еще знатоки утверждают, что шведы — мастера необычных свиданий. Может быть, они именно поэтому не спешат к Гименею?

У них мужчины уходят в декрет

В семье и обществе царит полное гендерное равноправие — мужчина и женщина равны во всем и везде: и дома, и на работе. И это не личное дело каждого, а государственная политика — вопросами интеграции и равенства полов в Швеции занимается специальное министерство. Даже отпуск по уходу за ребенком родители могут взять пополам, так что уже через несколько месяцев после рождения младенца мама может вернуться к работе (по статистике 75% шведских женщин выходят в офис через полгода после рождения ребенка), а папа останется с малышом и разделит с женой все радости и трудности материнства. Дети — тоже равные партнеры и полноправные члены общества, которых нужно уважать и ни в коем случае не ругать, не наказывать и ничего не решать за них.

Одна из самых занятых женщин Швеции — кронпринцесса Виктория. Во-первых, у нее двое детей. Во-вторых, очень много работы.

Они не оставляют детей с бабушками

А вот ждать помощи в воспитании детей от старшего поколения не стоит — кого в Швеции не встретишь, так это заботливых бабушек. Нет, они не против заглянуть в гости, но не станут сидеть с внуком изо дня в день и не заберут его к себе на лето. По большому счету, это и не нужно: в год или чуть позже малыши отправляются в детские сады, и, пока ребенок ходит в садик, кто-то из родителей работает полдня, чтобы забрать его пораньше. А бабушки и дедушки лучше отдохнут в теплых странах или укрепят здоровье в тренажерном зале — спортом шведы занимаются даже в 75 лет. Все логично: каждому гарантировано право не только на счастливое детство, но и на достойную старость.

Они не конкурируют друг с другом

И в детском саду, и в вузе процесс обучения строится на диалоге, групповой работе, а теоретические занятия чередуются с практикой — школа готовит к реальной жизни, и это прежде всего жизнь в коллективе. У школьников нет творческих конкурсов и олимпиад, а единственный повод для конкуренции – спортивные соревнования. На работе решения принимаются сообща, высоко ценится способность к сотрудничеству. Символ шведской умеренности — слово lagom, в зависимости от контекста переводится как «в самый раз», «ни много, ни мало» или даже как «не выделяйся, не высовывайся». Всеобщему равенству способствует и протестантская этика, и прогрессивная шкала налогообложения, когда с ростом доходов растут и налоги. В общем, делается все, чтобы свести социальное расслоение к минимуму.

Они празднуют День лета

Самый любимый праздник — Midsommar — шведы отмечают в середине лета. В языческие времена он праздновался в день летнего солнцестояния, с середины XX века — в субботу между 20 и 26 июня, а основные торжества проходят накануне вечером. Что-то похожее есть и у славян — праздник Ивана Купалы. Но если для нас это скорее забытая традиция, то для шведов, неизбалованных солнцем, Midsommar стоит в одном ряду с Рождеством и Пасхой. Этот день отмечают всей страной — как правило, за городом. Многие заранее уезжают на дачу или в деревню, в городах все закрывается, на улицах — ни души, на дорогах — многокилометровые пробки. Праздник середины лета шведы встречают в большой компании родственников и друзей, не спят всю ночь, готовят традиционные блюда, пьют шнапс, поют застольные песни и водят хороводы вокруг «майского шеста», украшенного цветами и венками.

Они редко дарят подарки

Праздники шведы любят, а вот подарки — не очень. Приятные исключения — Рождество и день рождения, остальные праздничные даты — повод в лучшем случае для букета. Даже на Рождество муж и жена могут вручить друг другу символические мелочи, а в качестве основного подарка купят в дом новый диван или телевизор. И никаких шуб, бриллиантов и машин на 8 Марта — в равноправном обществе это просто немыслимо. По той же причине женщина обычно вручает мужчине ответный подарок. В последние годы потребительское отношение к праздникам совсем не приветствуется, и вместо очередного подарка шведы могут перевести определенную сумму в благотворительные фонды. А вот их соседи по Евросоюзу — голландцы — подарки дарят.

Они выбирают отечественное

Шведы известны своим терпимым и доброжелательным отношением к иностранцам, но это не мешает им оставаться убежденными патриотами. Национальный флаг развевается на садовых флагштоках и домах, украшает открытки и праздничные пироги и, конечно, эмблемы и логотипы шведских компаний. Потомки викингов очень любят свою суровую северную природу, но больше всего ценят шведское качество. Они искренне считают все местное самым лучшим: машины, одежду, еду. И хотя шведские бренды, как правило, гораздо дороже других европейских, жители страны отдают предпочтение отечественному производителю. источник

Процитировано 4 раз
Понравилось: 34 пользователям

Что шведу хорошо, то русскому не понять

Страна всеобщего благоденствия уже полвека удерживает тонкий баланс между личной свободой и равенством, независимостью и социальной справедливостью, интересами всех и каждого. Чем еще удивляют шведское королевство и его подданные?

Они не любят Карлсона

Невероятно, но факт: «красивого и умного мужчину в самом расцвете сил» на родине недолюбливают, предпочитая ему другую героиню Астрид Линдгрен — Пеппи Длинныйчулок. С легкой руки переводчицы и подруги шведской писательницы Лилианны Лунгиной Карлсон стал добродушным проказником, а в оригинале был товарищем вредным и эгоистичным. Именно благодаря Лунгиной в России узнали человечка с пропеллером: в течение нескольких лет она ходила по разным издательствам с переведенной книгой и просила ее опубликовать. Когда шведы увидели иллюстрации к советскому изданию книг Астрид Линдгрен, те им совершенно не понравились. Карлсона изобразили круглым и добрым, каким он вовсе не является — ставит себя любимого в центр внимания и ведет себя как ребенок, хотя давно уже вырос. Когда у Линдгрен спросили, почему она сделала Карлсона таким эгоистом, писательница ответила: «Он просто стал таким».

Они едят соленые сладости

Шведское счастье точно не в пирогах, а в сочетании несочетаемого. Селедку маринуют в сладком соусе, брусничное варенье подают как приправу к мясу или традиционным тефтелькам, а сахар добавляют даже в те блюда, где его совсем не ждешь. В прошлом шведам жилось несладко: сахар был очень дорогим, и позволить его себе могли только состоятельные люди. Со временем этот продукт стал доступным, и теперь каждый житель страны съедает 47 кг сахара в год (средний россиянин — немного меньше: 40 кг при норме 28 кг). Зато к праздничному столу шведы подают сэндвич-торт с морепродуктами и сливочным соусом, а в шоколад добавляют морскую соль. Отдельная тема — соленые лакричные конфеты со специфическим вкусом микстуры. Зато сколько пользы! Леденцы готовят на основе экстракта корня солодки, которым мы обычно лечимся от кашля. Черные конфеты с солодкой продаются повсюду, ее добавляют еще и в мороженое, ликеры и водку. А с 2013 года в Стокгольме проходит ежегодный фестиваль лакрицы. Впрочем, это не единственное лакомство, которое они себе позволяют, есть и другие, о которых мы рассказали в обзоре «Страшно есть» (шведы тут не одиноки, странные блюда есть и в Мексике, Японии и даже Италии). Ну и в завершение — рецепт шведского напитка глегг тут (между прочим, вкусно!).

Они не спешат жениться

Крестили детей, заодно и поженились — типичная шведская история. Мужчина и женщина могут десятилетиями жить вместе, вести общее хозяйство, растить детей, а формальности отложить на потом. Все это называется sambo (самбу), а по сути означает гражданский брак, который в Швеции приравнен к официальному: достаточно быть зарегистрированными по одному адресу и вести совместное хозяйство. Зачем жениться, если в sambo у партнеров те же права и обязанности, что и в официальном браке? Красивая свадьба — это еще и расходы, а практичные шведы предпочтут потратиться на что-то более полезное. Другая форма отношений — sarbo (сербу). Это нечто вроде гостевого брака: женщина и мужчина живут порознь, каждый на своей территории, но проводят какое-то время вместе — отпуск, выходные или несколько дней в неделю. Такие отношения тоже признаются юридически. Неудивительно, что только треть шведов состоит в официальном браке.

А еще знатоки утверждают, что шведы — мастера необычных свиданий. Может быть, они именно поэтому не спешат к Гименею? Особенности национального свидания.

У них мужчины уходят в декрет

В семье и обществе царит полное гендерное равноправие — мужчина и женщина равны во всем и везде: и дома, и на работе. И это не личное дело каждого, а государственная политика — вопросами интеграции и равенства полов в Швеции занимается специальное министерство. Даже отпуск по уходу за ребенком родители могут взять пополам, так что уже через несколько месяцев после рождения младенца мама может вернуться к работе (по статистике 75% шведских женщин выходят в офис через полгода после рождения ребенка), а папа останется с малышом и разделит с женой все радости и трудности материнства. Дети — тоже равные партнеры и полноправные члены общества, которых нужно уважать и ни в коем случае не ругать, не наказывать и ничего не решать за них.

Читайте также  Как прошли ежегодные бега быков в испанской Памплоне

Одна из самых занятых женщин Швеции — кронпринцесса Виктория. Во-первых, у нее двое детей. Во-вторых, очень много работы. Узнать о жизни наследницы шведской короны, а также других монарших особ Евразии можно в нашем материале «Современные принцессы».

Они не оставляют детей с бабушками

А вот ждать помощи в воспитании детей от старшего поколения не стоит — кого в Швеции не встретишь, так это заботливых бабушек. Нет, они не против заглянуть в гости, но не станут сидеть с внуком изо дня в день и не заберут его к себе на лето. По большому счету, это и не нужно: в год или чуть позже малыши отправляются в детские сады, и, пока ребенок ходит в садик, кто-то из родителей работает полдня, чтобы забрать его пораньше. А бабушки и дедушки лучше отдохнут в теплых странах или укрепят здоровье в тренажерном зале — спортом шведы занимаются даже в 75 лет. Все логично: каждому гарантировано право не только на счастливое детство, но и на достойную старость.

Они не конкурируют друг с другом

И в детском саду, и в вузе процесс обучения строится на диалоге, групповой работе, а теоретические занятия чередуются с практикой — школа готовит к реальной жизни, и это прежде всего жизнь в коллективе. У школьников нет творческих конкурсов и олимпиад, а единственный повод для конкуренции – спортивные соревнования. На работе решения принимаются сообща, высоко ценится способность к сотрудничеству. Символ шведской умеренности — слово lagom, в зависимости от контекста переводится как «в самый раз», «ни много, ни мало» или даже как «не выделяйся, не высовывайся». Всеобщему равенству способствует и протестантская этика, и прогрессивная шкала налогообложения, когда с ростом доходов растут и налоги. В общем, делается все, чтобы свести социальное расслоение к минимуму.

Они празднуют День лета

Самый любимый праздник — Midsommar — шведы отмечают в середине лета. В языческие времена он праздновался в день летнего солнцестояния, с середины XX века — в субботу между 20 и 26 июня, а основные торжества проходят накануне вечером. Что-то похожее есть и у славян — праздник Ивана Купалы. Но если для нас это скорее забытая традиция, то для шведов, неизбалованных солнцем, Midsommar стоит в одном ряду с Рождеством и Пасхой. Этот день отмечают всей страной — как правило, за городом. Многие заранее уезжают на дачу или в деревню, в городах все закрывается, на улицах — ни души, на дорогах — многокилометровые пробки. Праздник середины лета шведы встречают в большой компании родственников и друзей, не спят всю ночь, готовят традиционные блюда, пьют шнапс, поют застольные песни и водят хороводы вокруг «майского шеста», украшенного цветами и венками.

Они редко дарят подарки

Праздники шведы любят, а вот подарки — не очень. Приятные исключения — Рождество и день рождения, остальные праздничные даты — повод в лучшем случае для букета. Даже на Рождество муж и жена могут вручить друг другу символические мелочи, а в качестве основного подарка купят в дом новый диван или телевизор. И никаких шуб, бриллиантов и машин на 8 Марта — в равноправном обществе это просто немыслимо. По той же причине женщина обычно вручает мужчине ответный подарок. В последние годы потребительское отношение к праздникам совсем не приветствуется, и вместо очередного подарка шведы могут перевести определенную сумму в благотворительные фонды. А вот их соседи по Евросоюзу — голландцы — подарки дарят. Необычные, например семейный бюджет. О других странностях «оранжевых» — в нашем материале.

Они выбирают отечественное

Шведы известны своим терпимым и доброжелательным отношением к иностранцам, но это не мешает им оставаться убежденными патриотами. Национальный флаг развевается на садовых флагштоках и домах, украшает открытки и праздничные пироги и, конечно, эмблемы и логотипы шведских компаний. Потомки викингов очень любят свою суровую северную природу, но больше всего ценят шведское качество. Они искренне считают все местное самым лучшим: машины, одежду, еду. И хотя шведские бренды, как правило, гораздо дороже других европейских, жители страны отдают предпочтение отечественному производителю.

Шведские правила: не выделяться, не говорить о политике, ругать Россию и верить СМИ

В чем отличие шведского менталитета от русского, как в Швеции относятся к России, какие ошибки совершают россияне за рубежом — корреспонденту ФАН помог разобраться российский эмигрант Дмитрий Алешков.

В Швеции Дмитрий находится уже 20 лет, у него несколько бизнесов и стартапов по всей Европе. Мы встречаемся с ним в Мальме, в центре MINC — это общественная площадка для поддержки стартапов, финансируется из городского бюджета.

— Дмитрий, что вы можете рассказать о Швеции, о шведском обществе? Есть различия с русским менталитетом?

— Это даже не мои впечатления. Есть здесь такой неписаный закон — называется Закон Янте. В 30-х годах норвежско-датский писатель написал очень интересную поэму о том, как жили в городке Янте — маленьком вымышленном городке. В этом рассказе точно описывается культура поведения в шведском обществе. И на основе этого рассказа были сформулированы 10 правил Янте, которые и показывают, что такое Швеция, что такое Скандинавия вообще, как здесь живут люди. Если кратко, то суть этих правил — не выделяться.

Основное различие между Россией и Скандинавией — это показуха. То есть, если здесь человек каким-то образом заработал денег или что-то у него удалось — премию он получил, выиграл миллион или еще что-то, то он здесь не покажет этого. Вы не увидите тут porsche cayenne, припаркованный возле его дома, хотя, возможно, он в состоянии 10 таких купить, полететь на Луну или что-то еще.

В нашей культуре это более как-то высказано. Как только что-то у тебя появилось, ты хочешь это всем показать соседям, всем друзьям, показать, что жизнь удалась. Ты более такой материальный. Здесь же наоборот — если ты такое сделаешь, то на тебя все соседи будут смотреть и думать: «Как тебе только не стыдно?» Здесь у тебя нет права выделяться — такой негласный закон, такие традиции, и они работают.

Это очень сильно видно, когда наши новые эмигранты приезжают сюда — девочки, например. Девочки часто выделяются из-за мейкапа, из-за каблуков, из-за стиля поведения, из-за одежды. Здесь сразу видно, что это наша девочка идет, потому что для нее важнее не практичность, а выделение. Для шведки выйти в кроссовках, неумытой — это как бы стандартная вещь, потому что главное — чтобы удобно было прежде всего ей самой, и она не должна выделяться.

— Не выделяться — основное правило или есть что-то еще?

— Кроме вопроса выделения — здесь очень важно быть в обществе. Например, очень много русских мне жалуются, особенно из тех, кто здесь живут около трех лет, что им очень трудно найти работу. И тогда мы просто анализируем, что не так они делают. Как правило, говорят, что они пишут резюме, рассылают — и все.

А для шведов очень важна культура общения — у них это называется фика (швед. fika). То есть для них очень важно, чтобы ты — как мой коллега или мой сосед — мог со мной просто посидеть, попить кофе и поговорить о каких-то там вещах. Не очень глубоких, потому что это тоже здесь не приветствуется — погружаться в глубину каких-то вещей. Но немножечко: «Как погода? На фестивале там этот спел так себе». И всякое такое. Также очень не принято затрагивать в таких разговорах тему религии или говорить о политике — это считается такое полу-табу. По крайней мере на рабочем месте с тобой не будут дискутировать на эти темы.

— А почему?

— Шведы боятся конфликтов — это одна из таких важных вещей. Ты не хочешь иметь конфликт, а часто разговоры о политике, религии или на какую-то более чувствительную тему могут привести рано или поздно к какому-то конфликту.

— Богатые тоже придерживаются правила не выделяться?

— Конечно. Член семьи, которая входит в десятку самых богатых семей Швеции, приезжал к нам на встречи в совете директоров на велосипеде — вот пример. Зачем ему на три километра брать свой джип, платить за парковку, если можно прокатиться на велосипеде?

Или другой пример. Здесь есть швед Фабиан Бенгтссон. Его семья владеет разным количеством бизнесов, один из основных — это продажа электроники. Его около лет 10 назад украли, его держали в коробке 20 дней, вымогали деньги. Каким-то образом перевели вроде денежки — это история умалчивает. Казалось бы, он был похищен, за ним могут еще охотиться. Но через месяц он появляется у нас на работе без охраны, без ничего — как обычно. Понятно, что полиция Швеции, скорее всего, приставляла к нему людей из спецслужб, но он лично своей охраной не озаботился — это такой показательный пример.

Здесь не принято говорить, что там очень много денег у этой семьи или у той семьи, — это даже как-то табуировано. Здесь было очень много шумихи, когда журналист начал расследование в отношении владельца IKEA — покойного Ингвара Кампрада. Когда он рассказал, что Ингвар Кампрад реально зарабатывает миллиарды, не платя налоги в Швеции, здесь шумиха поднялась, общество чуть ли не раскололось, многих возмутило это.

— Правда ли, что шведы настороженно относятся к русским? В чем причина такого отношения?

— Я вижу две причины. Первая — это наследие холодной войны. Тогда на слуху было такое высказывание, что «русский придет» сюда. Это мнение еще до сих пор бытует, кто-то в комической форме это использует, кто-то на самом деле верит в это — что русские завоюют Швецию. Есть какая-то боязнь, что русские придут.

Читайте также  Малоизвестные факты о Нидерландах

Мы часто прикалываемся на эту тему, потому что здесь русскоговорящих очень много. Я как-то полгода помогал одной коммуне, где тоже были такие представления. Так я сказал, что русские уже захватили все. Они: «Мы не верим». А потом к нам из Осло приехали норвежцы, которые по-русски говорят. И я обращаю внимание: «Смотрите, ребята, даже из Норвегии уже русские приехали из государственных служб». То есть поддерживаю вот эту форму комическую. Но многие люди верят.

А вторая причина — это влияние медиа. Если медиа почитать, то там очень много материалов против России, против русскоговорящих вообще, против нашей политики. Создается мнение, что в России все плохо, что там не уважают меньшинства и многое другое. Очень много вещей, которые показывают Россию с плохой точки зрения, и очень мало газет, которые написали бы что-то позитивное о России.

— Шведы вообще критически относятся к газетным публикациям?

— Я бы разделил шведов условно на две части. Основная часть населения — наивная, верит всему, что здесь показывают медиа. Это можно просто доказать. Если здесь сделать на принтере табличку «Здесь закрыто» и повесить на дверь, шведы даже не попытаются проверить, так ли это на самом деле. Если сравнивать, например, с югославской культурой, русской культурой, то там мы часто видим критику к любой вещи, которую нам говорят или мы говорим: «А где ты это прочитал? А где ты это узнал?» То есть часто недоверие к тому, что ты говоришь, — уже внутри, в самом разговоре заложено.

У шведов, чтобы я ни говорил, никто меня не спрашивает, где я это прочитал. Они уже не сомневаются в тех вещах, которые я говорю. Такое же отношение и к газетам.

Но есть некоторое количество шведов, которые более начитанные. Как правило, это люди, которые много ездили по миру. Они лучше понимают, что происходит на самом деле, но их меньше. И они менее активны в социальном плане.

Что шведу хорошо, то русскому – смерть. Как борются с коронавирусом в Швеции

В спорах о шведской модели борьбы с коронавирусом сломано уже немало копий. Многие утверждают, что шведские власти рискуют людьми ради экономики (а шведская экономика пострадала меньше всех в Европе). Главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелль в свою очередь говорит, что с согражданами нужно обращаться как с субъектами, а не как с объектами, и действовать при помощи ясных, разумных советов, а не приказов и угроз. 62% жителей Швеции, кстати, абсолютно поддерживают этот отказ от радикальных мер.

Шведское правительство по-прежнему считает, что ситуация в стране не требует карантина и обязательного ношения масок. В Швеции практически нет ограничений, указов, штрафов. Только рекомендации: держать социальную дистанцию, стараться не посещать публичные места, по возможности работать из дома. Особый режим введён только в домах престарелых, которые больше всего пострадали в первую волну пандемии.

Что касается высокой смертности в сравнении с соседними странами, то недавно Тегнелль в беседе с журналистами Dagens Nyheter выдвинул любопытную версию. За несколько месяцев до того, как Европу настигла эпидемия COVID-19, от сезонного гриппа сильно пострадали Норвегия и Финляндия, а вот в Швеции (равно как в Бельгии, Нидерландах и Великобритании) заболеваемость и смертность были очень низкими. То есть тех, кто мог пострадать от нового вируса, в этих странах осталось больше, что и показала последующая статистика смертности. Но это пока что только версия Тегнелля.

Вообще, на первый взгляд кажется, что Стокгольм живёт своей обычной жизнью. Люди гуляют по улицам, в центре города как всегда очень людно, никто не носит маски, торговые центры, магазины, рестораны и кафе открыты, вечером в субботу пабы забиты молодёжью.

Только потом начинаешь замечать, что в кафе столики расставлены на большом расстоянии и отмечены места, которые не рекомендовано занимать. Что там, где во время ланча раньше яблоку негде было упасть, почти нет посетителей. Что в торговых центрах и магазинах непривычно безлюдно. Что в маленькие магазинчики пускают по 2-3 человека, поэтому остальные терпеливо ждут своей очереди на улице.

Большинство шведских компаний на время пандемии предлагает своим сотрудникам удалённую или частично удалённую работу. Потому и в общественном транспорте людей стало меньше, и в кафе во время дневных ланчей. Если на работу всё равно нужно, то многие предпочитают брать ланч с собой или, если погода позволяет, обедать в парке, так как кафе названы в числе мест, где наиболее вероятно подхватить коронавирус.

В автобусах теперь закрыта первая, ближайшая к водителю дверь и огорожено пространство, чтобы пассажиры не приближались к нему ближе, чем на 2 метра. Раньше войти можно было только через первую дверь, прикладывая проездной на терминале или показывая водителю билет. Теперь ради того, чтобы не подвергать водителей риску, транспортный департамент готов положиться на честность и сознательность пассажиров. Изредка случаются рейды контролёров, но, в принципе, если не заезжать в эмигрантские районы, можно их так ни разу и не встретить. Что не освобождает от необходимости иметь оплаченный билет. Выходцы из России и бывших республик радостно пользуются возможностью ездить зайцем, поэтому в группе «Русские в Швеции» публикуются предупреждающие объявления о том, в каком районе и на какой остановке появились контролёры.

В туристических местах в центре Стокгольма можно увидеть в продаже маски, но только сувенирные, модные, больше подходящие для развлечения, чем для защиты от вируса. Маски тут обязательны только в домах престарелых или в некоторых больницах. Иногда в них можно встретить пожилых людей. Или молодых – но тогда это наверняка будут иностранцы. Если в Стокгольме ходить в маске, на улице люди будут ухмыляться, а в транспорте испугаются и отойдут подальше — вдруг вы болеете или только что вернулись из-за границы.

Кстати, главный шведский эпидемиолог объясняет неэффективность масок тем, что люди просто не понимают, как должны их носить, и не соблюдают правила – трогают маску грязными руками, свешивают на подбородок, оставляют нос не закрытым. Тегнелль считает, что маски можно использовать и в Швеции, там, где случится локальная вспышка – чтобы снизить заболеваемость. Но в целом достаточно соблюдать социальную дистанцию и другие правила безопасности, чтобы спокойно без них обойтись.

Концерты, лекции, религиозные церемонии и протестные акции в Швеции теперь возможны только для аудитории не больше 50 человек. Организаторы, нарушившие это условие, могут быть оштрафованы и даже отправлены в тюрьму на срок до 6 месяцев. Некоторые театры и концертные площадки, решившиеся открыться в новом сезоне, продают только 50 билетов, даже если зал рассчитан на 500 посетителей.

В Москве, перед самым началом второй волны, провели Московскую книжную выставку-ярмарку и Московский кинофестиваль. А вот Гётеборгская книжная ярмарка, главное книжное событие всей Скандинавии, прошла онлайн. Выступления 440 писателей и других спикеров были записаны в студии, и смотреть их можно было в прямом эфире.

Но ограничения накладываются не только на официальные и публичные мероприятия. Шведы ведь люди сознательные, поэтому они и в личном пространстве стараются соблюдать рекомендации правительства и медиков. Например, мой приятель, готовясь к дню рождения, запланировал его на весь день и попросил своих друзей предупредить, в какое время они придут: чтобы гости могли соблюдать комфортную всем дистанцию и их число не превышало безопасное количество.

Почему «шведская модель» подходит для Швеции и категорически не подходит для России? Швед не выйдет на улицу и добровольно самоизолируется, если контактировал с больным коронавирусом, а в России человек, зная о своей болезни, отправится на работу или магазин просто потому, что ему очень нужно.

«Шведская модель» основывается на сознательности, на том, что люди, в чьих интересах не болеть самим и не заражать других, будут делать всё возможное, чтобы этого избежать. Шведы вообще любят быть правильными, у них, в отличие от нас, настоящий культ соблюдения правил.

Если в Стокгольме на столах или скамейках есть объявления, что места нельзя занимать, то никто и не станет. Но если всё же кто-то нарушит правило – его тут же одёрнут и окружающие, и сотрудники заведения. А вот в Москве отметки «просим соблюдать социальную дистанцию и не садиться» нужны только для контролирующих органов и санитарных служб. В августе я зашла с приятелем в паб на Таганке. На некоторых столах были большие объявления «за этот стол садиться нельзя», но никто не обращал на них внимания. Приходилось каждый раз просить пересесть за свободный столик, находящийся на безопасной дистанции, а таких столиков, к слову, было полно. В ответ мне крутили у виска, называли сумасшедшей и демонстративно кашляли в мою сторону, а сотрудники заведения пожали плечами и самоустранились.

Что касается той самой социальной дистанции, то шведы соблюдали её и до пандемии — тут не принято стоять в плотных очередях. Единственное, что изменилось в связи с пандемией – расстояние между людьми ещё больше увеличилось.

Вообще, по данным Агентства здравоохранения Швеции, 90% шведов выполняют рекомендации эпидемиологов и медиков. По мнению главного эпидемиолога страны, если бы цифры не были такими высокими, то «особый путь» Швеции был бы совершенно невозможен, и тогда, действительно, пришлось бы принимать более строгие меры, основанные на запретах и штрафах.

Поэтому, когда швед говорит: «Нет, все эти карантины и масочные режимы у нас невозможны. Мы же не дети, в конце концов, чтобы правительство указывало нам, что делать», – я понимаю, что он прав. Но когда русский, спустив маску на подбородок, кричит кассирше в магазине «Мы не дети, чтобы правительство указывало нам, что делать!», я точно знаю, что до «шведской модели» мы ещё, к сожалению, не доросли.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: