Другая Америка: мир в объективе фотографа-панка Майка Броди - KRINTEL.RU

Другая Америка: мир в объективе фотографа-панка Майка Броди

Другая Америка: мир в объективе фотографа-панка Майка Броди

Майк Броди ушел из дома в 18 лет, тогда и началось его путешествие. Поезда и люди, которые путешествуют с их помощью (не совсем легальными методами), — четыре года Майк скитался по Америке, фотографируя своих случайных попутчиков. С тех пор как его путешествие закончилось, он пять лет не брал в руки фотоаппарат.

Майк родился в 1985 году во Флориде. В интернете он больше известен как The Polaroid Kidd. Его фотографии — это история несуществующей страны внутри США, которая населена теми, кого американская мечта выбросила на обочину, теми, кто всегда в пути, для кого жизнь — непрекращающийся поиск и движение (часто в направлении, известном только им).

У этих людей свое понимание счастья, мало схожее с «гамбургерами» республиканцев и демократов. Им не надо возвращаться домой, потому что их дом всегда за спиной, а все, что им нужно, помещается в груди. Фотограф лишь предлагает вам посмотреть в глаза этих путешественников.

Для Майка эти люди гораздо интереснее идеально выбритых обитателей городов — всех этих потухших рабских существ, чья жизнь — это ксерокс, телевизор и blow-job после работы в успешной корпорации.

Во время путешествий с Майком всегда был его друг Polaroid SX. «Я люблю полароиды. Каждый, кто думает, что ему жизненно необходимы все эти современные штучки, пусть приходит на мою выставку», — говорит Броди.

Я родился в городе Меса, штат Аризона, в 1985 году. Я никогда не видел Большой каньон. Моя бабушка водила фуры, а дедушка любил гоночные машины. Бабушка умерла от рака, она давала мне выщипывать свои волосы.

Мой папа говорил, что был обкуренный, когда женился на маме. Однажды он вылетел из машины, пробил головой лобовое стекло и выжил. Он дрался с пятью полицейскими у нас на кухне, вся дверь моей спальни была в следах от «черемухи». Папа сел в тюрьму.

Я влюбился в девочку по имени Сабрина, и один раз мы вместе ели мороженое, одной ложкой. На ней были ярко-розовые колготки. Ее мама дружила с моей мамой. Она стала наркоманкой. Я видел, как ее мама продает кольцо за дайм. Я думал, что она продала его за десять центов.

Я не видел Сабрину много лет, а потом как-то случайно столкнулся с ней. У нее была черная губная помада, она была готом. Она дала мне свой телефон, но я так и не позвонил.

В четвертом классе я занял первое место на конкурсе сочинений. Классный руководитель научил меня, что носить одни и те же штаны две недели подряд — это нормально, это стало моим принципом. В пятом классе я начал носить очки. В седьмом классе я написал слово KORN на костяшках, как название группы, с перевернутым R. Я так сделал только потому, что увидел надпись на пальцах у другого парня.

В 1996-м мой папа вышел из тюрьмы и отвел меня на фильм «Смерч». Он украл велик BMX и подарил его мне на день рождения. Пришлось возвращать.

У моей мамы был парень, который водил ее на нудистские пляжи; у нее был парень, который сломал ногу, когда прыгал с парашютом; у нее был парень, который говорил, что он морской пехотинец, что он выступал на Тур-де-Франс, что на свадьбу у нас будут фиолетовые костюмы. Он врал — пошел он на х**. Я видел, как мама целуется с мексиканским бродягой. Мне бы хотелось, чтобы у моей мамы сейчас был парень.

Мама плачет, если я вспоминаю только плохое — например, когда папа пришел домой, а изо рта у него пахло бензином, потому что он отсасывал его для своего красного El Camino 2. Мама возродилась в вере, так что и я возродился. Меня крестили, полностью одетого, и я начал верить в Бога. Мама бросила пить.

Мама тяжело работала: она подтирала старикам задницы и убирала у них дома. Я ей говорил, что буду подтирать ей задницу, когда она состарится; она говорила, что лучше сдохнет.

Папа опять сел в тюрьму — на девять лет. Я навещал его четыре раза и один раз плакал. Мы с мамой и братом Джейком переехали во Флориду, когда мне было пятнадцать. От яркого белого песка болели глаза. Я устроился на работу — паковал продукты в магазине. В школе я занял первое место на конкурсе рисования и первое место на соревнованиях BMX. Я паковал продукты и катался на велике.

Девчонки мне не нравились, но потом я встретил Саванну. Она была панком. Она лишила меня девственности; мне было семнадцать. Мы пытались заниматься сексом на раковине в ванной, и она отломилась от стены. Я наврал маме про то, как сломалась раковина. Саванна научила меня водить машину и отвела на мой первый панк-концерт. Меня уволили с работы, я бросил школу в 12-м классе и перестал верить в Бога.

Меня арестовали за граффити. Подруга отдала мне фотоаппарат Polaroid, который я нашел у нее на заднем сиденье машины. Я сфотографировал ручку своего велика, и получилось потрясающе, так что я стал снимать. Парень по имени Гейб набил мне первую татуировку, я сел в поезд и уехал в Джексонвилл.

Я переехал в Филадельфию и жил с андерграундной рок-группой. Вернулся во Флориду.

Летом, в самую жару, я вскочил на поезд, который шел в Новый Орлеан, и фотографировал там девчонку по имени Али. Она была очень красивая. У нее на руке была татуировка. Через три дня по Новому Орлеану ударил ураган. Этого я не фотографировал.

Я фотографировал Монику с ее птицей, и она познакомила меня с Полом. Полу нравится то, что я делаю.

Я переехал в Филадельфию и сделал себе на руке татуировку, как у Али. Потом я сфотографировал парня, которому понравилась моя татуировка на руке. Я ему сделал такую же; может, кто-нибудь потом сделал себе татуировку, как у него.

Polaroid перестал снимать, и я купил себе Nikon за 150 долларов. Я проехал на поездах 50 000 миль и сделал 7000 фотографий. Я занял первое место и выиграл 10 000 долларов на фотоконкурсе. Деньги я отдал маме.

Я стал известным в интернете.

Я удалил свой сайт, перестал фотографировать, опять пошел учиться, стал механиком подвижного состава.

Я бросил работу механика, но узнал, как работают дизельные локомотивы. Опять начал фотографировать.

Пол познакомил меня с Джеком. Джек уже тридцать лет издает книги. Он печатает сборник моих фотографий. Я не думаю о том, чтобы разбогатеть, но хочу заработать миллион долларов.

Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что мою работу запомнят навечно. Я не уверен, что хочу, чтобы кто-нибудь это читал.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

На обочине: другая Америка в объективе фотографа-панка Майка Броди

Майк Броди ушел из дома в 18 лет, тогда и началось его путешествие. Поезда и люди, которые путешествуют с их помощью (не совсем легальными методами), — четыре года Майк скитался по Америке, фотографируя своих случайных попутчиков. С тех пор как его путешествие закончилось, он пять лет не брал в руки фотоаппарат.

Майк родился в 1985 году во Флориде. В интернете он больше известен как The Polaroid Kidd. Его фотографии — это история несуществующей страны внутри США, которая населена теми, кого американская мечта выбросила на обочину, теми, кто всегда в пути, для кого жизнь — непрекращающийся поиск и движение (часто в направлении, известном только им).

У этих людей свое понимание счастья, мало схожее с «гамбургерами» республиканцев и демократов. Им не надо возвращаться домой, потому что их дом всегда за спиной, а все, что им нужно, помещается в груди. Фотограф лишь предлагает вам посмотреть в глаза этих путешественников.

Для Майка эти люди гораздо интереснее идеально выбритых обитателей городов — всех этих потухших рабских существ, чья жизнь — это ксерокс, телевизор и blow-job после работы в успешной корпорации. Его фотографии призывают нас освободиться от шаблонов в голове.

Во время путешествий с Майком всегда был его друг Polaroid SX.

Я родился в городе Меса, штат Аризона, в 1985 году. Я никогда не видел Большой каньон. Моя бабушка водила фуры, а дедушка любил гоночные машины. Бабушка умерла от рака, она давала мне выщипывать свои волосы. Дедушка однажды дотронулся до моего члена, больше я его не видел.

Мой папа говорил, что был обкуренный, когда женился на маме, говорил, что «трахал сотни сучек». Однажды он вылетел из машины, пробил головой лобовое стекло и выжил. Он дрался с пятью полицейскими у нас на кухне, вся дверь моей спальни была в следах от «черемухи». Папа сел в тюрьму.

Я влюбился в девочку по имени Сабрина, и один раз мы вместе ели мороженое, одной ложкой. На ней были ярко-розовые колготки. Ее мама дружила с моей мамой. Она стала наркоманкой. Я видел, как ее мама продает кольцо за дайм. Я думал, что она продала его за десять центов.

Я не видел Сабрину много лет, а потом как-то случайно столкнулся с ней. У нее была черная губная помада, она была готом. Она дала мне свой телефон, но я так и не позвонил. Во втором классе меня застукали за мастурбацией прямо на уроке.

В четвертом классе я занял первое место на конкурсе сочинений. Классный руководитель научил меня, что носить одни и те же штаны две недели подряд — это нормально, это стало моим принципом. В пятом классе я начал носить очки. В седьмом классе я написал слово KORN на костяшках, как название группы, с перевернутым R. Я так сделал только потому, что увидел надпись на пальцах у другого парня.

В 1996‑м мой папа вышел из тюрьмы и отвел меня на фильм «Смерч». Он украл велик BMX и подарил его мне на день рождения. Пришлось возвращать.

У моей мамы был парень, который водил ее на нудистские пляжи; у нее был парень, который сломал ногу, когда прыгал с парашютом; у нее был парень, который говорил, что он морской пехотинец, что он выступал на Тур-де-Франс, что на свадьбу у нас будут фиолетовые костюмы. Он врал — пошел он на х**. Я видел, как мама целуется с мексиканским бродягой. Мне бы хотелось, чтобы у моей мамы сейчас был парень.

Мама плачет, если я вспоминаю только плохое — например, когда папа пришел домой, а изо рта у него пахло бензином, потому что он отсасывал его для своего красного El Camino 2. Мама возродилась в вере, так что и я возродился. Меня крестили, полностью одетого, и я начал верить в Бога. Мама бросила пить.

Мама тяжело работала: она подтирала старикам задницы и убирала у них дома. Я ей говорил, что буду подтирать ей задницу, когда она состарится; она говорила, что лучше сдохнет.

Читайте также  Кипр – где отдохнуть молодежи?

Папа опять сел в тюрьму — на девять лет. Я навещал его четыре раза и один раз плакал. Мы с мамой и братом Джейком переехали во Флориду, когда мне было пятнадцать. От яркого белого песка болели глаза. Я устроился на работу — паковал продукты в магазине. В школе я занял первое место на конкурсе рисования и первое место на соревнованиях BMX. Я паковал продукты и катался на велике.

Девчонки мне не нравились, но потом я встретил Саванну. Она была панком. Она лишила меня девственности; мне было семнадцать. Мы пытались заниматься сексом на раковине в ванной, и она отломилась от стены. Я наврал маме про то, как сломалась раковина. Саванна научила меня водить машину и отвела на мой первый панк-концерт. Меня уволили с работы, я бросил школу в 12‑м классе и перестал верить в Бога.

Меня арестовали за граффити. Подруга отдала мне фотоаппарат Polaroid, который я нашел у нее на заднем сиденье машины. Я сфотографировал ручку своего велика, и получилось потрясающе, так что я стал снимать. Парень по имени Гейб набил мне первую татуировку, я сел в поезд и уехал в Джексонвилл.

Я переехал в Филадельфию и жил с андерграундной рок-группой. Вернулся во Флориду.

Летом, в самую жару, я вскочил на поезд, который шел в Новый Орлеан, и фотографировал там девчонку по имени Али. Она была очень красивая. У нее на руке была татуировка. Через три дня по Новому Орлеану ударил ураган. Этого я не фотографировал.

Я поехал в Сан-Франциско и там дал какому-то мужику взять мой член в рот, но я не голубой. Я сфотографировал его на свой Polaroid.

Я фотографировал Монику с ее птицей, и она познакомила меня с Полом. Полу нравится то, что я делаю.

Я переехал в Филадельфию и сделал себе на руке татуировку, как у Али. Потом я сфотографировал парня, которому понравилась моя татуировка на руке. Я ему сделал такую же; может, кто-нибудь потом сделал себе татуировку, как у него.

Polaroid перестал снимать, и я купил себе Nikon за 150 долларов. Я проехал на поездах 50 000 миль и сделал 7000 фотографий. Я занял первое место и выиграл 10 000 долларов на фотоконкурсе. Деньги я отдал маме.

Я стал известным в интернете.

Я удалил свой сайт, перестал фотографировать, опять пошел учиться, стал механиком подвижного состава.

Я бросил работу механика, но узнал, как работают дизельные локомотивы. Опять начал фотографировать.

Пол познакомил меня с Джеком. Джек уже тридцать лет издает книги. Он печатает сборник моих фотографий. Я не думаю о том, чтобы разбогатеть, но хочу заработать миллион долларов.

Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что мою работу запомнят навечно. Я не уверен, что хочу, чтобы кто-нибудь это читал.

«Сарафан Ньюс»

портал интересных новостей

Продукты, которые мы готовим неправильно и в итоге получаем полное разочарование

Чиновники, заработавшие на продаже ракетных двигателей Украине, получили сроки

Что посадить рядом с туей

Как приготовить картошку с мясом в кастрюле: рецепты и советы

Почему иностранная любовь не сделала Зою Фёдорову счастливой

Яндекс.Толока — заработок в интернете без вложений

Другая Америка: мир в объективе фотографа-панка Майка Броди

Майк Броди ушел из дома в 18 лет, тогда и началось его путешествие. Поезда и люди, которые путешествуют с их помощью (не совсем легальными методами), — четыре года Майк скитался по Америке, фотографируя своих случайных попутчиков. С тех пор как его путешествие закончилось, он пять лет не брал в руки фотоаппарат.

Майк родился в 1985 году во Флориде. В интернете он больше известен как The Polaroid Kidd. Его фотографии — это история несуществующей страны внутри США, которая населена теми, кого американская мечта выбросила на обочину, теми, кто всегда в пути, для кого жизнь — непрекращающийся поиск и движение (часто в направлении, известном только им).

У этих людей свое понимание счастья, мало схожее с «гамбургерами» республиканцев и демократов. Им не надо возвращаться домой, потому что их дом всегда за спиной, а все, что им нужно, помещается в груди. Фотограф лишь предлагает вам посмотреть в глаза этих путешественников.

Для Майка эти люди гораздо интереснее идеально выбритых обитателей городов — всех этих потухших рабских существ, чья жизнь — это ксерокс, телевизор и blow-job после работы в успешной корпорации. Его фотографии призывают нас освободиться от шаблонов в голове.

Во время путешествий с Майком всегда был его друг Polaroid SX. «Я люблю полароиды. Каждый, кто думает, что ему жизненно необходимы все эти современные штучки, пусть приходит на мою выставку», — говорит Броди.

Я родился в городе Меса, штат Аризона, в 1985 году. Я никогда не видел Большой каньон. Моя бабушка водила фуры, а дедушка любил гоночные машины. Бабушка умерла от рака, она давала мне выщипывать свои волосы. Дедушка однажды дотронулся до моего члена, больше я его не видел.

Мой папа говорил, что был обкуренный, когда женился на маме, говорил, что «трахал сотни сучек». Однажды он вылетел из машины, пробил головой лобовое стекло и выжил. Он дрался с пятью полицейскими у нас на кухне, вся дверь моей спальни была в следах от «черемухи». Папа сел в тюрьму.

Я влюбился в девочку по имени Сабрина, и один раз мы вместе ели мороженое, одной ложкой. На ней были ярко-розовые колготки. Ее мама дружила с моей мамой. Она стала наркоманкой. Я видел, как ее мама продает кольцо за дайм. Я думал, что она продала его за десять центов.

Я не видел Сабрину много лет, а потом как-то случайно столкнулся с ней. У нее была черная губная помада, она была готом. Она дала мне свой телефон, но я так и не позвонил. Во втором классе меня застукали за мастурбацией прямо на уроке.

В четвертом классе я занял первое место на конкурсе сочинений. Классный руководитель научил меня, что носить одни и те же штаны две недели подряд — это нормально, это стало моим принципом. В пятом классе я начал носить очки. В седьмом классе я написал слово KORN на костяшках, как название группы, с перевернутым R. Я так сделал только потому, что увидел надпись на пальцах у другого парня.

В 1996-м мой папа вышел из тюрьмы и отвел меня на фильм «Смерч». Он украл велик BMX и подарил его мне на день рождения. Пришлось возвращать.

У моей мамы был парень, который водил ее на нудистские пляжи; у нее был парень, который сломал ногу, когда прыгал с парашютом; у нее был парень, который говорил, что он морской пехотинец, что он выступал на Тур-де-Франс, что на свадьбу у нас будут фиолетовые костюмы. Он врал — пошел он на х**. Я видел, как мама целуется с мексиканским бродягой. Мне бы хотелось, чтобы у моей мамы сейчас был парень.

Мама плачет, если я вспоминаю только плохое — например, когда папа пришел домой, а изо рта у него пахло бензином, потому что он отсасывал его для своего красного El Camino 2. Мама возродилась в вере, так что и я возродился. Меня крестили, полностью одетого, и я начал верить в Бога. Мама бросила пить.

Мама тяжело работала: она подтирала старикам задницы и убирала у них дома. Я ей говорил, что буду подтирать ей задницу, когда она состарится; она говорила, что лучше сдохнет.

Папа опять сел в тюрьму — на девять лет. Я навещал его четыре раза и один раз плакал. Мы с мамой и братом Джейком переехали во Флориду, когда мне было пятнадцать. От яркого белого песка болели глаза. Я устроился на работу — паковал продукты в магазине. В школе я занял первое место на конкурсе рисования и первое место на соревнованиях BMX. Я паковал продукты и катался на велике.

Девчонки мне не нравились, но потом я встретил Саванну. Она была панком. Она лишила меня девственности; мне было семнадцать. Мы пытались заниматься сексом на раковине в ванной, и она отломилась от стены. Я наврал маме про то, как сломалась раковина. Саванна научила меня водить машину и отвела на мой первый панк-концерт. Меня уволили с работы, я бросил школу в 12-м классе и перестал верить в Бога.

Меня арестовали за граффити. Подруга отдала мне фотоаппарат Polaroid, который я нашел у нее на заднем сиденье машины. Я сфотографировал ручку своего велика, и получилось потрясающе, так что я стал снимать. Парень по имени Гейб набил мне первую татуировку, я сел в поезд и уехал в Джексонвилл.

Я переехал в Филадельфию и жил с андерграундной рок-группой. Вернулся во Флориду.

Летом, в самую жару, я вскочил на поезд, который шел в Новый Орлеан, и фотографировал там девчонку по имени Али. Она была очень красивая. У нее на руке была татуировка. Через три дня по Новому Орлеану ударил ураган. Этого я не фотографировал.

Я фотографировал Монику с ее птицей, и она познакомила меня с Полом. Полу нравится то, что я делаю.

Я переехал в Филадельфию и сделал себе на руке татуировку, как у Али. Потом я сфотографировал парня, которому понравилась моя татуировка на руке. Я ему сделал такую же; может, кто-нибудь потом сделал себе татуировку, как у него.

Polaroid перестал снимать, и я купил себе Nikon за 150 долларов. Я проехал на поездах 50 000 миль и сделал 7000 фотографий. Я занял первое место и выиграл 10 000 долларов на фотоконкурсе. Деньги я отдал маме.

Я стал известным в интернете.

Я удалил свой сайт, перестал фотографировать, опять пошел учиться, стал механиком подвижного состава.

Я бросил работу механика, но узнал, как работают дизельные локомотивы. Опять начал фотографировать.

Пол познакомил меня с Джеком. Джек уже тридцать лет издает книги. Он печатает сборник моих фотографий. Я не думаю о том, чтобы разбогатеть, но хочу заработать миллион долларов.

Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что мою работу запомнят навечно. Я не уверен, что хочу, чтобы кто-нибудь это читал.

В дороге с Майком Броди – романтика вечных бродяг

«Я американский фотограф, бродяга и дизельный механик», — говорит о себе Майк Броди, известный под псевдонимом Полароид Кидд. В 18 лет он сбежал из дома за проходящим поездом и почти девять лет скитался по стране. На поездах, в товарных вагонах, автостопом, с такими же странниками как он сам. У парня получилось «поймать» на свой полароид дух старой свободной Америки, запечатлеть тех самых бродяг, воспетых романами Джека Лондона, Стейнбека и Керуака. Вечных пилигримов, которые вот уже столетие колесят по стране в поисках приключений, потому, что «дорога – это жизнь».

Плана не было и Майк не предполагал, что из своих скитаний он привезёт семь тысяч фотографий, С мамой и братом он переехал из Аризоны во Флориду. Парень буднично рассказывает о том, как отца посадили в тюрьму на девять лет, а маме пришлось устроиться сиделкой и ухаживать за лежачими больными. Майк упаковывал продукты и разглядывал из окна проезжающие поезда.

Читайте также  Внутри одного из самых новых мега-небоскребов мира

«Меня уволили с работы, я бросил школу и перестал верить в Бога. Меня арестовали за граффити. Подруга подарила мне фотоаппарат «Полароид», который я нашёл на заднем сидении её машины. Сфотографировал руль своего BMX, это выглядело невероятно и я продолжил снимать. Я сделал свою первую татуировку парню по имени Гейб и сел на поезд до Джексонвилла».

Майк лукавит, когда говорит, что просто нажимал кнопку фотоаппарата. В его кадрах огромная любовь к людям и чувство красоты. Грязные, ободранные, израненные бродяжки на его снимках выглядят королями мира. Его мадонна раскинулась на старом спальнике, а ангелоподобный златокудрый малыш прильнул к груди. Спящие девушки со спутанными дредами, с разбитыми коленями, в лучах заката похожи на боттичеллевских нимф. Находить красоту в самой неприглядной обыденности – особый дар, которым наделены единицы. Талант с нежностью относиться к простым жизненным сценкам. Заглянуть в глаза каждому встреченному путнику, разделить с ним ужин, потому что «каждый человек – этой кайф, старина!».

Снимки Броди звучат в ритм.

«Я американский фотограф, бродяга и дизельный механик», — говорит о себе Майк Броди, известный под псевдонимом Полароид Кидд. В 18 лет он сбежал из дома за проходящим поездом и почти девять лет скитался по стране. На поездах, в товарных вагонах, автостопом, с такими же странниками как он сам. У парня получилось «поймать» на свой полароид дух старой свободной Америки, запечатлеть тех самых бродяг, воспетых романами Джека Лондона, Стейнбека и Керуака. Вечных пилигримов, которые вот уже столетие колесят по стране в поисках приключений, потому, что «дорога – это жизнь».

Плана не было и Майк не предполагал, что из своих скитаний он привезёт семь тысяч фотографий, С мамой и братом он переехал из Аризоны во Флориду. Парень буднично рассказывает о том, как отца посадили в тюрьму на девять лет, а маме пришлось устроиться сиделкой и ухаживать за лежачими больными. Майк упаковывал продукты и разглядывал из окна проезжающие поезда.

«Меня уволили с работы, я бросил школу и перестал верить в Бога. Меня арестовали за граффити. Подруга подарила мне фотоаппарат «Полароид», который я нашёл на заднем сидении её машины. Сфотографировал руль своего BMX, это выглядело невероятно и я продолжил снимать. Я сделал свою первую татуировку парню по имени Гейб и сел на поезд до Джексонвилла».

Майк лукавит, когда говорит, что просто нажимал кнопку фотоаппарата. В его кадрах огромная любовь к людям и чувство красоты. Грязные, ободранные, израненные бродяжки на его снимках выглядят королями мира. Его мадонна раскинулась на старом спальнике, а ангелоподобный златокудрый малыш прильнул к груди. Спящие девушки со спутанными дредами, с разбитыми коленями, в лучах заката похожи на боттичеллевских нимф. Находить красоту в самой неприглядной обыденности – особый дар, которым наделены единицы. Талант с нежностью относиться к простым жизненным сценкам. Заглянуть в глаза каждому встреченному путнику, разделить с ним ужин, потому что «каждый человек – этой кайф, старина!».

Снимки Броди звучат в ритм дороги, в ритм бесконечных товарных вагонов – «ночных призраков». «Железнодорожность» в крови у людей его страны. Сто лет тому назад сезонники варили растворимый кофе в жестянках на дорожной насыпи, ждали ночи, чтобы пробраться в пустой товарный вагон и без гроша добраться до нового места работы. Сегодня их правнуки так же варят кофе, заедая его спелой ежевикой, сорванной на случайном полустанке, и так же колесят по Америке.

Когда у Майка просят рассказать о героях его фотографий он просто называет имена. Кори, Блейк, Шеннон, Генри, Патрик, Ракета, Лулу, Бренди, Ванесса, Саванна, Оливер, Лост, Тринити. Простые ребята. На дне их старых рюкзаков потрепанные томики Рембо и Селина, Жана Жене, Вулфа, Кокто и Бодлера.

«Идея свободы – очень американское чувство. Своего рода – обряд посвящения. Но если вы встретите парня, который ездит на поезде, и вас заинтересует его образ жизни и, возможно, вы захотите сделать документальный фильм, через год узнаете, что он больше не ездит на поезде. Сбрил дреды и привёл себя в порядок, теперь он кровельщик, у него есть дети. Так что это сумасшедшая, действительно, захватывающая, мимолётная субкультура. Но вы не можете жить так долго».

Классик фотографии Эдвард Стейхен как-то сказал: «Миссия фотографии – объяснить человеку человека». Броди попытался своими кадрами объяснить жизнь этих ребят. Поделиться опьяняющим чувством свободы, когда не важно куда ты едешь, «ты просто едешь, старина, просто е-ешь. ».

Вернувшись домой он сам смастерил сайт, выложил в сеть часть снимков и, как говорит, «стал знаменитым в Интернете».

«Полароид перестал снимать и я купил Никон за сто пятьдесят долларов. Я занял первое место и получил десять тысяч долларов на фотоконкурсе. Я отдал деньги маме, удалил свой сайт, перестал фотографировать, вернулся в школу и стал дизельным механиком».

Серия его снимков с красноречивым названием «Время цветущей юности» – о той самой свободе и легкости бытия стала бесценным архивом американской фотографии путешествий, прекрасной книгой, вдохновляющей многих фотографов.

«Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что эта книга запомниться навсегда и у меня такое чувство, что так и будет».

Проведя так много времени у локомотивов, Майк заинтересовался поездами. Окончив Нэшвиллский автомобильный дизельный колледж, он работает механиком и содержит свою мастерскую. Броди открыл цех по восстановлению устаревшего оборудования и пикапов. Регулярно в его мастерскую наведывается 80-летний сосед Джон, с которым он болтает о жизни, и ремонтирует оборудование его компании, которая уже более полувека бурит в этой местности водяные скважины. Джон говорит, что Майк помогает держаться на плаву таким древним предприятиям, как его. Броди женился, его жена работает кондуктором на железной дороге. Вместе они строят дом на двадцати акрах земли, усеянной полынью, зарослями, в которых гнездятся птицы. По близости их участка журчит ручей, по обе стороны возвышаются горы, а совсем вдалеке слышен звук двигателей составов «Юнион Пасифик».

В 2013-м книга «Время цветущей юности» была включена критиками в список лучших фотокниг. Большую ретроспективу Броди в Нью-Йорке назвали выставкой года. Писатель и фотокритик Винс Аллети написал о его работах: «Даже если вам не по душе разношерстная богемная публика Броди, аутсайдеры, самый настоящий панк-рок, вас не могут не тронуть интимность, тепло его снимков, похожих на выцветшие старинные фрески. Его портреты обладают нежной остротой, которая редко встречается в любом возрасте».

Сегодня работы Броди выставляются по всему миру. Несколько фотографий приобрёл для своей личной коллекции певец Элтон Джон. Майк продолжает настаивать, что фотография всего лишь хобби, но в 2015 он снова взял в руки фотоаппарат и снял серию, которая стала книгой «Тонна грязи и костей» о жизни тех же бродяг и аутсайдеров, потерянных людей.

Броди часто называют «последним битником». Поэтом свободы, которую те воспевали. Простой парень, подобно Керуаку, в клетчатой рубахе и застиранной футболке, он живёт обычной жизнью, отмывает руки от мазута перед ужином, перебирает свои снимки по вечерам, строит дом и любит жену.

На обочине: другая Америка в объективе фотографа-панка Майка Броди

Майк Броди ушел из дома в 18 лет, тогда и началось его путешествие. Поезда и люди, которые путешествуют с их помощью (не совсем легальными методами), — четыре года Майк скитался по Америке, фотографируя своих случайных попутчиков. С тех пор как его путешествие закончилось, он пять лет не брал в руки фотоаппарат.

Майк родился в 1985 году во Флориде. В интернете он больше известен как The Polaroid Kidd. Его фотографии — это история несуществующей страны внутри США, которая населена теми, кого американская мечта выбросила на обочину, теми, кто всегда в пути, для кого жизнь — непрекращающийся поиск и движение (часто в направлении, известном только им).

У этих людей свое понимание счастья, мало схожее с «гамбургерами» республиканцев и демократов. Им не надо возвращаться домой, потому что их дом всегда за спиной, а все, что им нужно, помещается в груди. Фотограф лишь предлагает вам посмотреть в глаза этих путешественников.

Для Майка эти люди гораздо интереснее идеально выбритых обитателей городов — всех этих потухших рабских существ, чья жизнь — это ксерокс, телевизор и blow-job после работы в успешной корпорации. Его фотографии призывают нас освободиться от шаблонов в голове.

Во время путешествий с Майком всегда был его друг Polaroid SX. «Я люблю полароиды. Каждый, кто думает, что ему жизненно необходимы все эти современные штучки, пусть приходит на мою выставку», — говорит Броди.

1. Я родился в городе Меса, штат Аризона, в 1985 году. Я никогда не видел Большой каньон. Моя бабушка водила фуры, а дедушка любил гоночные машины. Бабушка умерла от рака, она давала мне выщипывать свои волосы. Дедушка однажды дотронулся до моего члена, больше я его не видел.

2. Мой папа говорил, что был обкуренный, когда женился на маме, говорил, что «трахал сотни сучек». Однажды он вылетел из машины, пробил головой лобовое стекло и выжил. Он дрался с пятью полицейскими у нас на кухне, вся дверь моей спальни была в следах от «черемухи». Папа сел в тюрьму.

3. Я влюбился в девочку по имени Сабрина, и один раз мы вместе ели мороженое, одной ложкой. На ней были ярко-розовые колготки. Ее мама дружила с моей мамой. Она стала наркоманкой. Я видел, как ее мама продает кольцо за дайм. Я думал, что она продала его за десять центов.

4. Я не видел Сабрину много лет, а потом как-то случайно столкнулся с ней. У нее была черная губная помада, она была готом. Она дала мне свой телефон, но я так и не позвонил. Во втором классе меня застукали за мастурбацией прямо на уроке.

5. В четвертом классе я занял первое место на конкурсе сочинений. Классный руководитель научил меня, что носить одни и те же штаны две недели подряд — это нормально, это стало моим принципом. В пятом классе я начал носить очки. В седьмом классе я написал слово KORN на костяшках, как название группы, с перевернутым R. Я так сделал только потому, что увидел надпись на пальцах у другого парня.

6. В 1996-м мой папа вышел из тюрьмы и отвел меня на фильм «Смерч». Он украл велик BMX и подарил его мне на день рождения. Пришлось возвращать.

7. У моей мамы был парень, который водил ее на нудистские пляжи; у нее был парень, который сломал ногу, когда прыгал с парашютом; у нее был парень, который говорил, что он морской пехотинец, что он выступал на Тур-де-Франс, что на свадьбу у нас будут фиолетовые костюмы. Он врал — пошел он на х**. Я видел, как мама целуется с мексиканским бродягой. Мне бы хотелось, чтобы у моей мамы сейчас был парень.

Читайте также  Сталинский уголок для евреев

8. Мама плачет, если я вспоминаю только плохое — например, когда папа пришел домой, а изо рта у него пахло бензином, потому что он отсасывал его для своего красного El Camino 2. Мама возродилась в вере, так что и я возродился. Меня крестили, полностью одетого, и я начал верить в Бога. Мама бросила пить.

9. Мама тяжело работала: она подтирала старикам задницы и убирала у них дома. Я ей говорил, что буду подтирать ей задницу, когда она состарится; она говорила, что лучше сдохнет.

10. Папа опять сел в тюрьму — на девять лет. Я навещал его четыре раза и один раз плакал. Мы с мамой и братом Джейком переехали во Флориду, когда мне было пятнадцать. От яркого белого песка болели глаза. Я устроился на работу — паковал продукты в магазине. В школе я занял первое место на конкурсе рисования и первое место на соревнованиях BMX. Я паковал продукты и катался на велике.

11. Девчонки мне не нравились, но потом я встретил Саванну. Она была панком. Она лишила меня девственности; мне было семнадцать. Мы пытались заниматься сексом на раковине в ванной, и она отломилась от стены. Я наврал маме про то, как сломалась раковина. Саванна научила меня водить машину и отвела на мой первый панк-концерт. Меня уволили с работы, я бросил школу в 12-м классе и перестал верить в Бога.

12. Меня арестовали за граффити. Подруга отдала мне фотоаппарат Polaroid, который я нашел у нее на заднем сиденье машины. Я сфотографировал ручку своего велика, и получилось потрясающе, так что я стал снимать. Парень по имени Гейб набил мне первую татуировку, я сел в поезд и уехал в Джексонвилл.

13. Я переехал в Филадельфию и жил с андерграундной рок-группой. Вернулся во Флориду.

14. Летом, в самую жару, я вскочил на поезд, который шел в Новый Орлеан, и фотографировал там девчонку по имени Али. Она была очень красивая. У нее на руке была татуировка. Через три дня по Новому Орлеану ударил ураган. Этого я не фотографировал.

15. Я поехал в Сан-Франциско и там дал какому-то мужику взять мой член в рот, но я не голубой. Я сфотографировал его на свой Polaroid.

16. Я фотографировал Монику с ее птицей, и она познакомила меня с Полом. Полу нравится то, что я делаю.

17. Я переехал в Филадельфию и сделал себе на руке татуировку, как у Али. Потом я сфотографировал парня, которому понравилась моя татуировка на руке. Я ему сделал такую же; может, кто-нибудь потом сделал себе татуировку, как у него.

18. Polaroid перестал снимать, и я купил себе Nikon за 150 долларов. Я проехал на поездах 50 000 миль и сделал 7000 фотографий. Я занял первое место и выиграл 10 000 долларов на фотоконкурсе. Деньги я отдал маме.

19. Я стал известным в интернете.

20. Я удалил свой сайт, перестал фотографировать, опять пошел учиться, стал механиком подвижного состава.

21. Я бросил работу механика, но узнал, как работают дизельные локомотивы. Опять начал фотографировать.

22. Пол познакомил меня с Джеком. Джек уже тридцать лет издает книги. Он печатает сборник моих фотографий. Я не думаю о том, чтобы разбогатеть, но хочу заработать миллион долларов.

23. Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что мою работу запомнят навечно. Я не уверен, что хочу, чтобы кто-нибудь это читал.

Другая Америка: мир в объективе фотографа-панка Майка Броди

Майк Броди ушел из дома в 18 лет, тогда и началось его путешествие. Поезда и люди, которые путешествуют с их помощью (не совсем легальными методами), — четыре года Майк скитался по Америке, фотографируя своих случайных попутчиков. С тех пор как его путешествие закончилось, он пять лет не брал в руки фотоаппарат.

Майк родился в 1985 году во Флориде. В интернете он больше известен как The Polaroid Kidd. Его фотографии — это история несуществующей страны внутри США, которая населена теми, кого американская мечта выбросила на обочину, теми, кто всегда в пути, для кого жизнь — непрекращающийся поиск и движение (часто в направлении, известном только им).

У этих людей свое понимание счастья, мало схожее с «гамбургерами» республиканцев и демократов. Им не надо возвращаться домой, потому что их дом всегда за спиной, а все, что им нужно, помещается в груди. Фотограф лишь предлагает вам посмотреть в глаза этих путешественников.

Для Майка эти люди гораздо интереснее идеально выбритых обитателей городов — всех этих потухших рабских существ, чья жизнь — это ксерокс, телевизор и blow-job после работы в успешной корпорации. Его фотографии призывают нас освободиться от шаблонов в голове.

Во время путешествий с Майком всегда был его друг Polaroid SX. «Я люблю полароиды. Каждый, кто думает, что ему жизненно необходимы все эти современные штучки, пусть приходит на мою выставку», — говорит Броди.

Я родился в городе Меса, штат Аризона, в 1985 году. Я никогда не видел Большой каньон. Моя бабушка водила фуры, а дедушка любил гоночные машины. Бабушка умерла от рака, она давала мне выщипывать свои волосы. Дедушка однажды дотронулся до моего члена, больше я его не видел.

Мой папа говорил, что был обкуренный, когда женился на маме, говорил, что «трахал сотни сучек». Однажды он вылетел из машины, пробил головой лобовое стекло и выжил. Он дрался с пятью полицейскими у нас на кухне, вся дверь моей спальни была в следах от «черемухи». Папа сел в тюрьму.

Я влюбился в девочку по имени Сабрина, и один раз мы вместе ели мороженое, одной ложкой. На ней были ярко-розовые колготки. Ее мама дружила с моей мамой. Она стала наркоманкой. Я видел, как ее мама продает кольцо за дайм. Я думал, что она продала его за десять центов.

Я не видел Сабрину много лет, а потом как-то случайно столкнулся с ней. У нее была черная губная помада, она была готом. Она дала мне свой телефон, но я так и не позвонил. Во втором классе меня застукали за мастурбацией прямо на уроке.

В четвертом классе я занял первое место на конкурсе сочинений. Классный руководитель научил меня, что носить одни и те же штаны две недели подряд — это нормально, это стало моим принципом. В пятом классе я начал носить очки. В седьмом классе я написал слово KORN на костяшках, как название группы, с перевернутым R. Я так сделал только потому, что увидел надпись на пальцах у другого парня.

В 1996-м мой папа вышел из тюрьмы и отвел меня на фильм «Смерч». Он украл велик BMX и подарил его мне на день рождения. Пришлось возвращать.

У моей мамы был парень, который водил ее на нудистские пляжи; у нее был парень, который сломал ногу, когда прыгал с парашютом; у нее был парень, который говорил, что он морской пехотинец, что он выступал на Тур-де-Франс, что на свадьбу у нас будут фиолетовые костюмы. Он врал — пошел он на х**. Я видел, как мама целуется с мексиканским бродягой. Мне бы хотелось, чтобы у моей мамы сейчас был парень.

Мама плачет, если я вспоминаю только плохое — например, когда папа пришел домой, а изо рта у него пахло бензином, потому что он отсасывал его для своего красного El Camino 2. Мама возродилась в вере, так что и я возродился. Меня крестили, полностью одетого, и я начал верить в Бога. Мама бросила пить.

Мама тяжело работала: она подтирала старикам задницы и убирала у них дома. Я ей говорил, что буду подтирать ей задницу, когда она состарится; она говорила, что лучше сдохнет.

Папа опять сел в тюрьму — на девять лет. Я навещал его четыре раза и один раз плакал. Мы с мамой и братом Джейком переехали во Флориду, когда мне было пятнадцать. От яркого белого песка болели глаза. Я устроился на работу — паковал продукты в магазине. В школе я занял первое место на конкурсе рисования и первое место на соревнованиях BMX. Я паковал продукты и катался на велике.

Девчонки мне не нравились, но потом я встретил Саванну. Она была панком. Она лишила меня девственности; мне было семнадцать. Мы пытались заниматься сексом на раковине в ванной, и она отломилась от стены. Я наврал маме про то, как сломалась раковина. Саванна научила меня водить машину и отвела на мой первый панк-концерт. Меня уволили с работы, я бросил школу в 12-м классе и перестал верить в Бога.

Меня арестовали за граффити. Подруга отдала мне фотоаппарат Polaroid, который я нашел у нее на заднем сиденье машины. Я сфотографировал ручку своего велика, и получилось потрясающе, так что я стал снимать. Парень по имени Гейб набил мне первую татуировку, я сел в поезд и уехал в Джексонвилл.

Я переехал в Филадельфию и жил с андерграундной рок-группой. Вернулся во Флориду.

Летом, в самую жару, я вскочил на поезд, который шел в Новый Орлеан, и фотографировал там девчонку по имени Али. Она была очень красивая. У нее на руке была татуировка. Через три дня по Новому Орлеану ударил ураган. Этого я не фотографировал.

Я фотографировал Монику с ее птицей, и она познакомила меня с Полом. Полу нравится то, что я делаю.

Я переехал в Филадельфию и сделал себе на руке татуировку, как у Али. Потом я сфотографировал парня, которому понравилась моя татуировка на руке. Я ему сделал такую же; может, кто-нибудь потом сделал себе татуировку, как у него.

Polaroid перестал снимать, и я купил себе Nikon за 150 долларов. Я проехал на поездах 50 000 миль и сделал 7000 фотографий. Я занял первое место и выиграл 10 000 долларов на фотоконкурсе. Деньги я отдал маме.

Я стал известным в интернете.

Я удалил свой сайт, перестал фотографировать, опять пошел учиться, стал механиком подвижного состава.

Я бросил работу механика, но узнал, как работают дизельные локомотивы. Опять начал фотографировать.

Пол познакомил меня с Джеком. Джек уже тридцать лет издает книги. Он печатает сборник моих фотографий. Я не думаю о том, чтобы разбогатеть, но хочу заработать миллион долларов.

Я не хочу быть знаменитым, но надеюсь, что мою работу запомнят навечно. Я не уверен, что хочу, чтобы кто-нибудь это читал.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: