Гималаи. В поисках охотников за медом диких пчёл - KRINTEL.RU

Гималаи. В поисках охотников за медом диких пчёл

LO LoveOpium

Самое популярное

Встряхнись!

Лучший фотограф в дикой природе: Wildlife Photographer of the Year 2021

Беззащитные гиганты

Конкурс Comedy Wildlife Photography Awards 2021

Последние комментарии

  • Mau on Красивые фотографии самолетов в полете Great Marina!! Beautiful picture!
  • Людмила on Лунный мост в Пекине На фотографиях, опубликованных в этом материале, изображён Лунный мост не в Пекине, а Лунный мост в…
  • аэлита on Американские пейзажи Какая же это красивая страна ! Никогда там не была, но очень люблю Америку и восхищаюсь ею. Жалко, ч…

Неизвестные Гималаи: в поисках охотников за медом диких пчёл

Дважды в год охотники за медом из племени Гурунг отправляются в центральную часть Непала, чтобы собрать мёд диких пчел. Они используют те же инструменты, что и их предки — ручную верёвочную лестницу и длинные острые бамбуковые палки, для того, чтобы срезать улья, висящие на скалистых утёсах, а также перемещать корзины, в которые собирают мёд.

1. Чтобы добраться до первой деревни на нашем пути, мы совершили девяти часовой переезд из Катманду до населенного пункта Бесисахар, в предгорьях Аннапурны и Манасу. Город популярен у туристов поскольку является отправным пунктом туристского маршрута «Трек вокруг Аннапурны». Переночевав в одном из гестхаусов, следующим утром мы погрузились в джипы, которые подбросили нас километров на пятнадцать в глубь горного массива, откуда еще около полутора часов предстояло пешком пройти до деревни.

В деревни был обед, нас накормили дал батом — самым популярным у непальцев блюдом. Во второй половине дня мы вместе с охотниками и другими жителями древни отправились к ближайшей пчелиной колонии:

3. Гнезда диких пчел:

4. Часть охотников взбирается на вершину скалы:

5. Другие, внизу разжигают очень дымный костер, чтобы заставить пчел покинуть гнезда:

6. Как только дыма оказывается достаточно, разъяренные пчелы разлетаются:

7. Обнажая гребни пчелиных гнезд.

8. Затем сверху спускают веревочную лестницу.

9. На берегу отдыхает группа помощников, которые потом будут принимать корзинки с медом:

11. По нашей просьбе скинули еще одну веревку, чтобы часть из нас смогла безопасно подняться выше по скале в поисках лучшего ракурса.

12. Самый опытный из охотников спускается к гнездам:

13. Орудуя длинными бамбуковыми палками, охотник срезает соты, наполняет ими корзину, которую затем спускают вниз:

15. Перед поездкой мы закупились защитными костюмами, но сэкономили на специальных перчатках, посчитав, что обычных должно хватить — не хватило, бедные наши руки! Местные же практически не пользуются никакими защитными средствами.

21. Защищаются, как могут:

25. На сбор меда ушло примерно часа три, пора сворачиваться:

26. И выдвигаться обратно в деревню.

27. Следующим утром наблюдали за процессом фильтрации меда, проходившем в одном из дворов.

28. Не самое эстетическое зрелище.

31. А местный козел с интересом наблюдал за происходившим.

Немного забегая вперед скажу, что эта деревня была неправильная. Это неправильные пчёлы! Совсем неправильные! И они, наверное, делают неправильный мёд! (с). Сборщики действовали очень грубо, погибло много пчел, а после они еще и переели свежих сот, и половине охотников стало совсем нехорошо. Думаю, близость к туристическому потоку убила аутентичный промысел в этой конкретной деревне, и за медом они выходят только на потеху туристам.

Следующая деревня и процесс сбора меда разительно отличался и был, что называется, настоящим Но об этом в следующий раз.

Неизвестные Гималаи: в поисках охотников за медом диких пчёл

Дважды в год охотники за медом из племени Гурунг отправляются в центральную часть Непала, чтобы собрать мёд диких пчел. Они используют те

же инструменты, что и их предки — ручную верёвочную лестницу и длинные острые бамбуковые палки, для того, чтобы срезать улья, висящие на

скалистых утёсах, а также перемещать корзины, в которые собирают мёд.

1. Чтобы добраться до первой деревни на нашем пути, мы совершили девяти часовой переезд из Катманду до населенного пункта Бесисахар, в

предгорьях Аннапурны и Манасу. Город популярен у туристов поскольку является отправным пунктом туристского маршрута «Трек вокруг

Аннапурны». Переночевав в одном из гестхаусов, следующим утром мы погрузились в джипы, которые подбросили нас километров на

пятнадцать в глубь горного массива, откуда еще около полутора часов предстояло пешком пройти до деревни.

В деревни был обед, нас накормили дал батом — самым популярным у непальцев блюдом. Во второй половине дня мы вместе с охотниками и

другими жителями древни отправились к ближайшей пчелиной колонии:

2. Ближайшие ульи расположены всего в получасе ходьбы от деревни и висят на отвесной скале на высоте двадцати пяти метров, помимо этого

доступ осложнен горной рекой протекающей у подножия. Передовой отряд перебрался на другой берег и начинает подготовительные

3. Гнезда диких пчел:

4. Часть охотников взбирается на вершину скалы:

5. Другие, внизу разжигают очень дымный костер, чтобы заставить пчел покинуть гнезда:

6. Как только дыма оказывается достаточно, разъяренные пчелы разлетаются:

7. Обнажая гребни пчелиных гнезд.

8. Затем сверху спускают веревочную лестницу.

9. На берегу отдыхает группа помощников, которые потом будут принимать корзинки с медом:

11. По нашей просьбе скинули еще одну веревку, чтобы часть из нас смогла безопасно подняться выше по скале в поисках лучшего ракурса.

12. Самый опытный из охотников спускается к гнездам:

13. Орудуя длинными бамбуковыми палками, охотник срезает соты, наполняет ими корзину, которую затем спускают вниз:

15. Перед поездкой мы закупились защитными костюмами, но сэкономили на специальных перчатках, посчитав, что обычных должно хватить — не

хватило, бедные наши руки! Местные же практически не пользуются никакими защитными средствами.

21. Защищаются, как могут:

25. На сбор меда ушло примерно часа три, пора сворачиваться:

26. И выдвигаться обратно в деревню.

27. Следующим утром наблюдали за процессом фильтрации меда, проходившем в одном из дворов.

28. Не самое эстетическое зрелище.

31. А местный козел с интересом наблюдал за происходившим.

Немного забегая вперед скажу, что эта деревня была неправильная. Это неправильные пчёлы! Совсем неправильные! И они, наверное, делают

неправильный мёд! ©. Сборщики действовали очень грубо, погибло много пчел, а после они еще и переели свежих сот, и половине охотников

стало совсем нехорошо. Думаю, близость к туристическому потоку убила аутентичный промысел в этой конкретной деревне, и за медом они

выходят только на потеху туристам.

Следящая деревня и процесс сбора меда разительно отличался и был, что называется, настоящим Но об этом в следующий раз.

uCrazy.ru

  • Войти через Соц.сети
  • Регистрация
  • Забыли пароль?

Навигация

  • 3D игры
  • Фотоприколы
  • Фотоподборки
  • Гифки
  • Демотиваторы
  • Видео
  • Знаменитости
  • Интересное
  • Фильмы и трейлеры
  • Анекдоты и истории
  • Хайтек
  • Авто / Мото
  • Спорт
  • Музыка
  • Флеш игры и ролики
  • Всячина
  • Животные
  • В хорошие руки
  • Жесть
  • Девушки
  • Конкурс
  • Новости сайта
  • On-Line Игры
  • Реклама на сайте
Читайте также  Жуткие достопримечательности из разных стран мира

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

  • Разно-всякое
  • Следите за руками
  • Всякое
  • Картинки и мемы для настро.
  • Бредзона
  • Джессика Андраде слив экс-.
  • Хроники Юленьки Г.
  • Гифки
  • Весёлые
  • Гифки
  • Так себе картинки
  • Гифки
  • Картинки и мемы
  • Весёлые
  • Всякое
  • Чуток картинок
  • Нестандартный юмор :)
  • Гифки
  • Уникальная функция, котора.
  • Баянисто-небаянистый юмор
  • Есть еще лучше!

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Рекомендуем

Неизвестные Гималаи: в поисках охотников за медом диких пчёл

Дважды в год охотники за медом из племени Гурунг отправляются в центральную часть Непала, чтобы собрать мёд диких пчел. Они используют те же инструменты, что и их предки — ручную верёвочную лестницу и длинные острые бамбуковые палки, для того, чтобы срезать улья, висящие на скалистых утёсах, а также перемещать корзины, в которые собирают мёд.

Чтобы добраться до первой деревни на нашем пути, мы совершили девяти часовой переезд из Катманду до населенного пункта Бесисахар, в предгорьях Аннапурны и Манасу. Город популярен у туристов поскольку является отправным пунктом туристского маршрута «Трек вокруг Аннапурны». Переночевав в одном из гестхаусов, следующим утром мы погрузились в джипы, которые подбросили нас километров на пятнадцать в глубь горного массива, откуда еще около полутора часов предстояло пешком пройти до деревни.

В деревни был обед, нас накормили дал батом — самым популярным у непальцев блюдом. Во второй половине дня мы вместе с охотниками и другими жителями древни отправились к ближайшей пчелиной колонии:

Ближайшие ульи расположены всего в получасе ходьбы от деревни и висят на отвесной скале на высоте двадцати пяти метров, помимо этого доступ осложнен горной рекой протекающей у подножия. Передовой отряд перебрался на другой берег и начинает подготовительные мероприятия:

Гнезда диких пчел:

Часть охотников взбирается на вершину скалы:

Другие, внизу разжигают очень дымный костер, чтобы заставить пчел покинуть гнезда:

Как только дыма оказывается достаточно, разъяренные пчелы разлетаются:

Обнажая гребни пчелиных гнезд.

Затем сверху спускают веревочную лестницу.

На берегу отдыхает группа помощников, которые потом будут принимать корзинки с медом:

По нашей просьбе скинули еще одну веревку, чтобы часть из нас смогла безопасно подняться выше по скале в поисках лучшего ракурса.

Самый опытный из охотников спускается к гнездам:

Орудуя длинными бамбуковыми палками, охотник срезает соты, наполняет ими корзину, которую затем спускают вниз:

Перед поездкой мы закупились защитными костюмами, но сэкономили на специальных перчатках, посчитав, что обычных должно хватить — не хватило, бедные наши руки! Местные же практически не пользуются никакими защитными средствами.

Защищаются, как могут:

На сбор меда ушло примерно часа три, пора сворачиваться:

И выдвигаться обратно в деревню.

Следующим утром наблюдали за процессом фильтрации меда, проходившем в одном из дворов.

Не самое эстетическое зрелище.

В местный козел с интересом наблюдал за происходившим.

Немного забегая вперед скажу, что эта деревня была неправильная. Это неправильные пчёлы! Совсем неправильные! И они, наверное, делают неправильный мёд! ©. Сборщики действовали очень грубо, погибло много пчел, а после они еще и переели свежих сот, и половине охотников стало совсем нехорошо. Думаю, близость к туристическому потоку убила аутентичный промысел в этой конкретной деревне, и за медом они выходят только на потеху туристам.

Следящая деревня и процесс сбора меда разительно отличался и был, что называется, настоящим

Как гималайцы рискуют жизнью, добывая галлюциногенный мед

Высоко в Гималаях живет племя гурунгов, которое собирает галлюциногенный мед. И это не эвфемизм: здешние дикие пчелы действительно производят мед, обладающий психоактивными свойствами. Попробовавшие его европейцы говорят, что эффект напоминает действие абсента и псилоцибиновых грибов — в зависимости от дозировки. А сами гурунги утверждают, что мед работает как афродизиак и даже «снадобье вечной жизни». Впрочем, он может и погубить: многие охотники разбились о скалы, пытаясь добыть его.

О гурунгах и их галлюциногенном меде есть как минимум две прекрасные документалки по 20 минут. Обе — примерно одинаковы: в горную деревню приезжает журналист с Запада, напрашивается на «охоту за медом» — и дальше нам остается лишь поражаться смелости и безумию местных жителей.

Документалка от Рафаэля Треза — Аутентичная, захватывающая и полная забавных персонажей:

Рафаэль Трез поехал за медом в 2012-2013 годах и снял весьма атмосферный док: дух старины и безумной глуши передан здесь отлично. Гурунги — тибето-бирманское племя, живущее в центральном Непале. Они занимаются террасным земледелием, охотами и ремеслами. Их жизнь почти не изменилась за столетия. Даже на охоту они ходят со старинными кремневыми мушкетами, доставшимися от прадедов.

Мед занимает в их жизни огромную роль — и не только галлюциногенный. У многих здесь есть собственные ульи. Причем они буквально встроены в человеческое жилье: мед можно собирать, не выходя из дома. Гурунги — буддисты, но в их культуре сильно влияние местного анимизма и шаманизма. Представители этого племени считают, что у них есть особая мистическая связь с пчелами. Возможно, они когда-то даже были их тотемным животным.

Наблюдать за похождениями Рафаэля Треза по землям гурунгов невероятно увлекательно — это словно окно в древний мир. Местные жители оказываются весьма жизнерадостными, юморными и полными оптимизма людьми, хотя живут в долине, полной медведей, тигров и — внезапно — повстанцев-коммунистов, которые пытаются утвердить в долине свою власть. Один из них даже пришел в деревню, узнав, что сюда прибыл иностранец. Молодой маоист зачем-то хотел помешать гурунгам, но когда понял, что его не послушают, попытался хотя бы порисоваться перед камерой и прорекламировать свою партизанскую ячейку.

Для местных мужчин «охота на мед» — это одновременно ритуал, спорт и хобби. Что-то вроде рыбалки, только гораздо опаснее. Здешние дикие пчелы — не просто огромны, они — самые большие в мире, и кусают весьма болезненно. При этом гурунги не используют никакой защиты, разве что приносят в жертву духам петуха. Охотники лезут на отвесную скалу по веревочной лестнице в шортах и футболках, молясь и надеясь на чудо. К счастью, оно происходит: улей с великим трудом обворовывают и принимаются за мед.

Сам Рафаэль попробовал только чуть-чуть — предпочел снимать фильм до конца. Эффект от меда он сравнивает с абсентом. Зато его переводчик Дипак сильно переборщил, и на него мед подействовал сурово. У парня начался тремор, рвота, легкие галлюцинации и сильное опьянение. В итоге один из гурунгов потащил бедолагу вниз на своем горбу — и это самый забавный момент фильма. В конце все вместе добродушно смеются над очнувшимся Дипаком, но он не в обиде и веселится за компанию.

Спустя три года после путешествия Треза за медом приехал VICE — и снял собственный док.

Он получился менее аутентичным, зато с профессиональным оборудованием, режиссерской постановкой и обаятельным ведущим «психоактивной» рубрики журнала в качестве режиссера.

Читайте также  Мартинас Милкевичюс: эстетика хмурых пейзажей

Журналист Абдулла Саид приезжает в Аннапурнский горный массив, где его встречает целая делегация гурунгов с самогоном и гашишом. Однако, в отличие от Рафаэля Треза, Саид прибывает в относительно цивилизованное место. Местные жители фотографируют его и даже добавляют в друзья на фейсбуке. Это несколько расстраивает журналиста: он-то искал аутентичных дикарей. Однако последующий поход за медом не разочаровывает: никаких новых технологий, все та же смертельно-опасная акробатическая операция на отвесной скале.

Оканчивается все ритуальным поеданием меда. Один из старейшин объясняет, что гурунги едят его не для развлечения, а в качестве лекарства и средства продления жизни. Но, намекает он, чуть-чуть для удовольствия дозволяется и переборщить…

Адбулла Саид пробует мед и описывает свои впечатления: телесно все очень странно, словно его одновременно пробивает холод и жар, в плане влияния на психику все похоже на небольшие дозы псилоцибина. Однако мед еще более непредсказуем: он может вызвать и отравление, и похмелье, и сексуальное возбуждение, и еще много чего.

Так в чем же секрет галлюциногенного меда?

Секрет галлюциногенного меда до сих пор не разгадан до конца. Известно, что дикие пчелы собирают нектар не с одного растения, а с целой группы различных цветков, содержащих нейротоксины. Так что в разное время года и в разных долинах его действие будет отличаться.

Однако основной источник психоактивного эффекта — нектар рододендрона понтийского, который содержит андромедотоксин. Пчелы каким-то образом перерабатывают его — и, кажется, ученые до сих пор не разобрались с тем, что происходит с этим веществом. Попадает ли оно в организм напрямую, или пчелы производят из него что-то иное — неясно. И у исследователей не так много времени на то, чтобы полностью раскрыть секрет галлюциногенного меда: гималайские пчелы вымирают, как исчезает и культура гурунгов.

Вокруг Мира

Начинаю рассказ о Непале, где в районе Аннапурны наш небольшой фото-отряд прожил пять дней с охотниками за медом диких пчел, снимая их за работой.

Я прилетел в Непал на три дня раньше, чем было необходимо, и сразу из аэропорта отправился в Бхактапур – древний неварский город к востоку от Катманду, обладающий большим количеством интересных архитектурных памятников.

Это третий по величине город в долине Катманду, который долгое время являлся столицей королевства, начиная с правления династии Мала. Бхактапур является родоначальником традиционного искусства и архитектуры, ремесленных работ, богатой культуры и религиозных фестивалей.

Чтобы войти в центральную часть города, необходимо купить вот такой красивый билет. Цена на сегодня, если не ошибаюсь, 1500 рупий:

Забросил вещи в гостинцу и сразу на прогулку:

Бхактапур – город застывшего времени. Гуляя по его центральной части, создается такое впечатление, что попадаешь в машину времени и переносишься назад лет на 500:

Площадь Дурбар являет собой целый комплекс исторических зданий, буддистских и индуистских храмов, дворцов, дворов и улиц в центре старого города:

Первое, что бросается в глаза, это невероятная резьба по дереву и камню:

Это не последствия землетрясения, а всего лишь разбор старого дома:

Улицы исторической части города вымощены кирпичом и выглядят очень здорово:

Площадь Таумадхи, здесь расположено два самых важных храма города Нятапол и Бхайрав, а также стоит деревянная колесница в которой во время фестиваля Бискет возят статую Бхайравы (ужасающее воплощение Шивы):

Горожане и туристы отдыхающие на ступенях храма Ньятапола:

Вокруг площади есть несколько гестхаусов с ресторанами на крыше, хорошие съемочные точки где можно удачно сочетать съемку с обедом:

Компанию за обедом мне составил вот этот товарищ:

Еще одна не плохая видовая точка – маленькое кафе на верхнем ярусе одной из пагод:

Самый выдающейся храма Непала – пяти ярусная деревянная пагода Ньятапола. Построенная в 1702 году, 30 метровая пагода является не только самым высоким храмом Непала, но и одним из лучших примеров традиционной храмовой архитектуры навар. Храм посвящён таинственной тантрической богине Сидхи Лакшми, чьё изображение скрыто внутри храма, и только жрецы могут лицезреть его:

Возвращаюсь на площадь Дурбар, где уже полным ходом идет подготовка в концерту который состоится вечером:

Памятник королю Бхупатиндру Малла:

Вернулся в отель, чтобы немного передохнуть, а ближе к вечеру поднялся на крушу в надежде на красивый свет:

Вид в сторону не туристических окраин города:

Вокруг города дымят трубы многочисленных кирпичных заводиков:

Красивого заката так и не случилось, потому я пошел на звуки музыки доносившиеся с площади Дурбар:

Коллектив выступал отлично, играя музыку на стыке этники и современной электронной музыки. Удалось пробраться «за кулисы» и сделать несколько снимков:

Охота за мёдом в Гималаях

Мне позвонили и пригласили стать свидетелем охоты за медом самых крупных в мире диких пчел Apis Dorsata Laborasia. Я слышал, что мед, собранный в Гималаях, имеет много питательных, лекарственных, афродизиакальных и галлюциногенных свойств. Поэтому я хотел принять участие в этом приключении и запечатлеть некоторые моменты через объектив. На следующее утро я отправился в деревню Таджи в горах района Ламджунг, а уже через день с друзьями из местных жителей мы пробирались через густые джунгли к месту сбора.

Команда из 8-9 человек из общины Гурунг готовилась к самому ожидаемому дню в году — Дню охоты. В дебрях джунглей они разбили лагерь и последние четыре дня готовились к охоте за медом — плели веревки и лестницы из лозы и бамбука, расчищали подходы и совершали иные необходимые приготовления.

Несколько мужчин уже были на скале, а другие готовили еду на берегу местной реки Дордхи. Они поделились со мной пищей и после сочного Дал-Бата мы направились к скале. В течение тридцати минут ходьбы каждый мой шаг был битвой между жизнью и смертью. Если поскользнуться, то костей не соберешь.

Как только мы добрались до места, зависшие агрессивные дикие пчелы приветствовали нас. Я должен был сидеть как статуя, чтобы избежать укуса пчел, ведь их может спровоцировать даже малейшее движение. Но охотники бегали туда-сюда как у себя во дворе и, казалось, эти пчелы имели с ними мистическую связь.

Вскоре началась охота. С голыми руками и ногами, без какой-либо защиты, они начали свою дело, в котором единственная ошибка может стоить жизни. «Если я соскользну, я разобьюсь как яйцо об бетонный пол», — сказал мне Далей Гурунг, один из охотников.

В группе было разделение труда и поразительная координация. Молодые ребята были заняты созданием дыма из горящих зеленых листьев, чтобы отвлечь пчел и сделать их послушными, в то время как опытные охотники взяли на себя трудные и рискованные задачи.

«Мы разрушили их дом, забрали всю их еду и убили детей. Это нормально, когда на теле есть несколько укусов. Представим, если бы это случилось с нами, то мы бы использовали все свои силы и вызвали бы полицию, чтобы защитить нашу собственность и детей, не так ли? Они позволяют нам делать все, что мы хотим. Это их благодарность и милосердие к нам» — улыбаясь говорит 60-летний Ман Бахадур Гурунг, один из охотников за медом. Он научился этому мастерству у своих предков когда ему было 15 лет, а в этом году он проводит свою 45-ю охоту.

Читайте также  Туристическая сводка: названы лучшие страны для празднования Нового 2019 года

Весь день моя семейная фотография стояла у меня перед глазами, так как выживание было единственным, о чем я мог думать. Я был чуть ниже места охоты, рядом с дымом, сидел на висящей скале, делая фотографии с тканевой маской на лице. Мне запретили пробовать мед, напомнив о том, что мед имеет галлюциногенные свойства, а мне еще предстоит спускаться обратно с опасной скалы. Бесчисленные пчелы приближались к моему лицу и телу. Если я двинусь, они ужалят. Иногда я должен был останавливать сердцебиение. Но все же меня покусали. Я насчитал около 30 укусов. Мои глаза были прикованы к работе бесстрашных охотников, которые рисковали своей жизнью, продолжая свои традиции и сохраняя живым свое ремесло. Мое лицо горело так, словно меня обсыпали порошком из перца чили. Только окунув голову в холодную воду я испытал временное облегчение.

С медом в рюкзаке, я шел в сторону деревни, разговаривая с охотниками. Меня печалил тот факт, что после всех этих испытаний и продажи меда каждый охотник заработает меньше $50. Но, с другой стороны, мне так повезло, что я пережил эти мучения и стал свидетелем невероятного приключения. Меня переполняла радость от того, что я в безопасности, что я получил оггомное удовольствие, сделал отличные снимки и принесу своей маме настоящего меда. Я чувствовал огромную радость жизни.

Автор: Санджей Кафле — путешественник, фотограф, блоггер

НЕПАЛпортал по материалам The Mountain News

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: