Градостроительные ошибки Москвы за последнее время - KRINTEL.RU

Градостроительные ошибки Москвы за последнее время

Архитектурные ошибки Москвы: 7 проектов «ни к селу, ни к городу»

Всемирный день архитектуры отмечается 5 октября. В Москве соседствуют друг с другом здания разных эпох и стилей. Однако нарушение законов градостроительства порой приводит не только к появлению спорных объектов, но и утрате ценности признанных архитектурных шедевров. Корреспондент РИАМО с помощью экспертов выбрал самые вопиющие ошибки архитекторов и новые проекты, которые угрожают архитектурному облику столицы.

ТЦ на Манежной площади

ТЦ «Охотный ряд» Фото: flickr.com, flowcomm

Несмотря на то, что сам торговый комплекс «Охотный ряд» скрыт от глаз прохожих под землей, элементы, выходящие на поверхность практически у стен Кремля, серьезно изменили вид Манежной площади.

«Основная несуразность этого объекта – в его наземных формах, искажающих облик города, в особенности Александровского сада – части объекта всемирного наследия «Московский Кремль». Напомню, что ограда сада в этом месте была физически уничтожена», – отмечает москвовед, защитник исторического облика столицы, координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

По его мнению, оптимальным решением было бы срыть эти архитектурные нелепости, засыпать выведенную на поверхность псевдо-Неглинную, которая не имеет ничего общего с историческим руслом реки и является обычной водопроводной водой, а также ликвидировать скульптуры различных зверей, установленные вблизи с Могилой Неизвестного солдата.

«Торговый комплекс «Охотный ряд» «задавил» пространственный выход сада в город и существенно нарушил торжественную атмосферу вокруг Могилы Неизвестного солдата», – пишет на своем сайте доктор архитектуры, профессор Сергей Заграевский.

Кремлевский Дворец съездов

Кремлевский Дворец съездов Фото: сайт Государственного Кремлёвского двореца

Еще одним строением, серьезно нарушившим ансамбль Московского Кремля, по оценкам многих специалистов, стал Дворец съездов. Вся история его создания напоминала нелепую гонку за чуждыми для Москвы и Кремлевской площади ценностями.

Проектирование велось практически одновременно со строительством, при активном участии Никиты Сергеевича Хрущева. После поездки генсека в Китай и посещения местного Дворца съездов, Хрущев дал срочное распоряжение по размещению в уже построенном здании просторного банкетного зала, что привело к появлению над основным помещением надстройки высотой в 10 метров. Тогда, в ответ на сомнения экспертов о том, что второй ярус закроет вид на Кремль, Хрущев произнес знаменитую фразу: «Закроем вид с одной стороны, так пусть смотрят на Кремль с других сторон!».

Кроме грубого нарушения архитектуры Кремлевского ансамбля, были принесены в жертву ряд хозяйственных построек XVIII-XIX веков, старое здание Оружейной палаты, Северное крыло Патриарших палат, Дом Синодального управления – их снесли для расчистки места под строительство Дворца съездов. Такое кардинальное изменение объекта культурного наследия стало причиной того, что ЮНЕСКО исключило Московский Кремль из списка памятников мирового значения. Статус комплекса был восстановлен лишь в 1990 году.

Москва-Сити

Фото: flickr.com, Mikhail Serbin

Это, пожалуй, самая известная официально признанная властями градостроительная ошибка. Московский международный деловой центр «Москва-Сити», который начали возводить в 1998 году при Юрии Лужкове, нынешний мэр Москвы Сергей Собянин назвал «градостроительной ошибкой».

Если художественная ценность объекта– вопрос вкуса, то выбор его расположения и концепция доминанты над старой Москвой оцениваются экспертами как крупнейшие архитектурные ошибки за всю историю города.

«По сути, бизнес-центр является высотным вызовом Кремлю. Его возведение продолжает печальную традицию московских властителей — расцентровку города. «Москва-Сити» пыталась стать современным аналогом опричнины – альтернативным центром города», — считает Рустам Рахматуллин.

В то же время, как отмечает профессор Заграевский, комплекс слишком близко расположен к центру, что тормозит задачу по его разгрузке, а само место оказалось дорогим и сложным для освоения. Он указывает на просчеты, связанные с транспортной проблемой вблизи ММДЦ, для устранения которых сегодня задействованы огромные финансовые и промышленные ресурсы города.

С точки зрения культурно-смысловой нагрузки, по мнению Рахматуллина она совершенно не отвечает сегодняшним реалиям. «В речных панорамах комплекс открывается как некий океанский город, доминирующий над Кремлем. «Москва-сити» — своего рода метафора господства Нью-Йорка над российской столицей, пришедшая к нам из 90-х годов прошлого века. Сегодня она не актуальна, но, к сожалению, это высотное наследие эпохи распада уже невозможно стереть с лица первопрестольной», – отмечает эксперт.

Памятник Петру I

Фото: flickr.com, Ana Paula Hirama

Гигантский памятник «В ознаменование 300-летия Российского флота», или печальной известный «Петр» Церетели, установленный на стрелке Москвы-реки в 1997 году – постоянный объект критики и насмешек. Однако помимо спорного облика, изваяние содержит грубую ошибку.

Постамент сооружения представляет собой ростральную колонну, которые по традиции устанавливали в честь победы над вражеским флотом. На колоннах закреплялись ростры — таран носовой части корабля — от захваченных судов. На памятнике же размещены ростры с флагами Российского флота — Андреевскими. По сути, памятник символизирует победу Государя над флотом собственной империи.

«К сожалению, уже 20 лет не удается исправить даже эту неточность, не говоря о полном демонтаже. И все же не нужно привыкать к этому произведению, художественное исполнение которого стоит его идейного содержания», – убежден координатор «Архнадзора».

Альфа Арбат Центр

Альфа Арбат Центр Фото: flickr.com, Puno 3000

Этот бизнес-центр был построен в 2005 году. Его внешний облик вызывает много споров, а вот мнение по поводу расположения единогласно – это градостроительная ошибка. Здание перегораживает вход на улицу Арбат и нарушает всю историческую архитектуру района.

«Многие годы на углу Арбата и Арбатской площади был «продух» – скверик. А теперь там бизнес-центр с неудобоваримым названием «Альфа-Арбат-Плаза». А рядом – «задавленный» ресторан «Прага», бывшая высотная доминанта местного значения», – пишет Заграевский.

Памятник князю Владимиру

Фото: Фотобанк МО, Татьяна Коробейник

Еще один монумент, который пока не установлен, но вокруг которого не утихают споры — памятник князю Владимиру, крестителю Руси, который планируется воздвигнуть на Боровицкой площади.

«Размещение многоэтажного фигуративного монумента, кому бы он ни был посвящен, на Боровицкой площади недопустимо. Памятник такого масштаба и качества не должен стоять перед шедевром мировой архитектуры — домом Пашкова, превращая красивейшее здание Москвы в свою кулису и сопоставляясь с ним по высоте», – считает Рахматуллин.

По мнению эксперта, будущий монумент, чьи художественные достоинства под вопросом, не вправе перечеркивать ценность шедевра, признанного всем миром. «Дом Пашкова – абсолютная ценность, а современное произведение – относительная. Защита дома Пашкова есть подлинный консерватизм, а защита гигантского монумента, которого пока нет, — мнимый», – резюмирует москвовед.

Переезд здания Госдумы

Фото: flickr.com, Michael Chu

Эксперт также раскритиковал планы по переводу Госдумы РФ с Охотного ряда на окраину Москвы, которые активно обсуждались несколько лет назад, когда были увеличены границы Москвы. Охотный ряд – часть московского форума, который составляет полукольцо центральных площадей. Несмотря на постоянные попытки расцентровки Москвы путем возведения различных архитектурных объектов и переносу госучреждений в другие районы, его право считаться сердцем столицы оспорить сложно.

Решение о переносе Парламента из Охотного Ряда в Мневники – спальный район, низкое луговое место, по мнению Рахматуллина, стало бы «антиримским, антиимперским жестом», противоречащим геополитическому самоощущению современной России.

Но главное в вопросе переезда – угроза сноса, которая после переноса ГД нависает над историческим зданием. «Подоплека происходящего – коммерческий размен между городскими хозяйственниками и инвесторами. В случае, если решение утвердят, над историческим зданием, в котором Госдума размещается сейчас, нависает угроза уничтожения по аналогии с гостиницей «Москва». Не случайно мэрия до сих пор отказывает этому зданию в охранном статусе», – утверждает Рахматуллин.

Анна Семенова

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите «Ctrl+Enter»

Градостроительные ошибки Москвы глазами девелоперов

Градостроительные ошибки можно разделить на две категории. В одну из них входят объекты, которые мешают жить городу, создают транспортные проблемы. Не так давно Дмитрий Медведев признал, что москвичи теряют время в пробках именно из-за градостроительных ошибок. Вторая категория более индивидуальная, так как в нее входят здания, которые портят внешний вид города. А здесь у каждого собственное представление о прекрасном. Однако есть особые архитектурные «шедевры», которые вызывают нарекания практически у каждого москвича.

Категория первая

Если говорить об объектах, создающих транспортные проблемы, то это, прежде всего, — Москва-Сити. Мэр Сергей Собянин назвал этот объект ошибкой, который уже создает транспортные проблемы, а в будущем они будут только увеличиваться. По мнению Ирины Могилатовой, генерального директора агентства недвижимости TWEED, «скопление небоскребов не только портит парадные виды Кутузовского проспекта, но и грозит коллапсом всей транспортной системы Красной Пресни, после того как начнет функционировать в полную силу. Сити надо было строить в отдаленном районе и подводить к нему всю необходимую инфраструктуру, а на его месте возводить элитный квартал». Однако есть жители, которым нравится силуэт этого комплекса. Так, Денис Попов, управляющий партнер Contact Real Estate, считает Сити удачным проектом. «Конечно, надо развивать транспортную инфраструктуру этого района. Но в целом, это новая положительная веха в развитии элитного рынка столицы».

Много нареканий вызвал и ТРЦ «Европейский». Денис Попов отмечает, что « ТРЦ Европейский – самый успешный бизнес-проект, но его там просто не должно было быть в принципе. Город не может существовать без площадей, хоть они и являются лакомым кусочком для девелопмента. Однако строительство торгово-развлекательных комплексов на площадях вызывает постоянные пробки, это гигантская нагрузка на и так большой транспортный узел – вокзал-метро. Даже сам город признал, что реальный построенный объект в несколько раз превысил разрешенный проектом объем, и уже задним числом были согласованы размеры ТРЦ».

Вадим Ламин, управляющий партнер агентства недвижимости SPENCER ESTATE, к этому списку отнес «огромные ангары напротив вокзалов. Мало того, что они обладают весьма спорными архитектурными достоинствами, загораживают действительные архитектурные шедевры, но они еще и создают пробки там, где их по определению не должно быть. То же офисные центры на Садовом. Когда объект на пересечении с Долгоруковской заработает в полную силу, эта часть кольца превратится в одну большую пробку».

Бельмо на глазу столицы

Список зданий, портящих облик Москвы, велик. К сожалению, последние годы город терял свою уникальность. Ирина Могилатова считает, что «градостроительные ошибки Москвы тянутся еще из прошлого. Начиная с 1930-х годов, в Москве последовательно уничтожались ценные исторические кварталы. Во времена Хрущева и Брежнева красивые старые районы с городскими усадьбами, вместо того чтобы реставрироваться, наводнились дешевыми панельными домами. Особенно в этом смысле пострадали район Арбата, Патриарших прудов».

Читайте также  9 правил похода, которые обязан соблюдать любой уважающий себя турист

Много споров вызвал памятник Петру Первому на Москве-реке. Мэр города назвал его «нелепостью». Однако к этому силуэту уже привыкли, и Петр останется на своем месте.

К эстетическим ошибкам, по мнению Ирины Могилатовой, надо отнести подземный торговый центр под Манежной площадью, здание Swissotel Красные Холмы, проглядывающего во всех исторических панорамах города, начиная с открыточного вида Красной площади. «Еще меньше поддается логике снос гостиницы «Москва» и строительство на ее месте полного аналога этому громоздкому и чуждому этому месту здания».

Денис Попов добавляет к этому здание по адресу Старый Арбат, 2, бывший офис ТНК-ВР, дом на Новом Арбате, 27, и «Дом на Мосфильмовской». По его мнению, здание на Старом Арбате очень высокое и массивное и заслоняет собой все исторические особняки этой прекрасной улицы. «Новый элитный дом» на Новом Арбате явно не украсил его. А «Дом на Мосфильмовской» переборщил с высотой. «С территории Мосфильма высотку видно даже из съемочных павильонов, что затрудняет съемку фильмов – башня торчит из-за декораций».

Вадим Ламин считает, что дом «Стольник» ужасно диссонирует с окружающей действительностью. В тихих переулках Остоженки творение из стекла и бетона выглядит совершенно чужеродным.

Что делать и как жить?

Настало время традиционного русского вопроса: «Что делать?» Ответ же на него вряд ли можно считать оптимистичным. С этим надо жить и попытаться сгладить явные промахи. Главное – не допускать подобного в будущем.

Денис Попов считает, такие градостроительные ошибки исправить невозможно, «так как это было бы связано фактически со сносом больших объектов недвижимости, генерирующих огромные денежные потоки. Этого никто не допустит. Незыблемое существование подобных «городских неудач» стало возможным в силу высокой доходности этих проектов. А, как известно, «нет такого преступления, на которое не пошел бы коммерсант ради прибыли в 300 %»». Чтобы таких проблем не возникало в будущем, надо иметь четкий Градостроительный план.

Вадим Ламин также считает, что исправить существующие ошибки практически невозможно, хотя и были подобные примеры. «Снесли же почти построенный торговый центр на Войковской, поняв, что он сужает проезжую часть. Был прецедент переноса скульптурной группы Церетели в Парке Победы на Поклонной горе. Но все-таки строительство – это ответственный и дорогостоящий процесс». Вадим считает, что текущую ситуацию может изменить только общественный и экспертный контроль. «Растущая общественная активность граждан вполне в силах поставить заслон на пути подобных «ляпов». Смотрите, какой протест вызвало планируемое расширение Комсомольского проспекта».

Итак, никто не должен оставаться в стороне, когда его родной город изменяется в худшую сторону. Однако хочется надеяться, что и власти не «закроют на это глаза». Ведь снесли же огромную и ненужную гостиницу «Россия», а на ее территории планируют разбить парк.

Здесь будет город-суд: почему в Москве стало больше градостроительных конфликтов

На прошлой неделе Минюст приравнял градозащитную деятельность к политической. Учитывая, что называние деятельности политической в России является элементом репрессивного аппарата, — это тревожный сигнал. В течение последних полутора лет градостроительная повестка Москвы разворачивается вокруг градостроительных конфликтов —попыток застройки парков Дружбы, «Дубки» и «Торфянка», точечной застройки в Тропареве, строительства апартаментов в Теплом Стане, застройки сквера у гостиницы «Спутник», строительства «Дороги Смерти» в Раменках, застройки экспериментальных полей Тимирязевской Академии и Научной Долины МГУ, строительства Северо-Западной хорды, сноса Таганской АТС и многих других.

Конфликты сопровождаются митингами, на которые выходят сотни человек, написанием петиций, под которыми подписываются тысячи человек, десятками и сотнями обращений в различные органы власти, начиная от районных управ, заканчивая Администрацией президента. Горожане создают общественные движения и инициативные группы: Оборона Головино, Оборона района Аэропорт и другие. Вокруг муниципального депутата района Зюзино Константина Янкаускаса сформировался «Комитет 42» , названный так в честь 42-й статьи Конституции РФ, гарантирующей гражданам право на благоприятную среду. Инициативные группы из разных районов знакомятся друг с другом, обмениваются опытом, поддерживают друг друга на митингах. Так, на митинге против строительства апартаментов в Теплом Стане можно было увидеть людей с флагами Левобережного района, а на митинг в Тропарево-Никулино поддержать протест жителей приехали муниципальные депутаты из Зюзина и Ивановского. Муниципальный депутат Гагаринского района Елена Русакова, в свое время сумевшая отстоять Ленинский проспект, приведя на общественные слушания почти тысячу жителей, консультирует инициативные группы, рассказывая об удачных практиках самоорганизации и мобилизации жителей. Иногда в градостроительных конфликтах слышен и голос профессиональных сообществ: так, письмо в защиту Таганской АТС подписали 36 ведущих специалистов в области архитектуры и градостроительства, а письмо в защиту полей Тимирязевской академии — десять бывших министров сельского хозяйства России и СССР.

Безусловно, градостроительные конфликты в Москве были всегда, однако за последнее время число конфликтов и масштабы самоорганизации горожан угрожающе растут.

В своей лекции «Москва — город-государство» Иван Медведев, защитник прав жителей в судах по градостроительным конфликтам и по совместительству участник протестов против строительства «Дороги Смерти» в Раменках, подробно описывает конфликтогенные особенности московского градостроительного права. Среди ключевых особенностей — отсутствие Правил землепользования и застройки, строительство на основании градостроительных планов земельных участков и согласование документов на строительство Градостроительно-земельной комиссией, деятельность которой не описана никакими регламентами и не имеет под собой никаких правовых оснований, а также то, что общественные слушания по градостроительным вопросам проводятся по инициативе мэрии.

В целом положение жителя российского города в соответствии с текущим российским градостроительным правом и так незавидно — из инструментов влияния на градостроительную политику у него есть только общественные слушания и возможность писать жалобы в администрацию. Московские же особенности делают эти инструменты по сути дела бесполезными, и москвичам остается только полагаться на благосклонность чиновников и добросовестность застройщиков. Однако надежды на это мало.

Строительная отрасль болезненно реагирует на экономический кризис, что заставляет ее действовать решительно и далеко не всегда в законном поле. Работающие с застройщиками чиновники это понимают и закрывают глаза на протесты жителей, нарушения в документах и вопросы этики и морали.

Экстремальные экономические условия и готовность жителей протестовать против строительства заставляют чиновников и бизнес изобретать новые способы борьбы. Так, в Москве сформировался рынок услуг силового сопровождения застройки. Например, против защитников Парка Дружбы из Брянска приезжали автобусы с крепкими молодыми людьми в спортивных костюмах и бывшими боевиками Новороссии, в парке «Торфянка» действует организация «Сорок сороков» и многие другие. Молодые люди избивают протестующих, причем, как правило, это происходит на глазах у полицейских, которые не вмешиваются, до тех пор пока не получат команды разогнать жителей. Полиция в градостроительных конфликтах всегда принимает сторону застройщика, и единственный случай неповиновения полицейского приказу разогнать жителей закончился для него отставкой и судебным разбирательством .

Помимо активного силового сопровождения чиновники и застройщики используют всевозможные уловки — внезапное начало строительных работ в праздничные дни, ночные работы (законодательно запрещенные), инициирование согласовательных комиссий, которые идут, пока продолжается стройка, привоз дополнительных участников на санкционированные митинги жителей с целью превышения численности и многие другие. Некоторые из них касаются правовых вопросов. Например, чиновники любят ссылаться на результаты публичных слушаний, которые якобы проводились по проекту застройки территории за 10-15 лет до конфликта. Или же издавать множество дублирующих документов, например, четыре градостроительных плана земельного участка (ГПЗУ) на один и тот же участок, датированные одним днем. В конце концов, их главной задачей является путать жителей до тех пор, пока стройка не закончится и объект не будет введен в эксплуатацию. На данный момент нет известных прецедентов, когда незаконно построенный объект сносился по решению суда в результате обращения жителей, проигравших в градостроительном конфликте. Сегодня в суде рассматривается дело по признанию незаконной пристройки к гимназии 1543 в районе Тропарево-Никулино, которое может создать прецедент решения в ту или иную пользу.

Серьезной проблемой для жителей, борющихся за свое право на город, является то, что зачастую в качестве победы в градостроительном конфликте рассматривается публичное заявление застройщика или чиновников об отказе от строительства. Однако это не так — подобное заявление, если оно не подкреплено изменениями в градостроительной документации, не имеет никакого значения. Некоторые конфликты в действительности не завершились и пребывают в латентном состоянии. Так, Владимир Путин на прямой линии гарантировал отказ от застройки экспериментальных полей Тимирязевской академии , однако это не повлияло на ситуацию.

К сожалению, к модерированию градостроительных конфликтов пока редко привлекаются специалисты в области градостроительного права и планирования, в связи с чем понять, завершился конфликт в пользу жителей или же требуется дополнительная работа по изменению документов территориального планирования, зачастую оказывается некому. И на этой правовой безграмотности горожан могут играть чиновники и застройщики.

Самым большим вызовом для горожан является то, что система градоуправления в Москве характеризуется изрядным правовым нигилизмом. По сути дела нет никаких инструментов, которые бы приводили к гарантированному результату. Несмотря на митинги, письма в инстанции, работу общественных организаций и локальных политиков Таганская АТС снесена, строительство «Дороги Смерти» начато, сквер у гостиницы «Спутник» застраивается, к идее варварской реконструкции Ленинского проспекта власти Москвы могут вернуться в любой момент. Люди, участвовавшие в протестах, чувствуют растерянность и злость от того, что большая работа, которую они проделали в защиту своих ценностей, своей среды не привела к результату.

Чиновники и девелоперы любят говорить о жителях пренебрежительно, в духе того, что «им бы только протестовать» , как будто участие в градостроительном конфликте — это какое-то хобби или психическое отклонение. Но это далеко не так — горожанин, протестующий против застройки парка олимпийским футбольным полем или модульным храмом, протестует потому, что он считает себя участником процесса производства городского пространства, обладает своим видением и пониманием того, каким образом должна быть организована городская среда. И он возмущен тем, что его видение не учитывается, что его не только не спросили, но и не хотят слушать, что за него кто-то решает, как ему ходить, где гулять и чем дышать. При этом он понимает, что городская среда — это коллективная ценность, некая общая вещь, решение о которой можно принимать только сообща и только на консенсусных основаниях.

Читайте также  Прогулка по частному острову на Сейшелах

Производство консенсуса — это сложная работа, а чиновники и застройщики не хотят действовать сложно там, где можно продавить решение силой. И пока для них не станет очевидна выгода от сложных решений, будут разгораться все новые и новые конфликты. Несмотря на определение Минюста, желание влиять на градостроительную политику — это не совсем политическая деятельность. В своей основе оно несет ценности, перед которыми едины носители любых политических взглядов: ценность благоприятной жилой среды, ценность земли и ценность человеческого достоинства.

Градостроительные ошибки Москвы за последнее время

Трасса между Южным Бутово и Коммунаркой, Москва, Россия

Трасса, соединившая московский район Южное Бутово с поселком Коммунарка в 2015 году, не учитывает градостроительный контекст территории. Появление магистрали может привести к изоляции примыкающих к ней жилых массивов, в том числе строящегося ЖК «Бунинский», и снижает связанность улично-дорожной сети.

Район Хай-Пойнт, Сиэтл, США

Хай-Пойнт, старый жилой район города, был полностью модернизирован в 2000-е. Одной из ключевых задач редевелопмента было создание тесных пространственных связей с прилегающими районами и формирование комфортной, стимулирующей пешеходные перемещения улично-дорожной сети.

ЖК «Царицынo», «Царицынo-2», Москва, Россия

Проект нового микрорайона в районе Бирюлево Восточное включают в себя более 500 тыс. м 2 жилья. Строительство двух ЖК ведется с 2006 года, сроки сдачи неоднократно переносились по вине застройщика, не справившегося с обязательствами. Осенью 2017 года стало известно, что проект будет передан новым инвесторам.

Район Ватхорст, Амерсфорт, Нидерланды

Проект нового района в пригороде Амерсфорта предусматривал создание 11 000 жилых ячеек. Мастер-план определил ключевые параметры застройки, после чего объемно-планировочные решения разных участков разработали более 40 архитектурных бюро, а освоение велось поэтапно разными застройщиками. Такой подход обеспечивает экономическую устойчивость проекта и возможность быстро адаптировать отдельные решения к новым условиям.

Район Квиллебакен, Гетеборг, Швеция

Мастер-план района, появившегося на месте промышленной зоны, разрабатывался без предварительных исследований и анализа градостроительного контекста. В результате, несмотря на комфортный масштаб застройки и благоустройство общественных пространств, в районе не сформировалась активная и разнообразная городская жизнь.

Район Фэллоу-Лэнд, Вена, Австрия

Участок, на котором сформирован новый район, был типичным примером земель отчуждения: транспортная и инженерная инфраструктура накладывала значительные планировочные ограничения на освоение территории. Строительству района предшествовало несколько лет исследо-ваний: проект был выбран на основе открытого международного конкурса и затем доработан с учетом интересов жителей, застройщика, городских служб и других стейкхолдеров.

Строительство Северо-Восточной хорды через парк «Кусково», Москва, Россия

Проект строительства транспортной магистрали через парк «Кусково» не был вынесен на общественное обсуждение, что привело к серии протестов со стороны природоохранных, общественных организаций и местных жителей.

Благоустройство центра Липецка, Россия

Планы благоустройства центра города, разработанные К Б Стрелка, обсуждались на встречах с участием жителей, стейкхолдеров и широкого круга экспертов, что позволило обеспечить прозрачность процесса и учесть интересы и предложения всех заинтересованных сторон на ранних стадиях проекта.

Микрорайон Ясенево, Москва, Россия

Результатом проектирования спальных районов с высоты птичьего полета стала потеря сомасштабности человеку, слишком большие общественные пространства и, как следствие, формирование монотонной и некомфортной городской среды.

Район Хафенсити, Гамбург, Германия

Мастер-план нового района в бывшей портовой зоне основывался не на красоте панорамного обзора, а на наборе параметров, регулирующих плотность уличной сети, высотность и типологию зданий, связанность общественных пространств, что позволило создать комфортную с точки зрения пешеходов городскую среду.

Развязка на пересечении МКАД и Профсоюзной улицы, Москва, Россия

Транспортное планирование с приоритетом автомобильного транзита изолировало примыкающие районы, создало пространственные барьеры в городской среде, затруднило движение общественного транспорта и снизило возможность пешеходных перемещений. Кроме того, формирование скоростных транзитных магистралей вместо плотной сетки улиц решает проблему транспортных заторов лишь на короткое время, в дальнейшем только способствуя их увеличению.

Ланкастер-бульвар, Ланкастер, Калифорния

Трансформация транзитной магистрали
в бульвар включила сокращение полос движения, снижение скоростного лимита, организацию велодорожек и устройство мест для отдыха на озелененной разделительной полосе. Это решение способствовало активизации пешеходных перемещений, появлению на бульваре новых магазинов, ресторанов, культурных учреждений и экономическому росту района в целом.

Топ-10 градостроительных ошибок Москвы XXI века

В сентябре в Москве состоятся муниципальные выборы. Дмитрий Гудков и Максим Кац организовали проект по выдвижению независимых москвичей в советы депутатов. На сегодняшний день 1220 человек в 125 районах собираются выдвигаться. Если хотите помочь этому, оставив подпись за кандидата в вашем районе, то заходите сюда: mundep.gudkov.ru/signatures

Эта серия постов – совместный проект с Максимом и Дмитрием.

Сейчас местное самоуправление в Москве почти отсутствует. Места в советах занимают врачи и учителя, скучающие на собраниях и голосующие так, как им скажут сверху. Ведь в том числе и отсутствующее местное самоуправление позволяет мэрии совершать нелепые градостроительные ошибки, которые никогда не воплотились бы, будь в Москве адекватные депутаты, способные проанализировать и сообщить обществу о проблемах на этапе планирования, организовать протест.

Но местного самоуправления в столице нет, так что взгляните на 10 крупнейших градостроительных ошибок города за последнее время:

Изначально история неплохая – визитная карточка новой Москвы! Небоскребы в одной точке, красивые виды, почему бы и нет? Но вот с реализацией что-то пошло не так. Несмотря на то, что проекту больше 20 лет, до сих пор не решены транспортные проблемы. Все, кому приходится туда приезжать, это прекрасно знают. В таких случаях логично было бы вначале подумать о транспортной инфраструктуре, а уже потом лепить московский Манхэттен, но у нас не ищут легких путей. Вначале строим дом, потом дорогу.

Кроме того возникает вопрос: а зачем все это? То есть зачем растет вверх Гонконг, всем понятно. Зачем растет Нью-Йорк, а точнее нижний Манхэттен, тоже ясно. Это естественный рост, когда физически не хватает места, и приходится забираться всё выше и выше, чтобы все могли уместиться. Москва-Сити же до сих пор стоит в окружении гигантских промзон и пустырей! Казалось бы, проще было бы размазать высотки на среднеэтажные дома в каком-нибудь районе или вставлять небоскрёбы точечно в сложившейся застройке, чем тащить кучу людей на маленький клочок земли.

Другая проблема – вымирание места по ночам, когда все клерки уезжают, а «Афимолл» закрывается. Там элементарно нет точек притяжения. И жителей, которые бы оживляли улицы (которых там тоже нет).

Сегодня Москва-Сити – место крайне неприятное, находиться в этом районе можно только по делам.

В то время как весь цивилизованный мир понял, что нет счастья в микрорайонах, мы продолжаем идти своим путем. Встречайте новые районы Москвы! Начать с той же Некрасовки!

Практически во всех новых районах плохо всё: огромные дома с ячейками и нарушенными социальными связями, пренебрежение принципом человеческого размера застройки, отсутствие дворов, транспортные проблемы и адская маятниковая миграция, шоссе вместо улиц, вымирание территории в дневное время из-за отсутствия рабочих мест, торговые центры вместо уличного разнообразия и так далее.

Всегда удивляло «конкурентное» преимущество таких домов в шаговой доступности от метро из рекламных брошюр – какой в этом смысл, если утром можно прождать лифт минут 10?

Пока все эти районы – бомба замедленного действия. Очень скоро у людей изменится представление о комфортном жилье, появится спрос на другое качество городской среды, а квартиры в муравейниках начнут обесцениваться. Дальше всё как было в США и Европе: образованное обеспеченное население будет срочно переезжать, их места займут мигранты, малообеспеченные люди. Такие районы будут сносить ещё при нашей жизни, вот увидите.

Стоит отметить, что последние годы город не согласовывает массовые проекты микрорайонной застройки, плюс новые жилые комплексы чаще всего имеют пешеходные дворы и магазины на первых этажах со стороны улицы. Но это не снимает актуальности вопроса реанимации уже построенных ошибок.

О! Когда говоришь, что Третье транспортное надо снести, народ крутит у виска и хочет дать тебе в лоб! Да, дорогие читатели, ТТК было ошибкой! И хорошо, что Лужков не успел построить Четвертое кольцо.

Есть такое понятие, как «второй контур дорог» – это сеть скоростных автодорог, которые проходят вне улиц города. То есть улицы для людей, велосипедистов, общественного транспорта, жилья, магазинов, школ и прочего, а дорога – только для машин. Такие городские дороги проводят через промзоны, в створе железных дорог и иных местах, где они не пересекаются с жителями и уличной активностью. В России подобной дорогой является Западный скоростной диаметр в Санкт-Петербурге.

В Москве же плюют на жителей и всех других, превращая улицы в монстров. Была полноценная улица – стало выжженное место:

Подобная прокладка автодорог по улицам делает плохо всем, даже автомобилистам:

  • Бессветофорные улицы разрывают районы и становятся причиной адских перепробегов;
  • Второстепенные улицы блокируют основной ход, потому что они примыкают под 90 градусов в силу сложившейся застройки;
  • Бессветофорные улицы забивают все остальные улицы, потому что трафик не дозируется светофорами – получается одна огромная глухая пробка вместо плотного движения от светофора к светофору;
  • Улицы не приспособить для безопасной скоростной езды, даже если закидать их асфальтом, поэтому они в принципе опасны для водителей.

В случае с Третьим кольцом всю северную часть магистрали надо либо закапывать, либо уводить по другой трассировке, где дорога не будет разрывать районы и мешать жителям, а машинки смогут безопасно гнать. И, естественно, кольцо должно быть платным в дневное время, иначе от пробок не избавиться.

Список проблем от бессветофорных вылетных магистралей аналогичен ТТК. Только эффект ещё хуже, а последние реконструкции усугубили ситуацию во всём городе.

Пять ошибок московского Сити

Новый мэр столицы Сергей Собянин назвал деловой район Москва-Сити градостроительной ошибкой. Мы попытались разобраться, в чем конкретно заключаются ошибки, кто в них виноват и будет ли проведена работа над ними

«Одно из последних “ноу-хау” — комплекс Москва-Сити. Он рассчитан на на 300 тысяч рабочих мест, и при этом в нем предусмотрено всего 30 тысяч парковочных мест. А если туда приедет 500 тысяч человек? Мы устроим мгновенный коллапс в центре города», — заметил новый столичный мэр.

Сергей Собянин раскрыл секрет Полишинеля. Ведь бездарное решение транспортного вопроса в Сити уже давно очевидно для всех.

Читайте также  9 географических названий, которые не давали нам покоя всю жизнь

Ошибка первая: неправильное место

Тут есть два аспекта. Первый — Сити расположен слишком близко к к центру города. Главная задача нового делового района заключается в том, чтобы разгрузить центр города. Для этого в пригороде Парижа был построен район La Defense, а в удаленном районе Лондона — Canary Wharf. Идея Москвы-Сити была аналогичной, но преодолеть притяжение центра нашему Сити не удалось: до дома правительства на Краснопресненской набережной меньше двух километров, до Кремля — четыре километра. В масштабе Москвы это очень мало. То есть основную задачу увода из центра города офисов, машин, нового строительства Москва-Сити не решает.

Аспект второй: выбранное для строительства место очень сложное и дорогое для освоения. До прихода строителей это была промзона, здесь не было ни сетки дорог, ни коммуникаций. Когда проект начинался, английские архитекторы, к примеру, удивлялись: «Почему выбрали именно это место? В Москве же есть площадки, для развития которых потребуется значительно меньше ресурсов. А сюда надо вложить огромные деньги». Огромные деньги в расчистку площадки, подвод коммуникаций, создание транспортной инфраструктуры были вложены городом. С точки зрения транспорта эти расходы оказались недостаточными, и сколько еще нужно бюджетных денег, чтобы исправить положение, не знает сегодня никто.

Были ли альтернативные варианты размещения Сити? Конечно, были, но власти, похоже, их и не рассматривали. Самой радикальной была идея архитектора Михаила Хазанова. Он предлагал разместить новый Сити подальше от Москвы — примерно в районе Кубинки. Такой центр, где могли бы разместиться правительство и бизнес, задал бы принципиально другой вектор развития всему столичному региону, а нынешнего переуплотнения города уж точно не было бы. Впрочем, понятно, что такой проект не мог реализоваться как проект мэра Москвы. Таким проектом должен увлечься президент страны.

Ошибка вторая: Сити слишком велик

Понятно, что «мощная кучка» небоскребов — это весьма эффектная архитектурная композиция. Но 22 небоскреба с сотнями тысячами рабочих мест на небольшом пятачке земли создают сложнейшую транспортную проблему. Чтобы ее решить, необходимо произвести соответствующие расчеты. В случае Сити расчетов или не было, или они оказались совершенно несостоятельными. К тому же, когда проект начинали, речь шла о других, более скромных параметрах объектов. Но когда пришли инвесторы, этажность зданий была увеличена.

Если говорить об альтернативах, то можно было пойти по пути нескольких Сити в Москве. К примеру, ведущий научный сотрудник ЦНИИП градостроительства Александр Стрельников предлагал схему трех Сити, «нанизанных» на малое железнодорожное кольцо: площадь Гагарина, Лужники, Кутузово. Это позволило бы избежать гиперконцентрации офисов в одном месте и задействовать железную дорогу для пассажирских перевозок. Понятно, что такой проект намного дешевле, но он не был бы таким эффектным, как нынешний «крупнейший инвестиционный проект Европы».

Ошибка третья: несвязность с городской транспортной сетью.

Во время подготовки этой статьи я специально проехал по Третьему транспортному кольцу в районе Сити. Мрачные ощущения подтвердились. Трудно представить, но с внешней части кольца нет съезда в Сити! Очевидно, что эта грубая ошибка — недоработка городских планировщиков, разрабатывавших ТТК, но «забывших» про Сити. Хотя говорят, что профессионалы по прямому указанию Юрия Лужкова сократили многие съезды с Третьего кольца в центр. Якобы для того, чтобы «отсекать транспорт от центра».

И еще неприятный момент: как раз в районе Сити находится располагается самая узкая часть ТТК — всего три полосы в каждую сторону. То есть затор на кольце в районе самой главной стройки Москвы запрограммирован.

Ошибка четвертая: нехватка парковочных мест

В Сити очень мало парковочных мест. Еще до начала строительства около соседнего Экспоцентра было трудно припарковаться, сейчас в разгар стройки это сделать почти невозможно. Некоторые уже сегодня ставят машины в районе Кутузовского проспекта и переходят Москву-реку по пешеходному мосту. Трудно даже представить, что будет, если все здания достроят и появятся те самые 300 тысяч рабочих мест, о которых говорил Собянин.

Дефицит парковок нарастал постепенно. «Врали» уже изначальные расчеты: городские планировщики должны были для такого района предусмотреть намного больше машиномест. Скорее всего, нужно было уменьшить застройку и запроектировать дополнительные паркинги. Но это снижало бы выход площадей, поэтому на вопрос с парковками закрыли глаза. Ну и, как уже упоминалось, инвесторы увеличили этажность зданий по сравнению с первоначальными расчетамипланировщиков.

В некоторых зданиях парковок просто критически мало. Например, башня «Федерация» отказалась от подземной парковки: в комплексе из двух высоток площадью 420 тыс. кв. м оказалось всего 74 машиноместа. Глава Mirax Group Сергей Полонский то ли в шутку, то ли всерьез рассказывал несколько лет назад, что это сделано в антитеррористических целях: так невозможно подложить взрывчатку под небоскреб. Потом оказалось, что девелопер рассчитывал получить в Сити участок № 16, на котором можно было построить парковку на 3700 машиномест, но проиграл конкурентам. Некоторые критики говорят, что именно жадность ряда застройщиков, сокративших количество «невыгодных» парковок, и стала окончательной причиной нынешней острейшей ситуации.

Ошибка пятая: слабая схема общественного транспорта

«Проблема пробок и парковки в Сити решается просто. Надо поменьше ездить на автомобилях. В центре Лондона даже состоятельные люди передвигаются на метро, и все нормально», — оправдывают проектировщиков и девелоперов некоторые эксперты. Но тут есть два момента. Во-первых, теоретически резиденты Москвы-Сити могли бы пересесть на общественный транспорт. Но Москва все-таки не Лондон, и сначала надо было бы выстроить систему общественного транспорта. Будем объективны: большинство состоятельных людей столицы сегодня готовы мириться с пробками, но не готовы пересесть на метро или трамвай.

Во-вторых, система общественного транспорта в Сити очень слаба. Десятилетней давности планы властей по развитию общественного транспорта в этом районе впечатляли. Здесь должна были пересечься сразу нескольких новых веток метро. По малому железнодорожному кольцу должны были начать курсировать пассажирские электрички. Наконец, на одном из участков Сити должен был разместиться мощный транспортный терминал, который, правда, по московской привычке тех лет зачем-то нагрузили коммерческой составляющей из нескольких небоскребов. Терминал задумывался как пересадочный узел сразу нескольких видов транспорта: скоростного железнодорожного (поезда в международные аэропорты), метро, наземного транспорта. Все эти идеи многократно обсуждались, но по большинству из них нет даже проектов. Транспортный терминал остался на ранней стадии строительства: теперь его планируют сдать через два года.

Единственным способом добраться до Сити на общественном транспорте сейчас является новая ветка метро от «Александровского сада» и «Киевской». Но ветка эта короткая, с малым количеством пересечений с другими линиями, ее пропускная способность невелика. Так, летом 2010 года вице-президент «Сити» Дмитрий Ганкин говорил, что ветка не справляется с перевозкой работающих в деловом районе, нужно в три раза увеличить подвижной состав. Около станций метро на новой ветке нет перехватывающих парковок, так что совершенно непонятно, где люди, живущие за городом, могут оставить машину, чтобы воспользоваться подземкой.

Работа над ошибками

20 октября тогда еще кандидат в мэры Сергей Собянин, выступая перед кандидатами Мосгордумы, отметил, что Москва-Сити является градостроительной ошибкой, но проект надо реализовать до конца. 2 ноября тема Сити обсуждалась на закрытом совещании у вступившего в должность мэра Собянина. Основной упор был сделан на критическое положение с парковками. Назывались такие цифры: при предусмотренных проектом 21,6 тыс. машиномест деловому центру требуется чуть ли не в пять раз больше. Особый интерес вызвало предложение строить парковки на участках, где инвесторы так и не начали строительство. В качестве суммы инвестиций, необходимой для финансирования транспортной инфраструктуры в районе Москва-Сити и строительства двух новых веток метро, вскользь называлась цифра 68 млрд рублей.

От заседания правительства Москвы 16 ноября, где вопрос Сити вновь рассматривался, можно было ожидать конкретных решений. По крайней мере, Собянин уже приучил всех к тому, что практически каждый день от него поступают яркие новости: запретил парковку на Тверской, пообещал ликвидировать ларьки, приказал владельцам торговых центров на МКАД сделать качественные съезды. Однако это заседание правительства прошло тихо. Было решено создать штаб для решения оперативных вопросов, возникающих при реализации проекта «Москва-Сити». Штаб из муниципальных и федеральных чиновников возглавил главный московский строитель последних двадцати лет, первый заместитель мэра Владимир Ресин.

Общие задачи нового штаба понятны. Способствовать достройке зданий Сити, построить новые транспортные развязки, решить проблему с парковками и новыми линиями метро. Но почему же не были публично оглашены хоть какие-то решения? Ведь разбираться с конкретным объектом намного сложнее, чем написать программу решения транспортных проблем в городе из 30 универсальных пунктов. Легкие и красивые решения, к примеру, в вопросе парковок вряд ли возможны. Та же идея застройки участков, где строительство башен не началось, потребует разрыва инвестиционных контрактов, урегулирования вопросов с прошлыми владельцами, выплаты им компенсаций, проектирования и строительства. Это непростая работа, и она займет как минимум два-три года.

Итак, работа над ошибками начата. Кроме того, Сергей Собянин уже отменил стройку на Хитровке, распорядился убрать коммерческую составляющую в проекте под Пушкинской площадью. Можно ли говорить, что мы имеем дело с большой программой исправления неверных градостроительных решений прошлых лет? Как далеко новый мэр зайдет в пересмотре проектов? Вообще, по-хорошему, пересмотреть стоило бы сотни инвестиционных проектов. Потому что многие из них — тоже градостроительные ошибки: они разрабатывались во времена, когда все было можно, когда элементарные градостроительные аксиомы нарушались с особым цинизмом. Самые очевидные претенденты — проекты торговых центров перед Белорусским и Павелецким вокзалами.

Представляется, что крупномасштабной расчистки авгиевых конюшен, пересмотра правил игры и наказания тех, кто разрешал ошибочные и преступные стройки, не будет. Слишком много появится недовольных, слишком много влиятельных фигур включено в строительные схемы девелоперского рынка Москвы. Запрет одиозных строек и так создает ощущение свежего ветра. После многих лет градостроительного беспредела любая работа над ошибками воспринимается позитивно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: