Как-то ранним утром в Гамбурге - KRINTEL.RU

Как-то ранним утром в Гамбурге

Германия, Гамбург — отзыв

Moin, moin , или привет, Гамбург! Про орган, кролика, трансов и другие достопримечательности современного немецкого города. Билли Айдол forever✌ видео внутри)

Привет всем путешественникам!

Прошло две недели со времени моего возвращения из Германии. Поколесили мы по всей стране, но сейчас хочу рассказать о Гамбурге.

Один из крупнейших городов и порт Германии оказался совсем не пафосным, без небоскребов и быстрых машин, зато с улыбчивыми лицами простых жителей, сэйлами и (к моей радости)и приличным количеством русскоязычного населения)

История

Символом города является водонос Хуммель(дословно-шмель). Давным-давно, когда еще не было централизованного водопровода, воду в дома доставляли водоносы. Парень по имени Ганс был самым шустрым из них , несмотря на свою коренастую и неуклюжую фигуру. Когда он бежал по улицам с двумя ведрами воды, мальчишки дразнились и кричали ему вслед: «Хуммель,хуммель!» Но Ганс не мог отвесить им затрещин, потому что спешил доставить воду покупателю. Он мог только крикнуть им в след что-то обидное,типа-Klei mich am Mors!(что означает-поцелуй меня. в мягкое место) До сих пор можно услышать, как старые друзья шутливо приветствуют друг друга: Hummel, Hummel-Mors, Mors)) А вообще, здороваются по-другому)Читаем дальше)

Люди

Приветствуют местные жители друг друга просто- «Мoin», это приветствие характерно исключительно для севера Германии (в Баварии,например,приветствие звучит как Грюс Гот). В Гамбурге очень много иностранцев, в том числе беженцев из Африки. Мне так вообще показалось, что в этом городе есть все народы мира! На каждом шагу встречаются колоритные негры А заковыристые прически негритянок заставляли меня долго смотреть им вслед и думать-сколько же времени нужно потратить , чтобы наплести столько кос и косичек себе и дочке?! Очень была удивлена и обрадована, когда слышала русскую речь-много русских продавцов, провизоры в аптеке тоже говорят по-русски.

Есть целый русский район с русским магазином, в котором продаются русские продукты.

Везде тебе приветливо улыбаются и с такой же улыбкой провожают, причем чувствуется, что это не обязанность,а больше состояние души. Немцы очень рано начинают рабочий день, и в 5 утра уже работают кафешки, заманивая ароматной выпечкой и кофе первых посетителей на завтрак. Зато вечером после 19 сложно найти работающий магазин или кафе, да и на улицах людей немного, в основном туристы.

Звери

На лодочной станции я обалдела, увидев приличных размеров крысу, мирно перебегающую дорогу(рядом порт), не поверила своим глазам, узрев скачущего по газону кролика в центре модного района города, заслушалась пением лесных птиц , выйдя на мансарду нашего жилища недалеко от станции метро и краем глаза заметила серую белку на сосне, стоя все на той же мансарде.

Была поражена, увидев парня на доске на озере, все в общем как обычно-плывет парень на доске,помогает себе веслом, но плывет не один- на корме стоит черный лабрадор. Парень стал намеренно раскачивать доску, пытаясь столкнуть напарника в воду, но не тут-то было-мохнатый друг удержал баланс и парочка поплыла дальше

Погода

Погода меня конечно порадовала-утомленная волжским солнцем , я с удовольствием окунулась в гамбургскую прохладу)Температура была на 15 градусов меньше. Каждое утро шел дождь, даже не дождь, а такая мельчайшая пыль, и зонт был не нужен. После обеда выходило солнце , и в любой момент мог снова пойти дождик. Бывает здесь и жарко до +30,но во время моего визита такой жары не случилось)

Прогулки

Гулять по Гамбургу можно наверно бесконечно. Несмотря на то, что Гамбург один из крупнейших и густонаселенных городов Германии, а также крупнейший порт (повторяюсь), он уютен, нет в нем небоскребов и как-то не ощущается бешеный ритм жизни, скорей чувствуется жизнь по расписанию, но без спешки и аврала.

Немцы умудрились даже современный район города-Хафен-сити подружить с памятниками архитектуры-невысокие современные здания сооружены из кирпича в тон старинных домов, и все это составляет гармоничный пейзаж. Застроен район пока на 30%,полная реализация проекта запланирована на 2025 год, но уже сейчас картинка выглядит потрясающе.

Опоздание по расписанию: жизнь в Гамбурге глазами экспата

В путешествиях мы склонны воспринимать недостатки других городов как часть позитивного опыта, но при переезде это ощущение исчезает. Магистрант Гамбургского университета рассказывает, какие из стереотипов о Германии реальны, как провести воскресенье без похода в магазин и почему немецкие поезда постоянно опаздывают.

В Германии я часто вспоминаю анекдот про немецкий поезд, который опоздал на одну минуту и тем самым вызвал шок у пассажиров. Русский поезд в том же анекдоте приходит вовремя, что вызывает у всех не меньшее удивление.

Я переехал в Германию в сентябре прошлого года, чтобы отучиться четыре семестра в магистратуре Гамбургского университета. Многое в немецком образовании удивило меня (чаще в негативном ключе, но об этом в другой раз), однако еще большее удивление вызвала моя неспособность быстро и успешно адаптироваться к жизни в Европе. Я обнаружил, что даже самые привычные вещи, кажущиеся нам межнациональными и универсальными, другой народ может организовать в причудливом, известном и понятном только ему порядке.

Любой человек, впервые после долгого времени оказывающийся в Европе, рискует быть задавленным велосипедом — для многих немцев он составляет реальную альтернативу метро или автомобилю. Но велосипедисты не единственное препятствие на вашем пути. На второй день в Гамбурге я, желая пообедать известными карривурстами в самом центре города, внезапно обнаружил себя в толпе демонстрантов Fridays for Future [международное движение по борьбе с глобальным потеплением — прим. ред.]. Никто из демонстрантов не претендовал на сосиски с карри, но очередь к палатке с веганским фалафелем растянулась на всю площадь. Забота о природе распространена в Гамбурге настолько, что когда я приезжал в Россию на каникулы, первые дни я подсознательно искал рядом с мусорным ведром под раковиной второе — для пластиковых отходов.

Германия ассоциируется у нас с рациональностью, точностью и трудолюбием. Это классический набор стереотипов о Западе в принципе, но чаще всего мы используем их именно в немецком контексте. Не скажу, что на практике это совсем не так, но в Гамбурге мне очень часто кажется, что какие‑то вещи устроены либо нелогично, либо слишком рационально, отчего преимущества разумно устроенного общества — скорость, простота и понятность — теряются.

Начнем с простого примера.

Для немцев воскресенье — Familientag, то есть день, который нужно провести с семьей, а не в хозяйственных закупках. Работающие по выходным магазины облагаются дополнительным налогом.

Привыкнуть к этому оказалось на удивление непросто. К тому же из‑за низкой плотности населения — за все время я встретил только один жилой дом выше пяти этажей — продуктовые магазины встречаются довольно редко. Ближайший магазин к моей первой WG (Wohngemeinschaft — так немцы называют квартиру, снимаемую несколькими людьми) находился в 15–20 минутах ходьбы; кажется, в Москве в принципе невозможно оказаться на столь отдаленном от магазина расстоянии . Не стоит забывать, что Гамбург — второй по численности населения город Германии, насчитывающий более двух миллионов жителей.

Московская привычка диктовала мне заходить за продуктами после университета или работы, то есть около 8–9 вечера. Несколько раз придя к закрытым в 19.00 дверям Penny — немецкой «Пятерочки», я решил изменить стратегию и закупиться едой на всю неделю в выходной день. Тогда я жил в Харбурге, который с поправкой на расстояния можно назвать Зеленоградом Гамбурга, то есть городом в городе. Около 12 часов утра воскресенья я приехал на автобусе к главному торговому центру Харбурга, по размеру сопоставимому с «Атриумом» на Курской. Электронные двери отказались открываться передо мной. Я не уверен, что когда‑либо раньше видел закрытый торговый центр такого размера, поэтому в тот момент я испытывал хтонический ужас и демонический голод. Утром я доел последние запасы привезенной из Москвы гречки, а продукты на обед купить было невозможно, так как все продуктовые магазины, торговые центры и большинство кафе Харбурга не работают в воскресенье.

План обеда был сорван, и нужно было уже тогда привыкнуть к тому, что мои российские планы совершенно не подходят под немецкий город. Мой рассказ не случайно начинается с анекдота про немецкие железные дороги, поскольку именно они удивили меня больше всего. Находясь в оплоте точности и порядка, я стабильно раз в неделю куда‑то опаздывал из‑за нарушений в работе метро и электричек (в Гамбурге, как и в Берлине, метро объединено с пригородными поездами в одну систему).

Представьте, что по пути на работу вы ждете десять минут поезд где‑нибудь в Алтуфьево, он не приходит, и вы ждете следующий еще десять. Потом такая же ситуация происходит на обратном пути — получается, сорок минут этого дня вы просто стояли на платформе в метро. С досады вы двадцать минут идете в магазин, чтобы хоть как‑то компенсировать потраченное время, но он оказывается закрытым. И вы еще двадцать минут голодный идете обратно… Примерно так выглядел мой первый месяц в Гамбурге.

Кстати, главная беда немецких железных дорог вовсе не большие интервалы и внезапные отмены поездов. Немцы, как известно, строили все на века, поэтому участки путей и станции постоянно и без предупреждения закрываются на ремонт. Когда такое происходит в Москве, об этом трубят на каждом эскалаторе в течение месяца и организуют огромное количество бесплатных автобусов с понятной навигацией — запутаться невозможно даже иностранцу.

Местные жители, очевидно, были готовы к такому раскладу, но я с несколькими турками и бангладешцами в растерянности стоял на платформе в искренней надежде, что следующий поезд увезет меня обратно, в понятную Россию.

Я прожил в Москве десять лет, и мне всегда было интересно, может ли поезд с пассажирами проехать работающую станцию метро. Гамбург благодушно решил подарить мне ответ на этот вопрос. Как‑то я встречался с другом на центральной станции города; сначала я десять минут ждал своего поезда, еще десять — следующего после пересадки. В итоге мой поезд проехал остановку, на которой меня ждал знакомый. Машинист по громкой связи мотивировал это Polizeieinsatz, то есть «полицейской операцией» в самом сердце мирного немецкого города. Я вышел на следующей остановке и… десять минут ждал поезда в обратном направлении. Даже выходя из дома заранее, в Гамбурге раз в неделю вы куда‑то опаздываете из‑за строительных работ, полицейских операций и отмененных поездов. С досады вы вечером идете в магазин… Колесо немецкой точности и порядка делает новый оборот.

Читайте также  Красочные фотографии пляжей на острове Нуса Пенида в Индонезии

Я часто бывал в Германии и других европейских странах как турист, но не обращал внимания на эти особенности местной жизни. Путешествие само по себе ситуация исключения — у туриста есть привычка к непривычности, которой нет у пытающегося наладить быт экспата. Попадая в забастовку машинистов или оказываясь у закрытого посередине дня торгового центра, путешественник воспринимает это как часть приключения, необычную ситуацию в экстраординарном периоде жизни. Мы не верим, что транспорт в европейском миллионнике может быть устроен хуже, чем в российской глубинке, пока используем его, чтобы доехать до музея.

Неделя в Гамбурге

Конец января. Я по делам в Гамбурге. Свежо. +3 градуса. Все сияет чистотой: аэропорт, город, его улицы. Понимаю, что могу снять валенки, которые ношу все время в грязном и неубранном Питере. Переобуваюсь в легкие, элегантные ботинки и сразу чувствую себя на порядок лучше. Так началась моя командировка. А далее и почти в телеграфном стиле о том, что видела-слышала.

Исключительное внимание немецкая пресса уделила одной совсем не юбилейной дате. Я о 66-летии освобождения Освенцима (Аушвитца) советскими войсками. На территорию бывшего концлагеря прибыл президент Германии г-н Вульф. В газетах были опубликованы ужасающие фотографии. «Вы, господин Президент, сегодня в Аушвитце, и это ОК. Я хотел бы пожелать, чтобы Аушвитц стал местом для занятий со школьниками. Каждый школьник Германии однажды должен побывать здесь. Об этом аде надо говорить в школе», — это слова журналиста Ф.Вагнера. Прессу беспокоит, что 19% молодых людей в возрасте от 19 до 30 лет мало знают о содеянном с евреями в Аушвитце и других лагерях смерти.

20 февраля состоятся выборы в Гамбурге. Много партий и свежих лиц. Здесь очень ценят ротацию. Баллотируется много женщин, например, всех интригует появление новой, яркой политической фигуры, 35-летней Катьи Судинг. Она умна, привлекательна и является фронт-персоной партии FDP. Это свободная демократическая партия, девизом которой являются такие слова: «Столько государства, сколько необходимо, но так мало, как это возможно». Катья уже сейчас называет должности в городских ведомствах, которые надлежит упразднить за ненадобностью, что даст городу в год десятки миллионов евро экономии. Забавно, но я тоже случайно оказалась вовлечена в выборную эйфорию.

Ранним туманным утром, где-то в 6.30, я шла к станции метро. Вдруг из тумана ко мне подошел господин огромного роста и протянул листок со своей фотографией. Мы поговорили. Это был кандидат партии СDU того района Гамбурга, где я остановилась.

Вышла новая книга Матиаса Вехтера «Хельмут Шмидт и Валери Жискар д’Эстен». Личная дружба этих крупных государственных деятелей по мнению немецкой прессы существенно влияла на политическую жизнь Европы. На представлении книги в гамбургском университете присутствовал сам бывший канцлер Германии, который, кстати, просит журналистов называть его просто Шмидтом. Господин Шмидт (ему 92 года) потерял в октябре свою супругу Ханнелоре, с которой счастливо прожил почти 70 лет. Поэтому всех радует его появление в обществе. Он по-прежнему высказывается по важным вопросам политической жизни, и его мнение всегда представляется на первых страницах газет. Гамбуржцы знают, где живет господин Шмидт. Пару лет назад его супруга Ханнелоре, смеясь, рассказывала моим гамбургским друзьям, своим соседям, о приезде к ним в гости Брежнева. Его первый вопрос был о том, почему их дом не огорожен высокой стеной.

Чаще всего в прессе называлось имя министра обороны, 39-летнего Карла-Теодора цу Гутенберга. Выходец из аристократической семьи и любимый политик Германии, замеченный в личной дружбе с американским послом, он оказался в центре крупного политического скандала, связанного с рядом печальных событий в Бундесвере. Цу Гутенбергу ставят в вину плохой менеджмент, просчеты в коммуникациях. Перечисляются недавнее странное падение девушки-кадета с мачты учебного корабля «Горх Фок», как и случаи пьянства и сексуальных приставаний на корабле, вскрытие неизвестным лицом 30 солдатских писем из Афганистана, необъясненная смерть солдата в Афганистане якобы во время чистки оружия. Особенное возмущение вызвал факт временного отстранения капитана «Горх Фока» министром цу Гутенбергом ДО расследования несчастья с девушкой. Хотя специальная комиссия, как и новый капитан, срочно выехали в Аргентину, где стоит судно. Одновременно с нападками на министра в прессе высказываются замечательные слова об армии, которая для очень многих остается школой мужества и дружеской взаимовыручки.

А еще в Гамбурге выставка Шагала (Буцериус-форум) и выставка редкого художника— романтика Рунге(Кунстхалле), гастроли Макса Раабе и его Паласт-оркестра. Этот элегантный шансонье, выходящий на сцену в безукоризненном фраке, исполняет песенки 20-х и 30-х годов, иронично дополняя нехитрые хиты сегодняшним острым комментарием, тонкой фразировкой, артистическими жестом и позой. Хотите верьте— хотите нет, но он в чем-то напоминает Вертинского.

Чем бы закончить?

Пожалуй, вот этим высказыванием актрисы Греты Гарбо: «Жизнь могла бы быть чудесной, если бы мы знали, как ею распорядиться». Думаю, что немцы в отличие от нас научились жизнью распоряжаться правильно.

Прочитайте онлайн Полное собрание сочинений. Том 7. По зимнему следу | Дорога на Гамбург

Дорога на Гамбург

Николай Ефимович после работы приходил отдохнуть к морю. Тут я и встретил его. Он стоял с группой чумазых парней. Оказалось, что парни со дна лимана добывают лечебную грязь и теперь пришли отмываться. Сам Николай Ефимович оказался врачом. Я прицепился к нему с расспросами о таинствах грязей. Так состоялось знакомство.

Зашел разговор о войне. Николай Ефимович сказал, что сюда, на Азовское море, приезжают лечить старые раны солдаты и что недавно он встретил тут человека, которого оперировал в санитарном фронтовом батальоне.

Я узнал, что нынешний «грязевый доктор» Николай Ефимович Дибров войну начинал рядовым солдатом, а закончил ее подполковником.

Начиналась война для него на моей родине, под Воронежем, закончилась — у Берлина. Был подполковник-врач участником Парада Победы в Москве. И сразу же после парада попал на Дальний Восток. На фронте против японцев, спасая больных, он сам заболел оспой, чудом остался жив…

Николай Ефимович оказался хорошим рассказчиком. Мы встречались перед заходом солнца на берегу и сидели, пока не стемнеет.

Кое-что с разрешения доктора я записал. Сейчас вы прочтете один из рассказов. Я приберег его специально к июньской дате, когда все мы, увидев в календаре листок с цифрой «22», вспоминаем войну.

Живого фашиста, готового пустить в тебя автоматную очередь, первый раз я увидел в 42-м году. В небольшом селе под Воронежем, в трех километрах от фронта, я осматривал раненых. Пункт медицинской помощи находился рядом со складом боепитания. Помню разбитый коровник. Груду ящиков с гранатами и патронами. К передовой машины увозили боеприпасы, назад везли раненых. Стон, ругань.

Осматриваю рану. Вдруг крик помогавшего мне санитара: «Немцы!» Я разогнулся. Прямо на меня почему-то с улыбкой бежал здоровенный немец.

Мундир на груди расстегнут. Рукава закатаны выше локтя. Автомат от пояса нацелен прямо в меня. Но почему-то немец решил не стрелять.

Доставать пистолет не было времени. Я побежал. Рост у меня небольшой. И немец-верзила, видно, решил сцапать меня живьем.

Краешком глаза я видел волосатую руку. И возле самого уха слышал смех здорового, крепкого человека… Я побежал к насыпи. Уже на подъеме немец схватил полу моей шинели. Я дернулся.

Но немец успел схватиться за хлястик. Хлястик остался у немца в руке, а я скатился на другую сторону насыпи.

Лег. Сердце колотится. Гляжу, в руках — шприц. Скинул шинель, достаю пистолет. В траве у насыпи шевелятся еще человек десять — двенадцать наших: санитары, повар полевой кухни, старый сибиряк-конюх, шоферы.

Кто с винтовкой, кто без винтовки. Я капитан, старший по званию, — надо принять решение. Прополз наверх, выглянул. Фашисты раненых добивают, подожгли склад, перевернули кверху колесами кухню. Держатся довольно беспечно. Один обтер платком яблоко, с аппетитом кусает.

— Будем атаковать, — сказал я. — Передать по цепи: выстрел из пистолета — все через насыпь!

Поднял пистолет, а выстрелить не могу. Не могу. Страх.

— Да стреляй же ты, мать твою… — не выдержал лежавший со мной сибиряк-конюх.

Не помню, как мы скатились за насыпь. Я что-то кричал. Все кричали. Конюх почему-то хрипло орал: «Бей их, манюня!»

В минуту все было кончено. Пять немцев убито, восьмерых взяли в плен. Я очнулся и вижу: возле ног лежит убитым «тот немец».

Руки раскинуты. Брови на лице удивленно приподняты. Лет тридцать немцу. Изящные усики. Большие волосатые руки. За голенище сапога заткнута губная гармошка. Пуля попала в левую часть груди. Не могу поручиться, что эта пуля была моей. Я в кого-то стрелял, но, кажется, ростом тот был поменьше.

Я прошел к насыпи, разыскал свой хлястик и пуговицы. Все, что случилось тут в какие-нибудь десять минут, почему-то на меня сильно подействовало.

В ранце убитого я осмотрел нехитрые солдатские вещи. В обрывок замшевой офицерской перчатки был завернут наградной крест и металлический знак о ранениях. В кожаном портмоне лежала солдатская книжка и письма.

Я знал немецкий и взялся читать. С солдатской книжки глядело на меня самодовольное холеное лицо. Тут же было указано: ефрейтор пехоты Каспар Дениц до войны работал на скотобойне в Гамбурге.

Письма были из дома. Коричневыми чернилами Гертруда Дениц писала мужу о семейных новостях. В одном из писем она осторожно просила прислать два теплых пледа и русскую куклу для дочки. На письмах был адрес в Гамбурге.

Я велел закопать немца. Крест и бумаги положил к себе в походный мешок.

Странное дело, но город Гамбург почему-то долго меня интересовал. В разрушенной школе, помню, увидел потрепанный том «Брокгауза и Ефрона». Ищу слово на «Г». Пленный однажды из Гамбурга оказался — начал расспрашивать пленного: знает ли Егерь-аллею? Я старался представить дом, в котором жил Каспар Дениц.

Мы тогда говорили: «Логово зверя». Трудно было представить, что фашист вырастал в обычном человеческом доме…

Я много видел смертей и немецких, и наших. Сам непонятно как оставался живым — один раз в трех метрах разорвался снаряд, в другой — осколок срезал фуражку и клок волос. Через пару дней подобные случаи забывались. А вот история «с хлястиком» помнилась.

Был у меня адъютант Василий Дерделя. Рост у парня — два метра и пять сантиметров. Сила — на спор кулаком лошадь валил. Я очень любил Василя. Всю войну вместе. Он был немного постарше и отечески меня опекал. В мешке у Дердели лежал мой трофей. Перетряхивая пожитки, мы с Василем аккуратно клали в мешок завернутые в клеенку солдатский крест и пачку бумаг.

Читайте также  Илон Маск продает билеты на Луну

И вот война кончилась. Стояла наша Вторая танковая армия в предместье Берлина. В конце мая сидим мы как-то с Дерделей, разлили по кружкам трофейный коньяк, мечтаем о доме.

И вдруг опять о Гамбурге вспомнили.

— А если съездить, товарищ подполковник? — говорит вдруг Дерделя.

— Гамбург… Он же в английской зоне. — Я возражаю, а сам думаю: «Ну и что, английская?! Ребята вот потихоньку в Париж ездили…»

Достали мы с Василем письма Гертруды. Глянул я на солдатскую книжку. «Мой немец» с карточки, показалось, глядел насмешливо.

Вдруг до мелочей явственно вспомнилось, как бежал я со шприцем в руках…

— Едем, — говорю, — Василь. Завтра же едем в Гамбург.

Рано утром начистил Василий мне сапоги. Надел я все ордена и медали. Глянул на себя в зеркало. На всякий случай беру запасную обойму для пистолета и сажусь за руль трофейного «Опеля». Адъютант с автоматом сел рядом.

В Берлине хрустела под шинами битая штукатурка, шуршали пустые ленты и гильзы от пулемета. У наших солдатских кухонь стояли с посудой дети и женщины.

Границы зон были в то время не строгие.

После полудня мы с Василем благополучно прибыли в Гамбург. В отличие от бетонного, свинцового цвета Берлина, Гамбург был веселее — в нем было много домов из красного кирпича. Середина города сильно разрушена, завалы на улицах. На этажах висели скелеты кроватей, водопроводные трубы. В прогалах между домами уже сколочены были фанерные лавки.

Шла торговля. Изможденные люди катили по улицам тачки со скарбом. Встретилась группа английских солдат — никаких подозрений к нашей машине.

Окраины были почти совсем не разрушены. Дымились фабричные трубы. Но улицы были пустынны. Встретился нам старичок в синей шляпе, с портфелем без ручки. Остановились.

— Говорите по-русски, — сказал старик, — я вас лучше пойму.

— Откуда вы знаете.

— Я жил в Санкт-Петербурге…

Старик рассказал нам, как ехать на Егерь аллею…

И вот я стою с адъютантом у дома. Двухэтажный кирпичный дом с крышей из глазированной черепицы. Не мешкая поднимаемся наверх. Аккуратно обитая дверь. Глазок в двери.

Нажимаю кнопку звонка. Адъютанту шепчу: «Предельная вежливость…» Шлепанье туфель за дверью. Голос: «Вер из дас?» Щелкнул замок.

В узком полутемном коридоре стояла женщина в вишневого цвета халате. Длинная шея. Впалые щеки на изможденном лице.

— A-я. Вас волен зи? (Да. Что вы хотите?) — Фрау увидела звездочку на фуражке и строго вытянулась.

Я представился и сказал, что надо поговорить.

Вот он, дом «моего немца». Тихо. Чисто. Тикают большие часы. Зеленоватого цвета обои. Красивая люстра в просторной комнате.

Черный рояль. На рояле литая солдатская голова в шлеме. На стене распятие из черного дерева. Оленьи рога. И в узкой позолоченной раме — знакомое мне лицо.

— Вас волен зи? — повторила немка вопрос, с тревогой глядя то на меня, то на Дерделю, загородившего весь коридор. У немки лицо смертельно усталого человека.

— Где ваш муж, фрау Дениц?

Из боковой комнаты на разговор вышла девочка лет двенадцати с книжкой.

— Фрау Дениц, я знал вашего мужа…

Сквозь слезы молча немка глядела на солдатскую книжку. Я протянул ей письма и наградной крест.

— Как это было? — спросила немка почти шепотом.

Коротко я рассказал, как это было.

— Говорите, он улыбался. — немка вдруг начала глотать воздух и упала на колени перед распятием.

— Мой бог! Мой бог.

Заплакала, подбежала к матери девочка.

Я взглянул на Дерделю. Он растерянно переминался у входа. Я тоже смутился. Один только Каспар Дениц бодро глядел со стены.

Я подошел к немке.

— Мы уходим, фрау Дениц…

Немка нашла силы подняться. Подошла к столу и протянула мне крест.

— Возьмите. Это же ваш трофей.

Хрипло три раза пробили большие часы. Дверь за нами пошла закрывать девочка.

…Ночью благополучно мы вернулись в Берлин. А утром я пошел к генералу и рассказал о поездке. Генерал слушал меня с интересом. Молчал. Глядел в пепельницу. А потом сказал: «Жестокий ты человек, Николай…»

Мы сидим на теплом песке. Море качает маленький катеришко. В темноте сейчас видно только зеленый фонарик и мелкую зеленую рябь на воде.

— Ну а вы, Николай Ефимович, что генералу.

Доктор молчит, пересыпает в ладонях теплый песок.

— Ничего не ответил… У меня немцы сестру повесили в Краматорске. Там же племянника расстреляли. Племянницу Нину танкисты на руках вынесли из-за проволоки в Бухенвальде. На ногах не стояла от истощения. Я это мог сказать генералу. А не сказал. У генерала жена и дочь погибли в селе под Житомиром…

С катера кто-то кричит в темноту:

— Лида! Лида, утром зайди на базар, арбуз купи. Арбуз, говорю.

Мы поднимаемся. Угадывая тропинку между кустами, идем к домам.

— Двадцать пять лет… Многое позабылось, а случай в 42-м и эта поездка в Гамбург — как будто вчера…

Бердянск. 20 июня 1970 г.

  • Лучшее в рейтинге
  • 80 Причины победоносного использования оружия для атаки и обороны
  • 78 Стальной век: Социальная история советского общества
  • 77 Как привести дела в порядок. Искусство продуктивности без стресса
  • 76 Гены гения
  • 75 Русские проблемы в английской речи
  • 74 Уютные люди. Истории, от которых на душе тепло
  • 73 Сталин [Предтеча национальной революции]
  • 72 Опыт Октября 1917-го года. Как делают революцию
  • 70 Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
  • 68 Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях

Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Руки Гамбурга

Пригород Стокгольма.
Софи тридцать лет.
Эмигрантка.
Бывшая москвичка.
Мать одиночка.
Эталон красоты пятидесятых.
Особенно нравится пожилым и представителям развивающихся стран.

Лето пройдёт мимо, если не встретить достойно.

Жара.
От неё не укрыться в иссохшем, бесплодном лесу.

Коммунальный пляж кишел.
Мобильники стригли мозги лишаем летних шлягеров.
Народ плескался у берега, как улов рыбы в сетях.
Софи проводила дни, стоя по щиколотку в воде, напряжённо глядя в пелену брызг на играющего в гуще тел четырёхлетнего сына.
«Транзитник».
Не должен был родиться.
Дитя ненависти.
«Преступная безответственность», — возмущались подруги, убеждая избавиться.

Всё было против.
Софи – единственный ангел-хранитель.
И совсем не ангел.

Дни летели ксерокопиями.
Лето включило ускоренный просмотр, замелькало, окатило холодным дождём и ушло.

Заладил серый моросящий Жоржик.
Звонил каждый день.

Уговаривал ехать в Гамбург.
Собирался в командировку.
Такая схема уже десять лет.
Она сопровождает его в деловые поездки.
Объездила всю Европу.
Жорж щедрый, галантный. Весь исписан каллиграфическими морщинами.
Занимается торговлей.
Софи не вдаётся в подробности.
В Париже у него компьютерная фирма.
А в деловых поездках он агент по продаже эксклюзивных деликатесов.
Софи и Жорж любят полакомиться.
Он знает толк в удовольствиях, знает места.
В программе: изысканные рестораны, популярные джазовые клубы, романтические прогулки, молчаливые созерцания видов на смотровых площадках.
Он пройдётся с ней по магазинам и купит немыслимо дорогие обновки.
А потом, засыпая в обнимку, будут смотреть порно.
Напоследок даст на мелкие расходы на всю жизнь.
Ведь неизвестно, когда следующий раз.

Она обычно приезжает на место в пятницу.
Он в воскресенье.
Авиабилеты в пятницу дешевле.
Он закажет ей скромную, милую гостиницу.
До воскресенья Софи принадлежит себе.
Жорж доверяет.
Она человек серьёзный.
Когда он приедет, она переберётся в апартаменты самого дорогого отеля в городе и впадёт в пучину трёх смертных грехов — обжорства, блуда и праздности.

Но главный приз – два дня до приезда Жоржа.
Она потратит их на познание.
Будет ловить ауру древнего города, словно экзотическую бабочку.
В памяти целая коллекция таких аур. Они – главное богатство, которое никто не отнимет.

Софи станет тенью.
Смешается с толпой.
Отрешённо последует флюидам, вплетётся в ткань тёплых и холодных излучений бездомных душ, придёт на то место, где город берёт начало.
Здесь аура раскроется, озарив душу сиянием.

Дождливым утром Софи с будничным лицом отправилась на праздник.
В руках чемоданчик.
Непривычно отозвалось раннее эхо стуком каблуков в зелёной зоне пригорода, где народ всё больше ходит в кроссовках.
В окнах замаячили бессонные стражи-пенсионерки: «Опять поцокала!»

Пустая остановка автобуса.
Полупустое метро.
Электричка.
Самолёт.

Сын остался с платной сиделкой. Женщина надёжная. Не первый раз.
Софи будет звонить вечерами, врать сыну о причине отсутствия, плакать, обещать подарки.
«Транзитник» будет грустно лепетать в ответ. Лепет эхом отзовётся на пустой сцене театра души.

Арчи — отец ребёнка — был страшным сном.
Больше не снится.

Самолёт взмыл в хмурое шведское небо.

Германия встретила широкой солнечной улыбкой.
Пыльный, загазованный Гамбург придавил, как потное тело упитанного мужчины.
На десять градусов теплее.
Сняла тёплую одежду и сапоги в туалете аэропорта. Надела лёгкое платье и босоножки.

По двум причинам Софи не смогла смешаться с Гамбургской толпой:
Первая – яркий загар.
Недаром провела всё лето на пляже.
Местные бледные — бедные жертвы плохой экологии.
Вторая причина – платье.
Дёрнул чёрт купить на распродаже. Скидка – семьдесят процентов.
По типу нижнего платья начала девятнадцатого века, вышитое белым по белому, батистовое. Софи слегка подкрасила вышитые цветы текстильной краской, и платье больше не выглядело как бельё. Под полупрозрачным батистом ретро шёлковое бельё – панталончики с разрезами и короткая сорочка-корсаж. На ногах «римские» сандалии на шнуровках до колен.
Пройтись в таком виде по районному центру Стокгольма означало бы социальную смерть.
Но в раскрепощённом Гамбурге Софи не стеснялась.
Шла себе лёгкой походкой, обгоняя затянутых в потную лукру одутловатых угрюмых девиц.
Гамбург – старый порт, а какой же порт без портовых девок?
Разноплеменные девочки–старухи, солёные и сладкие — целая армия пленных солдат любви,
понуро ковыляли в раскорячку, долбя каблуками разогретый асфальт.
Кургузые мини-юбки топорщились.
Разболтанное мясцо свисало над резинками чулок.

Вдоль парапета медленно ехал в обшарпанном шевроле матёрый «регулировщик».

Нестройные ряды прочёсывали покупатели.

«Они солдаты продажной любви. Я повыше буду. В чине капрала, наверно.» — Софи гордо вскинула голову.
Нерегулярное спонсорство шло на излишества: на покупку красивой одежды, дорогих игрушек, на поездки с сыном в увеселительные парки, бассейны с аттракционами.

Читайте также  Болота ленинградской области, которые поражают своей красотой

Её никто не содержал.
За исключением периода беременности и рождения сына.
Она оттянула встречу с Жоржем почти на год. Тогда его финансовая поддержка была единственным источником дохода. Приехала в Париж, когда сыну было два месяца.
Пользуясь ситуацией, Арчи тянул из неё всё, что можно.
Хвастался всем подряд. Наконец-то досталась роль, и какая! Ролью чёрной дыры!
Два года прошло, как роман закончился, и вдруг она явилась, как лунатик.
Ему хотелось, чтобы она покончила с собой. Он бы перестал чувствовать себя ничтожеством.
Она его разочаровала.

Матёрый «регулировщик», поравнявшись с ней, кивнул на вытертое сиденье: «Прыгай, поговорим?»
Софи шла своим путём.
Её платье трепетало на ветру, как знамя альтернативной сексуальности.
Стоило задержаться у витрины, засмотреться на вид, к ней подходили с предложениями. На отказ не обижались, не настаивали, уходя, дарили комплиментами.
Город наблюдал за ней, как огромная стрекоза. Софи засмотрелась в калейдоскоп отражений.

Она села в туристический обзорный автобус. В верхней открытой части почти никого.
Проезжая исторические достопримечательности, Софи внимательно слушала гида, который распинался ради неё.
Гид – положительный, сугубо семейного вида, робко поглядывал.
Когда все прочие пассажиры покинули автобус, он испуганно оглянулся, быстро сел рядом и положил руку ей на калено.
Она отвела руку и покачала головой.
Бедняга вспотел от страха.
Если она пожалуется, его уволят.
Софи отмахнулась: «забудь».
Экскурсия продолжалась.
Мимо проплывали дворцы и ратуши. Софи обдувал летний ветерок. Казалось, её гладит множество тёплых ладошек.
«Городу я понравилась. Значит, ничего ещё. Девок-то! На каждом углу! Нигде в других европейских городах не видела так явно и повсюду.»

Высадилась в порту – в царстве ржавого железа. Огромные грязные грузовые трайлеры давили на психику, как комментарии изголодавшихся матросов.
Её платье самопроизвольно расстегнулось на груди. Она не замечала, пока лихой усатый матрос не воскликнул: «полжизни за такие сиськи!»

На одной из людных центральных улиц услышала русскую речь.
Две молодые женщины куда-то, торопились, переговариваясь впопыхах.
Две серенькие замухрышки. Поразил их ужасно униженный и забитый вид.
Судя по диалекту, провинциалки с Украины.
«Называется – вырвались на запад.»
Вспомнилось, как на пароходе Стокгольм – Рига к ней пристал гадостный юнец. Ходил по пятам и канючил: «поехали в Германию. Там за секс тридцать марок платят. Только семнадцать из них отдавать надо». Сначала Софи смеялась, потом стало тошно и захотелось его придушить.
Бедные девки – и так неказистые, тут ещё и душу вынули.
А как намажутся, в корсеты затянутся, на каблуки вскарабкаются – вроде видные станут.

По дороге в гостиницу опять увязался «матёрый» на шевроле. Проводил до самых дверей.
Решил, что новенькая без «прописки» работает.

В холле молодой швейцар-турок с подносом, уставленным бокалами с шампанским обращался к гостям:

— О! Как я люблю шампанское! – воскликнула Софи.

Не успела войти в номер – звонок.

-Хочешь ещё шампанского?

«Успех! Успех! Я сам ему не рад!» — Софи упала на кровать и уснула.
Позднее сквозь сон звонок – томный разговор с горящим от нетерпения Жоржем.
Нехватало главного. Позвонила сыну. Малодушный разговор сквозь слёзы.

Раннее утро большого города.
Умытые улицы.
Дети дня ещё не встрепенулись.
Дети ночи только угомонились.
Торжественно сверкают в розовых солнечных бликах шпили центральной ратуши.
Она похожа на церковный орган.
На площади ряды скамеек, как в зрительном зале.
Софи выбрала лучшее место в центре и села.
Включила в памяти Моцарта. Закрыла глаза. Чуть не задремала.

Мужской силуэт против солнца. Не заметила, как подошёл.
«Хорошо сложен. Знакомая фигура. Призрак Арчи?! Неужели сдох?!»
Мужчина стал пробираться к ней между рядами, словно извиняясь перед невидимыми зрителями.
Лишь похож на человека, которого она никогда не простит.
Арчи ходил окутанный облаком её ненависти.
Незнакомец – светлый. Глаза дымчато-серые.
Арчи мог бы быть таким, но зло поглотило его.
Глаза Арчи меняли цвет. Только однажды у него были такие — дымчато-серые – когда он узнал, что она беременна их первым ребёнком. Дитя любви.
Он был счастлив.
Но потом его планы неожиданно изменились.
Софи потеряла ребёнка и на полгода лишилась дара речи.

Незнакомец неловко продирался к ней сквозь толпу призраков
«Не местный. Провинциал.» — Софи, как бывший житель мегаполиса, сразу заметила отсутствие заточенных отметающих движений. — «Тридцатилетний девственник приехал в большой город.
Как же хорош! Как же похож! Может, это ангел, покинувший проклятого Арчи?»

О чём они говорили, Софи точно не помнила, потому что опьянела от его близости.
Не такой уж он был девственник, как показался.
Журналист, мотогонщик, путешественник.
Родом из Бремена.

Короткий диалог на одном дыхании, стоя в центре раскрытой ауры города, которая колыхалась вокруг, как мак.

Софи могла привести его к себе в номер. Теоритически вполне. Пять утра. Никто бы не заметил. Только зачем?
Она так не делает. Из принципа.
Он понял. Неожиданно нежно чмокнул её в губы и пошёл прочь.

Она ещё не знала, что он будет писать ей всю жизнь, присылать интересные фото о своих путешествиях, забавные сувениры из разных стран.
Ему взбрело в голову, что она женщина всей его жизни.
Она бы с удовольствием ею стала, но боялась, что не потянет на такую значительную роль.

На следующий день приехал Жорж.
И было, как обычно.

Форум Винского

Поиск дешевых авиабилетов

Бронирование отелей, вилл, апартаментов

Аренда квартир, апартаментов, домов у собственников

Аренда автомобиля за границей и в России

Сравнение цен аренды авто у разных прокатчиков. Вы задаете параметры поиска — сайт находит вам автомобиль в заданном месте по самой низкой цене

Цены в рублях и оплата в рублях — для тех у кого только рублевый счет

Цены в Евро и оплата в Евро — для тех у кого счет в Евро и аренда в Европе

Страхование для туристов

Сайт Винского

Реклама на форуме Винского

  • Список форумовЕВРОПА форумГЕРМАНИЯ форумМаршруты по Германии, план поездки
  • Изменить размер шрифта
  • Smartfeed
  • Блоги
  • Правила
  • Инструкции
  • FAQ
  • Галерея
  • Регистрация
  • Вход

Север Германии из Гамбурга за 4 дня

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Аренда автомобиля : Поиск и бронирование автомобилей в Rent Car агентствах по минимальной цене Бронируй заранее и получай скидки, страховка включена

Север Германии из Гамбурга за 4 дня

kenrik » 11 фев 2014, 20:37

Re: Север Германии из Гамбурга за 4 дня

savl1 » 11 фев 2014, 20:44

Re: Север Германии из Гамбурга за 4 дня

kenrik » 11 фев 2014, 22:06

Re: Север Германии из Гамбурга за 4 дня

Postman Pechkin » 11 фев 2014, 23:40

Re: Север Германии из Гамбурга за 4 дня

Alex54 » 12 фев 2014, 01:26

Niedersachsenticket -2 Reisende: 26,- Euro , Kinder bis 15 Jahre — kostenlos.
Для 2 перзон — 26€ , дети до 15 — бесплатно
Gültigkeit
­­Alle Nahverkehrszüge, Verkehrsverbünde sowie fast alle Linienbusse in Niedersachsen und Bremen, zusätzlich auch im Großraum Hamburg (Ring A+B des HVV)
­­Von 9 bis 3 Uhr des Folgetages, am Wochenende ganztags
Деиствителен на все пригородные поезда, и почти все автобусы в Niedersachsen und Bremen а так же до кольца А и Б в Гамбурге. Действует с 9 до 03 часов след . дня. По выходным — целый день. Т.Е с рано утром.
Гамбург- Бремен 1 час поездом

Гамбург — Любек — 35-45 мин.
Das Schleswig-Holstein-Ticket: 1 Tag durch die Region. 27 Euro + 3 Euro je Mitfahrer. на один день + 3€ за каждого последующего пассажира

В Гамбурге обязательно зайдите в Музей Миниатюр. Это в Hafencity. Для всех будет интересно. Или проедте по городу на двухэтажном автобусе. помоему у них на русскон языке матюгальники есть. Извините, спать хочу, не вспомню как говорилка с наушниками называется. На любой остановке можно выйт и на другом автобусе снова , дальше ехать. Музей восковых фигур, или на Reeperban мужу денег дать, пусть к девкам сходит ( шутка) В эту улицу, там забор с калиткой, только мужиков впускают. Ну и на мюсикл » Король лев» обязателъНО: иЗ ПОРТА ПЕРЕВОЗ БЕСПЛАТНЫЙ; НО БИЛЕТЫ БОЛЕЕ 100 €

Re: Север Германии из Гамбурга за 4 дня

savl1 » 12 фев 2014, 08:38

Прежде всего — именно в том, что не надо перебазироваться, менять отели, собирать вещи. Не надо подгадывать время, начиная с которого в отеле нового города начинается заселение.
И при этом — экономия времени, т.к. на город базирования можно не отводить целого отдельного дня, а осматривать его «кусочно», до или после очередного выезда (ну не будете Вы ни в Любеке, ни в Бремене, ни, тем более, в Лунебурге с раннего утра до позднего вечера). Мы так поступали, скажем, в Порту и в Бари.
В Вашей ситуации я бы запланировал 4 однодневных выезда в разные города, а Гамбург бы смотрел (не так уж много там интересного) «по месту жительства»

Ту, конечно, у каждого — своё мнение, и по-своему оно у каждого (и для каждого) правильное. Для меня свобода — это свобода ОТ машины. Я приезжаю в город, как правило, вокзал — в центре и около него, вышел с вокзала — и фактически экскурсия началась. Меня не волнует въезд в город, парковка, я не задумываюсь о том, выпить ли мне пива и когда. Опять же — программа выполнена — сел в поезд, открыл книгу или планшетник — и отдыхаю-расслабляюсь. Приехал «домой» (на базу) отдохнувшим — и тут же готов к новым «подвигам»
А что касается обществ. транспорта — то в Германии, да ещё между немаленькими городами движение налажено идеально. Это не в заброшенный испанский городок, куда идёт 1 автобус в день доехать, вот там да, без машины проблематично.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: