Монерон: остров морских львов - KRINTEL.RU

Монерон: остров морских львов

Монерон: остров морских львов

Остров Монерон – красивейший природный парк, один из феноменов российского Дальнего Востока. Чудеса природы здесь встречаются буквально на каждом шагу, а концентрация кружащей голову красоты позволяет забыть обо всём на свете и потерять счёт времени.

Уникальность острова заключается в сочетании вулканических и горных ландшафтов, “альпийских лугов” и скалистых ущелий, гротов и водопадов, островков с бесчисленным множеством птиц и морских млекопитающих. Удивляет видовое многообразие растений (некоторые встречаются только на острове), а прозрачность «лазурного» моря позволяет видеть подводный мир, как на ладони.

Обитают здесь редкие животные, птицы, насекомые. Например, Монерон – единственное в нашей стране место гнездования тупика-носорога. Весной и летом здесь можно полюбоваться огромными изумрудно-голубыми бабочками с романтичным названием Парусник Маака – размах их крыльев достигает 13,5 см. А еще на Монероне можно посмотреть лежбища сивучей и нерп.

Деревья здесь совершенно не такие, как, например, на Сахалине, каждое — как отдельное произведение природного искусства. Склоны покрыты низкорослыми разреженными лесами из каменной березы Эрмана и зарослями ольхи Максимовича. Из хвойных пород здесь встречаются флагообразные формы курильской лиственницы, тис и можжевельники. Своеобразие растительности придают бархат сахалинский, курильская вишня и редкий для Сахалина вид – шелковица атласная, которая плодоносит сладкими черными ягодами. Дикий виноград здесь тоже растёт “как у себя дома” – условия для его произрастания оказались более чем благоприятными.

Но самое удивительное в морском парке – это кристально чистая вода, которая позволяет заглянуть в морские глубины на 30-40 м. Чем и пользуются дайверы, а также любители подводной фотои видеосъемки, приезжающие за незабываемыми впечатлениями. Богатые воды Монерона ничем не уступают глубинам у побережья популярной Коста-Рики, например. Благодаря теплому Цусимскому течению, на пути которого расположился остров, здесь живут нетипичные для российских территорий субтропические виды морских обитателей.

Например, Монерон – единственное место в России, где встречаются моллюски галиотисы, которых часто называют еще морскими ушками. Форма их раковины – неправильный овал с дырочками по краям – действительно напоминает ухо. Кроме них в воде можно встретить осминогов, трепангов, разные виды морских ежей и причудливых морских звезд.

Участники экспедиции Русского Географического Общества даже сняли под водой редчайшие кадры — брачный хоровод морских ангелов, который происходит только несколько дней в году, в момент спаривания моллюсков и метания икринок.

— Мы сначала сами даже не поняли, что нам попалось, зрелище завораживающее и бесподобное — маленькие существа кружились в воде в каком-то безумном танце, мы их пофотографировали, а потом, когда уже на суше стали проверять кадры и увеличили, прямо ахнули, — вспоминает момент научного открытия Сергей Шанин, участник экспедиции. — Существа точь в точь как маленькие ангелы с крылышками.

Стоит и пройтись по берегу Монерона: там рассыпаны полудрагоценные камни – аметисты, агаты, яшмы. С виду они могут быть неприметными, но внутри способны скрывать удивительной красоты узоры.

Да и вообще, любые камни на берегу достойны отдельного внимания и восхищения.

Гроты — отдельная история. Изумрудная вода и скалы нереальных оттенков — здесь как будто попадаешь в другой мир, затерянный и таинственный.

Путешествие на о. Монерон благоприятно влияет на здоровье, ведь остров славится экологически чистым морским воздухом. Желающим посетить Природный Парк предлагаются морские прогулки вокруг острова, подводный туризм, любительское рыболовство, купальная рекреация, а также экзотические и приключенческие экскурсии по острову.

Морские прогулки:

1) Лежбище сивучей.

Морская прогулка представляет собой маршрут от бухты Чупрова до скал Санно и обратно. На скалах Санно расположено лежбище сивучей — крупнейших представителей семейства ушастых тюленей. В процессе прогулки Вы также увидите маяк на мысе Обсервации, построенный японцами в апреле 1914 года, «Мост из ниоткуда в никуда» — единственный мост в Сахалинской области, предназначенный только для пешеходных прогулок, острова Красные и остров Пирамидальный, где расположены птичьи базары.

Природный памятник представляет собой наикрасивейший грот с разноцветными стенками. Длина грота около 30 метров, а глубина – 7-8 метров. Сквозь хрустально-прозрачную воду видно буйство красок дна: красно-желтые, сине-оранжевые, буро-малиновые. В процессе прогулки также можно увидеть птичьи базары на прибрежных камнях, лежбище нерп на рифе Восток и памятник археологии – Телеграфную станцию.

Пешие прогулки:

Святилище – самая известная древняя достопримечательность острова. Это памятник археологии, который расположен в котловане Красном, на высоте около 250 м, под скальным обрывом восточных отрогов горы Старицкого. Аналогов на близлежащих территориях обнаружить пока не удалось, но и нельзя исключать культового назначения этого объекта, который может относиться к периоду освоения острова айнами. Предположительно, святилище является храмом, основанным в честь одного из семи японских богов счастья — Эбису, покровителя путешественников, моряков и торговцев.

2) Телеграфная станция.

Телеграфная станция — памятник археологии, представляющий собой сохраившииеся до наших дней остатки японской телеграфной станции 1906 года. Станция является частью межконтинентальной системы телеграфной линии, связавшей Японию с материком.

Подводный кабель (50 км) был проложен с мыса Соя через Монерон до залива Де-Кастри. Поселение расположено на левом берегу небольшого ручья, берущего начало на восточной возвышенности горы Чупрова и впадающего в бухту Чупрова с северной её части.

Для туристов, предпочитающих активный отдых, возможно использование собственного водного транспорта, управляемого непосредственно туристами, что позволит самостоятельно выбирать маршрут следования.

Природный парк «Остров Монерон» предлагает туристам возможность размещения на острове. На территории расположены Большой и Малый комплексы с удобными комнатами, а также 5 уютных Домиков.

Для посещения острова мы предлагаем Вам ознакомиться с прайс-листом Природного Парка «Остров Монерон» и обратиться к туроператорам для организации путешествия:

Контакты туроператоров и перевозчиков:

1) ООО «Край Света»

Контакты: +79625814277, +74242414277

г. Южно-Сахалинск, ул. Шлакоблочная, д. 24/5

2) ООО «Сахтрэвел»

г. Южно-Сахалинск ул. Комсомольская, 133, офис 130

3) ООО «НТК» — транспортная компания

4) ООО «Марикультура-ДВ» — транспортная компания

Природный парк Остров Монерон

г. Южно-Сахалинск, Дзержинского 34, офис 30

тел.: (4242) 510-634, 8 (914) 743-87-99

Рассказы и фотоотчеты о посещении острова вы можете посмотреть у Юрия Максимова, Александра Беленького, Андрея Сенюшкина и Евгения Полонского.

Фантастические виды и ощущение настоящей зимней сказки

Островная столица как центр притяжения

Лагуна с гигантскими устрицами

Что посмотреть в районах

Север манит: вулканы, водопады и термальные источники

Сокровища и коллекции островного региона

Это Исландия? . нет. это ИТУРУП

Космические пейзажи: базальтовые столбы, вулканы и фумаролы

Таинственный Остров — Монерон

Подводные пейзажи на мелководье Монерона — мечта любого фотографа.Под водой мы подолгу наблюдали за трехполосыми окунями или, как их еще называют, золотыми ершами. Своеобразная окраска тела, мощные шипы и колючки на голове и плавниках не позволят спутать его ни с какой другой рыбой. Встреча с морским окунем в серо-зеленоватом полумраке глубин среди хаотических нагромождений скал, где нет ярких красок, надолго остается в памяти. Поначалу замечаешь где-то впереди желтое пятно. Оно приближается. И вот перед глазами, как отблеск солнечного света, крупнаярыбина. Потом еще одна. Однажды за мной следовала целая свита в сверкающих доспехах. Самые нахальные подходят на расстояние вытянутой руки.
Браконьерские суда стремятся попасть в заповедные воды со всех сторон, ведь в акватории острова, кроме трепангов, обитает множество промысловых видов: морские ежи, гребешки, мидии, крабы. Собирают трепангов аквалангисты. Бороться с браконьерами, особенно организованными в группы, сложно. С поличным их не поймаешь — чуть что, улов за борт. А потом сидит такой «добытчик» в драном гидрокостюме и ржавом АВМ-5 в уже пустой лодке и глядит невинными глазами на инспекторов: «Да тут я только для души понырять!»


На маленьком клочке суши у побережья Сахалина издавна селились коренные жители этих мест — айны, охотившиеся на сивучей и котиков. Самурай Мураками Хиронори нанес остров на штурманские карты Японского моря в 1644 г. В 1783 году во Франции началась подготовка морской экспедиции, к участию в которой были привлечены лучшие научные силы. Людовик XVI лично сформулировал основные задачи похода и принимал активное участие в разработке маршрута. Экспедиции вменялось в задачу определить целесообразность постоянного китобойного промысла в южных морях. Цель столь же надуманная, как и у первой кругосветной экспедиции Джеймса Кука: помнится, тогда позарез нужно было наблюдать прохождение Венеры перед солнечным диском. 1 августа 1785 года из Бреста вышли фрегаты «Астролябия» и «Буссоль»: первым командовал Поль Антуан де Лангль, вторым — граф Жан Франсуа де Гало Ла-перуз.
В 1787 году экспедиция, оставив позади Филиппины, Восточно-Китайское и Японское моря, вошла в Татарский пролив (хотя в то время его считали заливом), Лаперуз не стал тратить время и силы на доказательство, как ему казалось, общеизвестного факта, что Сахалин является полуостровом. Постояв у его берегов несколько дней, «Буссоль» и «Астролябия» направились вдоль сахалинского побережья на юг. По проливу, который был впоследствии назван именем Лаперуза, корабли вошли в Охотское море и направились к Камчатке.В 43-х километрах от юго-западного побережья Сахалина корабли обнаружили «крошечный безжизненный островок», которому Лаперуз дал имя одного из участников похода — инженера Монерона.
Печально, но эта экспедиция, в конце концов, пропала без вести. Ее исчезновение стало одной из величайших загадок эпохи великих географических открытий. Французский монарх до последнего ждал известий о своих посланцах. Даже на эшафоте, 21 января 1793 года, он спросил палача: «Скажи-ка, дружок, не слышно ли чего нового о Лаперузе?»Только век спустя русские картографы выполнили достоверное картирование Монерона. Именем их руководителя — лейтенанта Старицкого — названа самая высокая вершина острова. После русско-японской войны остров отошел под юрисдикцию Японии под названием Кайбато. Это самая загадочная страница его истории. Японцы обустраивались там основательно. С Сахалина был проложен телефонный кабель, построены маяк с мощными подземными инженерными коммуникациями и рыбацкий причал, по сей день служащий верой и правдой. Только почему сохранившиеся остатки подводных стенок этого причала уходят в воду на глубину 6-8 метров, огромными блоками перекрывая проемы между естественными выходами скал? Зачем такая основательная конструкция понадобилась заурядному рыбацкому поселку?

До сих пор в зарослях бамбука находят остатки фундаментов, а на севере близ бухты Колагераса сохранились остатки оросительной системы, питавшей рисовые поля, видны остатки опорных стенок, в распадках сохранились одичавшие плодовые деревья из бывших садов.

Разные ходят слухи: якобы на острове были школа диверсантов-подводников и база мини-субмарин. Даже о лепрозории поговаривают.

После Второй мировой Монерон отошел к СССР. Инфраструктура, оставшатся от японцев, стала приходить в запустение. Жителями острова на многие годы стали пограничники, рыбаки да служители маяка.
1 сентября 1983 года в небе над Сахалином советские истребители сбили южно-корейский Боинг-747, который рухнул в нейтральные воды неподалеку от Монерона. На борту находилось более трехсот человек, однако тел погибших так и не нашли. Не нашли ни фюзеляжа огромного самолета, ни крыльев. Что произошло двадцать два года назад у Монерона? Вот еще одна загадка острова…
Станислав Мороз — Журнал «ЭКЗО»

Читайте также  Улица Новый Свет в Праге

Семь чудес Сахалина. Остров МОНЕРОН

В очередной подборке материалов мы познакомим вас с островом Монерон, который является одним из победителей в народном конкурсе «Семь чудес Сахалина». В читательском голосовании он оказался на шестом месте. Тем не менее остров по праву считается поистине уникальным природным объектом.

Остров Монерон – красивейший природный парк, один из феноменов российского Дальнего Востока. Он имеет вулканическое происхождение. Уникальность острова заключается в сочетании горных ландшафтов, альпийских лугов и скалистых ущелий. Высокие скалы, расходящиеся веером, каменные столбы и живописные водопады, загадочные гроты придают этой местности особое очарование, а прозрачность воды позволяет наблюдать удивительный мир подводного царства.

Остров находится на одной параллели со знаменитыми сочинскими курортами, но климат здесь далеко не сочинский. Тем не менее из-за редкого сочетания разнообразных форм подводного рельефа и воздействия теплого Цусимского течения здесь обитают субтропические виды морской фауны: галиотис, трепанг, редкоиглые морские ежи, многолучевые морские звезды и др.

На острове произрастает восемь краснокнижных видов растений: можжевельник Саржента, тис остроконечный, мятлик шероховатый, башмачок крупноцветковый, пион обратнояйцевидный, остролодочник тодомоширский, калопанакс семилопастный и аралия сердцелистная. Редкими для Сахалинской области и Дальнего Востока являются 23 вида флоры Монерона.

На прибрежных рифах близ острова расположены лежбища крупных морских млекопитающих (сивучей, ларг, нерп).

Подводная часть острова отличается уникальностью и большим разнообразием ландшафтов. Здесь очень высока прозрачность воды (до 30–40 м), а теплая ветвь Цусимского течения повышает температуру прибрежных вод в августе до +18–20 градусов. Благодаря этому в здешних водах встречаются особо редкие обитатели моря (тугалия гигантская, плазастер бреальный, черные ежи, акмеи, метридиум, мидии).

Дно между островами заполнено валунно-галечным материалом. На этих грунтах селятся колонии трепанга, растет зеленая водоросль ульва. Следует особо отметить, что остров Монерон является единственным местом в нашей стране, где обитает брюхоногий моллюск галиотис. Из пресмыкающихся на острове живет единственный вид – живородящая ящерица.

Мелкие прибрежные островки – боковые конусы вулкана – служат местом гнездования многих видов птиц: орлана-белохвоста, тонкоклювой кайры, баклана, цапли, чернохвостой и тихоокеанской чайки, очкового чистика. На острове располагаются колонии тупика-носорога, топорков, занесенных в Красную книгу России. А во время перелетов на Монероне останавливаются 173 вида птиц.

На острове всегда существовали гнездовые колонии морских птиц. Однако после того, как здесь появились хищники – лиса и соболь, – птичьи базары сохранились только на небольших прибрежных островках, недоступных для них. К сожалению, численность морских птиц сокращается. До войны на небольших островках и на южном побережье Монерона гнездилось 14 тыс. тупиков-носорогов, сейчас – всего около 2 тысяч. На островных скалах уже не выводят птенцов берингийские бакланы, ипатки, толстоклювые кайры.

Наличие ценных и уникальных историко-культурных достопримечательностей, богатство и разнообразие растительного и животного мира, высокие эстетические качества островных ландшафтов – все это стало причиной создания в 1995 году на территории острова Монерон государственного учреждения «Природный парк «Остров Монерон». Сейчас это областное бюджетное учреждение. Парк является особо охраняемой территорией.

Особо охраняемая территория создавалась именно для того, чтобы сохранить уникальную экологическую систему Монерона, бережно использовать культурное и природное наследие острова. Здесь есть все условия для организации экологического образования и воспитания посетителей природного парка.

Эта задача в последние годы встала в ряд наиболее приоритетных. Мы просто обязаны сохранить ЧУДО САХАЛИНА – МОНЕРОН.

Самурай Мураками Хиронори нанес остров на штурманские карты Японского моря в 1644 году. А в 1783 году во Франции началась подготовка морской экспедиции, к участию в которой были привлечены лучшие научные силы. Людовик XVI лично сформулировал основные задачи похода и принимал активное участие в разработке маршрута. Экспедиции вменялось в задачу определить целесообразность постоянного китобойного промысла в южных морях. Цель столь же надуманная, как и у первой кругосветной экспедиции Джеймса Кука: помнится, тогда позарез нужно было наблюдать прохождение Венеры перед солнечным диском.

Печально, но та экспедиция мореплавателей в конце концов пропала без вести. Ее исчезновение стало одной из величайших загадок эпохи великих географических открытий. Французский монарх до последнего ждал известий о своих посланцах. Даже на эшафоте, 21 января 1793 года, он спросил палача: «Скажи-ка, дружок, не слышно ли чего нового о Лаперузе?»

Только век спустя русские картографы выполнили достоверное картирование острова Монерон. Именем их руководителя – лейтенанта Старицкого – названа самая высокая вершина на его территории.

Впрочем, в истории острова был период, который оставил заметные материальные следы. За годы владения Монероном, как и югом Сахалина, японцы, насколько могли, пытались придать острову черты обжитой территории. Там строили каменные и подвесные мосты, небольшие одноэтажные домики для жилья, некоторые из них сохранились до сих пор. Японцы обустраивались на Монероне основательно. С Сахалина был проложен телефонный кабель, построены маяк с мощными подземными инженерными коммуникациями и рыбацкий причал, который используется по сей день. Только почему сохранившиеся остатки подводных стенок этого причала уходят в воду на глубину 6–8 м, огромными блоками перекрывая проемы между естественными выходами скал? Зачем такая основательная конструкция понадобилась заурядному рыбацкому поселку?

До сих пор в зарослях бамбука на острове находят остатки фундаментов, а на севере близ бухты Колагераса сохранились фрагменты оросительной системы, питавшей рисовые поля, видны остатки опорных стенок, в распадках сохранились одичавшие плодовые деревья из бывших садов. Разные ходят слухи: якобы на острове были школа диверсантов-подводников и база мини-субмарин. Существует даже легенда, что у японцев на Монероне был лепрозорий (убежище для изоляции прокаженных). Впоследствии ни одна из этих версий не нашла подтверждения, однако и не была опровергнута сахалинскими краеведами.

После Второй мировой войны Монерон отошел к СССР. Инфраструктура, оставшаяся от японцев, постепенно приходила в запустение. Жителями острова на многие годы стали пограничники, рыбаки да служители маяка.

Маяк на Монероне – важная составляющая системы навигационного обеспечения безопасного плавания в Татарском проливе. А метеостанция, одна из немногих уцелевших в безденежные рыночные времена, ведет регулярные наблюдения за погодой, обеспечивая точность прогнозов синоптикам.

В начале 90-х годов прошлого столетия по решению Сахалинского облисполкома остров получил статус государственного природного памятника. Сахалинский облисполком и облкомприроды намеревались сделать его Морским национальным парком, первым тогда в Советском Союзе, но этого не произошло.

В конце июля на Монероне созревает шикша. Стелющийся низкорослый кустарничек усыпан черными ягодами. Другие названия шикши – водяника и вороника – удачно передают цвет и вкус необычной ягоды. Рассказывали, что где-то в восточной части острова, на сопках у бухты Изо, до сих пор можно найти в зарослях оставшиеся после японцев грядки с черемшой и клоповкой (красникой) – мелкой и кислой красной ягодой с характерным запахом, полностью оправдывающим ее название. Ягода эта дикая, растет на лесных полянах. А вот на Монероне японцы разводили ее как культуру. Cопки бухты Изо – это ступенчатые поля, и в конце лета, в период созревания ягоды, они выглядят ярко-красными.

Бухта Чупрова – самое знаменитое место на Монероне. Там находится пристань, к которой регулярно причаливают гости острова. Здесь же расположен пост природоохранной службы, в распоряжении его сотрудников имеются быстроходные моторные лодки, на которых ежедневно инспектора по охране территории природного парка курсируют вокруг острова в поисках нарушителей. В бухте есть православный крест, установленный в 2000 году. Считается, что это место – ворота острова.

Подняться вверх по склону можно по страховочным канатам. По острову передвигаются только с помощью таких приспособлений, потому что его побережье – это крутые, отвесные скалы. Через ущелье еще японцами был проложен каменный мост, который называется «Мост в никуда». Он сохранился до сих пор.

Прибрежное мелководье Монерона относится к самым изученным акваториям мира. Ему посвящены десятки статей и целые научные сборники. Вода здесь какого-то не-обыкновенного цвета! Она переливается всеми оттенками зелени и настолько прозрачна, что сквозь ее десятиметровую толщу можно разглядеть самых мелких обитателей подводного мира. Благо, в отличие от холодных вод сахалинского берега, температура воды у острова летом может достигать 22 °С.

Подводные пейзажи на мелководье Монерона – мечта любого фотографа. Россыпи морских ежей и многолучевых звезд на дне, драпировка из водорослей на заднем плане – просто глаза разбегаются! Изредка встречаются мелкие осьминоги. В укромных бухтах, на заиленном песке с камнями, чинно переползают с места на место знаменитые трепанги. Они же морские огурцы, морской женьшень, а выражаясь научно – голотурия. Трепанг ценится в дальневосточных странах из-за высокого содержания биологически активных веществ. В акватории острова обитает множество промысловых видов: морские ежи, гребешки, мидии, крабы.

Сейчас на Монероне активно развивается экологический туризм. Однако из-за недостаточно развитого транспортного сообщения окутанный легендами и тайнами остров пока еще остается малодоступным для массового посещения. И поэтому каждого, кому посчастливилось побывать на чудо-острове, ждет свое открытие МОНЕРОНА.

Увидеть остров Монерон: мифы и реальность. Часть первая

О большом туризме и о сахалинском острове Монероне в последнее время так много говорят и пишут, что попасть туда хочется все сильнее. Пора в дорогу. Тем более, вопросов от читателей накопилась масса: реально ли простому смертному оказаться в этой точке земли? Кто охраняет богатства острова? Что с логистикой? В какую сумму выльется путешествие, будет ли оно комфортным и безопасным, что можно, чего нельзя? Какие обещания власть осуществила, а какие так и остались мифом?

Автодорога от Южного до Невельска, откуда начинается путь к мечте, занимает примерно 1,5 часа по красивой ровной трассе. Подъезжаем к Невельскому порту. Дальше все почти как у Стивенсона: «Я отправлюсь в море, я поплыву к неведомому острову искать зарытые в землю сокровища».

В Невельском порту

Если объективно, то брать штурмом остров в этот раз не пришлось (Sakh.com несколько раз пытался это сделать). Катер ждет у причала, с погодой повезло, пограничный контроль прошли за полчаса.

Читайте также  Самый густонаселенный остров на самом большом озере

Год назад агентством по туризму было обещано приобретение трех маломерных катеров вместимостью 12-15 пассажиров скоростью 17 узлов и расходом топлива 100 литров в час. Новые суда, предполагалось, сократят и время пребывания в пути до полутора часов. Что по факту?

На остров сегодня при наличии наплыва туристов можно добраться на четырех катерах. Кроме охранного «Степан Савушкин», на котором мы отправляемся, рядом ждут своего часа «Святитель Николай» (самый большой и комфортный) и старенькая «Контесса». При необходимости организаторы могут задействовать в работе еще одно «бородатое» резервное судно «Лагуна».

В нашем катере могут поместиться до 11 человек, «Святитель Николай» возьмет на борт только 9, два других тоже вместят по 9-10 пассажиров. Сколько еще нужно мест для решения транспортной доступности острова? Я попытаюсь найти ответ в ходе путешествия.

Стоимость билета туда и обратно на одного человека составляет 15 тысяч рублей, в этом сезоне цена точно не уменьшится. Год назад тогдашний руководитель областного агентства по туризму Олег Маямсин погорячился в обещаниях, что билет до Монерона будет стоить 5 тысяч рублей в оба конца. Никаких расчетов сделано не было. Клятвы, данные в бурю, быстро забываются.

По словам замдиректора бюджетного учреждения «Природный парк «Остров Монерон» Алексея Синько, себестоимость одного рейса (400 литров топлива, эксплуатационные расходы, зарплата экипажу и т. д.) составляет 135 тысяч рублей, отсюда цена билета. Теперь все расчеты и расценки официально утверждены учредителем и правительством.

От Невельска до Монерона расстояние 36 миль (70 километров). Полным ходом от точки до точки идти 2,5 часа.

Чтобы уменьшить цену доставки туристов, по словам специалиста, сейчас идет процесс по подбору и приобретению дополнительного катера большей вместимости либо двух маленьких. Дополнительные деньги на приобретение поступили только в июне, и выбор, уточняет руководство, делается тщательно, а не из принципа «лишь бы купить и отчитаться».

Да и торопиться с этим вопросом в текущем сезоне, видимо, нет смысла, четыре катера стоят пока невостребованными. Ау, туристы! Зазыванием их, напомним, занимается специально созданная для этого структура — ТИЦ. Видимо, с зазыванием есть проблемы.

Старый причал, откуда отходит наш катер, своим ржавым видом возвращает в далекое прошлое. Хотя нет, в нашем прошлом таких портовых свалок и заброшенности территории что-то не припоминается. Справа тянется стена разрушенного японского брекватора, слева вперемешку с белыми катерами береговой охраны соседствуют корпуса мертвых судов — остатков былого величия Невельского порта.

Капитан судна невельчанин Олег Погорелов работает в компании недавно, но с морем связан более 30 лет. Особенности острова знает не понаслышке, приходилось работать в береговой охране.

Погода, рассказывает капитан, здесь капризная, туристам часто приходится ждать ее часами, а порой днями. Всех это нервирует, особенно тех, кто приехал на Сахалин специально ради поездки на Монерон, иногда им приходится забирать деньги за путевку и убираться восвояси. Обидно.

Если волна достигает полутора метров, катер в море не выйдет. Бывает, что на Монерон туристов отвезут, а назад жди «с моря погоды».

Ох уж этот пресловутый восточный ветер…

Обитаемый остров

В объективе земля. Швартуемся. Короткий инструктаж, чего на острове делать нельзя.

Слухи о том, что Монерон — место отдыха для «избранных», это вовсе не слухи. Сотрудники и не скрывают, что раз остров гордость региона, сюда везли и всегда будут везти дорогих гостей. А как отказать? Правда, звездам тоже иногда не везет — все тот же нехороший ветер. В прошлом году здесь побывал Стивен Сигал, сотрудники этим гордятся. Нравится остров и японским туристам, фотографам, дайверам, сумасшедшим романтикам, готовым платить любые деньги за красоту и дикость природы. Но их, богатых и смелых, маловато.

Территория разделена на две зоны — административную и туристическую, все остальное — вода и тропы. Расположены зоны далеко друг от друга, из одной в другую можно добраться на лодке либо по длинной деревянной тропе через скалу.

Это административный корпус. Удручающего вида. Здесь же кухня, комната руководства, спальные места, рядом дизельная станция и хозпостройки для хранения топлива и стройматериалов. Между причалом и административным зданием небольшая вертолетная площадка — пункт эвакуации на случай ЧС, цунами, землетрясения.

На вопрос, хватит ли 10 инспекторов, одной уборщицы и так далее для обслуживания туристов, если их станет много, директор учреждения Игорь Гончарук уточняет, что благодаря поддержке губернатора с этого года штатная численность сотрудников увеличена на несколько человек. Состав сотрудников, которые работают на острове, он оценивает «выше пяти баллов». Благодаря им «все здесь крутится и работает», и то, что сегодня построено, — это их заслуга. Инспекторы выполняют самую тяжелую работу (рабочих здесь всего два).

В этом году с весны, как только внизу сошел снег, мужчины носили доски наверх по скалам по слякоти, меняя старые туристические дорожки на новые.

Все работы проводятся без подрядчиков своими силами, рассказал Алексей Синько. Погода угомонилась — строят причал, задуло — занимаются подготовкой досок для дорожек и текущей работой.

В составе участковых инспекторов трудится семейная династия Лихановых, их вспоминают с особой благодарностью. Отец Анатолий Лиханов передал свой опыт сыну Андрею, который вырос от рабочего до инспектора. Давно работают на острове также Александр Малимонов и Евгений Иванов.

На территорию комфорта нас с начальником гостиничного комплекса Русланой Атамановой (на острове работает 8 лет) везет Евгений Иванов (работает здесь уже 10 лет).

Пользуясь случаем, спрашиваю, что было 10 лет назад и чего не хватает на острове для полноценной работы.

— Что было? Разруха. Стояли три домика для гостей. Комплекс эксплуатировался без ремонта несколько лет, люди приезжали, уезжали, вода с крыши текла, полы сгнили. Дома мы поднимали домкратами, все переделывали, отстраивая заново, меняли облицовку, обустраивали территорию. Главная трудность — не хватает техники, да и хранить ее негде. Все, что стоит на причале, смывается волной. Условия жизни сотрудников не очень… Особенно в циклон, когда изо всех щелей свистит. В планах — строить новое административное здание, где будут жить по 4 человека в комнате. И, конечно, трудные тяжелые погодные условия. А остальное вроде все устраивает.

Есть деньги — есть туризм?

Намереваюсь спросить у руководства, на что потрачены деньги, выделенные на развитие Монерона за последний год, но директор опережает.

— …За каждую потраченную копейку отчитываемся. Минфин, квартальные отчеты, прокуратура и трудовая инспекция, природоохрана. Кто нас проверяет? Все! У нас нет необоснованных трат. Но чтобы это понять, нужно просто сравнить, что было и что стало. Вот вы сможете сравнить?

Мотаю головой, что, конечно, нет, это ж закрытая территория для избранных. Ну, если только судить о переменах по фото японского или советского периодов…

Организация работает по госзаданию, сердится в ответ директор парка.

— Туризм — это побочная наша деятельность, главная задача — чтобы не было браконьеров, чтобы не страдала экологическая среда, не было осыпей, берег был чистым, чтобы работала и развивалась инфраструктура острова — свет, лодки, катера, причальные сооружения… Нужно ли усилить туризм, пусть решает власть, а наша задача — четко соблюдать устав, — закрывает тему собеседник.

Остается лишь добавить, что, по словам сотрудников, директор почти постоянно живет на Монероне, в город выбирается редко по неотложным делам.

— Развивать туризм, конечно, нужно, и мы делаем это по мере сил, — продолжает тему его заместитель Алексей Синько и приводит цифры: в июле здесь побывали 56 человек. В августе есть желающие выкупить на неделю весь комплекс. На оставшиеся август-сентябрь запланировано 250 туристов, которые забронировали путевки. Если погода установится, за день мы можем двумя катерами доставлять сюда гостей, все возможности для этого есть.

Туристические тропы — на них завязана важная часть путешествия, к тому же это самая трудоемкая часть работы сотрудников парка. Часа два вместе с Алексеем Синько мы бродили по скалам вверх-вниз. Добрались до смотровой площадки, с высоты которой открывается живописный вид.

Монерон: остров морских львов

Журнал №180, сентябрь 2018

«Сивучи? А они ушли на Сахалин, на нерест горбуши» – такими словами встретил нас Анатолий Лиханов, инспектор природного парка «Остров Монерон».

Работа Анатолия не из легких – отслеживать браконьеров в водах охраняемых территорий, выискивать «диких» туристов, которые без разрешения высаживаются на берег, а параллельно с этим – обеспечивать быт и работу туристического центра в рекреационной зоне парка. Работа малооплачиваемая, но, как говорит Анатолий, интересная. Вот и его сын пошел по отцовским стопам – тоже работает инспектором в парке. «Ладно, может, и не все сивучи ушли, кого-то увидим», – посмеивается Лиханов.

Целый год мы готовились к экспедиции, две недели ждали на Сахалине разрешения от пограничников. И вот так нас приветствует остров, названный древними айнами (они же – курильцы) «Тодомосири», что в переводе означает «Остров морских львов»! Одна из главных целей нашего приезда – сделать подводные съемки сивучей в фантастически прозрачной и синей воде, а это возможно только здесь, на Монероне. Но, похоже, у этих тюленей, или, как их еще называют, северных морских львов, свои планы.

По словам Владимира Бурканова, кандидата биологических наук, члена Совета по морским млекопитающим, нельзя с точностью сказать, сколько сивучей будет находиться на Монероне в какой-то момент: «Сивучи – кочующий вид. Они приходят стадами и уходят стадами, их количество меняется каждый день. Зимой их на острове много, полагаю, несколько тысяч, а летом значительно меньше». Владимир уже восьмой год работает на Монероне, ведет учет сивучей. «Думаю, и по годам количество морских львов здесь меняется. В этом их может быть две тысячи, в следующем три», – поясняет ученый.

Остров, куда мы прибыли, расположен в 43 километрах от юго-западного побережья Сахалина. Здесь находят древние следы человеческой деятельности, однако постоянное население проживало на Монероне только с 1905-го по 1970 год. А до этого, видимо, рыбаки и зверобои устраивали тут лишь временные стоянки.

Первые упоминания острова в документах относятся к XVII веку. В ту пору заселен он не был, но формально принадлежал Японии и был нанесен на японские карты. В XVIII ве-ке, не зная об этом, остров заново открыли французские мореплаватели под командованием Жана-Франсуа де Лаперуза. «Мы заметили маленький плоский остров, между ним и Сахалином располагался пролив шириной около шести лье, – читаем в дневнике капитана. – Я назвал его островом Моннерона, по имени офицера инженерных войск из нашей экспедиции».
С 1905-го до 1945 года на Монероне постоянно проживали японцы, более 2000 человек. Они построили причал, пирс, дороги, метео-станцию, маяк и провели подводную телефонную линию. В это время жители активно занимались лесозаготовками и рыболовством в окрестных водах. С 1945 года остров принадлежал СССР, а впоследствии перешел к России. Пока лесозаготовки и рыболовство в этом регионе считались экономически выгодными, на Монероне жили люди. С 1970 года остров приобрел статус закрытой пограничной территории, и жителей на нем не осталось. А через четверть века, в 1995 году, тут был создан природный парк общего значения, который назвали «Заказник остров Монерон». В 2007 году статус особо охраняемой природной территории был изменен с заказника на государственный природный парк «Остров Монерон».

Читайте также  13 фактов о Сванских башнях

Остров омывает северная ветвь Цусимского течения, которая называется течение Соя. Прогретые воды из Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей доходят до юга Сахалина, смягчая климат в этой части Японского моря, так что подводный мир региона совмещает в себе черты субтропической и умеренной зон.

Наша группа из четырех подводных фотографов прибыла на Монерон в середине августа. Попасть на остров можно из Невельска – небольшого портового городка на западном побережье Сахалина. Но сначала нужно получить разрешение в администрации Сахалинской области и допуск пограничников. Это может занять достаточно много времени, особенно если вы собираетесь на Монерон не на один день. Нам повезло, и уже через неделю, мы стояли груженные дайверским оборудованием и запасом продовольствия в порту Невельска. Здесь, среди ржавых рыболовецких шхун, мы провели пару часов, ожидая завершения всех пограничных формальностей, а потом на крохотном суденышке, по ясной погоде и спокойному морю, за четыре часа добрались до высоко торчащего из воды маленького островка, зеленого и гористого. Наш кораблик пришвартовался в ковше бухты Чупрова – так в этих местах называют закрытые пристани, формой напоминающие ковш. Вокруг торчали столбчатые вулканические черные скалы. Довольно скоро нам удалось то, ради чего мы сюда прибыли, – погрузиться под воду.

Первое, что меня поразило, – то, какая она теплая: 22, а местами 24 градуса, притом что средняя температура поверхностных вод в Татарском проливе в это время не поднимается выше 10–18 (а рядом, в Охотском море, на восточном побережье Сахалина, где мы ныряли всего пару дней назад, – и вовсе не выше 6 градусов). А еще вода была удивительно прозрачной: даже стоя на пирсе, можно было разглядывать раков-отшельников и трепангов, мирно пасущихся на дне, на глубине 10 метров.

Сахалин. Пропавшая экспедиция: Моннерон

Глава пятая, оптимистическая, ведь до полной гибели экспедиции Лаперуза остается целых восемь месяцев, справедливость восторжествует — взяточников арестуют, а автор этих строк увидит-таки остров Монерон, после 30 лет ожидания этой встречи…

Через 228 лет после открытия острова Монерон экспедицией Лаперуза, и 90 лет после того, как святейшая нога наследного принца Хирохито ступила на берег Кайбо, надеюсь таким же теплым, солнечным, августовским днем, наша посудина вышла из порта Невельск и взяла курс на синеющую полоску на горизонте — остров Монерон, который находится в 54 км от порта.

Сам «порт» оставлял достаточно гнетущее впечатление своей не ухоженностью в сочетании с достаточно грязной акваторией, по которой, переливаясь всеми цветами радуги то там, то сям плавали пленки нефтепродуктов, бутылки и прочий бытовой мусор. Чувствовалось, что последний раз порядок наводили вечером 22 августа 1945 года, накануне десантирования советских войск. Как известно это десантирование носило импровизированный характер, заранее не планировалось, и было осуществлено, по пути на Оодомари (Корсаков) по причине плохой погоды (где ещё в истории войн можно найти такой повод!). В этот день сводная бригада майора Гульчака высадилась в городе Хонто (Невельск), Найхоро (Горнозаводск) и на острове Кайбати (Монерон). Гарнизоны этих городов и весей не оказали ровным счетом никакого сопротивления, по причине своей малочисленности, да и нежелания зря геройствовать, защищая уже капитулирующую Японию.

Перед выходом долго решался вопрос о посещении острова, обивались пороги, писались бумажки. В конечном итоге все согласовали, выехали из Южного…. И на тебе, когда скользя на джипе по рельсам (как в фильме «Сталкер»), добрались до входа в порт (с заднего двора) выяснилось что остров «закрыт по непогоде». Эта фраза означала, что кто-то важный на верху, росчерком пера, или точнее командным голосом в телефонной трубке пожелал, что бы у острова на расстоянии пушечного выстрела ни одной шаланды не появлялось… Меня это расстроило, ребят приехавших из Москвы тоже — в кои веки нужно было выбраться на задворки великой империи, одним из пунктов которой был Монерон, и на тебе. Необходимо заметить, что остров Монерон, не смотря на то, что находится у берегов Сахалина, по сравнению с Шикотаном, например, более недоступен по причине того, что это место, где сахалинские губернаторы восстанавливают свое здоровье, пьют боржоми, да отдыхают от всего, радуясь одиночеству. По острову можно шляться часами, так и не встретить никого — постоянного населения здесь нет уже очень давно, с 1972 года. Почему нет, да, наверное, по этой же причине нет. Кому понравится на каждом шагу натыкаться на отдыхающих секретарей обкомов, да губернаторов. Ну, а для этого придумали особо охраняемые территории (ООПТ), как один из способов ограничения пространства от «посторонних». Кстати парадигма «охраны природы» не так безобидна, как кажется (но об этом как-нибудь в блоге). Что касается Монерона, то, на мой взгляд, это как раз о чем в поговорке: «поздно пить боржоми, когда легкие отвалились…». На памяти многих сахалинцев яйца кайры с птичьих базаров Монерона, которые в сельпо продавались. Вот тогда спасать надо было и заповедник, и заказник…

Кстати у айнов юго-западного побережья Монерон и был территорией особо охраняемой, причем кроме них, а это несколько родов живущих на побережье напротив острова, никто на остров не совался — родовые владения, однако! В сезон, а их было два — забивали по 90–100 голов сивуча, и не более.

Не отстали по части охраны природы и японцы. В 1929 году остров Кайбо, стал ООПТ по охране лебедей. Когда ресурсы острова стали истощаться были попытки превратить его в туристический центр, даже была построена туристическая тропа длиной 6 км и мост из бетона (кстати, единственный на Карафуто пешеходный мост из бетона). Он до сих пор стоит переброшенный через ручей, упираясь в берега, по которым уже нет тропы. Такой вот мост есть на Монероне — «в никуда».

Процессы, происходящие в сфере управления охраной природной среды в Сахалинской области, начиная с бесконечной череды реорганизаций органов управления и заканчивая появлением и исчезновением особо охраняемых природных территорий динамичны, как и процессы в береговой зоне острова. В начале 1950-х годов были скоропалительно организованы и скоропостижно ликвидированы Южно-Сахалинский (20 тыс. га) и Средне-Сахалинский (158 тыс. га) заповедники. Причина очевидна: в «необдуманно» созданных заповедниках оказались богатые массивы леса, столь необходимые для лесной промышленности.

В 1958 году с целью охраны ценных пушных зверей острова Монерон и Уруп были объявлены заповедниками областного значения. Видимо, речь шла о первоклассных «лисьих фермах», доставшихся от японцев, зверье из которых разбежалось по недосмотру пьяных работников, и теперь это все нужно было охранять, пока не перестреляли. Потом было затишье. В 1988 году остров был отнесен к государственным памятникам природы местного значения, в 1992 году на Монероне создается морской природный парк, в 1995 году он реорганизуется в природный парк областного значения, а в 2007 году превращается в государственный природный парк, затем в государственный природный заказник и опять в природный парк. В разгар статусных изменений, словно спохватившись, появляется распоряжение администрации Сахалинской области от 21.07.2003 № 389-ра «О признании утратившим силу решения исполнительного комитета Сахалинского областного Совета депутатов трудящихся от 2 сентября 1958 г. № 331 «Об объявлении островов Уруп и Монерон заповедниками областного значения». Таким образом, Монерон на протяжении более десятка лет был и парком, и заповедником одновременно (!). Примечателен список государственных органов и юридических лиц, ответственных за обеспечение охраны и функционирование парка, состоящий из областного бюджетного учреждения «Природный парк «Остров Монерон», департамента управления делами губернатора и правительства Сахалинской области и, наконец, Министерства лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области. Вот уж воистину особо охраняемая территория…

Вернемся к нашей поездке, как вы помните, мы остановились на том, что наша посудина должна была выйти в море, но не смогла, по причине «плохой погоды». Мы в ожидании чуда (нас с посудины еще не выгнали), оранжевели в спасательных жилетах, шхуна тихо качалась вниз-вверх подскрёбывая о бетонную стенку, капитан в живописных полу-бриджах канареечного цвета, задумчиво что-то жевал, сплевывая в банку из-под дешёвого кофе, при этом, к верхней губе приклеился тлеющий окурок «Беломорканала», он что-то себе там мысль думал. Видимо ему, тоже, как и всем нам не понравился вариант с «плохой погодой», так как это явно лишало его средств, к существованию, не говоря уже о всевозможных жидких продуктах. На мой вопрос кто там нынче отдыхает, капитан икнул и сказал: «да так, очередной любитель твиттера…». Видимо закинутая мной якорная фраза «отдыхает», осевшая в подсознании, моментально проросла до размеров осознанных действий. Капитан сплюнул в банку, выкинул ее за борт и крикнул: «Петруха заводи…», для пущей убедительности долбанув ногой по стенке машинного отделения. Двигатель застучал на удивление ровно. Мужик с причала, в болотниках, кинул конец и удивленно посмотрел на капитана. «Да пошли они все…», далее он перечислил пару высокопоставленных особ, элегантно изнасиловал любителей интернета и твиттера, покрыл тридцати трехэтажным матом все и вся, и грязно выругался. Почувствовав гнев капитана, посудина пошла на удивление быстро и ровно, вдоль бетонного ковша, в море, к Монерону. Море было спокойное, в ковше полный штиль, при выходе практически тоже и только отдалившись от берега, почувствовались потоки свежего ветерка.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: