На святых берегах Пинеги - KRINTEL.RU

На святых берегах Пинеги

На святых берегах Пинеги

Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров

О святых местах, расположенных в Архангельской области, знают далеко не все. Сюда и сегодня непросто добраться. До Свято-Артемиево Веркольского монастыря надо ехать сутки на поезде до Архангельска, затем несколько часов еще на одном поезде до райцентра Карпогоры, оттуда по неасфальтированной дороге на маршрутке 45 километров до села Веркола, и в завершение пути надо переправиться через широкую Пинегу на лодке. Весной и осенью обитель для паломников недоступна.

Основанный в XVII веке монастырь славен именем святого праведного отрока Артемия. Это один из самых удивительных русских святых. Отличался отрок из северного глухоманного села своим благочестием и смирением, а погиб в 12 лет, как считалось тогда, смертью нехорошей, его убило молнией в поле, когда он боронил с отцом их надел. Таких убиенных в те времена даже не предавали земле, а просто забросали тело ветками в лесной чаще. Много воды утекло в Пинеге, все забыли о маленьком Артемии. Но через 33 года тело его было найдено клириком Никольского веркольского храма нетленным, благоуханным, и шел от него неземной свет! С тех пор мощи отрока стали источником многих исцелений, они останавливали смертоносные эпидемии. Эта житийная история фиксировалась письменно, проверялась церковной комиссией. Слава о чудотворце отроке Артемии пошла по всему Русскому Северу, в 1619 году он был канонизирован.

Монастырь знавал разные времена, пребывал порой в бедности, но в конце XIX века достиг расцвета, тысячи людей приезжали сюда почтить память святого Артемия. Люди исцелялись на глазах у очевидцев.

В годы революционного лихолетья, как и повсюду, монахи были расстреляны приезжими чекистско-красноармейскими отрядами, храмы осквернены и разорены, да и многие местные жители тащили из монастыря на свои нужды кирпичи, кровельное железо и даже надгробные плиты… Искали чекисты и мощи святого, но еще до их прихода святыня была надежно спрятана. И не обретена по нашему, видно, недостоинству, до сих пор… Паломники поклоняются раке, в которой хранились веками мощи.

В 1990 году обитель начала свое возрождение, сейчас здесь живут около 40 насельников во главе с настоятелем архимандритом Иосифом (Волковым). Каждый день идут службы, поднимается к холодному северному небу теплая молитва.

Святой праведный Артемий и в наши дни помогает страждущим, особенно тем, кто дает обет посетить его далёкую обитель. Случаи исцелений записываются, они опубликованы в книге «Артемиево-Веркольский монастырь» (автор-составитель Л.М. Соснина).

Через реку, напротив монастыря, стоит дом русского писателя-классика XX века Федора Александровича Абрамова (1920-1983), автора замечательных романов и повестей, в которых он воспел русского крестьянина – пахаря и созидателя. Абрамов после 3-го курса Ленинградского университета в 1941 году ушел добровольцем на фронт, был тяжело ранен. После войны жил в Ленинграде, но каждое лето обязательно приезжал в родное село. Здесь и завещал себя похоронить. Писатель всегда чтил святого Артемия, над его письменным столом висела икона отрока.

В Литературно-мемориальном музее Ф.А. Абрамова, сотрудники которого готовятся к скорому 100-летию со дня рождения писателя, хранятся многие его подлинные вещи, письменный стол, фотографии и документы. На стендах музея вынесены некоторые цитаты из неопубликованного автором при жизни. Еще в 1960 году он понял: «В годы гражданской войны были посеяны страшные семена (насилие), и эти семена не могли не дать страшные всходы. Жестокости сталинского режима – это жатва того, что было посеяно в революцию». Или вот еще одна крайне необычная для советского писателя запись от1978 года: «Величайшее преступление марксизма-ленинизма перед русским народом и всем человечеством, что он убил веру в Бога. Человек начался не с труда. Человек начался с того момента, когда он узнал Бога».

О своем земляке-архангелогородце, знаменитом священнике Фёдор Абрамов писал: «Насчет Иоанна Кронштадтского. Давно интересуюсь этим человеком… Что говорить – глыба человек! Это ведь подумать только – выгребстись из наших пинежских лесов в первые поводыри земли Русской!» (1974 г.)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) родился неподалеку, в 45 километрах от Верколы, в селе Сура. С детства он особо почитал отрока Артемия, пешком ходил к его мощам в Веркольский монастырь, а впоследствии написал изумительный по красоте слога и проникновенности акафист в его честь. Иоанн каждый год бывал на родине, оказывал землякам помощь. Получая от своих почитателей до миллиона (в современном эквиваленте это примерно несколько миллиардов!) рублей пожертвований, он все их тратил на строительство храмов и благотворительность. В предреволюционные годы имя о. Иоанна гремело по всей России, десятки тысяч людей стекались в Кронштадт, где он служил, в те места, куда он приезжал. Святой пастырь предсказывал грядущий путь России, предупреждал о потрясениях и жертвах, неизбежных в случае отхода народа, и особенно его интеллигенции, от веры и Церкви. Его, увы, не услышали.

Многочисленные случаи исцелений больных по его молитве описаны и опубликованы свидетелями, их невозможно отрицать, можно только пытаться замолчать. Мы, паломники, были потрясены, узнав в Суре от экскурсовода, писательницы Анны Мулиин, что до 1990-х местные жители вообще не слышали о своем знаменитом земляке! Память о нем была вытравлена жесточайшим образом – так боялись праведника силы тьмы. Только когда в начале 1990-х в село прибыл вдруг Патриарх Алексий II, в Суре узнали – кто здесь родился и вырос.

Сейчас в селе восстанавливается Иоанно-Богословский женский монастырь. Игумения Митрофания рассказала паломникам о всегда ощутимом покровительстве отца Иоанна. И в самом селе дома добротные, нет никаких следов запустения… Один только факт – о. Иоанн сказал, что в Суре и Верколе 100 лет не будет крыс, и они отсутствуют здесь по сию пору!

Хотя общее состояние архангельской глубинки оставляет желать лучшего, обычная зарплата не превышает 10 тысяч рублей, молодежь уезжает в города, пустеют большие северные дома, на крыше которых еще сохранились где-то деревянные кони… Об этом нам с грустью рассказывала Татьяна Седунова, подвижница, организатор детского отдыха и паломнических поездок, хозяйка веркольского Гостевого дома «Татьянина изба», где остановились московские паломники от агентств «Покров» и «Радонеж». Ни один из нас, кстати говоря, не пожалел, что отправился в дальнюю дорогу в этот на редкость ненастный июль.

Прочитаем же молитву из написанного Иоанном Кронштадтским акафиста святому праведному Артемию, Веркольскому чудотворцу: «Святый угодниче Божий, праведный Артемие, приисный хранителю святыя обители, твоим именем украшенной, и близкий защитниче всего севернаго края Российския страны! Призри милостивно на усердную молитву нас грешных, и твоим благомощным предстателством испроси нам у Господа прощение согрешений наших, преспеяние в вере, благочестии, и ограждение от козней диавольских…».

«Православное Пинежье»: паломническая служба Свято-Успенского Александро-Ошевенского монастыря организовала поездку на родину святых праведных Артемия Веркольского и Иоанна Кронштадского

23-25 марта группа паломников из Каргополя посетила подворье Артемиево-Веркольского монастыря в селе Карпогоры, Артемиево-Веркольский монастырь в деревне Веркола и благословенную Суру, родину святого праведного Иоанна Кронштадского. Несмотря на начинающуюся распутицу и таяние льда на реках Северная Двина и Пинега, паломники преодолели 5 ледовых переправ и смогли побывать в самом сердце Пинежья — Верколе и Суре.

Часть 1. Свято-Артемиево-Веркольский монастырь.

Началось наше путешествие в субботу, в 5 утра, когда группа выехала из Каргополя на автобусе. Преодолев не без труда три речные переправы — одну через Северную Двину и две через широкую реку Пинегу, к вечеру добрались до подворья Артемиево-Веркольского монастыря, что в селе Карпогоры.

‌Нас уже ждали, и сразу накормили вкусным обедом в трапезной. Отдохнув немного, мы пошли на вечернее Богослужение в монастырский храм Петра и Павла. Великопостное богослужение было неспешным и длинным, что настраивало на особый молитвенный лад. Вечер прошел за трапезой и подготовкой к исповеди и Причастию.
Рано утром снова в путь — в Свято-Артемиево-Веркольский ‌монастырь, который находится в деревне Веркола, за 100 км от Карпогор. Преодолев пешком ещё одну речную переправу, оказались на другом берегу Пинеги в древней обители святого Артемия Веркольского.

Божественная Литургия в Казанском храме монастыря, исповедь, Причастие, проповедь наместника отца Иосифа — все было необычайно торжественно и празднично. Новое — в нижнем ряду иконостаса увидели большую икону святой Параскевы Пиринемской, она оказалась родной сестрой святого праведного отрока Артемия. Святая также отошла ко Господу в отрочестве, и прославлена в лике местночтимых святых. После Божественной Литургии, на которой причастилась почти вся наша группа паломников, мы побывали на экскурсии по монастырю, поклонились мощам святого отрока Артемия и отправились на монастырскую трапезу.
Перед тем, как отправиться на родину Святого Иоанна Кронштадского в село Сура, что в 50 км от монастыря, заехали в литературно-мемориальный музей Федора Александровича Абрамова. Федор Абрамов — наш знаменитый земляк и выдающийся русский писатель, уроженец Верколы, настоящий гражданин и патриот, который горячо любил свою деревню, родное Пинежье и Родину. В следующем году юбилей — 100 лет со дня рождения писателя. К событию готовится вся Архангельская область.
Перед выездом в Суру ещё раз звоним настоятельнице Иоанновского монастыря, игуменье Митрофании. В ответ — мы вас очень ждём, приезжайте, как раз в 16:00 у нас молебен с акафистом нашему батюшке, святому праведному Иоанну Кронштадтскому. Спешим. Святой и сестры уже ждут.

Читайте также  Загадка острова Пасхи. Кто на самом деле построил каменных истуканов

Часть 2. Сура, Сура, дорогая!
Сура, Родина моя!

Именно эти слова произносит Иоанн Кронштадский в поэме игумении Таисии о своей малой родине.
Так и нам, преодолев две новые ледовые переправы, при подъезде к Суре хотелось повторять эти же слова.

‌Издали уже виднелся белокаменный Никольский храм в византийском стиле и белоснежная колокольня. Но нашей первой остановкой на родине великого пастыря стал дом священника Георгия Маккавеева, бывшего духовника Сурского Иоанно-Богословского монастыря. В этом доме останавливался святой праведный отец Иоанн Кронштадский, когда приезжал в Суру. Наш приезд начался с акафиста с молебном отцу Иоанну, чему мы были очень рады. А после, настоятельница монастыря матушка игуменья Митрофания с сестрами, показали нам величественный Никольский храм, в котором проходят Богослужения. Северные монастыри сейчас немногочисленны, небольшая горстка сестер или братьев — уже драгоценный бисер, уже то малое стадо, которому Господь сказал «Не бойся!».

Вот и здесь, весь монастырь — это 5 монахинь вместе с матушкой Митрофанией. Но поражают масштабы и строительных работ и тот порядок, который царит тут во всем. Большим подарком для нашей группы паломников стало общение с матушкой, ее мудрые ‌наставления, живое слово Божие, которое проникало сразу в сердце.

Если храм это небо на земле, то монастыри — кусочки рая? Любовь, которая царит тут, то отношение и забота, которую проявили к нам матушка игуменья и сестры — просто потрясают.Уезжать не хотелось.‌ Надо будет вернуться сюда, ещё много-много раз, если Господу будет угодно.

‌Нам нужно, обязательно нужно ехать к своим святым, знакомиться с их жизнью и подвигами, пусть именно они будут теми, на кого нужно равняться нам всем и нашим детям.Пусть их любовь к Богу служит нам добрым примером.Ведь жития святых и есть самая настоящая инструкция как стать святым.

Дорогие друзья, у нас открыта запись в паломническую поездку «Православное Пинежье» на май и июль. Телефон для записи: 8-921-81-00-843

С Любовью о Господе.
Паломническая служба
Свято-Успенского Александро-Ошевенского монастыря.

dymontiger

  • Add to friends
  • RSS

Интересное в сети!

Курьезы, юмор, а иногда и жесть, все это вы найдете здесь;)

Село Веркола в Пинежском районе Архангельской области — одно из тех мест, которые принято называть «медвежий угол». Тайга, болота и более полусотни километров до ближайшей железнодорожной станции. За рекой, на противоположном берегу Пинеги стоит Артемиево-Веркольский мужской монастырь, основанный по велению царя Алексея Михайловича в 1648 году на месте обретения мощей святого Артемия. Летом туда можно добраться только по воде. Здесь нет экскурсий, туристов и толп паломников.

В монастыре всего сорок насельников — трудники и монахи. У каждого своя история. У каждого — своя дорога к Богу. Кто-то пришел «по вере», осознав этот шаг как личный выбор, кого-то привели «скорби» — заключение, зависимости, потеря близких, жилья, работы и невозможность обрести себя в светской жизни. Монастырь принимает всех. Кто-то приходит на несколько месяцев, кто-то остается навсегда и принимает монашеский постриг. Представляю вашему вниманию фотоочерк Алексея Сивкова о людях, чей жизненный путь непрост, о тех, кто не понаслышке знает, что такое нужда, благодарность и Вера.


Внутренняя территория монастыря. Трудник Михаил

«Здесь, в монастыре, — говорит Михаил, — как в армии или на зоне. Как ты к людям, так и люди к тебе».

Моему соседу по келье — Виктору — двадцать один год. Родом он из Холмогор — местный. Окончил школу, отучился на плотника, поработал на пилораме. Сначала ездил несколько раз в Сийский монастырь, потом пришел сюда. В трудники подался от отчаяния и пустоты. Первые две недели посещал все службы. Потом стало сложнее совмещать это с ежедневным послушанием. Виктор интересуется политикой и верит в «мировой заговор». «Без идеи, — говорит он, — жизнь пуста. А здесь душа успокаивается, и искуса меньше».

Быт в монастыре незатейлив. Банный день — он же день стирки. Не греть же воду дважды.


Вечернее чаепитие в келье

Перед сном зашел на огонек к отцу Серафиму (слева). У него гости — трудники Александр и Сергей.

Монах отец Иннокентий благословляет конюха Кирилла во время ежедневного крестного хода вокруг монастыря.


Успенский собор Артемиево-Веркольского монастыря

На первом этаже собора сейчас располагается склад. Здесь еще предстоят реставрационные работы. Второй этаж уже отремонтирован и используется для праздничных служб. Храм был возведен в XIX веке. В его строительстве принимал участие Иоанн Кронштадтский, который родился неподалеку, в Суре. В советские времена собор был разграблен. На уникальных фресках и по сей день остаются «автографы».

Едем в лес на заготовку дров. Конь Иртыш остановился посреди лужи. Трудник Кирилл ласково называет его упрямой скотинкой и говорит, что пока не напьется — с места не сойдет.


Монах отец Петр

«В миру был музыкантом, барабанщиком, — рассказывает Петр. — Во время третьего срока познакомился с батюшкой, который приезжал к нам на зону. Стал читать, думать…» В обители он уже восемь лет. Три года назад постригся в монахи. Сейчас он звонарь и банщик. Такие послушания.

Привезли дрова. Монастырю нужны большие запасы. Конец сентября, а в октябре на Пинеге выпадет первый снег. Зимы здесь долгие и холодные.

Распогодилось. По осени такое случается нечасто. Надо использовать эту возможность, чтобы закончить работы под открытым небом.

Артем из Владимира. Только что вернулся с пасеки. Послеобеденное послушание: заготовка дров для трапезной.

Собранная несколько дней назад морковь просыхает в одном из помещений игуменского корпуса. В этом здании до середины 90-х располагалась Веркольская общеобразовательная школа. Сейчас здесь селятся паломники, которые приезжают на большие праздники.

Приезжали в монастырь паломницы. Дело к зиме идет — самое время помочь братии сделать овощные заготовки и компоты. Женское присутствие вносит в мужской коллектив определенное оживление. Даже самые суровые аскеты начинают улыбаться в усы.

Вечером братия собирается вокруг экрана. Импровизированный кинозал объединяет людей разных поколений. Кино показывают на телефоне Михаила. На днях Василий и Виктор смотрели «Римские каникулы» Уайлера, сегодня на вечерний киносеанс заглянул пастух Николай. Миша скачал «Парк юрского периода».

Ходили в часовню святого отрока Артемия Веркольского, которая была возведена на предполагаемом месте обретения его мощей. Возвращаясь, свернули с дороги. На обочине — три заброшенных дома. К избам ведут свежие следы — трава примята. Охотники, может, заходили передохнуть или грибники. В доме нашли книгу «Сказание о флотоводце», написанную в середине прошлого века. Желтые от времени и влаги страницы, распухшая картонная обложка.

Интерьер одного из брошенных домов. Такое впечатление, что хозяева покинули его несколько дней назад.

Михаил потянул на разгрузке продуктов спину. Решил «отвисеться» на перекладине. Скоро почти год, как он в монастыре. Привез его сюда крестный — подальше от цивилизованной жизни.

Вечерами за чашкой чая Василий любит рассказать о своих мирских похождениях. Их было немало за долгую жизнь. И скучной ее не назовешь.


Воскресная служба

На воскресную службу и на праздники из-за реки приезжают жители Верколы. В храме немноголюдно, можно сосредоточиться на молитве. Чтобы не мешать, снимаю из-за двери.


Отец Иосиф, наместник Артемиево-Веркольского монастыря

Молебен об усопших.


Котиков любят все

Духовник Артемиево-Веркольского монастыря иеромонах Венедикт снимает на телефон постоянного насельника — кота Монаха. Как и вся братия, Монах всегда в черном. Его послушание — ловля мышей. Работы у Монаха много.


Успенский собор Артемиево-Веркольского монастыря

На храме пока временная кровля. Восстановление обещает быть долгим.


Вечереет, холодно

Михаил из Мурманска. Вспоминает, что первую неделю в монастыре было очень трудно, морально и физически тяжело. Отпивался чагой — настоем на березовом грибе. «Давно хотел в монастырь, и вот сейчас понимаю, что вовремя поехал сюда, — говорит он. — Иначе бы сел. Снова».
©

Читайте также  Как жители Бангладеш добираются с работы домой

На святых берегах Пинеги

1 день

Прибытие в Архангельск из своего города. Из Москвы мы рекомендуем следующие самолёты:

Самолёт из Санкт-Петербурга:

Примерно в 20:40 мы встретимся в аэропорту и отправимся на берега Пинеги. Дорога долгая (около 3-4 часов), но зато потом можно будет отоспаться.

Размещение в двухместных номерах с удобствами (категории стандарт и комфорт), либо в четырёхместных коттеджах лесного отеля «Голубино». Пример двухместного номера стандарт:

Двухместный номер комфорт:

Коттедж на 4 человек (2 спальни):

2 день

После позднего завтрака мы отправимся на экскурсии по природным красотам Пинежского края. Побываем в расположенной по соседству карстовой пещере «Голубинский провал». Мы пройдёмся по подземным галереям и каменным залам. Прогуляемся по экологической тропе к водопаду «Святой источник». Дорога проходит через красивейшие карстовые лога по густому таежному лесу.

Также мы отправимся к одному из красивейших мест возле Пинеги — скалам над рекой Соткой. Прогулка займёт несколько часов, по пути мы увидим настоящую северную природу и узнаем о ней много нового.

Нас ждут традиционные поморские трапезы: сытные обед и ужин с блюдами северной кухни в современной подаче.

Вечером для группы будет растоплена баня, можно будет покататься на лодке по Пинеге (при условии хорошей погоды), либо просто посидеть на берегу красивой северной реки.

Включённое в стоимость питание: завтрак, обед, ужин. Размещение в лесном отеле «Голубино».

3 день

Следующий день мы посвятим традиционным северным деревням: Великий Двор, Кулогоры, Кулой. Увлекательное путешествие познакомит с историей этих деревень, с красивейшей рекой Севера — Пинегой, вдоль которой проходит дорога. Мы увидим древний новгородский волок — Кулойский канал и узнаем, кто и зачем занимался солеварением на Пинежье. Мифы, легенды, истории – прошлое и современность древней русской деревни. Если не будет сильного дождя, то прогуляемся в таёжном лесу по ковру из белого мха. А обедать будем у костра.

Ближе к вечеру нас ждёт трансфер в Архангельск (ж/д вокзал или аэропорт Талаги). Мы приедем в аэропорт примерно к 19:30 и рекомендуем вылетать в Москву следующим рейсом:

Русский Север. Среднее Пинежье. Часть 3.

Вечером того же дня встали на берегу реки Юла, недалеко от ее впадения в Пинегу. На улице уже смеркалось, быстро разбили лагерь нарубили дров, разожгли костер истопили самовар. Посиделки у костра сократил внезапно начавшейся дождик, все постепенно потянулись по палаткам. Хоть завтра у нас по плану была дневка, но как-то сложилось так, что в этой поездке мы всегда ложились спать не позже 11 часов вечера.
Дождик монотонно барабанил по крыше, тем самым еще сильней убаюкивая меня.

Под катом: продолжение путешествия по среднему Пинежью +36 фотографий.

Утром я проснулся от звука моторок, которые плавали мимо нашего лагеря с завидной регулярностью, я даже поймал себя на мысли, что трафик на Юле намного плотнее чем на местных грунтовках.

1.

2.

Весь день прошел в основном в ничего неделании. Мы неспешно прогуливались вдоль берега Юлы, сходили на Пинегу, наблюдали за проносившимися мимо нас лодками местных рыбаков и охотников, которые пользуясь тем, что реки еще не совсем обмелели, доставляли к своим промысловым избам, коих в вверх по течению довольно много, всякий груз. Руслан безуспешно пытался поймать рыбу. Девчонки пытали удачу в копе.
Вечером был костер, чай из самовара и душевные беседы…
3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

Когда мы позавчера проезжали деревню Еркино, всем бросилось в глаза, то, что деревня отличается от всех остальных своей чистотой, опрятными старыми избами, ухоженными огородами. Нет разрухи, нет брошенных домов, такое ощущение, что здесь живут самые счастливые люди на Пинежье, любящие свою родину и свою землю…
13.

А это так называемая амбарная улица. Амбарные улицы – это характерная черта многих Пинежских деревень. Северные амбары часто располагались «на глазах», так чтобы дверь амбара можно было видеть из окон или дверей избы. На Пинеге и Мезени амбары же выносились за пределы поселения, где они образовывали своеобразные «амбарные городки» или «амбарные улицы». Это было вызвано практическими соображениями – если случится в деревне пожар, то все самое ценное, а его хранили в амбарах, уцелеет.
Амбарные городки на Пинежье хорошо сохранились в деревнях: Еркено, Едома, Шардомень.
14.

Мы в очередной раз переплываем через Пинегу. В сторону Карпогор.
15.

16.

Заезжаем на окраину деревни Шотова, но высокий холм, на котором стоит церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Церковь была построена в начале ХХ века (1904-1909гг) к северу от деревянного храма на средства лесопромышленника С. К. Кыркалова. Пятикупольный бесстолпный храм со сложной системой перекрытий, с алтарем и притвором. Закрыта как и многие храмы 1930-х. а с начала 2000-х. ведутся восстановительные работы.
17.

С высокого холма открываются великолепные виды на Пинегу
18.

Заезжаем в Каргопоры. Как выясняется в здешних магазинах нет картошки. Как нам сказала продавец одного из магазинов, что картошку местные сами растят, попробуйте купить у них.
Начали колесить по улочкам городка в поисках картошки. У первых кто нам попался купить не удалось, говорят: -совсем не родилась, не продаем. Поехали дальше. Остановились у симпатичного домика, окрикнули хозяев, рассказали про нашу просьбу. Хозяева пригласили Ксюху на участок. Через довольно продолжительное время Ксюха в охапку с пакетом очень быстрым шагом направляется к калитке. Как потом выяснилось, хозяева оказались приветливыми людьми, и на нашу просьбу продать пару килограмм картошки, пытались безвозмездно отдать пол мешка картошки да еще в придачу морковки и по моему капусты… Мы взяли только несколько килограмм картофеля, но, а хозяева так и не приняли от нас денег… Удивительный народ эти северяне…
Одна из улочек Карпогор.
20.

Дальше едем в Шардомень. Здесь так же хорошо сохранилась «амбарная улица».
21.

На обратном пути замечаем здание очень похожее на бывшую церковь. Ни в каких источниках она не упоминается. Местный житель рассказал, что когда-то и вправду это была церковь, но как она называется он не знает. В советское время и по наше в здании размещается библиотека и клуб…
Церковь Рождества Христова в Шардонеми — деревянная церковь с Никольским приделом, построенная в 1910-1912. Вытянутый вдоль поперечной оси четверик с алтарем и небольшой трапезной, с отдельно стоящей колокольней XIX в. Отличалась оригинальным завершением основного объема — четыре малые главки по углам и небольшой малый четверик, увенчанный тремя поставленными в ряд бочками с шатриками — по центру. Боковые приделы Артемия Веркольского и Никольский. Закрыта в кон. 1930-х, венчания сломаны.

Дальше наш путь лежит до деревни Веркола. А там нам нужно переправиться на другой берег в Веркольский Свято-Артемиев монастырь.
Приезжаем на берег, вызваниваем монастырь, за нами присылают лодку, плывем в монастырь.
27.

Свято-Артемиев монастырь — основание обители было связано с чудесным обретением нетленных мощей праведного Артемия, погибшего в 1532 г. от молнии, а святые мощи были обретены в 1577 г. В 1640 г. митрополит новгородский Киприан установил местное празднование дня кончины отрока Артемия 23 июня.
Около 1635 года на пожертвованные Кеврольским воеводой Афанасием Пашковым средства, в благодарность к святому праведному отроку Артемию Веркольскому за исцеление его сына Иеремии от смертельной трясучей болезни, в лесу, поблизости от села Веркола, на месте обретения чудотворных мощей была выстроена церковь во имя св. праведного отрока Артемия. Церковь была богато украшена и ограждена оградой. Для служения при церкви были устроены кельи для монашествующих здесь тогда иноков: иеромонаха Ионы и иеромонаха Рафаила, назначенного епархиальным начальством по просьбе Афанасия Пашкова настоятелем образованной обители.
Монастырь процветал до середины XVIII века, пока он не был переведен за штат (в 1764 г.) и лишен всех земель и угодий. Монастырь стал именоваться Веркольской пустынью. К 40-м годам XIX века его вовсе хотели закрыть, но по Божьему Промыслу монастырь оказался в числе 340 обителей, которым по завещанию графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской (в иночестве Агнии) полагался капитал в 5000 рублей. Это спасло монастырь от уничтожения, а мудрые настоятели смогли приумножить состояние обители. В конце XIX века монастырь сам жертвовал крупные суммы на самые разнообразные нужды: на помощь христианам в турецком плену, на Архангельскую епархию, на храмы и монастыри, на духовное училище и школы.
В конце ноября 1918 года в монастырь прибыл отряд красноармейцев. Часть братии ушла в другие монастыри. Тех, кто остался расстреляли, а тела сбросили в Пинегу. В декабре 1918 года в обитель приехала особая комиссия по вскрытию мощей, но братия успела вынести и спрятать их. До сих пор мощи не обретены. Считается, что они лежат здесь же под спудом монастыря.
Колокола с колокольни были все сняты и погружены на плоты, но при переправе их на другой берег плоты затонули. Колокола не найдены до сих пор и, вероятно, лежат на дне Пинеги.
Церковные книги и иконы были все вынесены из храмов и сожжены на берегу реки. Часть икон местные жители разобрали по домам, некоторые из них возвращены сейчас обратно в монастырь.
В разное время в монастырских зданиях располагались уездный комитет партии, госпиталь для красноармейцев, поселковая коммуна, детский дом, интернат для детей с отклонением в развитии и общеобразовательная школа.
За 70 лет монастырь был сильно разграблен. От иконостаса в Успенском соборе не осталось практически ничего. Полностью разобрана на кирпичи стена, развалена колокольня, возвышавшаяся над вратами. Уничтожены купола и кресты.
Постепенно храмы и корпуса все больше разрушались. Протекали крыши, грибок проникал в стены, осыпалась роспись. Таким монастырь предстал перед первыми насельниками, которые приехали сюда в 1990 году.
25 декабря 1991 года Священный Синод принял решение об открытии Артемиево-Веркольского мужского монастыря, где постепенно восстанавливается монашеская жизнь, реставрируют или заново отстраивают утерянные постройки.

29.

Читайте также  В Барселоне для обворованных туристов придумали «спасательные наборы»

Осмотрев монастырь, переправились обратно и продолжили путь вверх по течению реки, теперь уже в «Верхние Пинежье»
36.

На святых берегах Пинеги

Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров

О святых местах, расположенных в Архангельской области, знают далеко не все. Сюда и сегодня непросто добраться. До Свято-Артемиево Веркольского монастыря надо ехать сутки на поезде до Архангельска, затем несколько часов еще на одном поезде до райцентра Карпогоры, оттуда по неасфальтированной дороге на маршрутке 45 километров до села Веркола, и в завершение пути надо переправиться через широкую Пинегу на лодке. Весной и осенью обитель для паломников недоступна.

Основанный в XVII веке монастырь славен именем святого праведного отрока Артемия. Это один из самых удивительных русских святых. Отличался отрок из северного глухоманного села своим благочестием и смирением, а погиб в 12 лет, как считалось тогда, смертью нехорошей, его убило молнией в поле, когда он боронил с отцом их надел. Таких убиенных в те времена даже не предавали земле, а просто забросали тело ветками в лесной чаще. Много воды утекло в Пинеге, все забыли о маленьком Артемии. Но через 33 года тело его было найдено клириком Никольского веркольского храма нетленным, благоуханным, и шел от него неземной свет! С тех пор мощи отрока стали источником многих исцелений, они останавливали смертоносные эпидемии. Эта житийная история фиксировалась письменно, проверялась церковной комиссией. Слава о чудотворце отроке Артемии пошла по всему Русскому Северу, в 1619 году он был канонизирован.

Монастырь знавал разные времена, пребывал порой в бедности, но в конце XIX века достиг расцвета, тысячи людей приезжали сюда почтить память святого Артемия. Люди исцелялись на глазах у очевидцев.

В годы революционного лихолетья, как и повсюду, монахи были расстреляны приезжими чекистско-красноармейскими отрядами, храмы осквернены и разорены, да и многие местные жители тащили из монастыря на свои нужды кирпичи, кровельное железо и даже надгробные плиты… Искали чекисты и мощи святого, но еще до их прихода святыня была надежно спрятана. И не обретена по нашему, видно, недостоинству, до сих пор… Паломники поклоняются раке, в которой хранились веками мощи.

В 1990 году обитель начала свое возрождение, сейчас здесь живут около 40 насельников во главе с настоятелем архимандритом Иосифом (Волковым). Каждый день идут службы, поднимается к холодному северному небу теплая молитва.

Святой праведный Артемий и в наши дни помогает страждущим, особенно тем, кто дает обет посетить его далёкую обитель. Случаи исцелений записываются, они опубликованы в книге «Артемиево-Веркольский монастырь» (автор-составитель Л.М. Соснина).

Через реку, напротив монастыря, стоит дом русского писателя-классика XX века Федора Александровича Абрамова (1920-1983), автора замечательных романов и повестей, в которых он воспел русского крестьянина – пахаря и созидателя. Абрамов после 3-го курса Ленинградского университета в 1941 году ушел добровольцем на фронт, был тяжело ранен. После войны жил в Ленинграде, но каждое лето обязательно приезжал в родное село. Здесь и завещал себя похоронить. Писатель всегда чтил святого Артемия, над его письменным столом висела икона отрока.

В Литературно-мемориальном музее Ф.А. Абрамова, сотрудники которого готовятся к скорому 100-летию со дня рождения писателя, хранятся многие его подлинные вещи, письменный стол, фотографии и документы. На стендах музея вынесены некоторые цитаты из неопубликованного автором при жизни. Еще в 1960 году он понял: «В годы гражданской войны были посеяны страшные семена (насилие), и эти семена не могли не дать страшные всходы. Жестокости сталинского режима – это жатва того, что было посеяно в революцию». Или вот еще одна крайне необычная длясоветского писателя запись от1978 года: «Величайшее преступление марксизма-ленинизма перед русским народом и всем человечеством, что он убил веру в Бога. Человек начался не с труда. Человек начался с того момента, когда он узнал Бога».

О своем земляке-архангелогородце, знаменитом священнике Фёдор Абрамов писал: «Насчет Иоанна Кронштадтского. Давно интересуюсь этим человеком… Что говорить – глыба человек! Это ведь подумать только – выгребстись из наших пинежских лесов в первые поводыри земли Русской!» (1974 г.)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) родился неподалеку, в 45 километрах от Верколы, в селе Сура. С детства он особо почитал отрока Артемия, пешком ходил к его мощам в Веркольский монастырь, а впоследствии написал изумительный по красоте слога и проникновенности акафист в его честь. Иоанн каждый год бывал на родине, оказывал землякам помощь. Получая от своих почитателей до миллиона (в современном эквиваленте это примерно несколько миллиардов!) рублей пожертвований, он все их тратил на строительство храмов и благотворительность. В предреволюционные годы имя о. Иоанна гремело по всей России, десятки тысяч людей стекались в Кронштадт, где он служил, в те места, куда он приезжал. Святой пастырь предсказывал грядущий путь России, предупреждал о потрясениях и жертвах, неизбежных в случае отхода народа, и особенно его интеллигенции, от веры и Церкви. Его, увы, не услышали.

Многочисленные случаи исцелений больных по его молитве описаны и опубликованы свидетелями, их невозможно отрицать, можно только пытаться замолчать. Мы, паломники, были потрясены, узнав в Суре от экскурсовода, писательницы Анны Мулиин, что до 1990-х местные жители вообще не слышали о своем знаменитом земляке! Память о нем была вытравлена жесточайшим образом – так боялись праведника силы тьмы. Только когда в начале 1990-х в село прибыл вдруг Патриарх Алексий II, в Суре узнали – кто здесь родился и вырос.

Сейчас в селе восстанавливается Иоанно-Богословский женский монастырь. Игумения Митрофания рассказала паломникам о всегда ощутимом покровительстве отца Иоанна. И в самом селе дома добротные, нет никаких следов запустения… Один только факт – о. Иоанн сказал, что в Суре и Верколе 100 лет не будет крыс, и они отсутствуют здесь по сию пору!

Хотя общее состояние архангельской глубинки оставляет желать лучшего, обычная зарплата не превышает 10 тысяч рублей, молодежь уезжает в города, пустеют большие северные дома, на крыше которых еще сохранились где-то деревянные кони… Об этом нам с грустью рассказывала Татьяна Седунова, подвижница, организатор детского отдыха и паломнических поездок, хозяйка веркольского Гостевого дома «Татьянина изба», где остановились московские паломники от агентств «Покров» и «Радонеж». Ни один из нас, кстати говоря, не пожалел, что отправился в дальнюю дорогу в этот на редкость ненастный июль.

Прочитаем же молитву из написанного Иоанном Кронштадтским акафиста святому праведному Артемию, Веркольскому чудотворцу: «Святый угодниче Божий, праведный Артемие, приисный хранителю святыя обители, твоим именем украшенной, и близкий защитниче всего севернаго края Российския страны! Призри милостивно на усердную молитву нас грешных, и твоим благомощным предстателством испроси нам у Господа прощение согрешений наших, преспеяние в вере, благочестии, и ограждение от козней диавольских…».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: