НАН-МАДОЛ — ПЕРЕХОД МЕЖДУ МИРАМИ - KRINTEL.RU

НАН-МАДОЛ — ПЕРЕХОД МЕЖДУ МИРАМИ

НАН-МАДОЛ — ПЕРЕХОД МЕЖДУ МИРАМИ

В огромный архипелаг Каролинских островов, лежащих в западной части Тихого океана, входит группа островов, носящих имя Д.Н. Сенявина — российского флотоводца, разгромившего в 1807 году турецкий флот. Среди них — небольшой, вулканического происхождения участок суши под названием Темуен, который уже не одно столетие привлекает внимание историков и археологов.

Загадка посреди океана

Чем же так интересен этот затерянный среди десятков тысяч островов Микронезии клочок земли? Дело в том, что на самом Темуене, даже в большей мере на его подводной рифовой части, расположены остатки огромного, очень древнего и необычайно таинственного города, который историки называют Нан-Мадол, или Тихоокеанская Венеция.
Второе название появилось благодаря тому, что древние строители, возводившие Нан-Мадол, использовав подводную часть рифа в качестве фундамента, создали множество маленьких искусственных островков, связанных между собой «улицами»-протоками. А первое название переводится с местного наречия буквально как «переход между мирами».

В середине XIX века некий бельгийский антрополог, заинтересовавшись «Венецией», провел там довольно долгое время и собрал множество интересных, с точки зрения археологии, предметов.

Однако судно, на котором бельгиец возвращался домой, потерпело крушение, и все находки, сделанные в «мертвом городе», ушли на дно океана.
В конце XIX века немецкий археолог Пауль Хамбрух провел довольно тщательное топографическое исследование Нан-Мадола и нанес на его карту девяносто два разделенных каналами «квартала». А известный чехословацкий этнограф и писатель Мирослав
Стингл, посетив Темуен, написал следующее: «Неизвестные создатели первого микронезийского города Нан-Мадол построили десятки великолепных зданий: храмы, крепости, малые «дворцы», а также создали искусственные озера и прочее. Предназначение многих построек до сих пор окончательно не установлено. Эта загадка — лишь одна из многих тайн непонятного искусственного архипелага, каменного города, подобного которому нет во всей Океании».

Издалека весь комплекс кажется хаотическим нагромождением странных квадратных бревен, камней и палок. Стоит подойти поближе, чтобы убедиться, что никакого хаоса не существует: ясно вырисовываются могучие стены толщиной до четырех метров, достигающие высоты пятиэтажного дома, ступени, ведущие в неведомые жилища, высокие колонны, пруды, мавзолеи.
Каналы, проложенные между островами, аккуратно облицованы теми же загадочными квадратными бревнами.
Более пристальный взгляд откроет еще одну тайну: все «бревна» и «палки», из которых построен город, тщательно вырезаны из прочнейшего базальта, вес некоторых элементов достигает двадцати пяти тонн. Но несмотря на громадную массу все сложено на совесть и до сих пор успешно выдерживает удары времени.
Еще большее впечатление производит центральное сооружение Нан-Мадола — Нан-Дувас. Это окруженный двумя концентрическими стенами ров, заполненный морской водой, в центре которого расположен непонятного назначения курган. Стены рва сложены из базальтовых блоков, вес которых достигает пятидесяти тонн.

Местные жители утверждают, что их предки не имели никакого отношения к строительству Нан-Мадола. Согласно легендам создателями города были два бога-царя — Олосопе и Олосипе, которые прибыли из-за океана на удивительных лодках. Эти боги построили на острове четыре города, а затем по непонятным причинам покинули их. Нан-Мадол стал пятым городом, возведенным гостями с запада. (Археологами были найдены остатки первых четырех городов, что подтверждает легенду.) Далее предания утверждают, что базальтовые глыбы, из которых построен город, согласно воле богов-строителей сами перелетали по воздуху и занимали каждая свое место. Каналы, окружающие Нан-Мадол, были вырыты огромным, изрыгающим огонь драконом.
Олосопе и Олосипе не случайно выбрали место для строительства Нан-Мадола. Прежде они взобрались на вершину высокой горы, с которой осмотрели весь остров. И оттуда с высоты «они увидели под водой город богов и восприняли это как знак того, что свой город им следует строить на этом месте. И они построили Нан-Мадол как «зеркальное отражение» его затонувшего собрата». Назывался затонувший город Ханимвейсо.

Сравнительно недавно группа австралийских ученых во главе с Дэвидом Чилдерсом провела тщательные исследования древнего комплекса и выяснила множество интересных моментов. Во-первых, архитектура Нан-Мадола оказалась настолько своеобразна, что ей нельзя найти явную аналогию в других частях планеты. Во-вторых, был приблизительно определен возраст Нан-Мадола — около тысячи лет. Ученые также предположили, что на постройку города ушло никак не меньше двух сотен лет. И наконец, самое интересное: неподалеку от базальтовых сооружений, под водой, ученые обнаружили еще один город, скорее всего, тот самый «город богов» Ханимвейсо, возраст которого никак не меньше десяти тысяч лет.
Находка была не случайной. Ученые сознательно искали Ханимвейсо, о котором повествовали не только древние легенды.
Еще накануне Второй мировой войны, когда острова Се-нявина принадлежали Японии, ходили слухи, будто японские ловцы жемчуга видели колонны и дома, стоявшие на морском дне. Некоторые местные жители утверждали, что японские водолазы нашли в затопленном городе и подняли на поверхность несколько платиновых саркофагов. Так это или нет — теперь трудно сказать, но сам факт существования еще более древнего, чем Нан-Мадол, но при этом затопленного города теперь подтвердился окончательно. Чилдерс писал: «Огромные колонны, украшенные кораллами, поднимались со дна лагуны, а навстречу нам из глубины выплывали акулы». Водолазы, погружавшиеся на глубину до тридцати метров, насчитали дюжину таких колонн. Кроме того, на базальтовых глыбах, покоившихся на дне, удалось обнаружить четкие рисунки, представлявшие собой геометрические фигуры. И это было только начало, улицы и остатки сооружений уходили все дальше в глубь океана.

Смерть в «городе мертвых»

Еще одна легенда, окружающая древние сооружения, гласит, что каждого, кто проведет ночь среди руин Нан-Мадола, ожидает скорая смерть. Местные жители охотно верят в это, их даже днем не затащишь за загадочные стены. Тем более что сто лет назад эта легенда получила страшное подтверждение.
В то время Каролинский архипелаг принадлежал Германии. Немецкий губернатор, некто Берг, довольно молодой и здоровый в физическом смысле человек, многократно слышал эту легенду и с целью развеять «все эти нелепые слухи» решил провести ночь в «мертвом городе».
Ночь прошла спокойно. Ранним утром возбужденный приключением Берг вернулся домой и пообещал своим друзьям и родственникам, что как только выспится, так сразу же расскажет все свои впечатления. Губернатор ушел в свою спальню, лег в кровать, заснул и. больше не проснулся. Но это уже совсем другая история.

Затерянный город Нан -Мадол

Нан-Мадол считается одним из самых странных сооружений древности. На строительство этого города без окон и дверей, расположенного на крошечном тихоокеанском острове Понапе, ушло 250 миллионов тонн базальта, что по объему строительства сопоставимо с Великой пирамидой в Египте.

Тихоокеанская Венеция

В эпоху Великих географических открытий моряки из Испании, Португалии, Голландии и Англии, возвращаясь из далеких плаваний, рассказывали множество невероятных историй о чудесах тихоокеанских островов. Люди ученые, как правило, считали такие рассказы обычными моряцкими байками. Не многие поверили истории испанского капитана Альваро Сааведра, который в 1529 году поведал об удивительном острове Понапе, лежащем между Гавайским архипелагом и Филиппинами. Сааведра утверждал: на острове есть руины храмов, дворцов, непонятные крупные сооружения, каменные набережные. По его словам, заброшенный город отдаленно напоминал Венецию.

Почти три столетия географы считали Понапе легендой, пока остров во время кругосветного плавания 1826-1829 гг. на шлюпе -Сенявин» не посетил русский мореплаватель Федор Петрович Литке. Именно он первым составил карты острова, описал его таинственные руины и нанес на карту соседние островки. Осматривая руины, Литке убедился: жители давно покинули город, и только на противоположной стороне острова в первобытных условиях обитала горстка туземцев. К сожалению, все сведения о Понапе, собранные Литке, затерялись в архивах Русского географического общества и никогда полностью не были опубликованы.

В 1857 году руины Нан-Мадола поверхностно обследовал американец Гьюлик. а чуть позднее — поляк Кубари, который поселился на острове и составил первый сравнительно подробный план загадочных руин. В самом конце
XIX столетия до Понапе добрался английский проходимец и авантюрист Крисчен, который подверг руины Нан-Мадола настоящему разграблению, но и сам едва не погиб от рук местных жителей, желавших отомстить ему за осквернение почитаемых древних гробниц.

Богиня Нанунсунсан

Первое серьезное археологическое исследование Нан-Мадола чуть позже предпринял немецкий ученый Пауль Хамбрух, который и установил, что все островки в лагуне имеют искусственное происхождение. Он нанес на карту 92 таких искусственных островка, каналы между которыми буквально кишат электрическими угрями. К 1914 году Хамбрух и другие исследователи установили, что всего в Нан-Мадоле было около 800 каменных сооружений, включая крепостные стены и портовые постройки. Главный храм был построен из мегалитических блоков. Вокруг всех зданий неведомыми строителями была возведена пятиметровой высоты стена циклопической кладки.

Со слов аборигенов Хамбрух установил, что когда-то островом управлял князек Сау Делеур, ставший основателем династии из пятнадцати царей-жрецов. Якобы им и принадлежала заслуга возведения этих построек. Записал он и легенду островитян о главной богине Нан-Мадола — черепахе Нанун-сунсан. Для нее был построен дворец с бассейном, а саму богиню украшали перламутром. В дни праздников жрецы возили ее на лодке вдоль каналов и от ее имени выкрикивали прорицания. Затем богиню жарили и торжественно съедали. Американцы в 1958 году на дне заболоченного водоема внутри храма нашли тысячи панцирей таких богинь.

Уже в то время археологические открытия на Понапе вызывали массу фантастичных гипотез. Одни исследователи утверждали, что на острове обнаружены остатки легендарной Атлантиды; другие видели в каменных строениях следы деятельности колонизаторов-инков, якобы добравшихся до острова из Перу.

Высказывалась гипотеза, что Понапе был форпостом египетских фараонов на Тихом океане. Со временем иные популяризаторы науки дойдут до того, что объявят сооружения Нан-Мадола делом рук вездесущих инопланетян.

Платиновые саркофаги

Надо сказать, что в 1946 году Понапе стал протекторатом США, после чего был объявлен закрытой зоной — на соседних островах планировались испытания ядерного оружия. Во время Второй мировой войны остров был оккупирован японцами. Но лишь после 1958 года, когда американским археологам разрешили начать исследования Нан-Мадола. благодаря рассказам туземцев стало известно, что в период оккупации японцы вели раскопки во многих частях острова, что-то находили и увозили.

Островитяне рассказывали о каких-то металлических предметах, скульптурах и саркофагах. Американцы тогда направили официальный запрос в Токио, но японские власти ответили, что им ничего об этом неизвестно. Впрочем, со временем стало известно, что японцам удалось обнаружить в земле среди стен большое количество саркофагов, сделанных из чистой платины. По одним сведениям, саркофаги были полыми внутри, по другим — в них покоились тела необычайно высоких людей.

С большим размахом американцы поработали на острове до 1986 года, сделав за это время много археологических открытий. На 58 островках внутри лагуны они обнаружили усыпальницы жрецов и племенных вождей. При исследовании башни под названием Нан-Дувас ученых ждал сюрприз: большой туннель, пробитый в коралловом известняке, уходящий под воды лагуны.

Выяснилось, что все рукотворные острова в лагуне соединяла сеть подземных коридоров и пещер. На глубинах 85 и около 100 футов близ острова были найдены упавшие на дно каменные колонны и какие-то каменные конструкции. Конструкции эти когда-то могли быть частью набережной окружавшего Нан-Мадол города, но. 12 тысяч лет назад.

Позже австралийский исследователь Дэвид Чайл-дрес и его команда обнаружили на подводных валунах у берегов Понапе такие же кресты и квадраты, что были сфотографированы японскими аквалангистами у побережья знаменитого острова Йонагуни.

А в конце восьмидесятых годов некий исследователь, интересующийся магнитными аномалиями в базальтовых балках Нан-Мадола, приложил карманный компас кодной из массивных стен. -Стрелка вращалась и вращалась без остановки», — вспоминает Чайлдрес.

Там, где рождаются тайфуны

На странные электромагнитные явления, свойственные руинам Нан-Мадола, обратили внимание еще первые европейские колонисты. По ночам нередко были видны пробегающие по стенам электрические разряды, шаровые молнии и некие свечения. Туземцы и вовсе считали эти стены чем-то вроде обители злых духов, и среди них действовало строгое табу на посещение Нан-Мадола в ночное время.

Когда в 1907 году немецкий губернатор Маршалловых островов по фамилии Берг посетил Понапе, то посмеялся над туземными суевериями. Желая развеять глупые предрассудки, он отправился ночевать среди руин. На следующее утро Берга нашли мертвым. Врачам не удалось установить причину смерти, но, скорее всего, она была вызвана теми самыми электрическими аномалиями.

Что любопытно, примерно в 340 милях к юго-востоку от Понапе есть остров Косра. на котором существуют очень похожие руины строений из намагниченного базальта, носящие название Инсару. Те же набережные каналов, стены и циклопические строения из базальтовых балок. Разница лишь в том, что руины Инсару европейские колонизаторы в начале XX века превратили в каменоломни и нанесли им тем самым непоправимый ущерб. Что, тем не менее, не помешало в наше время американскому исследователю Фрэнку Джозефу обратить внимание на то, что и Понапе, и Косра расположены в том самом месте Тихого океана, где наиболее часто зарождаются мощные тайфуны.

Поскольку современная наука связывает возникновение тайфунов не только с перепадами температуры, но и с явлениями электромагнитного плана, Джозеф предположил, что в незапамятные времена Нан-Мадол и Инсару воздействовали на высотные слои атмосферы, подобно современной американской установке HAARP или российской «Сура». Они заставляли зарождающиеся тайфуны там же проливаться дождями и терять свою силу, избавляя метрополию — Атлантиду — от их губительного воздействия. В ту безмерно удаленную от нас эпоху они наверняка представляли собой более сложный, чем ныне, комплекс, от которого время оставило лишь камни. Много позже, судя по данным радиоуглеродного анализа, в XIII веке на Понапе снова появились люди. Но это уже были не знавшие даже керамики дикари.

Андрей ЧИНАЕВ
Тайны ХХ века март 2012

Читайте также  Озеро Хевиз, Венгрия

Нан Мадол — таинственные острова страны Великанов

«Райский сад, легенды о котором продолжают занимать умы исследователей, находится не в Азии и не в Африке, а на затонувшем много лет назад в водах Тихого океана континенте…» Именно так считал Джеймс Черчвард, который впервые поведал миру о загадочном континенте My.

Кто бы мог подумать, что, оказавшись в Индии по долгу службы, молодой офицер английской армии Черчвард не только круто изменит свою жизнь, но и сделает удивительное открытие.

Однако сначала Джеймс многие годы посвятит изучению древних цивилизаций, интерес к которым у него неожиданно проснется под небом страны грез. В одном из индуистских храмов Джеймс обнаружит дощечки в виде человеческих фигурок, испещренных надписями на неизвестном языке. Возраст дощечек составлял около 12-15 тысяч лет. Жрецы откроют любознательному англичанину содержание надписей и поведают легенду, объясняющую происхождение таинственных письмен.

По утверждению Черчварда, в легендах и письмах говорилось о том, как среди просторов загадочной страны My был создан человек. И не только создан, но, судя по всему, и «растиражирован», ибо население этого края составляло 64 миллиона человек. Цивилизация та была высоко развита и благоденствовала до той поры, пока гигантская катастрофа не смела ее с лица земли. Случилось это 12 тысяч лет назад.

My была прекрасной тропической страной, покрытой зелеными полями и густыми лесами. Голубые реки и хрустальной чистоты ручьи текли среди холмов, поросших сочной зеленой травой. Земля была плодородна, растительный и животный мир разнообразен и богат, а люди, среди которых встречались представители всех рас (белые, желтые, красные, коричневые и чернокожие), наслаждались счастливой и веселой жизнью. «Мувиа-не» умели работать: они строили дороги из тщательно отшлифованных каменных плит, подгоняя их настолько плотно, что в щель между плитами не могла пробиться трава. Они покорили океан, много путешествовали и начали постепенно заселять другие континенты.

Но вот один за другим проснулись вулканы. Часть земли My была поглощена океаном. Из вулканической лавы, вздыбившейся гигантскими конусами над водой, сформировались и ныне существующие острова южной части Тихого океана. А потом наступило затишье. Быстро, как и свойственно всем людям, забыв об опасности, жители My восстановили города, расчистили пастбища. Вторая волна катастроф, обрушившихся на My спустя несколько столетий, была последней, «Весь континент качался и содрогался, словно океанская волна. А затем с оглушительным ревом и гулом ушел под воду. Он опускался все ниже и ниже, в самое сердце ада — в огненную чашу».

От некогда обширной земли осталось несколько вулканических пиков, верхушки которых, мрачно поднимавшиеся над водой, сформировали цепь небольших островков. Эти клочки земли были немедленно заселены уцелевшими после катастрофы людьми. Дольше всех просуществовала колония, названная Атлантидой. Спустя тысячу лет ее постигла та же страшная участь, что и My.

Такой виделась Черчварду история загадочной земли. Он искренне верил в то, что ему удалось найти разгадку тайны ранних обитателей островов южной части Тихого океа,-на, цивилизация которых была настолько развита, что они могли возводить такие величественные постройки, даже руины которых поражают ученых своими масштабами и совершенством исполнения.

Самые впечатляющие следы исчезнувшей цивилизации находятся на острове Понапе. К востоку от него уцелели развалины каменной пирамиды, выложенные каменными плитами водные каналы.

Но самая большая загадка скрыта южнее Понапе, где из воды встает «Венеция» Тихого океана — Нан Мадол — девяносто два (!) рукотворных острова, воздвигнутых на коралловом рифе и занимающих площадь около 130 гектаров. Длина отдельных островков доходит до ста метров. Сложены они из громадных шести- и восьмиугольных базальтовых колонн весом от одной до десяти тонн. Точнее сказать: из колонн, как из балок, сложены стены островков. А внутреннее их пространство заполнено коралловым щебнем. Толщина слоя коралловой щебенки — от двух до трех метров, что позволяло сохранять внутреннее пространство рукотворных островков сухими даже во время приливов. Для прочности основания некоторых островов колонны сделаны двойными. Каждая из частей пригнана друг к другу и скреплена поперечинами, крестовинами. Некоторые «крепежные» камни весят более пятисот тонн!

Самый большой остров Нан Мадола — Нандаувас -, отличается особо мощными стенами, вздымающимися над коралловой основой на 6-8 метров.

Вопросы без ответов.

Почему эти сооружения появились именно здесь, в центре Тихого океана, и кто воздвиг такое чудо? Почему археологи обходят молчанием эти необычные находки или же стараются выдать их за «скопления остывшей лавы»?

Далее: разработки базальта ведутся на северном берегу Понапе. Логично предположить, что базальтовые колонны изготовлялись именно там. Но тогда каким образом примитивные аборигены, которых в средние века обнаружили здесь мореплаватели, смогли высечь столь совершенные шести- и восьмиугольные колонны из цельной породы базальта? Подтверждением тому, что туземцы и понятия не имели, что такое металл, является старинная понапейская легенда о том, как некогда в эти края приплыли «чужаки, покрытые такой прочной блестящей кожей, что убить их можно было, лишь поразив бамбуковым копьем глаз». Очевидно, что имеются в виду испанцы, облаченные в кольчуги или латы. Однако на этом череда вопросов не кончается. Каким образом колонны длиной от 3 до 9 метров и весящие иногда более 15 тонн доставляли в Нан Мадол? Ведь перетащить их к ближайшему от Нан Мадола Понапейскому берегу от места разработок базальта было невозможно, ибо путь преграждали непроходимые джунгли и скалы. Если даже пренебречь логикой и допустить, что каким-то немыслимым образом это было в те времена возможно, как их доставляли с Понапе на Нан Мадол? Не на пирогах же. В конце концов каким образом колонны складывались или поднимались на значительную высоту? Даже суперсовременной строительной технике это не по силам. Наконец, почему бы не построить эту цитадель на самом Понапе, где добывают базальт?

Надо сказать, что и архитектура Нан Мадола не вписывается в эстетические традиции здешних мест: суровая, монументальная, отчужденная. Быть может, Нан Мадол — крепость? Ничего подобного, ибо террасы открывают доступ к самому ее центру. И в этом скорее всего кроется разгадка тайны.

Местные легенды говорят о существовании тайного прохода, расположенного на одном из маленьких островков архипелага. Проход тот якобы ведет в огромный подземный лабиринт, который связывает тайными ходами все острова. К тому же в лабиринте имеется заповедный путь в страну Великанов.

Этой легенде вторит индонезийское предание о том, что где-то в южной части Тихого океана находится Пуп Земли, через который можно войти в страну Подземных Гигантов. Гиганты эти — людоеды, и человеку, забредшему в их владение, обратной дороги нет.

Поразительно, но узкие каналы Нан Мадола с отвесными каменными стенами и покрытые буйной тропической растительностью берега образуют лабиринт, ведущий к центру рукотворного архипелага. Здесь-то и открывается спуск в «колодец», выложенный базальтовыми блоками. Увы, вход в неведомо куда подтоплен. Быть может, и впрямь он ведет в страну великанов, которые, как говорят предания, были магами: достаточно им было произнести заклинание, и базальтовые глыбы сами собой отделялись от скалы, взлетали в воздух, а после произнесения другого соответствующего «волшебного слова» сами собой укладывались в нужном порядке. По крайней мере, это единственное правдоподобное объяснение технологии строительства Нан Мадола.

Вилка каннибала.

Легенды легендами, но есть прелюбопытнейшие свидетельства из вполне обозримой истории, касающейся этапов освоения и колонизации загадочных островов и вобравшие в себя отголоски всех упомянутых легенд. Судите сами.

В 1595 г. португалец Кирос открывает руины Нан Мадола. Капитану и его команде повезло — их не съели… К чужеземцам вожди этих мест относились беспощадно: их немедленно убивали и, чтобы не гневить буйных духов гигантов-людоедов, запекали на разогретых в яме углях и съедали, будто и не было никаких чужаков. В1686 г. архипелаг попадает под власть испанской короны и получает в честь короля Карла название Каролинские острова. Вместе с новым названием туземцев пытаются обучить «хорошим манерам».

1826 год Корабль ирландца Джеймса О’Конелла терпит крушение на Нан Мадоле. В поисках золотишка О’Конелл разрыл один из древних курганов и обнаружил ископаемые кости людей-гигантов. По его сообщению, один из скелетов составил в длину почти 5 метров.

С 1838 г. отмечаются многочисленные посещения архипелага белыми людьми, привлеченными находками О’Конелла.

В 1851 г. туземцы перебили команду британских моряков. По местным поверьям недопустимо, чтобы кто-либо тревожил могилы усопших, гигантов. Через год карательная ‘экспедиция заканчивается кровавой резней на Понапе.

В 1880 г. на остров приезжают христианские миссионеры. С помощью военных они сжигают все, что им удается собрать из языческого прошлого аборигенов. Кости гигантов (из тех, которые найдены) брошены в океан. Самих туземцев насильно обращают в христианство.

В 1899 г. Испания продает Каролинские и Марианские острова Германии. В 1908-1910 гг. на Понапе работает германская экспедиция под руководством этнолога и археолога Пауля Гамбурха. Однако «новый» немецкий порядок и тотальное вскрытие оставшихся захоронений гигантов переполнило чашу терпения туземцев. В 1910 г. они поднимают восстание против миссионеров и археологов. Почти все белые люди на островах истреблены, а святыни, ими найденные, возвращены на свои места. Один из таких предметов — огромная «вилка каннибала» — сохранился до наших дней. Победу отпраздновали пиром, славно закусив человечинкой.

В 1911 г. немецкий крейсер «Эмден» подвергает остров беспощадному обстрелу. Восстание подавлено. Публично казнят всех мятежников с соблюдением христианских ритуалов.

В 1919 г. Каролинские острова передаются Японии.

Охотники за кораллами рассказывали невероятные истории: будто бы под водой они видели дороги, вымощенные цветными плитками, каменные арки, разрушенные дворцы, монолиты, покрытые кораллами и ракушками.

Современные японские пловцы нашли нечто покруче — огромные гробы из платины.

Абоигены в «Мерседесах».

Именно в период японского правления платина становится основной статьей экспорта Понапе. Охота за платиной продолжалась до тех пор, пока несколько пловцов не сгинули в пучинах вод.

В 1947 г. острова переходят под протекторат США. На Понапе действует аэродром, построены современные дороги.

Но вот откуда в каждой семье аборигенов есть автомобиль, а то и два, транзисторные приемники и проигрыватели, электрокалькуляторы, компьютеры и телевизоры.

Откуда эта роскошь?

На местном наречии Нан Мадол означает «переход между мирами». И поныне у островитян бытует ритуал, во время которого из корней дерева piper methysticum приготовляют галлюциногенный напиток. Впав в транс, местные жители провидят, в каком месте спрятаны сокровища гигантов. Отыскав реликвии, они поштучно продают их американцам. Вот и источник благосостояния!

Соприкосновение миров продолжается!

По мнению некоторых ученых, под Понапе и окружающими островами находится обширнейшее подземелье — «мертвый» город, своеобразная усыпальница для знати империи великанов, простиравшейся на сгинувшем континенте My от Японии до Новой Зеландии и от Гаваев к острову Пасхи, а оттуда к Чилийскому побережью. Именно гиганты, обитавшие в районе Анд, создали высокую культуру, загадочные Ворота Солнца в Тиагуанако и другие мегалиты Америки.

Однако загадка этих мест вряд ли будет разгадана до конца.

Нан-Мадол – археологическая сенсация Микронезии

Редкая книга, посвященная Атлантиде, инопланетянам и масонам, обходится без упоминания города-острова Нан-Мадол. Почему вокруг этого древнего комплекса возникло столько псевдонаучных теорий?

Что известно об истории Нан-Мадола?

Считается, что комплекс Нан-Мадол был сооружен в 13-15 вв., в период правления династии Сауделер. Именно тогда микронезийцы начали заселять Каролинские острова в Тихом океане. Не был обойден вниманием и небольшой вулканический остров Понапе.

Согласно легенде, в незапамятные времена два брата захватили власть над 5-ю племенами острова. Чтобы упрочить единство народа, они соорудили гигантский культовый центр. Существует и другая версия, которая гласит, что в 13 веке На-Мадол приказал построить вождь одного из понапейских племен.

Как бы там ни было, около 1500 г. последние представители династии Сауделер покинули Нан-Мадол. Что стало причиной этому – достоверно неизвестно. По одной из версий старую династию изгнали жители соседнего острова Кусаиэ. Европейцы открыли остров в 16 веке, но исследованием его занялись лишь ближе к нашему времени. Стоит отметить, что первые точные сведения об острове дал Ф.П. Литке, капитан русского шлюпа «Сенявин».

Ученые пришли к выводу, что мегалитическая культура Нан-Мадола уникальна. Стоит отметить, что религиозные ритуалы проводились на территории комплекса вплоть до 19 века.

Структура комплекса и его назначение

Нан-Мадол – архипелаг, который состоит из десятков искусственных островков, связанных между собой системой каналов. Рукотворный город-архипелаг расположен в Тихом океане, к юго-востоку от острова Понпеи. Поскольку это город на воде его часто называют «Тихоокеанской Венецией».

Что касается острова Понпеи, то он является одним из Федеративных Штатов Микронезии. Обычно такой штат включает один вулканический остров и несколько атоллов, разбросанных в округе.

Читайте также  Замечательные фотографии из путешествий Альваро Валиенте

Нан-Мадол состоит из 92 рукотворных островков, занимающих площадь в 130 га. Протяженность отдельных составляющих архипелага доходит до 100 м. На островках Нан-Мадола обнаружены руины каменных храмов, дворцов, гробниц и других построек. Большинство исследователей склоняется к мысли, что во времена Сауделеров рукотворный архипелаг был столицей и играл важную культовую роль.

Островки архипелага отличаются между собой размерами, архитектурой и внутренним устройством. Одной из самых крупных частей архипелага является остров Нан-Довас (букв. «остров воинов»). В мирное время здесь располагался гарнизон, в период войны или общественных волнений он становился резиденцией правящей династии. Постройки острова окружала каменная стена, высота которой достигала 11 м.

Нан-Довас также служил местом захоронения для представителей династии Сауделеров. Островитяне до сих пор верят, что души умерших поселились здесь навсегда. Этим обусловлено табу на посещение определенных мест острова. Туземцы считают, что человек, оскверняющий святыни обрекает себя на болезни и несчастья.

Дворец правителя располагался на островке Пан-Кадира (букв. «остров крокодила»). До нашего времени сохранился личный бассейн царской семьи, который наполняли пресной водой.

Главный храм находился на острове Идед (букв. «остров угря»). Площадь святилища составляла 500 м. В центре располагался бассейн, где жил огромный морской угорь. Животное было объектом поклонения. В храме также обнаружены печи, в которых, как считают археологи, жрецы готовили корм для угря. Чтобы искупить грехи народа, жрецы скармливали угрю черепашьи внутренности. За столетия ритуалов скопилась 3-метровая куча черепашьих костей.

Технология строительства

Фундаментом средневекового города-архипелага является коралловый риф. Возведение рукотворных островков происходило путем устанавливания друг на друга массивных базальтовых монолитов призматической формы. Высота стен в среднем равна 9 м, но местами достигает 18 м. Внутреннее пространство островков древние строители заполнили коралловой щебенкой.

В ходе строительства было использовано тысячи мегалитов. Некоторые экземпляры весили более 5 тонн, а один из угловых камней фундамента весит 50 тонн. Согласно одной из гипотез, крупные монолиты передвигали, используя наклонённые стволы пальм. Но все равно трудно понять, как огромные каменные глыбы поднимали на высоту 5-этажного дома.

По мнению ученых, в частности новозеландского археолога Джон Браун, возведение Нан-Мадола требовало огромных трудозатрат. По его подсчетам одних лишь работников требовалось не менее 10 тысяч. Но для того, чтобы прокормить такую массу людей на острове просто не хватило бы еды. Да и такое большое количество людей явно не соответствовало населенности островов Микронезии.

Вопрос процесса сооружения комплекса продолжает оставаться открытым. Тем более что, кроме Нан-Мадола, в Тихом океане лишь на острове Пасхи обнаружены похожие циклопические сооружения.

Псевдонаучные предположения о происхождении Нан-Мадола

Комплекс Нан-Мадол любим исследователями самого разного толка не меньше, чем древнеегипетские пирамиды. Рассмотрим несколько любопытных гипотез, выдвигаемыми представителями так называемой альтернативной истории.

Гипотеза Джеймса Чёрчварда. В книге «Затерянный континент Му» этот английский писатель называет город Нан-Мадол частью Пацифиды, гипотетического континента, затонувшего в Тихом океане. По Чёрчварду, цивилизация Му существовала тысячи лет и породила цивилизации Атлантиды, Вавилона и Египта.

Гипотеза Дэвида Хатчера Чилдресса. Данный автор принадлежит к сторонникам альтернативной истории. Он предполагает, что Нан-Мадол напрямую связан с мифическим континентом Лемурия, затонувшим в Индийском океане. Название этого гипотетического континента связано с приматами лемурами, встречающимися только на Мадагаскаре. Названный остров считается осколком Лемурии.

Гипотеза Билла С. Баллинджера. В книге «Потерянный Город Камней» названый американский писатель и сценарист предлагает теорию о постройке комплекса греческими моряками. По его мнению, это произошло в 3 веке до н.э.

Гипотеза Александра Никонова. В книге «Предсказание прошлого» этот российский публицист предполагает, что каменные постройки Нан-Мадол были созданы не туземцами, а более развитой цивилизацией, погибшей в результате всемирного потопа.

У многих ученых перечисленные гипотезы вполне обосновано вызывают ироническую усмешку. Тем более что большинство из упомянутых предположений появились не столько из любви к истории, сколько из желания заработать на сенсации. Тем не менее, рано или поздно если не все, то большая часть тайн Нан-Мандола должна быть разгадана.

Терпеливая тайна Нан-Мадола

В начале остров Понапе в Каролинском архипелаге вообще долго и упорно «сопротивлялся» всем попыткам открыть его. Первым из европейцев его увидел испанский капитан Педро Фернандес де Куирос, чей корабль оказался в водах Каролинского архипелага в 1595 году. Однако капитан не сошел на берег — то ли что-то помешало ему, то ли не ожидал найти ничего интересного на затерянном в океанских просторах клочке земли. Так и оставался Понапе более двух столетий «белым пятном» на карте. Лишь в январе 1828 года капитан шлюпа «Сенявин» Федор Петрович Литке во время кругосветного плавания нанес на карту очертания Понапе и дал науке первые точные сведения о природе острова и о его жителях.

А еще спустя восемь лет разразилась сенсация. В 1836 году в Бостоне некий Джеймс О’Коннэлл выпустил книгу «Одиннадцать лет в Новой Голландии и на Каролинских островах», в которой описывал удивительные свои приключения.

В конце 1820 года ирландец О’Коннэлл нанялся матросом на китобойный барк «Джон Буль». Близ Каролинских островов «Джон Буль» потерпел крушение, и О’Коннэлл с пятью своими товарищами-матросами оказался в шлюпке, отданной на волю волн и ветра. Наутро четвертого дня обессилевшие и отчаявшиеся люди увидели на горизонте гористую землю. Когда шлюпка подошла к берегу, ее окружило множество каноэ, переполненных вооруженными туземцами. Однако, убедившись в полной беззащитности белых людей, островитяне свели их на берег.

Трепеща, ждали они решения своей судьбы. Им казалось, что самые худшие опасения начали оправдываться: в прибрежную деревню стали прибывать депутации из соседних поселений. Новоприбывшие тщательно рассматривали потерпевших кораблекрушение; особый восторг вызывала их белая кожа. После захода солнца на берегу загорелись огромные костры и начались пляски. По всем канонам матросского фольклора Южных морей это были верные признаки грядущего каннибальского пира. О’Коннэлл и его товарищи забились в угол хижины, не смея носа высунуть наружу. Вскоре к постройке, озаряемой светом костров, подошли вожди. О’Коннэлл решил, что наступил решающий момент.

И тогда он принял дерзкое решение.

О’Коннэлл выскочил из хижины, на мгновенье остановился перед застывшими от изумления понапейцами и. сделал первые па зажигательной ирландской джиги! Впрочем, как позднее выяснил О’Коннэлл, все их страхи были совершенно напрасны: на острове Понапе не было каннибалов, а на кострах, которые произвели столь сильное впечатление на матросов, было приготовлено традиционное праздничное блюдо туземцев: жареные собаки. Благодаря джиге авторитет О’Коннэлла сильно возрос, и вождь Ахундел, который принял в свою деревню находчивого ирландца, был необычайно горд доставшимся ему трофеем.

За этот поступок О’Коннэлл был признан настолько «своим», что Ахундел отдал ему в жены дочь и приказал татуировать своего зятя, как это было принято у понапейских воинов.

И все же в один прекрасный день, воспользовавшись чужим каноэ и записав на банановом листе названия соседних деревень, О’Коннэлл вместе с другим матросом, Кинаном, отправился в дальнейший путь.

«И самым удивительным приключением, — рассказывает О’Коннэлл, — происшедшим с нами во время этого путешествия, приключением столь невероятным, что поверить в него труднее, чем во все остальное, мною рассказанное, стало открытие. гигантских развалин, архитектура коих резко отличалась от нынешних построек островитян, а размеры были ошеломляющими. На восточной оконечности группы островов лежит большой плоский остров, который во время сильного прилива кажется разделенным водой на тридцать или сорок маленьких островков. Он отличается своей почти ровной поверхностью. Ни один камень не был занесен на этот остров игрой природы. В отдельных уголках его растут, зреют и разлагаются несобранными фрукты, ибо туземцы ни за что не соглашаются ни собирать эти плоды, ни даже прикасаться к ним.

С небольшого расстояния руины представлялись неким фантастическим творением природы, однако, приблизившись к ним, Джордж и я с удивлением поняли, что они воздвигнуты рукой человека. Прилив был высок, и нам удалось ввести наше каноэ в узкий канал — такой тесный, что в некоторых местах мы не могли бы разминуться с другим каноэ. На протяжении многих ярдов мы плыли между двух стен, столь близко расположенных друг к другу, что до любой можно было дотянуться веслом. Высота их достигала десяти футов; местами стены были сильно разрушены, но кое-где хорошо сохранились. На вершинах их простирали свои ветви кокосовые пальмы и реже хлебные деревья, создававшие густую и освежающую тень. Это было царство глубочайшего покоя — ничего живого, кроме нескольких птиц, мы не заметили. Как только была найдена удобная пристань, где стены немного отступали от берега канала, мы высадились на сушу, но бедняга туземец, сопровождавший нас, казалось, совсем потерял голову от ужаса, и никакими силами нельзя было заставить его покинуть каноэ. Стены замыкались кругами, но когда мы перебрались через них, то внутри не нашли ничего, кроме деревьев и кустарников; ни одного следа ноги человека, ни единого признака того, что человек когда-либо посещал это место. Мы обследовали кладку стен и обнаружили, что они состоят из камней различных размеров, от двух до десяти футов длиной и от одного до восьми футов толщиной. Вернувшись к каноэ, мы засыпали нашего туземца вопросами, но единственным ответом, который получили, было: «Аниман» (1 Аниман — духи в понапейской мифологии.).

По представлениям понапейцев, эти руины, которые они называют Нан-Мадол, были обиталищем духов, и, когда на следующий день О’Коннэлл собрался вновь посетить и тщательно обследовать эти циклопические развалины, островитяне ни за что не хотели отпускать полюбившихся им гостей в это «смертельное» путешествие. Они утверждали, пишет О’Коннэлл, что злые духи «не позволят мне уйти живым, если я вторгнусь в их святилище. Мы с Джорджем просто силой пробились к нашему каноэ под причитания: «Вы умрете! Вы хотите слишком много увидеть! Вы погибнете!»

О’Коннэлл и Кинан как раз и хотели как можно больше увидеть и понять. Нан-Мадол загадывал множество загадок, на которые мореходы не могли найти ответа, и О Коннэллу оставалось надеяться лишь на то, что «люди, знакомые с восточными древностями, посетят его и, быть может, сумеют по сходству этих руин с руинами какого-нибудь древнего народа определить происхождение здешнего племени».

Книга О’Коннэлла наделала много шума, а сам он стал знаменитостью. (Правда, весьма своеобразной — газеты прозвали его «Татуированным человеком», и публика валом валила в цирки, где он демонстрировал свою татуировку.) Но прошло еще более семидесяти лет, прежде чем ученые, как надеялся «Татуированный человек», всерьез заинтересовались Нан-Мадолом. В 1910 году Понапе посетил немецкий археолог Пауль Гамбурх, который выяснил фольклорную версию сооружения «тихоокеанской Венеции». В незапамятные времена, гласила местная легенда, два брата — Олсифа и Олсофа — каким-то образом захватили власть над всеми пятью племенами острова. С целью упрочить единство островитян они задумали воздвигнуть гигантский культовый центр, посвященный духам — добрым и злым. А поскольку понапейцы были народом мореплавателей, решили построить это святилище как можно ближе к морю. Поэтому-то и поныне. в часы прилива на «улицах» Нан-Мадола бурлят океанские волны.

Пауль Гамбурх выявил и другую версию, согласно которой приблизительно, в 1400 году нашей эры вождь одного из понапейских племен стал королем всего острова и приступил к сооружению Нан-Мадола. С тех пор и стал Нан-Мадол религиозным центром острова. Ученым, удалось также установить, что еще в 1800 году в Нан-Мадоле устраивались ритуальные обряды в честь священной черепахи.

Именно поэтому приступивший к «новому» открытию Нан-Мадола американский этнограф Сол Ризенберг, несколько лет назад обративший внимание на записки О’Коннэлла, считает, что построили Нан-Мадол предки современных островитян. Одним из доводов, подкрепляющих его убежденность, служит тот, что понапейцы использовали Нан-Мадол как святилище, как место для «ежегодных религиозных празднеств».

Но здесь многое непонятно. Постройка Нан-Мадола, судя по всему, была делом невероятной трудности. Карьер, из которого брали базальтовые плиты, находится в тридцати милях от святилища, на противоположной стороне острова. Только лишь для транспортировки этих плит при отсутствии, всякой техники потребовалось бы огромное количество рабочих рук. Да еще надо понять, как осуществлялся подъем базальтовых «бревнышек», вес которых нередко доходит до 25 тонн, на высоту трех-пятиэтажного дома. Ведь высота стен, в среднем равная девяти метрам, местами достигает восемнадцати метров, а толщина доходит до трех с половиной метров. Это тем более загадочно, что в Тихом океане, кроме Нан-Мадола, только на острове Пасхи воздвигались циклопические сооружения.

Поэтому-то и появилось предположение, что Нан-Мадол построили не прямые предки современных понапейцев, а пришельцы. Согласно этой версии около 750 года нашей, эры происходила великая миграция индонезийцев на восток. Индонезийцы могли принести технические знания на острова Тихого океана, в том числе и на Понапе. Пришельцы вполне могли поработить островитян и использовать их как рабочую силу для строительства гигантского святилища.

Появилась также и «катакликтическая» гипотеза, согласно которой когда-то Нан-Мадол стоял на суше и его «венецианские» каналы были обычными улицами. Ученые, придерживающиеся такой теории, предполагают, что Нан-Мадол — остаток некогда огромного и населенного высокоразвитым народом континента, в незапамятные времена опустившегося в океанские глубины. В доказательство своей теории они приводят тот факт, что на весьма удаленных друг от друга островах Тихого океана зачастую совершенно одинаковая флора и фауна. Наверное, будут и новые догадки о происхождении таинственных развалин, покуда ученым не удастся докопаться до истины. Именно докопаться, так как планомерных археологических раскопок на острове не проводилось.

Читайте также  Ляля-Тюльпан в Уфе

. Каждый вечер лучи заходящего солнца окрашивают в пурпур густую зелень на вершине горы Монте-Санто, а на южной оконечности острова могучий океанский прилив врывается в каналы загадочного города-святилища.

Волны разбиваются об источенные временем, водой и ветром огромные базальтовые плиты и теряют свою голубизну, а шипящая пена вздымается все выше и выше в обиталище «терпеливой тайны», как в одной из публикаций был назван Нан-Мадол.

НАН-МАДОЛ — ПЕРЕХОД МЕЖДУ МИРАМИ

Одной из самых крупных загадок нашего времени является размещающаяся в восточной части острова Понапе, восстающая из воды «Венеция» Тихого океана – Нан Мадол – девяносто два (!) рукотворных острова, сооруженных на коралловом рифе и занимающих площадь около 130 га. Длина отдельных островков доходит до сотни метров. Сложены они из огромных гексагональных и восьмиугольных базальтовых колонн весом от одной до десяти тонн.

В эпоху больших географических открытий испанские, португальские, голландские и британские моряки, возвращаясь из дальних плаваний, рассказывали множество невероятных историй о удивительных вещах тихоокеанских островов. Учёные, как правило, считали эти истории обыкновенными моряцкими побасёнками и поэтому не поверили повествованию испанского капитана Альваро Сааведра, который в 1529 году поведал об изумительном острове Понапе, лежащем между Гавайским архипелагом и Филиппинами. Капитан завлял: на острове есть руины храмов, дворцов, странные крупные постройки, каменные набережные. По его словам, оставленный город отдалённо напоминал Венецию. Долгое время географы считали таинственный город на Понапе легендой, пока остров не посетил русский мореход Фёдор Петрович Литке во время кругосветного плавания 1826–1829 годов на шлюпе «Сенявин». Он первым составил карты острова, описал загадочные руины Понапе и нанёс на карту соседние острова.

Понапе — вулканический остров диаметром всего 15 километров, охваченный барьерным рифом. Он входит в Каролинский архипелаг Микронезии близ экватора. Берега острова сильно разбиты тропическими тайфунами, а в центре его — непролазные густые заросли. На востоке острова размещается искусственная лагуна, и здесь рифовый барьер разрушен руками человека. Внутри мелководной лагуны находятся руины античного города Нан-Мадол, размещенного более чем на ста небольших островках. Осматривая руины, Литке убедился: жители давно бросили город, и только на противоположной стороне острова в первобытных условиях обитала горсточка туземцев. К сожалению, все сведения о Понапе, собранные Литке, потерялись в архивах Русского географического общества и никогда полностью не издавались.

В 1857 году руины Нан-Мадола поверхностно исследовал американец Л. Гьюлик, а чуть позже поляк И. Кубари, поселившийся на острове, составил первый доскональный план руин. В 1896 году на Понапе появился англичанин Ф. Крисчен, исследователь дерзкий и бесчестный. Оперируя планом Кубари, он подверг руины Нан-Мадола истинному ограблению и сам чуть не погиб от рук местных жителей после того, как разворовал некоторых почитаемых туземцами древних гробниц. Наиболее серьёзное археологическое изучение Нан-Мадола предпринял в конце XIX — начале XX веков немецкий учёный Пауль Хамбрух, который определил: все островки внутри лагуны искусственного происхождения!

Неведомые строители привозили с севера острова базальтовые плиты, складывали их рядами вдоль и поперёк, а если блоки были неправильной формы, промежутки между ними наполняли коралловым щебнем. Верхние части многих платформ были плоскими, удобными для возведения построек. Во время сильных приливов пространство между платформами затоплялось, и городок покрывался сетью каналов, напоминая маленькую Венецию. Хамбрух нанёс на карту девяносто таких искусственных островов. Обнаружил он и искусственные водоёмы, фундаменты дворцов и храмовых сооружений. В 1908 году вышла в свет книга Хамбруха, посвящённая исследованиям Нан-Мадола. В ней учёный выдвинул предположение о том, что на Понапе в течение многих столетий действовал религиозно-культовый центр микронезийцев, куда осуществляли паломничества жители других остров в Океании. Об этом говорили и легенды, записанные Хамбрухом со слов аборигенов. Согласно этим преданиям, некогда островом правил князёк Сау Делеур, имя которого потихоньку стало титулом и обозначало — король-жрец. Таких сау делеуров было пятнадцать, а потом династия угасла. Именно этой династии принадлежит заслуга строительства каменных построек на искусственных островках. Учёный определил начало возведения священного города примерно V веков н.э.

В 1958 году это удостоверила экспертиза, проведённая учеными из США. Немецкий археолог записал легенду островитян о главной богине Нан-Мадола, черепахе Нанунсунсан. Для неё соорудили дворец с бассейном, а саму богиню украшали перламутром. В дни праздников жрецы возили её на лодке вдоль каналов и от её имени выкрикивали прорицания. Затем богиню жарили и торжественно съедали. Американцы в 1958 году на дне заболоченного водоёма внутри храма нашли тысячи панцирей таких богинь.
К 1914 году Хамбрух и другие исследователи определили: в Нан-Мадоле было около восьмисот каменных построек, включая крепостные стены и портовые постройки. Главный храм воздвигнут из мегалитических блоков. Под этим храмом нашлась сеть туннелей и каналов, по которым туда могли проникать люди и лодки. В другом храме меньших габаритов внутренняя часть представляла собой как бы вывернутую пирамиду. Это очень сложный архитектурный приём. Вокруг всех зданий Нан-Мадола возведена крепостная стена гигантской кладки.

Археологические открытия на Понапе посеяли множество фантастических и невероятных гипотез. Одни учёные завляли: на острове обнаружены остатки знаменитой Лемурии; другие видели в циклопических каменных постройках плоды деятельности колонизаторов-инков, якобы прибывших на остров из Перу. Высказывалась и гипотеза, будто Понапе был форпостом египетских фараонов на Тихом океане. Позже некоторые популяризаторы заявят, что сооружения Нан-Мадола — дело рук инопланетян. В XX веке археологические изыскания на Понапе прерывались мировыми войнами. Во время Второй мировой войны Каролинский архипелаг был оккупирован Японией.

В 1946 году остров стал протекторатом США, и доступ к древним руинам был опять закрыт: на соседних островах американцы планировали испытания ядерного оружия. К серьёзным изучениям Нан-Мадола американские археологи смогли приступить лишь в 1958 году. Из рассказов туземцев они узнали, что во время оккупации японцы вели раскопки во многих частях острова, что-то находили и увозили. Говорили о каких-то металлических предметах, скульптурах и саркофагах. Американцы послали официальный запрос в Токио, но японские власти ответили, что им ничего об этом не известно.

Американцы с большим размахом исследовали Понапе до 1986 года и сделали за это время множество археологических открытий. На 58 островках внутри лагуны они обнаружили усыпальницы жрецов и племенных вождей. Правда, большинство могил было разграблены, и мумии сильно разложились от соприкосновения с воздухом. Вероятно. Тут поработали японцы, а, может быть, и печально известный Крисчен. Однако удалось установить: туземцы использовали оригинальный, больше нигде не встречающийся способ бальзамирования — тела умерших высушивались на солнце, а затем пропитывались кокосовым маслом и отваром из рыбьих костей и акульих хрящей.

Более же всего исследователей поразила продуманность всех портовых сооружений, защищённых от мощного в этих краях прибоя волноломами и искусственными рифами. Узкие проходы в лагуну Нан-Матола были защищены от непрошенных гостей башнями-бастионами, которые охраняли лучники: базальтовые наконечники стрел археологи находили повсеместно. Археологи определили остров, где был дворец главного правителя. Вокруг него расположились маленькие островки, где готовили блюда для пиров. На других добывали кокосовое масло, ваниль, изготовляли утварь для дворцов и храмов. Каменное строительство в Нан-Мадоле угасло в начале XV века. Население ушло на северную часть острова, вернулось к первобытному образу жизни и больше в Нан-Мадол не возвращалось. Более того, жрецы наложили табу на каменные руины. На этом исследования закончились, и остров Понапе открыли для туристов. Американские исследователи убедительно доказали оригинальность и самостоятельность понапийской культуры, опровергнув все предположения о влиянии на неё других народов.

После археологов за дело взялись этнографы, работа которых подчас напоминает криминалистику. Голландские, бельгийские и норвежские исследователи Океании начали изучать сказания туземцев Понапе и соседних островов. Легенды многое прояснили. Согласно древним преданиям, в стародавние времена Понапе захватило воинственное племя с одного из Каролинских островов. Захватчики были необыкновенно амбициозны, считали себя высшими существами, полубогами. Из этой веры вырос религиозный культ, целью которого было достижение абсолютного физического бессмертия. Вожди этого племени создали на Понапе непреступную твердыню и культовый центр, ставший резиденцией вождей, высших жрецов и предводителей пиратов. Все они объединились в тайное общество посвящённых, напоминающее европейские духовно-рыцарские ордена, но с ритуалами каменного века. Члены общества верили: при точном соблюдении всех обрядов и ритуалов их культа, наступит время, когда каждый посвящённый в конце жизни будет уходить в океан, превратившись в загадочное и всемогущее существо аку или шоггу и в этом состоянии жить вечно. Возможно, поэтому понапийцы обожествляли акул и морских черепах. Акул они считали хранителями океана и своими предками, а долгожительницы черепахи рассматривались ими, как олицетворение бессмертия. Даже сегодня некоторые жители Микронезии считают: если черепаху не убьют, она живёт вечно.

Чтобы вступить в понапийский орден, кандидату нужно было принять новое имя и дать клятву, что по приказу главы ордена он, не колеблясь, будет убивать людей без различия пола и возраста. После ритуала, во время которого кандидат изображал буйное неистовство, он давал вторую клятву — обещание приносить дары жрецам и привозить рабов вождю племени, возглавлявшему тайное общество. В первобытном ордене были многочисленные степени посвящения. Переход из одной степени в другую отмечался нанесением соответствующих татуировок и сопровождался трудными испытаниями: например, бесстрашным плаванием среди акул. Островной орден просуществовал около пятисот лет и погиб от внутренних распрей. Начались они с конфликта между племенными вождями и высшими жрецами, которые стали претендовать не только на богатства, но и на власть. Потом возроптали пираты (морской разбой был основным источником богатств ордена), которым стало казаться, что дань, выплачиваемая ими жрецам, чересчур велика. Пираты отделились от центра на Понапе и стали действовать самостоятельно. Чтобы погасить смуту, вожди перебили половину жрецов. Но вскоре начались восстания рабов, слуг и рядовых воинов. Восстанию низов способствовала новая мода, появившаяся в среде жрецов и племенных аристократов. В течение многих веков аборигены Понапе практиковали ритуальное людоедство в дни особо важных религиозных праздников, но вожди сделали человечину повседневным блюдом в своём меню и даже специально откармливали для этого рабов и слуг.

Последнюю же точку в истории понапийской цивилизации поставило вторжение воинственных аборигенов с острова Кусаие, возглавляемое неким Исохом Келекелом, который сам был пиратом и членом тайного общества. База Келекела находилась на островке Леле рядом с Кусаие. На Леле по сей день сохранилась каменная платформа Пот-Фалат, обнесённая десятиметровой стеной, похожей на ограду Нан-Мадола. Похоже, Пот-Фалат был пиратской крепостью, где находился храм, посвящённый черепахе. Следы вторжения пиратов Келекела по сей день сохранились в виде брешей, пробитых в крепостных стенах Нан-Мадола и в некоторых храмах. Характер разрушений доказывает: они явно были сделаны до прихода европейцев и японцев. После вторжения династия князьков-масонов Сау Делеур рухнула, вместе с ней прекратило существование и тайное понапийское общество. Понапе разделился на три независимых племенных района, враждовавших между собой. К моменту появления европейцев этих районов было уже пять.

Несмотря на успешные исследования второй половины XX века, тайны всё-таки остаются. Несмотря на грандиозность каменного строительства на Понапе, аналоги ему можно найти на островах Океании. Достаточно вспомнить идолов острова Пасхи. Но учёные не могут ответить на вопрос: почему островитяне построили свой культовый центр внутри искусственной лагуны, а не на берегах Понапе? Ведь для углубления лагуны и создания сотни насыпных остров в потребовался изнурительный труд тысяч людей в течение длительного времени. По сей день учёные спорят и о том, когда был окончательно покинут жителями город Нан-Мадол. Известный английский исследователь Океании, археолог Питер Веллвуд считает: какая-то жизнь в городе теплилась до первой четверти XIX века, то есть последние жители ушли из Нан-Мадола за несколько лет до посещения Понапе Фёдором Литке. По мнению Веллвуда, город и остров в целом обезлюдели не из-за завоевания, а в результате вымирания из-за завезённых белыми болезней.

В конце XX века интерес к истории своего острова проявили местные жители, долгое время относившиеся к исследованиям европейских и американских учёных абсолютно равнодушно. В 1977 году вышла в свет книга понапейца Луелена, жившего в одной из деревушек на севере острова, который по крупицам собрал сохранившиеся местные предания о Нан-Мадоле. Книга вышла мизерным тиражом и до европейских учёных дошла только в 2001 году. Собранные Луеленом легенды подтверждают выводы европейских этнографов: виновниками деградации и распада понапийского сообщества были жрецы!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: