Не приставайте к гейшам… - KRINTEL.RU

Не приставайте к гейшам…

Киото: как я ходил по гейшам!

Вчера я вам показал японских женщин с пониженной социальной отвественностью. Сегодня поговорим про душу. Специально для вас, дорогие читатели, я отправился к гейшам!

Прошу иметь в виду, что все, о чем я здесь напишу, передано со слов японцев, которые вводили меня в курс дела. Сами решайте, верить в это или нет. Мне самому в эту историю верится с трудом, ибо опыт подсказывает, что есть здесь что-то от туристического аттракциона. Но японцы, рассказывавшие о гейшах, клянутся, что к никаким туристическим разводилам это отношения не имеет и что все это — чистая правда. Так что будет интересно узнать ваше мнение ) Если вы хорошо знакомы с современной японской культурой, скажите, насколько это так.

Итак, отправляемся к японским гейшам! И заодно прогуляемся по Киото.

01. Вход в магазин. В шлемах нельзя!

02. Огромный выбор медицинских масок на любой вкус.

03. Медицинская маска уже давно стала в Японии частью национального костюма. Маску носят все — водители такси, офисные клерки, продавцы в магазинах, студенты, полицейские и машинисты поездов. Зимой маску носят, чтобы не заразиться и заразить другого. Болеть здесь не принято, у японцев самый низкий показатель прогулов в мире. В среднем японец прогуливает по причине болезни только 2 дня в году! Весной маску носят из-за аллергии. В последние годы это настоящая беда, все больше людей подвержены аллергии. Летом маски носят из-за пыли. И вообще, маска очень удобна, чтобы не бриться мужчинам и не красится женщинам. Можно не думать о свежести дыхания после пьянки или кривых зубах. Под маской японцу удобно, тепло и комфортно.

04. Сейчас в Японии новая мода: люди начали заморачиваться на здоровом питании, поэтому в магазинах на продуктах теперь крупно пишут количество калорий.

05. Социальное жилье в Киото. Сейчас городские власти стимулируют людей оформлять прописку в Киото и поэтому субсидируют покупку жилья. Властям важно, чтобы люди жили в городе и платили ему налоги. Сейчас люди поступают по-другому: они регистрируются где-то в провинции у родителей и спокойно живут и работают в Киото, избавленные от необходимости платить налоги. Власти с этим борются.

06. Это такой простой семейный дом с двором без машин, все как мы любим.

07. Неплохая детская площадка. Обратите внимание, что по периметру она засажена деревьями. Это приглушает детские крики, так что людям, которые тут живут, она совсем не мешает. Ну и вообще обстановка с деревьями намного приятнее и уютнее.

08. Рядом с домом есть искусственные водоемы, смотрится очень красиво и аккуратно.

09. Работники косили траву у ручья и нашли давно выброшенный бумажник.

10. Денег в бумажнике не было, только куча карт и документов. Работники оставили его валяться на земле, потому что в противном случае им бы пришлось заявлять о находке в полицию. Решили не заморачиваться.

11. Парковщики в Японии ходят вот в такой форме.

12. Легендарные хиджабы из Киото. Вообще Киото славится хорошими тканями и росписями по шелку. Чтобы удовлетворить спрос приезжих и туристов, они начали делать даже хиджабы.

14. Япония, наверное, мировой рекордсмен по количеству необычного транспорта. Ни в одной стране мира нет такого разнообразия автомобилей.

15. Очень старый «Ниссан».

16. Так выглядят поворотники, они включаются вручную.

17. Вообще машина рассчитана на двух человек, но из багажника можно сделать еще два дополнительных места.

18. В отличие от Токио, в Киото нет централизованной программы по уборке проводов под землю.

19. На заправках краны спускаются с потолка, в Японии это очень распространенная практика. Литр бензина стоит около 68 рублей.

20. Этот знак обозначает, что за рулем неопытный водитель. С ним нужно ездить в течение первого года за рулем.

22. Заглянем в мясную лавку!

23. Цены на мясо: мраморная говядина стоит от 2160 до 3240 рублей за 100 грамм, котлеты из свинины — 216 рублей за штуку, а говяжий фарш — 254 рубля за 100 грамм.

24. Есть мраморная говядина еще дороже: такой кусок стоит 4320 рублей за 100 грамм.

25. Есть и такие, которые продаются по цене около 500 рублей за 100 грамм. Кстати, мясо из Японии вывозить нельзя, об этом я еще отдельно расскажу.

26. Бывший бордель, который сейчас переделали в музей. Заглянем.

27. Для древней сосны сделали специальные подпорки.

28. Интерьеры в музее

29. Небольшой внутренний сад

32. Отправляемся дальше!

33. Еще одна мясная лавка, тут цены уже ниже.

34. И, наконец, чайный дом с гейшами!

35. Здесь уже все готово к приему гостей.

36. В Японии до сих пор есть люди, которые ходят к гейшам. Гейши — это девушки и женщины, которые получили специальное воспитание и образование. Их задача — составлять компанию богатым мужчинам. Стоит это очень дорого. Одна девушка берет 500 долларов в час. Соответственно если заказываешь несколько девушек, то это будет в несколько раз дороже.

37. Гейша по сути просто ужинает с клиентом в чайном доме, ухаживает за ним, беседует, смеется и шутит, танцует, играет в разные игры и проч. Она хороший собеседник и помогает тебе приятно привести время, но это не имеет никакого отношения к сексу и проституции. Гейши исключительно для души.

38. Просто так попасть к гейше нельзя. Тебя может привести или порекомендовать постоянный клиент, который будет за тебя отвечать. Это, условно говоря, закрытый клуб.

39. И еще один интересный момент. Сейчас гейши точно так же, как и раньше, не соприкасаются с деньгами. Ты приходишь к девушке как к своему другу, хорошо проводишь с ней время, прощаешься с ней и уходишь. И только после этого тебе домой присылают счет, который нужно оплатить. В счет будет включена стоимость услуг гейши и напитки, которые ты пил с ней в чайном доме. Узнать точную стоимость вечера заранее нельзя, но так как вся индустрия основана на постоянных клиентах, то можно быть уверенным, что тебя не обманут. Если ты пришел к гейше в первый раз, то счет присылают тому человеку, который тебя привел. Он самостоятельно его оплатит, а потом уже ты расплатишься с ним.

40. Учениц-гейш называют майко — это девушки до 20 лет, по закону им нельзя пить, и трогать их тоже нельзя. Майко обязательно должны быть девственницами, у вообще никаких отношений с парнями и мужчинами у них быть не может. Замуж они тоже никогда не выходят. Они как куклы, ими можно только любоваться. Кстати, девушки, которые становятся гейшами, заканчивают свое образование на средней школе.

41. На подготовку к ужину у них уходит полдня. Вообще это очень дорогая история, например их кимоно стоят безумных денег. И таких нарядов у них должно быть много, потому что они меняют их в зависимости от времени года и погоды. Они наряжаются у себя дома, а потом в таком виде идут по улицам. Тут есть такое понятие, как «майко шутинг» — фотоохота на гейш. Гейшам это очень не нравится, да и вообще кому понравится чувствовать себя обезьянкой на улицах Адлера )

42. После посещения чайного дома тебе дают веер с именем гейши, которая там работает. И это считается статусной вещью, потому что по ней становится понятно, что человек — состоятельный и имеет возможность ходить в такие заведения и тратить деньги на гейш. Практически у всех гейш есть постоянные клиенты, которые ходят к ним практически каждую неделю. Они могут приходить так в течение многих лет, и получается, что гейша стареет вместе со своими клиентами.

43. По моему мнению, это довольно забавно, но меня до последнего не оставляло ощущение, что это туристический аттракцион. Но если это все на самом деле так, то могу сказать, что это очень крутой опыт — прикоснуться к чужой закрытой культуре. Я не думал, что она до сих пор существует в таком виде.

Гейши и их секреты искусного обольщения, которые пригодятся и вам

Фильм «Мемуары гейши», снятый по одноименной книге Артура Голдена, заполучил три «Оскара» — за лучшую операторскую работу, за работу художника-постановщика и за работу костюмеров-дизайнеров. И любовь западных зрителей, для которых мир гейш всегда был загадочным и потому манящим. Главные секреты соблазнения из фильма, которые можно взять на вооружение, — в нашем материале.

Красиво одеваться

Маленькая Чио после смерти матери попадает в дом гейш матушки Нитто, хозяйки дома, где уже живет одна прославленная гейша — Хацумомо с ученицей Тыковкой. Самое ценное в любом охийо, так называется дом гейш, — не они сами, а их дорогие одеяния из шелка, расшитые причудливыми узорами, цветами и изображениями бабочек и птиц. Одно кимоно могло стоить больше, чем заплатили за девушку, продавая ее в дом гейш. Недаром пожилая экономка матушки говорит маленькой Чио: «Без одежды ты не можешь быть гейшей».

Уметь переживать поражения

Хацумомо, с детства разглядев в Чио соперницу, подставляет ее: выкрадывает кимоно Мамехи, еще одной талантливой гейши, портит его, а потом отсылает девочку незаметно отнести кимоно назад. Все тайное становится явным, и Чио обвиняют в порче чужого платья. Тем самым она навлекает позор на свой дом. Матушка Нитто в ярости — теперь Чио до конца жизни придется быть ее служанкой, почти рабыней, а о карьере гейши она не может и помыслить. Девочка стирает, драит пол, ухаживает за пожилой матерью хозяйки.

Идти к своей мечте

В один прекрасный день маленькая Чио стоит на мосту и смотрит в воду. В окружении гейш появляется молодой мужчина, которого все называют Председателем, он покупает ей сливовое мороженое и говорит о том, что, если споткнешься, нужно уметь распрямиться. На прощание он дает девочке несколько монеток, завернутых в платок с его инициалами, и говорит, что теперь она сможет поужинать. Чио настолько впечатлена этой встречей, что тут же бежит в храм, отдает монеты божеству и теперь мечтает стать гейшей, чтобы вновь увидеть Председателя. Его платок становится ее талисманом, она носит его возле сердца.

Многому учиться

Спустя пару дней в дом госпожи Нитта приходит Мамеха, предлагает стать наставницей Чио при условии, что если девочка удачно пройдет обучение и станет гейшей, то деньги за ее мидзуаге (продажа девственности) будут своеобразным выкупом для матушки. Мамеха очень добра к Чио, обучает ее искусствам танца, игры на музыкальных инструментах, поведению в обществе. Самый главный урок, который она преподает Чио, звучит так: «Гейши не торгуют телом, гейши — не куртизанки. Они торгуют искусством, и отныне вся твоя жизнь — искусство». В кино мало показаны трудности, с которыми сталкивается девочка-подросток при обучении, только замораживание пальцев рук в посудине со льдом перед началом игры на сямисэне, или специальные подушки, на которых приходится спать юной гейше, но и этого достаточно, чтобы понять, что учеба не была легкой.

Магия взгляда

Пожалуй, самый романтичный момент во всем фильме: Мамеха говорит Чио, что как только та сможет остановить мужчину взглядом, она будет готова выйти в свет. И вот 15-летняя девочка несколько секунд пристально смотрит на юношу на велосипеде. Он оборачивается ей вслед и врезается в повозку, перевозящую куриц в клетях. Пух, перья, квохтанье перепуганных птиц, а две девушки, гейша и ее ученица, идут по улице как ни в чем не бывало. Действительно, магию женского взгляда сложно переоценить. Длительный, чуть более трех секунд, контакт глазами с понравившимся нам мужчиной вызывает непроизвольное расширение зрачков, трудноуловимое нами, но считываемое бессознательно.

Читайте также  Улицы Амстердама от голландского фотографа

Сказка ложь, да в ней намек

Чему же может научиться современная женщина, посмотрев этот фильм? Несмотря на то, что он создан на реальных событиях и описывает жизнь одной из самых успешных гейш своего времени Минэко Ивасаки, он очень похож на сказку про японскую Золушку.

А чем так привлекательна сказка для тех, кто уже вырос из детского возраста? Конечно же, тем, что там прописан путь следования к своему истинному «я». Каким образом? Через череду инициаций, которые проходит девочка-девушка-женщина, прежде чем приблизиться к своей мечте.
Вначале у нее умирает мать, ведь главная героиня должна остаться без тех знаний, которые в любящей семье передаются от мамы к дочке. В современном мире этот этап обычно знаменуется отъездом на учебу в другой город. Затем она попадает в услужение к чужим людям — например, учится и одновременно подрабатывает в кафе, чтобы иметь деньги на карманные расходы. Заодно проходит через череду испытаний, ведь она должна получить необходимые знания и жизненный опыт. Затем инициация — переход от девушки к молодой женщине, это может быть как первая любовь, так и замужество.

Римма Ефимкина, одна из самых блестящих психодраматистов нашего времени, в своей книге «Пробуждение спящей красавицы» пишет о том, что так как в современном мире женские инициации не распространены, то их роль выполняют возрастные кризисы развития. Если смотреть фильм как описание череды сменяющихся инициаций, то все испытания, через которые проходит Саюри — смерть родителей, козни Хацумомо, предательство ближайшей подруги, вмешательство истории в виде Второй мировой войны — все это становится путем ее индивидуации, ее движения по пути к мечте и встрече с Председателем. Думаю, что «Мемуары гейши» имеет смысл рассматривать не только как мануал по соблазнению мужчин, но и как описание путешествия к своей самости.

Гейш-парад

Приезжавшим в Токио соотечественникам из всех японских достопримечательностей чаще всего хотелось сходить к гейшам

За семь лет, пока я работал в Японии, туда приезжало множество соотечественников. И на вопрос, что им показать в Токио, они чаще всего отвечали: хотелось бы сходить к гейшам.

Приходилось всякий раз пояснять, что это удовольствие для посвященных, как, например, театр Кабуки. Новичок способен воспринять лишь внешнюю сторону, как бы увидеть ожившие персонажи «галереи красавиц» Утамаро, чьи цветные гравюры некогда вдохновили французских импрессионистов бросить вызов канонам академической живописи.

Никакой эротики

Вечер, проведенный с гейшами, обычно оставляет иностранца разочарованным. Именно такое чувство осталось и у меня. Хотя организовал встречу мэр города, который славится на всю Японию своими красавицами.

В конце ужина в японском ресторане у стола появились три гейши. Две из них были слишком молоды, а третья — чересчур стара. Впрочем, их лица были так густо загримированы белилами и румянами, что о возрасте можно было только догадываться. Затейливые прически, украшенные цветами. Черные кимоно с ручной вышивкой — все это выглядело очень театрально.

Девушки рассказали, что им пошел шестнадцатый год и что они лишь недавно занесены в официальный реестр гейш, который ведется в каждом японском городе, где есть чайные дома.

Одна из них подсела рядом, грациозно налила мне саке и пояснила поэтическое изречение, сделанное на фарфоре. Чтобы не остаться в долгу, я написал на бумажной салфетке созвучное по теме начало одного из четверостиший Бо Цзюи.

Сделав изысканный комплимент моему иероглифическому почерку, который на Востоке считают зеркалом души, японка тут же добавила две недостающие строки, будто средневековый китайский поэт был ее соотечественником и современником.

Продолжить поэтическое состязание нам не удалось. Ибо пожилая гейша взяла в руки трехструнную лютню, и девушки исполнили церемонный танец, видимо, столь же древний, как строфы, которые мы только что писали. После этого все трое встали на колени, отвесили нам земной поклон, взяли догоревшую ароматную свечу и скрылись за дверью, пробыв с нами в общей сложности чуть более получаса.

«Как, и это все?» Даже если я не выразил свое недоумение вслух, оно было у меня на лице, ибо хозяин это заметил.

Мэр пояснил, что слово «гейша» буквально означает «человек искусства». Она — искусница развлекать мужскую компанию, создавать у людей ощущение праздника. Причем не только женским обаянием, не только исполнением песен и танцев в своем специфическом жанре, но и образованностью, умением находить контакт с собеседником.

Бывает, что какой-нибудь министр приезжает к великовозрастной гейше — подруге его молодости, чтобы излить душу как психоаналитику. Он говорит с ней обо всем, о чем не может поделиться ни с коллегами, ни с женой, ни с детьми, ибо японский образ жизни сужает возможности человека быть искренним.

На юбилее или ином торжественном застолье гейша, говоря по-нашему, совмещает роль тамады и звезды шоу-бизнеса, приглашенной украсить праздник своим выступлением. Понятно, что ни о каких сексуальных услугах в таком случае речи не идет.

Появляясь на застолье, гейши зажигают свечу с цветочным ароматом. Продлить визит после того, как эта палочка догорела, значит удвоить гонорар, обычно составляющий тысячу долларов и выше. Поэтому плата «искусницам» называется «деньги за благовония», тогда как заработок путан именуется «деньги за такси». (В отчетах компаний по расходам на представительские цели эти суммы проходят именно так.)

Словом, застолье с гейшами — удовольствие для души. Да и в их выступлениях, напоминающих театр Кабуки, в отличие от ближневосточного танца живота нет ничего эротического. Зато они как никто умеют возвышать мужчину в собственных глазах, заставить его ощутить женский интерес к себе.

Тамада в кимоно

В деловом и политическом мире Японии издавна считается престижным приглашать гейш на вечернюю встречу с партнерами. Причем у людей известных и состоятельных для таких случаев обычно есть «своя» гейша, выполняющая на торжестве роль хозяйки.

С древних времен в школу гейш берут учениц в возрасте 6 лет и 6 месяцев. Хозяйка дома, которую доныне принято называть «мама-сан», прежде нередко оплачивала за родителей их долги, то есть по просту покупала девочку. Но и для теперешнего среднего класса профессия гейши считается и доходной, и престижной.

Нынешние японские законы разрешают заниматься трудовой деятельностью лишь после обязательного девятиклассного образования, то есть с 15 лет. Именно в этом возрасте будущие гейши начинают свою производственную практику как майко (юные танцовщицы). Длинными рукавами своих кимоно и столь же длинными концами пояса они напоминают чио-чио-сан, то есть бабочек. Обувь на высоких платформах заставляет их семенить мелкими шажками, что считается символом пробуждающейся женственности.

У майко, как и у гейш, ворот кимоно приспущен сзади, обнажая затылок, на взгляд японцев, самую эрогенную зону. Так что если западные женщины декольтируются спереди, то восточные — сзади.

Причем майко под черным кимоно носит красное, а у гейши этот подворотничок имеет белый цвет.

Поскольку девушка проводит в школе гейш почти десять лет, у нее неизбежно накапливается большой долг перед хозяйкой за свое обучение и содержание. Его приходится потом отрабатывать многие годы. Поэтому каждая гейша мечтает обрести постоянного по кровителя, который избавил бы ее от финансовой зависимости и взял на содержание, снял ей квартиру.

Тогда женщина может открыть свой сайт в Интернете и принимать заказы от клиентов самостоятельно. При этом данна-сама, то есть покровитель, обычно сохраняет за собой один из дней ее рабочей недели.

В начале XX века в Японии насчитывалось около ста тысяч гейш. Теперь их стократно меньше. Причем благодаря гейшам в стране осталось несколько тысяч рикш. Именно они доставляют в своих двухколесных колясочках загримированных «искусниц» в париках и кимоно.

Впрочем, рассказывать о гейшах так же трудно, как описывать словами музыку. Хорошо сказал об этом в книге «Наслаждайтесь Японией» американец Уолт Шэлдон: «Даже если вы узнали о ней все, гейша остается экзотичной, загадочной, дразнящей, желанной. Она — женщина, но лишь в большей степени, чем мы порой вкладываем в это слово».

Три категории женщин

Японцы издавна привыкли делить женщин на три категории. Для домашнего очага и продолжения рода — жена. Для развлечения души — гейша. А для услаждения плоти — красотка с улицы «красных фонарей». При формальном запрете проституции эту древнейшую профессию взяли на себя псевдогейши, или по-английски хостесс (хозяюшки), то есть девицы из баров и кабаре.

По данным Национального полицейского управления, в стране насчитывается около 12 тысяч заведений, оказывающих платные сексуальные услуги. Массажные салоны и турецкие бани служат весьма распространенной крышей для полулегальных борделей. Дверь в комнату, где посетитель уединяется с массажисткой, по правилам не должна запираться. В ней также полагается быть смотровому окошечку, дабы администрация могла из коридора следить за порядком. Но если девушка, сняв с клиента пиджак, вешает его как раз на дверь, то есть закрывает им окошечко, — это намек, что можно завести речь об «особых услугах».

Настоящих, дипломированных гейш в Японии немногим более тысячи. Главной составной частью труженников секс-индустрии служат сотни тысяч псевдогейш, то есть хостесс. Впрочем, знакомство с любой из них дает лишь шанс, но отнюдь не гарантию последующей интимной близости. (Что и объясняет их существование в условиях запрета проституции.)

Обязанность хостесс — за определенную мзду составлять мужчине приятную компанию, танцевать с ним, наполнять его бокал, смеяться его шуткам. И не более того. Ну а после работы все зависит от взаимного согласия: если он сумеет ее уговорить, а она не захочет ему отказать. Кстати, такой элемент «свободной охоты» импонировал большинству мужчин, даже когда легально существовали улицы «красных фонарей».

Ночную жизнь в Японии точнее было бы назвать вечерней. Злачные места функционируют с семи до одиннадцати вечера и закрыты по воскресеньям. Так что подрабатывать трижды в неделю по четыре часа охотно нанимаются студентки, «офис-леди» (то есть конторщицы), а в последнее время все чаще и домохозяйки. (Излюбленная тема телевизионных сериалов — сюжет «Летучей мыши», когда японский муж в ночном клубе начинает ухаживать за собственной женой.)

Привлекательная внешность — вот главное условие, чтобы получить работу в баре или кабаре. Ибо, кроме фиксированной ставки, хостесс получают еще и надбавки за популярность у мужчин. Труженицу секс-индустрии надо расположить, проще говоря, авансом дать ей возможность на себе заработать. Клиента прежде всего спрашивают: пригласить ли ему за столик даму? За этим следует вопрос: есть ли у него тут знакомые имена, то есть не хочет ли он назвать кого-то персонально?

Вечерние заведения в Японии очень демократичны. Даже если «Сумико, номер 183» в данный момент танцует с директором банка Сумитомо, ее в течение 30 минут пригласят к столику водителя грузовика. Это обойдется заказчику примерно в 50 долларов, 30 из которых получит сама псевдогейша. Дальше безошибочно срабатывает рассчитанная на мужскую психологию подначка. «Хозяюшку» каждые полчаса перезаказывают, повышая ее доход, а заодно и прибыль заведения.

Читайте также  Что привезти из Камбоджи?

Кроме того, женщина в баре или ночном клубе получает 40 процентов стоимости каждого напитка, который взял для нее клиент. А просит она чаще всего «мартель», хотя все знают, что под видом коньяка ей приносят остуженный чай. Но это, пожалуй, единственный обман, допускаемый в японском вечернем заведении. Современные псевдогейши свято блюдут каноны профессиональной этики, унаследованные от их экзотических предшественниц. Если перепивший посетитель уронит бумажник, рассыплет крупные купюры — никто не польстится на его деньги.

Другое незыблемое правило — никогда не раскрывать того, о чем говорят между собой мужчины за столом. Однажды мне довелось ужинать с Ясухиро Накасоне перед тем, как он стал премьер-министром. Дело было в престижном японском ресторане в Акасака близ императорского дворца, в компании ослепительных красавиц в кимоно. Накасоне с редкой для японца прямотой говорил о внутриполитическом положении, об отношениях Токио с Москвой и с Вашингтоном. Почувствовав, что меня удивляет его откровенность в присутствии женщин, он с улыбкой заметил: «В этих стенах уже полтораста лет говорят о политических секретах с полной гарантией, что никто больше о них не узнает».

(Эта статья — отрывок из новой книги Всеволода Овчинникова «Размышления странника»)

Журналистское исследование такой скрытой от посторонних глаз темы, как секс-индустрия, в свое время потребовало от автора этих строк самоотверженных усилий. Но ради московских гостей приходилось идти на жертвы, да еще убеждать в необходимости своих отлучек жену. Но иногда это оправдывалось и служебными обязанностями. Напомню, что в 60-х годах шла война во Вьетнаме. Военные базы США в Японии служили не только передовым арсеналом, но и местом отдыха американских вояк.

Расположенные близ японской столицы военно-воздушные базы Йокота и Ацуги, а также военно-морская база Йокосука на побережье Токийского залива обросли по всему периметру полосой злачных мест: баров, дансингов, ночных клубов, массажных салонов. Излюбленными темами для московских журналистов были тогда репортажи о том, как летчики 5-й воздушной армии и моряки 7-го флота США после бомбежек и обстрелов Вьетнама развлекаются с женщинами другой, ранее побежденной ими азиатской страны — Японии.

Тогда при обменном курсе 360 иен за доллар американцы жили в Стране восходящего солнца на широкую ногу. Все, включая вечерние развлечения с псевдогейшами, обходилось им в 2-3 раза дешевле, чем на родине. Но теперь, когда курс снизился с 360 почти до 100 иен, их долларовая зарплата обесценилась во столько же раз. Попав недавно в Токио, я не без злорадства убедился, что расквартированные там американцы отовариваются только в «Пи-экс», то есть военторгах, берут там ящиками тушенку и сгущенку, целые канистры растительного масла — как некогда делали мы в торгпредском кооперативе.

Но самая поразительная метаморфоза произошла в «зонах порока», опоясывающих военные базы США. В роли хостесс там теперь все чаще выступают жены американских военнослужащих. Когда голубоглазая блондинка с длинными ногами прислуживает японцу за столиком, это невероятно льстит его самолюбию, избавляет от комплекса человека из побежденной страны. Ради такого удовольствия стоит проехать лишних 50 минут на машине. Японский издатель моих книг специально свозил меня в Йокоту, дабы показать, как выглядит этот «сексуальный реванш». Между местными и американскими псевдогейшами, естественно, возник конфликт. Дело усугубилось тем, что в ряды тружеников секс-индустрии стали просачиваться филиппинки и россиянки.

Искусство быть гейшей (18+)

Страна Восходящего Солнца имеет большое культурное наследие. Гейши являются его хранительницами на протяжении уже нескольких столетий.

На языке оригинала это слово звучит как «гэйся», где «гэй» обозначает искусство, а «ся» — человек. Совместив это, получаем «человека искусства». Главная задача гейши — развлекать своих клиентов танцем, пением, ведением чайной церемонии, беседой и другой программой, необходимой для культурного и интересного времяпровождения.

Японские мужчины особенно ценят их за умение вести раскрепощенный разговор, естественное общение с ними и умение польстить мужскому самолюбию, что никогда не могли себе позволить женщины других социальных слоев, связанные традиционными условностями, которые сформировали, точнее, сковали женский национальный характер. Запрета на интимные отношения между гейшей и мужчиной не было, и все зависело от сговорчивости девушек, но это уже являлось частью личной жизни, а не профессии.

Первоначально гейшами были мужчины. Это были заводилы, совмещавшие функции массовика-затейника, тамады и аккомпаниатора песен. В 1751 году в киотском квартале Симабара появилась первая женщина-заводила. В 1761 году в Ёсивара появилась первая профессиональная женщина-гэйся. Вскоре женщины-гэйся стали так популярны, что полностью вытеснили с этой работы мужчин. Уже к началу XIX века термин «гэйся» (или гейша, как принято писать в России), стал обозначением исключительно женской профессии.

Гейша — это произведение искусства, однако ее можно заказать с почасовой оплатой. И хотя она проводит с мужчиной вечер, а зачастую это целая компания мужчин, такое времяпрепровождение крайне редко заканчивается сексуальными отношениями. Подобное не увидишь в других культурах. В других странах это не редкость, в Японии же нет. Мужчина, идущий в дом гейш, знает, что все сказанное или сделанное им там никогда не выйдет за приделы этих стен. Именно жесткое соблюдение кодекса молчания, согласно которому гейша не вправе говорить о происходящем, позволяет домам гейш существовать уже на протяжении четырехсот лет.

Чаще всего гейшами становились девочки из бедных семей, проданные в окия (дома гейш), дочери владелиц таких домов или дочери самих гейш. В основном девочек в такие общины продавали их семьи из-за неспособности даже прокормить, а не то что дать какое-либо образование. Это достаточно традиционный путь для симпатичных и смышленых детей из очень бедных или неблагополучных семей. Отбирали только миловидных, сообразительных и способных к обучению. К тому же их учили, кормили, обеспечивали одеждой. Дабы служба не казалась им медом, на них возлагали и всю работу по дому, начиная с самой черной и неблагодарной.

Обучение

В древности образование гейши начиналось с 10-летнего возраста, сегодня строго с 16 лет. За время подготовки будущей гейше необходимо овладеть множеством навыков: пение, танцы, владение музыкальными инструментами, умение проводить чайные церемонии по всем правилам, поддержать беседу, быть в курсе последних тенденций. Как правило, первые 2−4 года девушки носят статус ученицы — «майко» и получают новое имя, включающее в подавляющем большинстве случаев часть имени своей старшей сестры. С этого времени начинающая гейша должна быть соответственным образом одета и причёсана. Отличить майко от ее «старшей сестры» можно по одежде: рукава кимоно младшей намного короче, а нижний воротничок окрашен в ярко-красный цвет.

Церемония посвящения в гейши заключается в смене этого воротничка на белый, расшитый золотыми нитями. Считается, что юные девушки привлекают клиентов ярким внешним видом, а настоящие современные гейши — талантами и умениями. В данный период задача старшей сестры состоит в знакомстве начинающей гейши со своими клиентами. Именно поэтому так важен опыт старшей сестры: чем популярней она будет, тем больше шансов у начинающей гейши будет обрести хорошую клиентскую базу. Именно старшая сестра будет проводить своеобразный аукцион среди самых состоятельных и сластолюбивых своих клиентов с целью как можно дороже продать девственность начинающей гейши. Следует пояснить, что пока майко не потеряет свою девственность и не станет женщиной, она не считалась гейшей. Но это был единственный момент в жизни гейши, когда она оказывала клиенту сексуальные услуги в обязательном порядке. В дальнейшем же, спать или не спать с мужчиной, зависело только от нее самой.

Гейши на уроке музыки. Источник: wikipedia.org

Посвящение

Эта процедура проходила практически как обряд, называлась мидзу-агэ, а совершал ее один из пожилых и уважаемых клиентов ханамити. Отношение к девственности в культуре гейш было трепетным: майко понятия не имели об этой стороне отношений с мужчинами, поэтому право первой ночи стоило очень дорого, и клиент для этой цели отбирался с особой тщательностью. По окончании процедуры майко переставала быть ученицей и становилась полноправной гейшей, имея с этого момента право на специальную причёску.

Майко пять раз меняет свою прическу, символизирующую каждый шаг, ведущий к становлению гейшей. На церемонии мизуагэ пучок волос на макушке символически стригут, чтобы более взрослой прической обозначить переход от девочки к молодой женщине. С этого времени она носит прическу с красным шёлковым бантом у основания пучка.

Внешность

Нанесение макияжа — это целый ритуал. Пунцовая помада наносится на половину губ, придавая им соблазнительную форму. Полоска не окрашенной белилами кожи остается вдоль линии волос, гейши сумели обратить это в свою пользу, создав иллюзию того, что на них надета маска. Кусочек незакрашенной кожи в том месте, где она выглядывает из-под кимоно на спине, подчеркивает чувственность обнаженной шеи.

Гейши из Нагасаки. Источник: wikipedia.org

Самым ценным имуществом гейши всегда были ее кимоно. У первоклассной гейши их должно быть не менее 22. Сшитые из тончайшего шёлка, каждое из них стоит несколько тысяч долларов. В реальности кимоно представляет собой не платье и не халат, а цельный кусок ткани, который оборачивают вокруг тела особым способом и закрепляют с помощью нескольких поясов. Существует несколько видов кимоно: официальное, полуофициальное и даже спортивное (его используют во время репетиций). Зимой и осенью носят кимоно с теплой подкладкой, весной на хлопке, а летом (с мая по сентябрь) из тонкого шелка.

Гейша и мужчины

Жизнь гейш не была так легка и беззаботна, как это представлялось на первый взгляд. За один вечер гейши успевали побывать на десятке всевозможных вечеринок, зарабатывая деньги для своих общин. И это был нелегкий труд: ведь выглядеть они должны свежо и неотразимо, хотя к концу своего рабочего дня едва не валились с ног.

Пройдя обряд посвящения, гейша начинала работать самостоятельно. Клиенты оплачивали время, проведенное в обществе красавицы. С самого начала своей карьеры гейши создавали себе репутацию, которую необходимо было поддерживать. Очень часто у гейши находился покровитель — «данна», с которым она проводила большую часть своего рабочего времени.

Данна должен содержать девушку (что весьма нелёгкое бремя — цены на одни только кимоно весьма заоблачные), а также способствовать росту ее популярности. Нередко покровитель имеет от нее детей, о которых он тоже заботится.

Единственное, чего данна сделать не в праве, — жениться на своей гейше. Ведь гейши не могли выходить замуж, не «выйдя из бизнеса». Такое право имели только «матушки».

Естественно, общины были заинтересованы в том, чтобы у гейш были такие покровители. Во-первых, потому, что данна вовсе не освобождался от обычных платежей и даже не пользовался скидками, когда приглашал свою чаровницу на вечеринки и рауты, а во-вторых, такой статус многократно повышал часовой тариф самой гейши, когда ее приглашали другие мужчины.

Начинающая гейша. Источник: wikipedia.org

Читайте также  Прогулка в облаках

У мужчин тоже был свой резон становиться данну. Иметь на содержании гейшу — означает для мужской элиты значительное повышение собственного престижа. И не только из-за исключительной дороговизны такого «хобби», так как на содержание женщины может уходить до 300 тысяч долларов в год и даже больше. Статус данны указывает на то, что мужчина обладает безупречным вкусом и является тонким знатоком и подлинным ценителем японских идеалов красоты. Быть покровителем гейши всегда считалось верхом престижа и благополучия.

Искусство японских красавиц пережило самый серьезный кризис после Второй мировой войны, когда страна обеднела и попросту почти не осталось состоятельных людей. Да и те, кто остались, совершенно не хотели тратить деньги на развлечения. Японию заполонили американцы, которые не считали нужным уважать древнейшую культуру этой страны. Гейшами они называли всех женщин, которые от безысходности и явной нужды оказывали им так не хватавшее на чужбине внимание.

Но в то время бедности и разрухи и настоящим гейшам нужно было как-то выживать и сохранять свое дело. Некоторые не гнушались связями с американцами, но все же большинству удалось пережить эти тяжелые времена и донести до сегодняшнего дня неизменные традиции и культурное наследие целой страны.

Аморальное искусство: Как Китагава Утамаро прославился изображениями гейш и оскорбил правительство Японии одной гравюрой

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В период Эдо, во времена правления клана Токугава – примерно в XVII веке – появилось художественное направление, ставшее визитной карточкой японского искусства в глазах всего западного мира.

Сам термин первоначально означал «бренный мир» или «юдоль скорби», однако гравюры укиё-э вовсе не печальны. В то время жизнь в Токио била ключом: были отстроены те городские кварталы, где процветал театр Кабуки и располагались дома гейш и куртизанок. Первые художники укиё-э изображали разномастных обитателей этих «веселых кварталов» — прекрасных гейш, суровых борцов сумо, актеров театра Кабуки с их масками и костюмами, а потому само слово изменило значение и стало обозначать «мир, полный любви».

Величайшие западные художники черпали вдохновение в этом «фривольном» направлении японского искусства. Ван Гог собирал отпечатки гравюр укиё-э, Уистлер (английский импрессионист) был увлечен ими и одевал своих натурщиц в кимоно… И большая часть этих гравюр была создана одним человеком. Его звали Китагава Утамаро, и больше всего в жизни он любил искусство и женщин.

До сих пор точно неизвестно, где и когда он родился, никто не знает, кем были его родители. Да и фамилия, которую он получил при рождении, была забыта. Для западного уха звучала она точно так же – Китагава, но записывалась иероглифами, обозначающими просто-напросто «северная река». Сам же Утамаро (это один из множества его псевдонимов) предпочитал записывать свою фамилию иероглифами, обозначающими «река обильного счастья».

Он серьезно увлекался поэзией, писал хайку и иронические стихи кёку, рисовал актеров театра Кабуки, но прославился изображениями красавиц — этот жанр называется бидзинга. Впрочем, и увлечение литературой не прошло даром – для своего издателя он выполнил множество иллюстраций с изображениями растений, птиц и насекомых.

Эти работы – тонкие, изящные и очень подробные, взгляд художника пристален и внимателен, каждая деталь имеет значение.

Цикл «Книга насекомых» был по-своему необычен – ранее мастера гравюры не обращались к жизни столь крохотных существ.

Здесь Утамаро вводит и еще одно небольшое новшество – отходит от черного контура, что позволяло сделать изображение максимально реалистичным.

«Это настоящая живопись сердца» — писал о «Книге насекомых» его учитель.

Утамаро никогда не идеализировал женщин, несмотря на нежность и благородство изображаемых им образов. Его интересовали реальные ситуации и подлинные чувства.

Исследуя женские эмоции, он часто рисовал погрудные портреты или только лица, хотя, безусловно, мастерски умел изображать изысканные позы гейш во время одевания или чаепития.

Утамаро часто отказывался от сложных задних планов, чтобы полностью сосредоточиться на модели. Кто были те нежные девушки, причесывающиеся перед зеркалами или читающие письма на его гравюрах? Вовсе не благородные дамы — гейши, проститутки, служанки… Гравюры Утамаро начали считать рекламой сомнительных заведений.

Он почти никогда не изображал страданий женщин, жестокости их клиентов, тяжелых будней, хотя, безусловно, был их свидетелем (жил он, скорее всего, в одном из лицензированных публичных домов). Женщины с его гравюр делают макияж, умываются, кормят детей, грустят, размышляют, музицируют, флиртуют… Они заняты своими делами настолько, что зритель чувствует себя словно подглядывающим. Нередко они прячутся за тонкими завесами, тканями и ширмами.

Цветовая палитра Утамаро удивительно нежна и богата – серый, сливовый, лиловый, охра – и создает ощущение быстротечного сна.

Утамаро принадлежат и гравюры порнографического характера. Несмотря на откровенность сюжетов, они отличаются плавностью линий, лиричностью колорита.

Правительство сёгуна считало работы Утамаро аморальными и издавало один запретительный указ за другим. А ему было плевать на запреты и осуждение. Он не стеснялся зашифровывать в своих гравюрах непристойную сатиру на известных чиновников.
Однако плохие отношения с сёгунатом и погубили Утамаро. В 1804 году он создал картину-триптих «Развлечения Тоётоми Хидэёси и его пяти наложниц к востоку от центра столицы». Тоётоми Хидэёси был крупнейшим политическим деятелем и знаковой фигурой в истории Японии. Его образ было запрещено использовать в легкомысленных гравюрах укиё-э, а также в театральных пьесах и популярной литературе.

Еще одной скандальной работой Триптих Утамаро была работа, где Хидэёси (его имя было изменено, но на гравюре был изображен герб Хидэёси) был изображен в отвратительном виде — он пристает к своему пажу, а за его спиной слуга домогается женщины.

Учитывая, что под старость Хидэёси окружил себя гаремом из 12-летних наложниц, непристойный смысл гравюры был понятен зрителю.

Эти работы Утамаро были призваны оскорбительными, и художник оказался в тюрьме.
Вскоре, правда, его отпустили под домашний арест, но подвергли страшнейшей для художника пытке – связали руки на пятьдесят дней.
За эти пятьдесят дней он превратился в сломленного, больного человека.
Однако тюремное заключение только подлило масло в огонь его славы. Пытаясь найти забвение в работе, он брал заказ за заказом, не давая себе ни малейшей передышки.

Спустя два года он скончался от чрезмерного переутомления. Ему было всего пятьдесят четыре года.
Одна из служанок токийского чайного домика — Нанивайя Окита, это ее облик он так любил рисовать, — омывала его тело перед погребением…
Посмертная слава Утамаро невероятна. Ван Гог, Дега, Мане, Тулуз-Лотрек и многие другие новаторы и революционеры в области искусства скупали его гравюры и называли своим учителем. Его работы хранятся во многих музеях по всему миру, некоторые из них не демонстрируются публике из-за чрезвычайно хрупкого пигмента красок.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Девушек руками не трогать!

Гейши в опасности – виноваты туристы

Власти японского города Киото выражают серьезную озабоченность отношением иностранных туристов к одной из местных достопримечательностей – девушкам-гейшам. В отличие от самих японцев, гости из-за рубежа совершенно не уважают национальные традиции страны Восходящего солнца и считают гейш кем-то вроде клоунов. Одними назойливым попытками сфотографироваться дело не обходится – некоторые действия туристов подвергают опасности жизнь и здоровье девушек. И дело здесь не в пресловутом «кодексе» или других особенностях жизни гейш – просто все девушки передвигаются по улицам в специальных многослойных кимоно, а их деревянная обувь «окобо» имеет очень высокую подошву и совершенно не приспособлена для бега или активных движений. Между тем многие туристы бесцеремонно хватают гейш за платья, пытаются обнять их и или просто толкают, чтобы получить необычный кадр. Девушки пытаются избежать таких контактов и, убегая, рискуют упасть и получить опасную травму.

Большинство из них ведут замкнутый образ жизни, подчиненный строгим традициям, поэтому они совершенно не расположены к общению с «гайдзинами» – так в Японии называют всех иностранцев. Если гейша идет по улице, то, как правило, она направляется к клиенту и должна торопиться – время на дорогу включено в оплату ее услуг. Флиртовать с прохожими и подыскивать нового заказчика гейша никогда не будет – она несколько часов потратила на то, чтобы изучить газетные объявления о потребностях в данной услуге, и на подготовку к предстоящему мероприятию. Теперь все ее время и внимание принадлежат только тому, кто уже сделал заказ.

Помимо этого в Японии существуют и общепринятые нормы этикета, с которыми иностранцы малознакомы. Здесь не принято лезть в личную жизнь человека и навязывать ему свое общество. Для японцев туризм – это в основном осмотр достопримечательностей, а вот иностранцы постоянно пытаются поближе познакомиться с коренными жителями, зачастую не спрашивая их согласия. Район города Киото под названием Гийон, в котором реконструирована традиционная атмосфера старой Японии, многими их них воспринимается как своеобразный парк аттракционов, что вызывает закономерное возмущение местных жителей. Они даже готовы организовать из числа добровольцев частную охрану для гейш и их учениц майко, чтобы свести количество контактов с туристами к минимуму.

В настоящее время во всей Японии осталось всего 1-2 тысячи гейш, прошедших полноценное обучение и ведущих соответствующий образ жизни. Представительницы этой столь специфической профессии считаются национальным достоянием Японии.

Самое интересное состоит в том, что подавляющее большинство туристов это понимают и отзываются о гейшах как о чем-то уникальном и необыкновенном, ради чего стоит приехать в эту страну. Но при этом, увы, многие гости островов считают само собой разумеющимся грубо остановить гейшу посреди улицы и сфотографироваться с ней, причем мужчины непременно норовят обнять девушку, что для гейши совершенно недопустимо. Туристы врываются в чайные домики, перелезают через заборы и вмешиваются в ход разных церемоний – только для того, чтобы сделать пару удачных снимков. Некоторые преследуют гейш и устраивают засады возле их резиденций, наглым образом вмешиваясь в личную жизнь женщин. Естественно, это не доставляет последним никакого удовольствия и только добавляет им хлопот и волнений, а ведь их жизнь и без этих дополнительных трудностей нельзя назвать легкой.

А что же силы правопорядка? Увы, помощи от них ждать не приходится. Если попытка подергать гейшу за необычно уложенные волосы или развернуть на ней кимоно еще может быть истолкована как правонарушение, то в остальных случаях полиция практически бессильна. Приставить внимательного гида к каждому туристу возможности нет, объяснение правил этикета слушают только единицы, а увеличение патрулей на улицах экономически нецелесообразно, да и не принесет никакой пользы. Частично в этом виноваты сами японцы, особенно журналисты, которые нередко устраивают так называемые «фотоохоты на гейш», провоцируя туристов делать тоже самое.

См. также
другие материалы
о японских традициях:


Недавно опубликованные статьи

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: