Неизвестные Гималаи в объективе - KRINTEL.RU

Неизвестные Гималаи в объективе

Неизвестные Гималаи в объективе путешественника

Катманду, центральная площадь, Дурбар-сквер. Социальный, культурно-исторический и религиозный центр Катманду, соединяющий в себе комплекс дворцов и храмов, которые строились между XII и XVIII веками царями династии Малла. С раннего утра тут царит торговая суета, делая это место очень привлекательным для любителей жанровой съемки.

Фотографии и текст Антона Ермачкова

Рекомендую посетить площадь ранним утром, чтобы избежать жары и полюбоваться красотами площади без толп туристов, также можно избежать оплаты за посещение площади, поскольку ранним утром все будки по продаже билетов будут закрыты.
C рассвета площадь заполняют торговцы, паломники и просто горожане спешащие по своим делам, наполняя площадь жизнью. Вместо обычной экскурсии по достопримечательностям, получается погружение в реальную жизнь города, которая течет здесь, меняясь лишь по необходимости, уже много сотен лет:

Продавцы подношений раскладывают свой товар на нижнем ярусе одной из пагод.

Как только торговцы заняли свои места, площадь заполняют паломники, пришедшие провести религиозные обряды.

Часть площади занимают торговцы овощами.

На площади Дурбар находится немного пугающая статуя Кала Бхайрава, Шивы в его самом ужасающем воплощении.

Площадь Дурбар известна своими голубями, птиц кормят при каждом храме.

Рядом всегда сидят несколько продавцов с тарелками крупы и кукурузы, так что при желании птиц можно покормить.

Самое большое скопление голубей на площади в Ханума Дхока, комплексе индуистских храмов, носящих имя царя обезьян Ханумана — весьма почитаемого индуистами друга и соратника Бога Рамы, одного из главных героев священного эпоса Рамаяна.

Храм Trailokya Mohan Narayan.

Типичная улочка Катманду.

Пройдя в небольшой дворик можно увидеть необычный храм (Temple of Karunamaya), опоясанный металлической сеткой.

Все незащищенные части храма плотно загажены голубями.

Портреты местных попрошаек.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Неизвестные Гималаи

Что нужно что бы попытаться подняться на непокоренный никем до сих пор пик Салдим Ри (Saldim Ri) высотой 6342 м — расположенный в массиве Япху (Yaphu massif) в Непале, недалеко от восьмитысячника Макалу.
Что бы узнать это мы спросили автора этого проекта: 35 летнего американского альпиниста Люку Смитвика (Luke Smithwick).

Он говорит, что все это началось еще когда ему было 12 лет, когда он впервые поднялся на гору Северный Сан Жуан (North San Juan) в Колорадо.
«Нас в группе было несколько туристов, и по моим представлениям мы прошли довольно техничные участки. После этой вершины я уже понял где мое место на Земле».

Теперь же, ближайшая цель Луки — непройденная вершина в Индийских Гималаях.

Отвечая на вопрос о его трех самых запоминающихся восхождениях в жизни, Лука отмечает:

  • первопрохождение BigWall маршрута в Йосемитах “Call of the Yeti” в 2014 году в компании с Гейбом Магне (Gabe Mange) и Ричи Копеланд (Richie Copeland);
  • первопрохождение пика 6005 м в Гималаях Лахул в 2012 году в компании с Целеста Фонг (Celesta Fong) Кунсангом Тхакчходом (Kunsang Thackchod)
  • горнолыжный спуск с вулкана пик Кнайф (Knife Peak volcano) в долине Ten Thousand Smokes в 2008 году в паре с Нилом Спрадлином (Neal Spradlin).

«Каждое из этих событий было определяющим моментом в моей жизни, особенно когда эти моменты были в Гималаях» говорит Люк.

Но все в жизни Луки изменилось после поездки в Гималаи в 2001 году.

«После этой поездки, я ощутил себя ничтожно маленьким человеком по сравнению с горами. Я понял что без почтения и тренировок мне не видать больших гор и 8 лет, прожитых мной на Аляске помогли мне в этом. Сейчас я только начинаю подниматься в горы. « — отметил Лука.

Лука, расскажите о деталях Вашей экспедиции

Мы планируем первое восхождение на непокоренный до сих пор пик Салдим Ри (Saldim Ri), что расположен в двух вершинах от восьмитысячника Макалу.
Мы планируем подняться на этот пик в альпийском стиле. На сбудет трое человек. Без установленных заранее высотных лагерей и без провешенных перил.

Вы уже не в первый раз на технически сложных, непокоренных горах Гималаев. Планируете ли Вы стать гидом?

Да, но с небольшими командами от одного до двух человек в альпийском стиле с акклиматизацией на соседних вершинах.

В мире есть еще очень много непокоренных маршрутов, а установив цель на альпийский стиль и более высокие вершины, можно сделать эти маршруты еще более привлекательными. Планируете ли Вы такие восхождения?

Наша цель пройти все больше и больше маршрутов в альпийском стиле: подниматься так, как этого потребует время, опыт и результаты тяжелой работы.
Эта цель остается постоянно в центре нашего внимания, даже в то время как мы продолжаем подниматься на другие непокоренные вершины.

Какие восхождения Вы бы провели в Гималаях будучи гидом?

Основной упор будет ставиться на те горы, на которых не работают другие альпинисты

Как Вы думаете, альпинизм в Гималаях это выгодный бизнес?

Для меня это не бизнес, это образ жизни. Даже если в экспедицию я не наберу клиентов, я все равно пойду в горы.
Вот в минувшем году у меня было 6 экспедиций, и в трех из них был лишь один клиент. Но я не огорчаюсь, ведь в моей голове центральное место занимают горы.
Я полагаю, что люди понимают мою страсть к горам и той работе, которую я делаю, ведь я люблю свою работу..

В Вашей команде планировал участие Эндрю Лок (Andrew Lock)?

Да, Эндрю планировал присоединиться к моей экспедиции на Салдим этой осенью, но он травмировал плечо и вынужден был отказаться от восхождений до 2016 года.
Мне очень нравиться Эндрю как личность, и за его подход к горам.

Вы участвовали в экспедиции на один из семитысячников в Занскаре (Пакистан)

Да, мы успешно поднялись на вершину по Западному ребру

Ваша мечта в альпинизме?

Проложить новый маршрут по Северной стене восьмитысячника К2, новый маршрут на Южный гребень горы Апи Сайпар (Api Saipal, 7000 м) и конечно же первовосхождения на непокоренные ранее вершины в Киштваре (Индийские Гималаи).

Я думаю что неисследованные Гималаи — будущее альпинизма.

Неизвестные Гималаи в объективе

October 5th, 2015

Экспедиция Неизвестные Гималаи благополучно финишировала. Было, мягко говоря, не просто. Погода испытывала нас на прочность практически каждый день, а сам маршрут преподносил сюрпризы в день по несколько раз! Мы шли под проливным дождём, штурмовали горную реку в брод, ночевали в каменных хижинах пастухов, где костёр горит непосредственно внутри хижины, перешли через заснеженный перевал, где ходят только немногочисленные местные жители, да пастухи гоняют свои отары на свежие пастбища и всё это ради того, чтобы попасть в закрытую деревню Барабангал! И мы это сделали, мы добрались до неё, мы увидели своими глазами как живут люди, полностью отрезанные от цивилизации перевалами и сложными горными тропами. Будучи уже в Барабангале нам пришлось изменить наш дальнейший маршрут, так как путь в Манали через ещё один перевал был закрыт, очень много выпало снега в предыдущие дни и перевал оказался непроходим. Из Барабангала мы выбирали третьим возможным путём по такой чудовищной тропе, что даже вспоминать страшно. Наши носильщики сказали, что запомнят этот путь на всю жизно. Но у нас небыло другого выбора, возвращаться той же дорогой это не наш вариант!
Теперь осталось разобрать отснятый материал, разгрести полевые записи и собрать воедино те эмоции, что мы притащили с собой из Неизвестных Гималаев. В самом ближайшем времени начну выкладывать отдельные фотографии из экспедиции, а затем подготовлю большой репортаж со всеми мыслями и большим количеством фотографий!

Читайте также  Дарваза – ворота в преисподнюю

И для затравки под катом чуть текста с нулевого дня экспедиции и фотка монастыря в тибетской колонии Бир.

Сегодня я прибыл в Бир. Добирался из Дели сперва на автобусе до места под названием Кангма, а далее на машине уже непосредственно до Бира. Предыдущий день провёл в Дели в адской духоте и в погоне за газом для горелок. Обливаясь потом, забегая по лестнице в очередной туристический магазин, я прикидывал, как же так вышло, что во всём Дели я не могу найти и десятка газовых баллонов? В результате я забрал последний газ со складу у поставщика и того получилось собрать 8 баллонов по 230 грамм. На 10 дневный маршрут с учётом, что нас четверо этого должно хватить, но впритык!
«Если что, то будем готовить на живом огне, костёр ещё никто не отменял». Подумал я, запихал баллоны в рюкзак и со всем этим добром побежал на свой автобус.
Да, я добирался до Бира по земле, так как с газом меня в самолёт никто не посадит, а там на месте его просто нет. А Оксана с двумя другими участниками Денисом и Ларой вылетает сегодня из Москвы, в Дели пересаживаются на местные авиалинии и летят до города Амрицар, там их завтра утром встретит машина и доставит ко мне.
Я же сегодня пытаюсь заниматься организационными мероприятиями. Договорился о машине для Оксаны, докупил недостающий провиант (кое-что захватил с собой из Москвы, например колбасу)) остальное докупаю тут), а сейчас жду человека по имени Джоти, чтобы решить вопрос с мулами которые понесут всё необходимое.
Пока жду, зашёл пообедать в тибетскую едальню, тут вот и пишу эти строки:) Хозяин тибетец, на стене Далай Лама, всё как положено:)

Если организуешь экспедицию туда, где никто ещё не ходил, то будь готов столкнуться с самыми разными трудностями. Одно дело Непал, где для меня всё просто и понятно, где взять мулов или лошадей, где портеров, где местного гида, где докупить недостающее снаряжение. Пройти маршрут в непальских Гималаях ежегодно приезжают тысячи, нет, сотни тысяч человек и все вопросы решаемы, особенно если занимаешься этим не первый год, а вот в Индии всё совсем иначе. Трекинг тут не развит, а когда маршрут новый, то сразу упираешься в отсутствие людей, которые понимаю, что ты вообще от них хочешь:)) Через Барабангал в Манали? А зачем? Поезжай на автобусе, на кой чёрт пилить 10 дней по горам?))
Мулы и лошади есть, но вот желающих гнать их 10 ней туда, а потом неизвестно как доставлять обратно, как-то не очень много. Есть вроде как носильщики, но уверенности в носильщиках-индусах у меня не густо. Одним словом есть нюансы, которые надо решить завтра и мы их решим, выбора у нас нет!

В остальном же мне всё нравится! Ну а как можент не нравиться место в Гималаях в окружении буддистских монастырей:)

Экспедиция состоялась при поддержке The North Face Russia, Garmin Russia, Страховой компании ВАЖНО и информационной поддержке National Geographic Россия.

Индия. «Неизвестные Гималаи». Долгая дорога в Бир.

Это путешествие началось с просмотра френдленты, в последнее время я часто нахожу там что-нибудь интересное. Натыкаюсь на предложение пройти трек по индийским Гималаям в штате Химачал Прадеш, там где не ступала нога туриста. Как часто я видел различные предложения раньше, открывал, читал, вздыхал и пролистывал дальше. Я вчитался и понял, что сейчас не готов пропускать это мероприятие. Плевать, что на поездку уйдут все сбережения, я должен быть там. Тут же задал вопрос начальству по поводу отпуска. В конце дня был получен положительный ответ, заполнена анкета и куплены билеты в Дели.

Пока всё складывается отлично, я снова еду в Индию! В прошлый раз это был штат ГОА и «золотой треугольник» — Джайпур, Агра и Дели. Центральная Индия вызвала противоречивые чувства, что то радовало, что-то ужасало. Индия меня поразила нищетой и грязью. Люди, спящие на обочине на газете, кучи мусора, запахи еды смешанные с запахом испражнений, улыбки детей, безразличные взгляды продавцов алкоголя, не желающих торговаться и постоянные гудки. Повсюду гудят грузовики, автомобили и мотоциклы. Мне кажется, я даже видел гудящего человека. Центральная Индия это огромный муравейник. Вернуться сюда мне захотелось только после прочтения романа «Шантарам», который мне посоветовала абсолютно лысая девушка, моя случайная соседка, летевшая в Индию в соседнем кресле. 6 часов мы пили виски из дьюти фри и она рассказывала мне про йогу.

Позже были бесконечные вопросе Оксане и Алексу по организации и снаряжению, ведь до этого самой высокой вершиной на которой я побывал была гора Фишт (2867,7), а тут предполагался перевал 4800. С обмундированием мне повезло, я попал на период распродаж в спортивных магазинах. Как же я всё-таки не люблю шоппинг. Для меня настоящее мучение выбирать вещи. В списке снаряжения постепенно появлялись плюсики и вот наконец он заполнен, осталось сделать страховку. После прочтения блога Ксю появились новые планы — полетать в Бире на параплане, поэтому пришлось брать экстремальную. Последняя ночь перед вылетом. Осталось всё эту кучу уложить в рюкзак. Несколько прыжков и вещи утрамбованы! Ночь была бессонная. Лежал и ворочался. — Как всё сложится?

Ранний подъем, аэроэкспресс в аэропорт и новость — вылет переносят до 15:50. Встречаюсь с Оксаной, ужасаюсь размерам её рюкзака, хотя и мой немаленький. Оказывается там параплан. Идём в «Му-му», там дают крутые ириски и мы упиваемся кофе.
Читаю статью-анонс о нашем путешествии в National Geographic. Круто!:)

Затем новый перенос вылета, до 17:00, единственная мысль — хочу спать. Взлёт только в 17:50. Мягкое кресло подставляет свои объятья, вот тут-то я оторвусь в вихре снов, но меня ждет уже знакомая напасть — бессонница. Рядом сидит индус, расспрашивает о планах:
— Бир? Пиво такое? Нет? Не знаю такого места. И куда направляетесь? В Манали? О, знаю! Отличный чарас там и рисовое вино.

Ночь и красивая гроза в иллюминаторе. Молнии сверкают рядом с самолётом, немного потряхивает, но вот туча остаётся где-то вдали. Внизу мерцают огни какого-то города. Я забываюсь коротким, беспокойным сном.

Граница нас встретила жестами. Жаль что не было неприличных.

У меня была электронная виза за 60 баксов, оформленная на сайте. Из-за моей невнимательности пришлось отстоять 3 очереди, хотя надо было сразу в самый конец коридора, с меня сняли отпечатки и вот я официально въехал в Индию. Вылет в Амритсар в 8 утра, нам нужно где-то потратить еще несколько часов жизни. В гостиницу ехать бессмысленно, остаёмся в аэропорту.

Вторая проверка ручной клади. Нас просят вывернуть сумки. Что-то изменилось в их отношении к безопасности полётов — в прошлый раз из ГОА я провёз, нечаянно, нож и бутылку воды. Сейчас у Оксаны оказался также швейцарский перочинный нож в косметичке, серьёзная девушка.

Читайте также  Манящая Индонезия: взгляд сверху

Только я собрал разбросанные объективы, снова требование вывернуть всё обратно. Теперь швейцарский нож «обнаружили» у меня.
— Вы задерживает фотографов National Geographic — говорит Оксана, хоть ко мне это и не относится, но звучит всё-равно приятно. Я, тем временем, достаю LensPen, единственную штуку, похожую на сложенный нож в моей сумке, правда пластиковую. Индус, выдвинув щёточку, удовлетворён и нас пропускают.

В зале ожидания по периметру раставлены одноместные диванчики в которых можно полулежать, но они все заняты похрапывающими индусами. Я ставлю опыты над своим телом и пью из фонтанчика с питьевой водой. Ксю смотрит укоризненно, не стоит так, мол, делать. Спать хочется безумно, мы ложимся на сиденья в позу зародыша, обнимая ручки животами и свешивая пятые точки в воздухе. То ещё зрелище.

Перед посадкой знакомимся с Ларой, она последний член нашей экспедиционной четвёрки, Алекс уже на месте, в Бире.

Короткий перелёт в Амритсар. Я стою с вещами в фойе аэропорта. Девчонки убежали попудрить носики, в проёме выхода на улицу появляется высокий индус. Внутрь он зайти не может, охрана не пускает, он знаками пытается привлечь моё внимание. Я не собираюсь с ним ехать, машу, чтобы отстал, но он делает движение руками, будто тянет за стропы и я понимаю — это водитель, который везет нас в Бир.

Впереди еще несколько часов пути, останавливаемся в живописном месте перекусить.
Фотоаппарат в рюкзаке на самом дне, доставать его лень, поэтому опять фотографирую на телефон.

Наконец-то еда! Курица карри, рис, джинджер лемон хани ти. Прошу перчик вприкуску. Забегая вперед скажу, что за всю поездку с острой едой я столкнулся всего раз, хотя возможно я просто привычен к «спайси».

В пути меня ненадолго выключает, прихожу в себя, спрашиваю где мы, мне говорят, что еще немного, ещё чуть-чуть. Мечтаю о горизонтальной поверхности, хочу протянуть ноги и расслабить спину. Вокруг Индия, но что-то не так. За окном периодически пролетают цветные пятна — гирлянды флажков. Значит тут уже живут тибетцы.

Водитель показывает местную достопримечательность — древний храм на склоне горы, который выдержал много землятрясений и уцелел. Мы проезжаем мимо, возможно, когда-нибудь, я вернусь и дотронусь до него, тактильный контакт доставляет мне удовольствие.

Нет нищих и куч мусора, иногда попадаются мусорки — удивительное зрелище.

Вот и Бир. Дальше машина не поедет, дорога на ремонте. Скоро тут будет проводиться чемпионат мира по параплану. Селение готовится, но есть большой шанс не успеть. Надо сделать ещё много, а сроки уже поджимают.

Встречаемся с Алексом, он ведет нас в гостиницу. «Голубой зонт» — наше новое пристанище.
Тут тоже работы в самом разгаре. Спешно делают третий этаж.

Нейминг не самая сильная сторона хозяина гостиницы, зато он отличный пилот, по словам Ксю. Рядом с домом чайная плантация.

Я сразу залез на крышу. Мимо проходят пилоты со здоровенными рюкзаками — там парапланы, а где-то там наверху точка старта.

Мы разбредаемся по комнатам, договорившись встретиться позже, я вижу душ и горизонтальную поверхность, забываю сверить часы и просыпаюсь, когда уже почти стемнело. Все ушли гулять. А мне и тут неплохо.

Вокруг стрекочат цикады. Красота!

Хоть ужин не проспал. Сегодня у нас традиционный индийский шведский стол — тхали. Рис, дал, карри, лепешки чапати и острый перчик для меня.
Шикарно! Ешь, а тебе подкладывают, пока ты не насытишься)

Возможно выглядит это непрезентабельно, но очень вкусно!

Перед сном вышел на балкон, подышал свежим воздухом. Завтра будет ранний подъём.
Сначала мы идём в храм, а потом будет акклиматизационный подъём и спуск на параплане.

Неизвестные Гималаи: в поисках охотников за медом диких пчёл

Дважды в год охотники за медом из племени Гурунг отправляются в центральную часть Непала, чтобы собрать мёд диких пчел. Они используют те

же инструменты, что и их предки — ручную верёвочную лестницу и длинные острые бамбуковые палки, для того, чтобы срезать улья, висящие на

скалистых утёсах, а также перемещать корзины, в которые собирают мёд.

1. Чтобы добраться до первой деревни на нашем пути, мы совершили девяти часовой переезд из Катманду до населенного пункта Бесисахар, в

предгорьях Аннапурны и Манасу. Город популярен у туристов поскольку является отправным пунктом туристского маршрута «Трек вокруг

Аннапурны». Переночевав в одном из гестхаусов, следующим утром мы погрузились в джипы, которые подбросили нас километров на

пятнадцать в глубь горного массива, откуда еще около полутора часов предстояло пешком пройти до деревни.

В деревни был обед, нас накормили дал батом — самым популярным у непальцев блюдом. Во второй половине дня мы вместе с охотниками и

другими жителями древни отправились к ближайшей пчелиной колонии:

2. Ближайшие ульи расположены всего в получасе ходьбы от деревни и висят на отвесной скале на высоте двадцати пяти метров, помимо этого

доступ осложнен горной рекой протекающей у подножия. Передовой отряд перебрался на другой берег и начинает подготовительные

3. Гнезда диких пчел:

4. Часть охотников взбирается на вершину скалы:

5. Другие, внизу разжигают очень дымный костер, чтобы заставить пчел покинуть гнезда:

6. Как только дыма оказывается достаточно, разъяренные пчелы разлетаются:

7. Обнажая гребни пчелиных гнезд.

8. Затем сверху спускают веревочную лестницу.

9. На берегу отдыхает группа помощников, которые потом будут принимать корзинки с медом:

11. По нашей просьбе скинули еще одну веревку, чтобы часть из нас смогла безопасно подняться выше по скале в поисках лучшего ракурса.

12. Самый опытный из охотников спускается к гнездам:

13. Орудуя длинными бамбуковыми палками, охотник срезает соты, наполняет ими корзину, которую затем спускают вниз:

15. Перед поездкой мы закупились защитными костюмами, но сэкономили на специальных перчатках, посчитав, что обычных должно хватить — не

хватило, бедные наши руки! Местные же практически не пользуются никакими защитными средствами.

21. Защищаются, как могут:

25. На сбор меда ушло примерно часа три, пора сворачиваться:

26. И выдвигаться обратно в деревню.

27. Следующим утром наблюдали за процессом фильтрации меда, проходившем в одном из дворов.

28. Не самое эстетическое зрелище.

31. А местный козел с интересом наблюдал за происходившим.

Немного забегая вперед скажу, что эта деревня была неправильная. Это неправильные пчёлы! Совсем неправильные! И они, наверное, делают

неправильный мёд! ©. Сборщики действовали очень грубо, погибло много пчел, а после они еще и переели свежих сот, и половине охотников

стало совсем нехорошо. Думаю, близость к туристическому потоку убила аутентичный промысел в этой конкретной деревне, и за медом они

выходят только на потеху туристам.

Следящая деревня и процесс сбора меда разительно отличался и был, что называется, настоящим Но об этом в следующий раз.

Читайте также  Как объехать полмира за смешные деньги

Неизвестные Гималаи: охотники за медом диких пчёл. Часть 2

Охота за медом является частью древней культуры многих народов. Если верить наскальной живописи, то собирали дикий мед еще 13 000 лет до н.э. В Непале охота за медом существует уже тысячи лет и является жизненно важной частью культуры.

Поскольку первая деревня не произвела должного впечатления, решили двигаться в следующую, расположенную в стороне от туристических маршрутов выше в горах и не прогадали.

Фотографии и текст Антона Ермачкова

1. К вечеру, пройдя почти 8 километров, пришли в небольшую деревню Бахунданда, через которую проходит туристический маршрут «Трек вокруг Аннапурны». Переночевали в отличном гестхаусе, а следующим утром продолжили наш путь, до деревни оставалось всего 4-5 км, но учитывая приличный набор высоты, шли мы достаточно долго. В деревне нас очень тепло приняли, пока ждали когда соберутся все охотники нас провели к зданию местной школы, где как раз закончились занятия:

2. Как только все были в сборе, наш маленький караван, состоящий из фотографов, охотников за медом, портеров и просто жителей деревни, решивших составить нам компанию, отправился еще выше в горы, где расположена колония пчел.

3. Где-то за часик добрались до места.

4. Пока разжигали костер, удалось поснимать колоритных бабулек.

5. Как только дыма оказывается достаточно и гнездо перегревается, разъярённые пчелы, срываются с ульев и начинают атаковать всех вокруг. В первые минуты, гул тысяч не на шутку разозлившихся пчел наполняет воздух и вселяет ужас! На какое-то время я оцепенел и мог только смотреть, как по мне ползают злые пчелы, пытаясь пробиться сквозь защитный костюм, который отработал на отлично, а вот обычные перчатки совсем не помогали. Спустя пару минут, я пришел в себя и смог продолжить съемку.

6. Как только большинство пчел разлетелось, главный охотник спускается по веревочной лестнице и орудуя длинными бамбуковыми палками, срезает соты, наполняя ими корзину, которую затем поднимают наверх:

9. Когда весь доступный мед собран, лестницу перешивают и процесс повторяется.

10. Пчелиное гнездо состоит из двух частей: сот с медом, прикрепленных к скале, и торчащего в форме полумесяца гребня, в котором хранятся личинки. Если гребень пуст, его не выбрасывают, поскольку это ценный источник воска.

13. Портрет охотника.

Начался второй день, проведенный с правильными охотниками за медом диких пчел в предгорьях Аннапурны.

14. Ночевали в палатках на склоне, метров на 200 ниже пчелиной колонии, чтобы утром не тратить время на подъем от деревни. В этот раз, я решил сменить точку съемки и поднялся вместе с охотниками к месту откуда они спускаются к гнездам.

Сквозь крону деревьев можно рассмотреть деревню в которой живут охотники:

15. Подготовительные мероприятия в самом разгаре, кто-то закрепляет лестницу, другие наносят средство защиты от пчел. Два дня мы гадали, как они лезут в этот «пчелиный ад» совсем без защиты, оказалось, что не это не совсем так. Охотники натирают все открытие участки тела медом и утверждают, что это помогает.

16. Главный и самый опытный охотник готовится к спуску. В Непале про­фессия сборщика дикого меда передается по мужской линии из поколения в поколение. Но сейчас же­лающих «поохотиться» на скалах становится все меньше. Одна из причин — резкое уменьшение числа пчелиных гнезд. Если в прошлом опытный сборщик мог добывать за год до 1000 гнезд, то теперь их удается найти чуть более сотни.

17. Первым делом подняли гребень огромного размера:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: