Неведомая сторона Нью-Йорка в 25 сюрреалистичных фотографиях - KRINTEL.RU

Неведомая сторона Нью-Йорка в 25 сюрреалистичных фотографиях

Гнилое яблоко: мрачная изнанка Нью-Йорка 80‑х на фотографиях Мирона Цовнира

Нью-Йорк — «Большое яблоко», которое не со всех сторон выглядит аппетитно. У него есть гнилой бок, старательно скрытый от глаз туриста. Но фотографу украинского происхождения Мирону Цовниру удалось проникнуть в самые темные уголки американского мегаполиса и запечатлеть мрачную, но очень интересную изнанку города. За это фотографа били, арестовывали и даже стреляли в него, но он довел дело до конца и создал серию шокирующих снимков злачных уголков Нью-Йорка 80‑х годов.

Смотрите, как выглядела жизнь по ту сторону гламурного Манхэттена и зеленого Центрального парка почти 40 лет назад.

Бесстрашный Мирон Цовнир сидел в тюрьме, был избит бейсбольными битами и даже попал под обстрел, но все же сумел запечатлеть потрясающие картины гнилой сердцевины «Большого яблока».

Его мрачные фотографии далеки от гламурного стиля Нью-Йорка, знаменитого статусом и баснословным богатством своих жителей, которым удалось вспорхнуть на вершину успеха и жить под крышами небоскребов.

Но кровавое время 80‑х американского мегаполиса, заряженного наркотиками и сексом, было печально известно миру по самым неблаговидным причинам.

Уличной жизнью правили враждующие гангстеры, жестокие наркоторговцы и сутенеры.

Фотограф Цовнир переехал в Нью-Йорк летом 1980 года и сразу увидел, насколько разным может быть этот город.

На этих поразительных черно-белых фото он запечатлел всю подноготную Готэма в его самые смутные времена.

Мастер фотографии украино-германского происхождения, Мирон Цовнир имел опыт съемок городских окраин, когда работал в Берлине 70‑х годов.

Впервые приехав в Нью-Йорк, он начал бродить по улицам без определенного плана действий и направления. Впрочем, он не забыл фотоаппарат и попутно делал снимки.

Бродить по самым опасным районам мегаполиса было рискованно, но игра стоила свеч.

На фотографа не раз нападали с ножами и битами, а как-то раз даже пытались подстрелить.

За прошедшие годы видно, что мегаполис, который стал домом для восьми миллионов человек, встал на путь исправления.

Цовнир говорит, что сейчас ботаны и умники заменили художников и фриков, а сам Нью-Йорк стал местом для богатых и успешных.

Когда вам предлагают яблоко, то стараются повернуть его самой лучшей стороной. Нью-Йорк полон шика и лоска, но его гнилая сердцевина существует до сих пор. Мирон Цовнир открывает скрытую жизнь гламурного мегаполиса, где уличные разгильдяи существуют по своим законам. Изнанка без прикрас и фотографии без фильтров — вот мрачная реальность, которая смотрит из темных закоулков крупнейшего города США.

Но не все было так печально в Нью-Йорке в 80‑х годах. Большая часть жителей мегаполиса продолжала жить обычной жизнью, и калифорнийский фотограф Джанет Делани сделала серию снимков о ежедневной рутине нью-йоркцев в то же время, что и Цовнир. Посмотрите, насколько разными были реальности одного и того же города.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Ужасный Нью-Йорк

Как вы знаете, обычно я не обращаю внимания на проблемы американских и европейских городов. Не потому, что я их как-то идеализирую. Просто, мне кажется, со своими проблемами они справятся самостоятельно. Гораздо интереснее их успехи, которые могут служить нам примером. В России всё наоборот. Меня в первую очередь интересуют проблемы. Ведь чтобы исправить проблему, её надо признать. Конечно, проблемы есть и в Европе, и в США. Сегодня порадую наших говнохранителей. Всех тех, кто кричал, что «я такое и в Нью-Йорке найду!». Давайте посмотрим, как они там загнивают. Смотрите, какой пиздец там творится!

Осторожно, после прочтения этого поста вы можете внезапно полюбить Читу.

01. Ну, начнём с хуёвых дорог. Да, обрадую жителей России: такие хуёвые дороги, как в Нью-Йорке, в наших городах мало где встретишь. Бывают и совершенно вопиющие случаи в самом центре Манхэттена. Вот что это за пиздец?

02. Лужи, ямы, хуёвый асфальт – всего этого тут достаточно.

03. Всё перекопать и устроить ремонт на несколько лет? Да без проблем!

04. Как людям идти? Да похуй! Организация работ, чистота, временные тротуары? Не, не слышали. Проблема в том, что вся городская инфраструктура в Нью-Йорке очень старая, практически всё строительство здесь велось до Великой депрессии. Последний бум строительства американской дорожной сети пришёлся на 60-е годы, но с тех пор почти не строится ни мостов, ни новых дорог. А нью-йоркские профсоюзы мешают привести все это добро в порядок. Нельзя же просто так взять, перекрыть улицу и поменять асфальт. Надо поставить 3-х специальных людей, которые будут держать знак, надо чтобы всем дорожным рабочим вовремя подносили кофе и пончики и чтобы соблюдали другие их права на комфортный труд. В итоге такой счёт выкатят мэрии, что дороги проще не делать.

05. Вот вам тротуарчик. Чтобы не намочить ноги, надо прыгать по бордюрам. Что-то мне это напоминает! И эти люди будут нас выборам учить!

06. На окраинах и в промзонах вообще пиздец. Тут и говорить не о чем.

07. Как и в России, с ямами тут иногда борются художники.

08. А как вам такой бульварчик на Манхэттене?

09. Так и хочется на лавочке посидеть! И это центр города!

10. Старую брусчатку давно пора переложить.

11. Но они просто асфальтом латают дыры. Ничего святого!

12. Про бездомных я вообще молчу. Это отдельная проблема. Про неё много раз писал. В официальных отчётах чиновники называют три причины роста бездомности: отсутствие доступного жилья, бедность и безработицу. На самом деле этих причин намного больше. Если разобраться, станет ясно, что многие из них возникли как результат неграмотной политики. Например, с 50-х годов американские власти перестали финансировать психбольницы, и большей части больных пришлось отправиться жить на улицу. Также в числе бездомных оказалось очень много ветеранов, потому что Департамент США по делам ветеранов не очень хорошо справляется со своими обязанностями и не успевает обеспечивать своих подопечных социальным жильём и медуслугами.

Проблема нехватки жилья тоже очень серьёзная. Она состоит в том, что ежемесячное обслуживание даже доступного по цене жилья обходится очень дорого. На него уходит большая часть дохода семьи. А если в семье работает только один человек, то денег вообще перестаёт хватать, и тогда неплательщиков выгоняют на улицу. Есть ещё одна причина, по которой люди часто лишаются своего жилья. Она касается тех, кто живёт в неблагополучных и бедных районах, от которых городские власти методично избавляются. На месте снесённых старых домов появляются парки, бизнес-центры и дорогие квартирные комплексы. Аренда жилья в районе резко дорожает, и неспособные платить её люди также пополняют ряды бездомных.

13. Так, ещё одна проблема. Они построили прямо эстакаду прямо вдоль набережной! Магистраль называется FDR Drive, её открыли в середине 50-х, но до 1966-го ещё перестраивали. То есть самое лучшее место в городе, место у воды, просто отдали под дорогу!

14. До сих пор тут зона отчуждения. Шумная дорога громыхает круглосуточно, вонь, грязь, какие-то промзоны. Всё это прямо у воды, где могли бы гулять люди!

15. Под эстакадой они пытаются делать велодорожки, парковки. Но всё равно её, конечно, надо сносить. Правда, по московским меркам магистраль совсем небольшая, всего по три полосы в каждую сторону. Это вам не Садовое и не Кутузовский.

Читайте также  Новый фантастический бассейн в Копенгагене: такого вы еще не видели

16. Иногда получается выкроить место под набережную, но это совсем маленькие лоскуты. Единой набережной с восточной стороны Манхэттена нет (хотя с западной сделали вдоль Гудзона). Это огромная проблема.

17. Иногда делают островки неплохого современного благоустройства.

25 головокружительных фотографий со строительства небоскребов Нью-Йорка

Многие видели фотографию сидящих на балке строителей где-то высоко в небе над городом, она часто встречается на постерах и обложках. И конечно, с замиранием сердца задавались вопросом: как? Как они туда попали и как они могут не дрожать от страха, а преспокойно есть свой ланч?

Итак, Фактрум публикует пост о том, как строились небоскребы в Нью-Йорке.

1. Lunchtime atop a Skyscraper («Обед на вершине небоскреба») — фотография из серии Construction Workers Lunching on a Crossbeam — 1932 фотографа Charles C. Ebbets.

2. Такое чудо, как небоскреб, не стало бы возможным без изобретения стального каркаса. Сборка стального каркаса здания — самая опасная и сложная часть строительства. Именно качество и скорость сборки каркаса определяет, будет ли проект реализован в срок и в рамках бюджета. Вот поэтому клепальщики — самая важная профессия при строительстве небоскреба.

3. Клепальщики — это каста со своими законами: зарплата клепальщика за рабочий день — 15 долларов, больше, чем у любого квалифицированного рабочего на стройке; они не выходят на работу в дождь, ветер или туман, они не числятся в штате подрядчика. Они не одиночки, они работают бригадами из четырех человек, и стоит одному из бригады не выйти на работу, не выходит никто. Почему же в разгар Великой депрессии на это смотрят сквозь пальцы все, от инвестора до прораба?

4. На помосте из досок или просто на стальных балках стоит угольная печь. В печи заклепки — 10-сантиметровые в длину и 3-сантиметровые в диаметре стальные цилиндры.

«Повар» «варит» заклепки — небольшими мехами гонит в печь воздух, чтобы разогреть их до нужной температуры. Заклепка прогрелась (не слишком сильно — провернется в отверстии и придется ее высверливать — и не слишком слабо — не расклепается), теперь нужно передать заклепку туда, где она будет скреплять балки. Какая балка когда будет крепиться, известно лишь предварительно, да и передвигать горячую печь в течение рабочего дня нельзя. Поэтому часто место крепления находится от «повара» метрах в тридцати, иногда выше, иногда ниже на два-три этажа.

5. Передать заклепку можно единственным способом — бросить.

6. «Повар» поворачивается к «вратарю» и молча, убедившись, что «вратарь» готов к приему, щипцами бросает раскаленную докрасна 600-граммовую болванку в его сторону. Иногда на траектории уже сваренные балки, кинуть нужно один раз, точно и сильно.

7. «Вратарь» стоит на узком помосте или просто на голой балке рядом с местом клепки. Его цель — поймать летящую железку обычной жестяной консервной банкой. Он не двигается с места, чтобы не упасть. Но поймать заклепку он обязан, иначе она маленькой бомбой рухнет на город.

8. «Стрелок» и «упор» ждут. «Вратарь», поймав заклепку, загоняет ее в отверстие. «Упор» с внешней стороны здания, вися над пропастью, стальным стержнем и собственным весом удерживает шляпку заклепки. «Стрелок» 15-килограммовым пневматическим молотом в течение минуты расклепывает ее с другой стороны.

9. Лучшая бригада проделывает это фокус свыше 500 раз за день, средняя — около 250.

10. Опасность этой работы можно проиллюстрировать следующим фактом: каменщики на стройке страхуются по ставке 6% от зарплаты, плотники — 4%. Ставка клепальщика — 25–30%.

11. На здании Крайслера погиб один человек. На Wall-Street-40 погибло четверо. На Empire State — пятеро.

12. Каркас небоскреба состоит из сотен стальных профилей длиной несколько метров и массой в несколько тонн, так называемых бимсами (beams). Хранить их при строительстве небоскреба негде — никто не позволит организовать склад в центре города, в условиях плотной застройки, на муниципальной земле. Более того, все элементы конструкции разные, каждый может быть использован в одном-единственном месте, поэтому попытка организации даже временного склада, например на одном из последних построенных этажей, может привести к большой путанице и срыве сроков строительства.

13. Именно поэтому работа клепальщиков на только самая важная и самая сложная, она к тому же самая опасная и тяжелая. Работа тяжелее и опасней, чем у них — работа крановой бригады.

14. Заказ на бимсы был согласован с металлургами еще несколько недель назад, грузовики подвозят их к месту строительства минута в минуту. Независимо от погоды, их необходимо разгрузить немедленно.

15. Деррик-кран — стрела на шарнире, находится на последнем построенном этаже, монтажники — этажом выше. Оператор лебедки может находиться на любом этаже уже построенного здания, ведь никто не собирается останавливать подъем и отвлекать другие краны для поднятия тяжелого механизма на несколько этажей повыше для удобства монтажников. Поэтому, поднимая многотонный швеллер, оператор не видит ни саму балку, ни машину, которая ее привезла, ни своих товарищей.

16. Единственный ориентир для управления — удар колокола, подаваемый подмастерьем по сигналу бригадира, находящегося вместе со всей бригадой десятками этажей выше. Удар — включает мотор лебедки, удар — выключает. Рядом работают несколько бригад клепальщиков со своими молотами (вы слышали когда-нибудь шум отбойного молотка?), другие крановщики поднимают по командам своих колоколов другие швеллеры. Ошибиться и не услышать удар нельзя — швеллер или протаранит стрелу крана, или сбросит с установленной вертикальной балки монтажников, готовящихся его закрепить.

17. Бригадир, управляя дерриком через двух операторов, одного из которых он не видит, добивается совпадения отверстий под клепку на установленных вертикальных балках с отверстиями на поднимаемом швеллере с точностью до 2–3 миллиметров. Только после этого пара монтажников может закрепить раскачивающийся, часто мокрый швеллер огромными болтами и гайками.

18. В Нью-Йорке на 6-й авеню есть памятник этим ребятам, установлен в 2001 году. Моделью стала самая известная фотка, она здесь в превью первая. Так вот, сделали памятник сначала точно так, как на фото, т. е. 11 чуваков сидят на балке. А потом самого крайнего справа убрали под корень. И только из-за того, что у него в руках бутылка виски! Видимо, не хотели разрушать легенду про бравых парней. Теперь это десять вполне приличных ребят, сидящих на стальной балке. Нормально. Но как-то обидно.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28. Памятники отважным строителям

Топ-25 актуальных паблик-артов Нью-Йорка

Нью-Йорк — просто король паблик-арта. Столько разнообразных инсталляций и арт-проектов под открытым небом нет ни в одной столице мира.

С 1967 года в Большом Яблоке то там, то тут появляются уникальные экспонаты современных художников. Некоторые остаются в городе надолго, другие нужно успеть увидеть, пока они не сменились новыми.

Каждый раз, когда вы замечаете толпу инстаграмщиков, облюбовавших новый арт-объект, будьте тем, кто правильно расставит хештеги, а для этого нужно знать, где, что и кто придумал очередной шедевр.

Astor Place (between Lafayette Street и Copper Square, у East Eighth Street)

16-футовая скульптура трех носорогов в натуральную величину будет радовать ньюйоркцев на Астор Плейс до мая.

Lenox Hill, New York, NY 10019

32-футовая скульптура Йинка Шонибаре около Центрального Парка, словно соткана из яркой ткани, развевающейся на ветру.

Sky (605 W. 42nd St.)

Читайте также  Чудеса зимнего Крыма

Огромная тыква Яёи Кусама «выросла» напротив SKY в 2014 году. Она уже изрядно примелькалась, но от этого не стала менее привлекательным арт-проектом.

Взлететь высоко и быть равными

Joyce Kilmer Park (955 Walton Ave.)

Читали книгу «Чайка Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха? Авторы паблик-арта настолько прониклись историей птицы, которая училась жить и летать, что создали эту инсталляцию в парке Бронкса. Патриция Казорла и Нэнси Сэлем делают акцент на лучших качествах, которые присущи всем жителям Нью-Йорка.

150-29 Jamaica Ave, Jamaica, NY 11435

Откроется в июне

Роза де Сиано представит свою галерею невидимых обелисков в начале июня. Зеркальные монументы отражают зрителя и позволяют ему стать частью истории этого города и этой страны.

Восход, закат (революция)

Pier A Plaza, (22 Battery Place)

Отумн Эвальд и Дхармеш Патель — авторы интерактивной инсталляции «Восход, Закат (Революция)». Скульптурная композиция состоит из алюминиевых пластин, инкрустированных 9 тысячами кристаллов, которые создают причудливую игру света.

Mom-and-pops of the L.E.S

Essex St, New York, NY 10002

Появится в июне

Карла и Джеймс Мюррей заботливо собирают все, что осталось от уютных лавочек, газетных киосков, забегаловок, кофеен, бакалей и прочего малого бизнеса, исчезающего с улиц города.

50 лет New York Magazine

В честь юбилея NYMAG мы то и дело будем натыкаться в разных точках Нью-Йорка на обложки 50-летнего юбиляра.

Башня из розовых кристаллов

Union Square, New York, NY 10003

Башня из розовых кристаллов знаменитого мастера Чихули, который создает невероятные стеклянные скульптуры, будет радовать Нью-Йорк до 5 октября.

Я так рада, что вы тут

White Plains Road, между Cross Bronx Expressway и Westchester Av

Откроется в июне

Кара Линч превращает мурал в кружевную вышивку, затейливый ковер, мозаичную плитку и разноцветный паркет. В Виктория-парке вот-вот появится новое «напольное покрытие» талантливой художницы.

North 5th Street Pier and Park

Уже хорошо известная желтая скульптура Деборы Касс в Бруклине читается с любой стороны и в любом направлении. Сленговое словечко «yo», эмоциональное «oy» на идише и испанское Я — все вместе в одном флаконе.

Madison Avenue, между East 23rd и 26th st.

14 мая — 3 сентября

«Delirious Matter» — скульптурная композиция из 6 элементов сирийской художницы, которая живет в Бруклине. Проект Дианы Аль-Хадид включает в себя два фрагмента «стены», дополняющие ряды живых изгородей, три женские фигуры под названием «Синоним» на газонах и женский бюст, который установлен в бассейне Madison Square Park.

Диана Аль-Хадид считает свое искусство одновременно и фреской, и гобеленом. Ее работы затейливо объединяют архитектуру, ландшафтный дизайн, космологию, скульптуру и абстракцию. На создание этого проекта художницу вдохновил голландский мастер Ганс Мемлинг и новелла романиста Вильгельма Дженсена. Центральная фигура в отражающем бассейне — отсылка к голландкам эпохи Ренессанса в огромных пышных юбках, которые чем-то напоминают горные вершины. Скульптуры одновременно хрупкие, воздушные и невероятно прочные — это важный элемент концепции проекта.

Fort Greene Park (Myrtle и DeKalb Ave, между Washington Park и St. Edward’s Street)

Откроется в июне

Работа Танда Фрэнсис появится в парке Форт-Грин в июне этого года. Художник сконцентрировался на «мощной силе, красоте и культурной значимости» африканского искусства. Скульптуры будут сочетать элементы колониальной эпохи, традиционные африканские и викторианские.

Фрэнсис хочет привлечь внимание к излишне скромному месту африканского искусства в паблик-арте. Объектом инсталляции будут символы древних обычаев, африканские головки и маски женщин.

Я поднимаю лампу у двери золотой

The Highline (22nd Street)

Дороти Янон, вдохновленная поэмой Эммы Лазарус «Новый Колосс», еще раз напомнила ньюйоркцам, что Статуя Свободы — это символ открытости для всех, кто ищет убежище и жаждет свободы.

Rockefeller Center (Channel Gardens at Fifth Avenue)

Приготовьтесь к настоящему полету творческой мысли: перед Рокфеллеровским центром появился новый крылатый паблик-арт. «Уличный» дебют немецкого нео-экспрессиониста Ансельма Кифера в США получил величественное название «Урей» (Uraeus).

На создание пары покрытых свинцом гигантских крыльев, которые возвышаются над раскрытой книгой на 20-футовом столбе в Channel Gardens, Кифера вдохновили рассуждения Ницше о Сверхчеловеке и древнеегипетский символизм.

Крылья призваны напоминать украшения, которые носили при дворе почитатели Нехбет — покровительницы власти фараона и Верхнего Египта, представавшей в образе белоголового сипа. Название для инсталляции скульптор тоже выбрал неспроста — это отсылка к защитнице Нижнего Египта, богине Уаджит, изображавшейся на урее в виде красной кобры.

Загадочный паблик-арт Кифера пробудет у Рокфеллеровского центра до 22 июля. Если ищете подходящее место, чтобы предаться философским размышлениям, вам сюда.

Кэтти Руттенберг на Бродвее

Broadway: 64th St Dante Park; 72nd St; 79th St; 96th St; 117th St у Columbia Gates; 157th St.

Шесть скульптур, шесть «снов» Руттенберг появились на Бродвее. Это, пожалуй, наш фаворит сезона — сюрреалистичная сказка в лучших традициях жанра. Прекрасная девушка, скрывающаяся в улитке, почти по-египетски оленеголовые рыцари и пойманные в аквариум русалки (сон после просмотра оскароносного «Человека-амфибии»). Очаровательная «Ms. Mighty Mouse» — история о том, как Пикассо слепил Венеру нью-йоркскую.

Работы Руттенберг выставляются в музеях и галереях с 1980 года, но на Бродвее ее инсталляции появились впервые. Художница тщательно выбирала место для каждой скульптуры, продумывая каждую деталь, которая должна связать художественные образы и город. Руттенберг живет и работает в Нью-Йорке. Проект, появившийся на улицах города, — это мечта о том, как природа может превратить каменные джунгли в волшебный мифический мир.

334 Furman St, Brooklyn, NY 11201

Откроется 9 июня

Винтажный автобус Volkswagen Erwin Wurm превратил в ярко-желтый хот-дог на колесах. И это не пыльный музейный экспонат — фуд-трак этим летом будет подавать бесплатные горячие хот-доги посетителям Brooklyn Bridge Park. В качестве благодарности художник ждет, что, пока вы будете уплетать сосиску, задумаетесь о капитализме и обществе потребления. Вот такая плата за бесплатный ланч.

Sing for Hope Pianos

В начале лета благотворительная организация Sing for Hope сделает яркий подарок жителям Большого Яблока: на улицах города в самых неожиданных местах появятся 50 арт-пианино. Девиз компании — «Твое творчество может изменить жизнь» — созвучен идее акции, цель которой — популяризировать среди ньюйоркцев занятия творчеством и музыкой.

Роспись каждого инструмента — уникальна, от импрессионизма до бродвейских мотивов. Свое мастерство продемонстрируют молодые художники и звезды шоу — «Kinky Boots», «Dear Evan Hansen» и «Wicked».

«Дебют» 50 пианино состоится 4 июня в 28 Liberty Plaza. После этого они разъедутся по 5 районам города, где в течение 3 недель на них сможет сыграть любой желающий.

Cloisters Lawn, Fort Tryon Park, Manhattan

(through Sept. 13)

Блокбастеры и фэнтези безумно любят оживлять статуи и доспехи, художники — не исключение. В The Cloisters — новая инсталляция исландского скульптора Стейнунна Тораринсдоттира. Три андрогинные фигуры созданы с помощью 3D-сканера на основе доспехов из коллекции Metropolitan Museum of Art’s.

«Затмение» и «Завтра никогда не наступит»

Governors Island, New York, NY 11231

Откроется 2 июня

Джейкоб Хашимото — автор первых столь масштабных инсталляций на Губернаторском острове. Сотни воздушных змеев из рисовой бумаги появятся в часовне St. Cornelius, а «деревянные кубики и стальные воронки» в тунеле на Liggett Terrace.

Lafayette St & Worth St, New York, NY 10007

В семи интерактивных инсталляциях Джудит Модрак под общим названием «Наши воспоминания» наглядно демонстрируется мощь личного опыта, и вы сможете лично в этом убедиться. Сосредоточьтесь на самом ярком и сильном своем воспоминании и поделитесь им, поместив в скульптуру один из камней памяти, чей цвет будет символизировать счастье, злость, любовь, грусть, страх или удивление. Скульптуры пробудут в Thomas Paine Park 10 месяцев.

Читайте также  Вулкан Бромо: один из самых красивых огнедышащих кратеров мира

Мы входим в мир

1000 5th Ave, New York, NY 10028

Пакистано-американский скульптор Хума Бхабха создал специфическую инсталляцию на крыше Metropolitan Museum of Art. Арт-объект называется «Мы входим в мир», скульптурная композиция-оммаж научно-фантастической ленты 1951 года The Day the Earth Stood Still. Две огромные, зловещие фигуры выглядят так, словно только что приземлились на крышу (такого эффекта и добивался автор).

22-25 Jackson Ave, Queens, NY 11101

Дженнифер Ньюсом и Том Карассер, создатели призера Young Architects Program от MoMA – «Игры в прятки» — вдохновлялись энергетикой «толпы, улицы и отношений, строящихся в современном городе». Необычайное множество деталей, эффектные формы и неизбежно приковывающий к себе взгляд огромный подиум переносят нас в восхитительно шумный мир будущего.

Bay St, Staten Island, NY

Откроется в июне 2018

Десятка арт-инсталляций, расположившихся от St George до Stapleton, создает совершенно уникальную дорогу «звуковых» скульптур. Чего только стоит гигантская ветряная арфа, играющая сама по себе! Инсталляция появится на улицах Нью-Йорка в июне.

«Пробуждение» и «Плывущий по течению»

1605 BroadwayNew York, NY 10019

С 11 июля по 5 сентября 2018

Новые проекты Мел Чин под названием «Пробуждение» и «Плывущий по течению», которые дебютируют на Таймс-сквер 11 июля и пробудут там до 5 сентября, посвящены триумфу Большого яблока и его истории. Обе инсталляции – часть проекта Mel Chin: All Over the Place. Его можно будет увидеть в Queens Museum и на станции Broadwaу-Lafaуette.

Замечательные фотографии послевоенного Нью-Йорка 1946 года от Тодда Уэбба

Тодд Уэбб (Todd Webb ) (1905-2000) был уволен из ВМС США в 1945 году. До войны Тодд работал биржевым маклером, на этом поприще пользовался заметным успехом, пока не потерял все свои деньги во время краха 1920-х годов, искал золото в Калифорнии и Панаме и работал лесничим.

В 1930-х, работая на Chrysler в его родном Детройте, он присоединился к Chrysler Camera Club. Мастер-класс с Анселем Адамсом подогрел его интерес к фотографии. Так и вышло, что после войны он взял в руки фотоаппарат и в поисках новой жизни отправился в Нью-Йорк.

Там он «поддерживал дружбу с Альфредом Штиглицем, американским фотографом, галеристом и меценатом, одним из крупнейших мастеров пикториализма, который внёс огромный вклад в утверждение фотографии как независимого искусства, с которым познакомился в 1942 году, и его женой, певицей Джорджией О’Кифф. Она познакомила Тодда с Бомонтом Ньюхоллом – в 1946 году Ньюхолл курировал выставку фотографий Тодда для музея города Нью-Йорка: я вижу город.

«Жизнь продолжается вокруг меня, и я – живая дышащая ее часть. Я чувствую вещи, людей, здания, улицы, и мне есть, что сказать о них, и моя среда обитания – фотография», — сказал он.

Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb Todd Webb

Ещё больше вдохновения: Facebook, Вконтакте и Telegram

Еще одна порция фотографий опустевшего Нью-Йорка

Пустой город начал меняться. Уборщиков отправили по домам и у офисных зданий, где раньше была стерильная чистота, теперь валяется мусор. В некоторых кварталах почти пропали обычные люди, а вот многие сумасшедшие наоборот активизировались. От всего этого город стал немного походить на фильм Терри Гиллиама.

Абсолютно пустая Пятая со светящимися витринами дорогих магазинов. Совершенно никого у Рокфеллер-центра и можно делать роскошные фото, только делать их некому. Закрытые отели. Потухшие окна ресторанов. Вечно полные людей Старбаксы не работают. Пустой Даймонд-дистрикт, пустая Мэдисон. Хочется себя ущипнуть и проснуться, но не получается, так как это не сон :(

Ну и уже традиционно, если интересно и хотите поддержать — https://samsebeskazal.com/supportme/

1. Шестая авеню в районе Рокфеллер-центра. Почти нет машин, совсем нет уличных торговцев и очень немного пешеходов.

2. Надежда это то, что нам всем сейчас очень нужно.

3. По улицам ездят одинокие такси в поисках пассажиров, которых нет. Таксистам нужно платить за машину вне зависимости от того, если у них работа или нет.

4. Редкие пешеходы. На улице было холодно и бездомные оккупировали все банкоматы, но их оттуда никто не гоняет.

5. 57-я улица и Карнеги-холл.

6. Когда вышел покурить, а вокруг никого.

7. Самый большой отель Нью-Йорка Hilton Midtown на 1900 номеров закрыт.

8. Отчаянные уличные торговцы. Из клиентов только чинящие что-то по соседству рабочие в количестве 5 человек.

9. Рэдио-сити Мьюзик-холл.

10. Каток в Рокфеллер-центре залит, но никого ни на нем, ни вокруг нет.

11. Только бродит одинокий охранник.

12. Можно делать вот такие фотки не опасаясь того, что кто-то войдет в кадр.

13. Пятая авеню и собор Святого Патрика. Собор закрыт, конечно же.

14. Главная торговая улица города сейчас выглядит вот так.

15. Неожиданно встретил парочку мужчин гуляющих с собаками.

16. Ювелирный Даймонд-дистрикт.

17. Угол пятой и 43-й. Вот столько там людей и машин в обычный день — https://goo.gl/maps/KpeAQ9KEPSkWk6tF7

18. Мэдисон авеню.

19. Таксисты у Центрального вокзала в ожидании клиентов, которых нет. Внутри вокзала только полицейский, бездомные и фотографы.

20. Центральный вокзал, Крайслер-билдинг и строящийся небоскреб One Vanderbilt.

21. В высотных офисных зданиях остались только секьюрити, да и то не во всех.

22. Таймс-сквер. Самое людное место в том районе на сегодняшний день. Людное по нынешним меркам. Раньше там было не протолкнуться.

23. На Таймс-сквер только полиция, да немногочисленные фотографы с блогерами. Кто-то вот плюшевые игрушки фотает на фоне происходящего.

24. Каждый либо стримит, либо фотографирует.

25. Журналисты всего одни были.

26. Реклама второй части фильма «Тихое место». Никогда бы не подумал, что так можно сказать про район Таймс-сквер, но сегодня это именно так.

27. Ночные улицы немного пугают отсутствием людей и наличием разного рода странных личностей.

28. Огни горят, но смотреть на них некому.

29. Еще стало проблемой поесть. Особенно вечером. Для Нью-Йорка это совершенно ненормальная ситуация. Мне пришлось ехать в Виллидж, чтобы найти еду. Работают, в основном, только макдональдсы и пиццерии.

30. Девушка просит деньги у аптеки, как у единственной точки куда приходят хоть какие-то люди.

31. Это с прошлой подборки осталось неопубликованным. Девушка рисовала сидя на камнях в парке и выглядело это, учитывая данные обстоятельства, довольно мило. Потом я присмотрелся и увидел что перед ней лежит какая-то карта, с отмеченными областями и она их закрашивает черной тушью. Стало не по себе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: