Первый день осени на реке Оке - KRINTEL.RU

Первый день осени на реке Оке

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Музыка

Метки

Рубрики

  • КАРТИНКИ,ФОТО (14610)
  • ВИДЕО (5275)
  • ЛЮДИ (4462)
  • ПРИКОЛЫ (4148)
  • ЗВЕРЮШКИ (3837)
  • ВСЯКОЕ ТАКОЕ (2864)
  • СМЕШНОЕ, ПОЗИТИВ (2771)
  • ИНТЕРЕСНОЕ (2261)
  • СТАТЬИ (1676)
  • МАШИНЫ (1544)
  • ДИЗАЙН, КРЕАТИВ, НЕОБЫЧНОЕ, СТИЛИСТИКА (1516)
  • РАЗНЫЕ СТРАНЫ МИРА (1402)
  • НОВОСТИ (1309)
  • КУЛИНАРИЯ (1285)
  • АНИМАЦИЯ,АВАТАРКИ (1103)
  • В МИРЕ (971)
  • ПРИТЧИ,РАССКАЗЫ, МЫСЛИ, ВЫРАЖЕНИЯ (700)
  • ОБОИ (699)
  • ПРИРОДА (657)
  • ЗДОРОВЬЕ (590)
  • ДЕТИШКИ (584)
  • ИСТОРИЯ (548)
  • ИГРЫ, ФЛЭШ (535)
  • ОПРОСЫ,ВОПРОСЫ,МОИ ПИСАНИНЫ (502)
  • РАСТЕНИЯ,ЦВЕТЫ (489)
  • ЛЮБОВЬ (445)
  • ГЕРМАНИЯ (391)
  • ТЕСТЫ,ГАДАНИЯ (365)
  • СТИХИ (332)
  • HI-TECH (312)
  • УЗНАТЬ (283)
  • ОТДЫХ (245)
  • МУЗЫКА (243)
  • ГОРОСКОПЫ (241)
  • ДЛЯ ДНЕВА (212)
  • ПОДВОДНЫЙ МИР (188)
  • ПСИХОЛОГИЯ (148)
  • НЕОБЪЯСНИМОЕ (128)
  • НЕМЕЦКАЯ МУЗЫКА (108)
  • МУЖЧИНЫ (90)
  • МОПЕДЫ,МОТОЦИКЛЫ (67)
  • COMEDY CLUB (41)
  • МУЗЫКА (37)
  • RAMMSTEIN (35)
  • ДЛЯ КОМПЬЮТЕРА (25)
  • СКАЧАТЬ (16)
  • ГОРОД ТАРУСА И ДЕРЕВНЯ ЛОЖКИНО (14)
  • НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК (4)
  • TV (2)
  • ЗАСТАВКИ,СКРИНСЕЙВЕРЫ (1)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Первый день осени на реке Оке (21 фото)

Ока — крупнейший правый приток Волги длиной 1.5 км.

Фотографии и текст Александра «Russos» Попова

Озеро Гати, а дальше — озеро Рамо. Это старица Оки. Озеро Гати подписано на викимапии. На генштабовской карте только подписано второе.



Справа выглядывает село Белые Колодези.


Очень повезло с погодой — был полный штиль и гладь реки как зеркало.

Бакен, обосранный, естественно, чайками.


Упоминание о селе имеется в разрядной книге 1475—1598 годов при расстановке воевод с полками по обороне левого берега р. Они от врагов по линии от Серпухова — Каширы до г. Коломны.

Белые Колодези названы от природных условий, наличия колодезей (водотоков) и белых известняков, которые расположены по берегу Оки и на дне колодцев. Колодезь и колодец совершенно разные слова, это не синонимы!







На генштабовской карте остров никак не подписан. На викимапии — остров Сосновский.

Река берёт начало из родника в деревне Александровка Глазуновского района Орловской области на высоте немногим более 221 м над уровнем моря.


Кстати, Максимальная ширина поймы в среднем течении — около 2.5 км.

Первый день осени на реке Оке |

Ока — крупнейший правый приток Волги длиной 1.5 км.

Фотографии и текст Александра «Russos» Попова

Озеро Гати, а дальше — озеро Рамо. Это старица Оки. Озеро Гати подписано на викимапии. На генштабовской карте только подписано второе.

Справа выглядывает село Белые Колодези.

Тени все длиннее.

Очень повезло с погодой — был полный штиль и гладь реки как зеркало.

Бакен, обосранный, естественно, чайками.

Но даже в таком виде он отлично смотрится.

Упоминание о селе имеется в разрядной книге 1475—1598 годов при расстановке воевод с полками по обороне левого берега р. Они от врагов по линии от Серпухова — Каширы до г. Коломны.

Белые Колодези названы от природных условий, наличия колодезей (водотоков) и белых известняков, которые расположены по берегу Оки и на дне колодцев. Колодезь и колодец совершенно разные слова, это не синонимы!

А дальше начался феерический закат!

На генштабовской карте остров никак не подписан. На викимапии — остров Сосновский.

Река берёт начало из родника в деревне Александровка Глазуновского района Орловской области на высоте немногим более 221 м над уровнем моря.

Кстати, Максимальная ширина поймы в среднем течении — около 2.5 км.

Поймать за хвост золотую осень. Красивейшая природа Оки: каменистые овраги, серпантины, пещеры и подземный водопад

В прошлой части я рассказала о нашей поездке в парк усадьбы Осоргиных, однако день был в самом разгаре, и далее мы проследовали к еще одному месту неподалеку от села Кольцово. Полевая дорога, петляя, приводит нас к широколиственному, такому яркому в эти октябрьские дни, лесу.

Это – высокий склон реки Оки, поросший дубом, березой и кленом. А под пологом могучих деревьев скрывается «кусочек Урала» — широко известные выходы известняковых плит с рукотворными пещерами. Мы у Кольцовских каменоломен.

Прежде чем отправится в подземный мир, полетаем. Широкие просторы Оки у пойменных лугов отлично видны с высоты. А вот с земли этого не увидеть: хоть берег и высокий, но стволы деревьев и поросль скрывают обзор.
На другом берегу расположился чей-то особняк, с каждым годом обрастающий все новыми и новыми постройками.

Наш автомобиль теперь лишь яркое напоминание о лете посреди осеннего бала.

Приехали мы не зря: заметно поредевшая листва, но всё же не до конца опавшая, ковер из красных листьев, — пожалуй, лучшего времени для прогулки по здешними каньонам и скалам не придумаешь.

Оставляем авто и спускаемся по еле заметной, заметенной осенними листьями тропинке. Мы на втором уровне. Здесь тропа идет вдоль плит известняка, на которых, вгрызаясь корнями в камень, растут деревья-великаны.

Есть несколько входов в каменоломни и только в один из них можно войти, не лежа, а на корточках, через него мы и заходим.

После посещения разных пещер и каменоломен эти уже не кажутся такими необычными. Зато «свои».

Проходим зал с завалами из плит, делаем несколько дежурных снимков. Летучих мышей нет, видно, забрались подальше от входа. Мы же дальше не последовали, предпочли пещерам съемки на воздухе.

Каждому, однажды побывавшему в пещере, знакомо то чувство, когда выходишь на свет. Как будто только что родился. Вокруг яркие цвета, запахи и звуки даже в осеннем лесу. Ветер стремительно гонит контрастные тучи, под ноги, залитые солнечным светом, шуршат листья.

Решаем пройтись вдоль Оки и спускаемся по чудесной природной аллее. У реки такое же буйство красок, только зелени намного больше, чем в лесу.

Немного прогулявшись по берегу, снова наверх, к водопаду. Правда, работает он лишь весной, при таянии снега.

Как-то незаметно для себя поднялись на валуны над гротом, потом не спеша дальше по каменистому оврагу. А здесь такая красотища, что ноги сами идут дальше, преодолевая каменистые россыпи, поваленные деревья, перепрыгивая ручей.

Стоп. Ручей? Вода в овраге есть, а водопада нет. Делаем вывод, что ручей идет по поверхности, а потом уходит под землю и течет уже где-то среди известняковых залежей.

Ущелье, а точнее, Любовецкий овраг, очень красиво. Темное и мрачное в летнее время, сейчас оно преобразилось. С двух сторон стоят каменные стены, на самом верху которых желтеют свечки осин, берез и кленов. Ручеек под ногами укрыт тысячами кленовых листьев так, что и не сразу поймешь, где камни, а где уже вода.

Ну и напоследок, выбравшись из оврага, решаем проехать к понтонному мосту, что ведет в поселок Дугна.

Дорога здесь очень живописная, напоминает Кавказ: берег Оки высокий и на спуске к реке грунтовка петляет серпантином. Как и везде вдоль реки дубовый и кленовый лес потрясает буйством красок.

Читайте также  Шедевральные фонтаны: осторожно, они завораживают!

Останавливаемся, чтобы снять эту необыкновенную красоту с высоты. Для пущего эффекта «гор» не хватает только скальных уступов.

Многочисленными кострами полыхают деревья на обоих берегах. Всего через пару пасмурных дней они потухнут до следующего октября. В лесу и по берегам до весны воцарится безмолвие. Красные ковры постепенно превратятся в коричневое месево, не отличимое от осенней грязи. Потом будет долгая бесцветная сырая зима, но однажды придет молодая свежая теплая весна. Так было и будет.

Тема: Река Ока

Опции темы
  • Версия для печати
  • Отправить по электронной почте…

Река Ока

Течение

Река берёт начало из родника в селе Александровка Глазуновского района Орловской области, проходит по Среднерусской возвышенности, в верховьях имеет глубоко врезанную, преимущественно узкую речную долину с значительными уклонами. Сначала течёт в северном направлении и в Орле сливается с Орликом, в Тульской области сливается с Упой, возле Калуги при слиянии с Угрой делает резкий поворот направо и после протекания через Алексин и Тарусу снова поворачивает на север, а затем возле Протвино опять поворачивает на восток. На участке от Серпухова до Ступино примерно вдоль Оки проходит граница Московской и Тульской областей. Возле города Коломна сливается с Москвой-рекой и далее, делая излучину, течёт на юг. В Рязанской области из-за холмистых местностей у Оки наблюдается заметная извилистость. Возле слияния с рекой Проня Ока, делая излучину, поворачивает направо, а после слияния с рекой Пара опять течёт на север, и, делая возле Касимова заметную большую излучину, продолжает течь на север. Далее с заметными излучинами течёт, разделяя Владимирскую и Нижегородскую области, где протекает также через Муром. В конце своего течения Ока доходит до Нижнего Новгорода, где впадает в Волгу.
[править]Притоки
Крупнейшие притоки Оки: Орлик, Зуша, Упа, Жиздра, Угра, Протва, Москва, Нара, Проня, Пра, Гусь, Мокша, Клязьма, Беспута, Осётр. Максимальная ширина поймы — в среднем течении, в месте впадения Пры, около 2.5 км.

По мнению М. Фасмера, название реки Ока родственно готск. аƕа «река», др.-в.-нем. аhа, ср.-в.-нем. аhе «вода, река», нов.-в.-н. Аа — название реки в Вестфалии, Швейцарии; лат. aqua «вода».
Фасмер ставит под сомнение балтийское происхождение гидронима — связь с лит. akas «полынья», латыш. аkа «колодец». Совершенно невероятно финское или марийское происхождение гидронима (от фин. joki «река» или мар. aka «старшая сестра»).
О. Н. Трубачёв полагает, что гидроним всё же скорее балтийского происхождения, поскольку это лучше объясняет форму Ока. Данное предположение подтверждается тем, что балты в своё время (до славян) жили по верхнему и среднему течению Оки.
Наконец, согласно ещё одной возможной версии (Х. Краэ), славяне адаптировали субстратный гидроним «древнеевропейского» типа: Ока ← aqṷā «вода».
В таком случае гидроним относится ко временам германо-балто-славяно-иллиро-венетской («древнеевропейской») языковой общности, и соотносить его нужно по меньшей мере со временами фатьяновской археологической культуры. Данная гипотеза, как видно, почти не противоречит версии Фасмера.

Города и области

Река течёт по Орловской, Тульской, Калужской, Московской, Рязанской, Владимирской, Нижегородской областям.
Крупнейшие города, стоящие на Оке — Орёл, Белёв, Калуга, Алексин, Серпухов, Ступино, Кашира, Коломна, Рязань, Касимов, Муром, Павлово, Дзержинск, Нижний Новгород.
Местное пассажирское судоходство на теплоходах «Москвич» в пределах городского водохранилища г. Орла. На протяжении десятилетий граница «регулярного судоходства» по Оке постепенно «сдвигалась» вниз по течению. В 1960-70-е годы она находилась у п. Машковичи (1170 км.) В настоящее время формально регулярное судоходство в соответствии с «Перечнем водных путей» начинается от города Калуга, транзитное — от Коломны (то есть от устья реки Москвы). Ниже впадения реки Москвы на протяжении 100 км шлюзована. Плотины гидроузлов: Белоомутовский и Кузьминский, последний гидроузел включает микроГЭС. В 2006 году Ока была исключена из «Программы обеспечения гарантированных габаритов фарватера», в 2007 году вновь включена в программу. Однако гарантированные программой глубины в судоходной части Оки достигаются только весной и осенью[источник не указан 22 дня]. Техническое состояние Белоомутского и Кузминского гидроузлов оставляют желать лучшего. До 60-х гг. XIX века Ока была судоходна от Орла, но только вниз по течению, во время половодья или с использованием накопительных плотин.

Осень

I

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

II

Теперь моя пора: я не люблю весны;
Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен;
Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.
Суровою зимой я более доволен,
Люблю ее снега; в присутствии луны
Как легкий бег саней с подругой быстр и волен,
Когда под соболем, согрета и свежа,
Она вам руку жмет, пылая и дрожа!

III

Как весело, обув железом острым ноги,
Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!
А зимних праздников блестящие тревоги.
Но надо знать и честь; полгода снег да снег,
Ведь это наконец и жителю берлоги,
Медведю, надоест. Нельзя же целый век
Кататься нам в санях с Армидами младыми
Иль киснуть у печей за стеклами двойными.

IV

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
Ты, все душевные способности губя,
Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;
Лишь как бы напоить, да освежить себя —
Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,
И, проводив ее блинами и вином,
Поминки ей творим мороженым и льдом.

V

Дни поздней осени бранят обыкновенно,
Но мне она мила, читатель дорогой,
Красою тихою, блистающей смиренно.
Так нелюбимое дитя в семье родной
К себе меня влечет. Сказать вам откровенно,
Из годовых времен я рад лишь ей одной,
В ней много доброго; любовник не тщеславный,
Я нечто в ней нашел мечтою своенравной.

VI

Как это объяснить? Мне нравится она,
Как, вероятно, вам чахоточная дева
Порою нравится. На смерть осуждена,
Бедняжка клонится без ропота, без гнева.
Улыбка на устах увянувших видна;
Могильной пропасти она не слышит зева;
Играет на лице еще багровый цвет.
Она жива еще сегодня, завтра нет.

VII

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдаленные седой зимы угрозы.

VIII

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русской холод;
К привычкам бытия вновь чувствую любовь:
Чредой слетает сон, чредой находит голод;
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят — я снова счастлив, молод,
Я снова жизни полн — таков мой организм
(Извольте мне простить ненужный прозаизм).

Читайте также  Уганда: деревни, колдуны и детские жертвоприношения

IX

Ведут ко мне коня; в раздолии открытом,
Махая гривою, он всадника несет,
И звонко под его блистающим копытом
Звенит промерзлый дол и трескается лед.
Но гаснет краткий день, и в камельке забытом
Огонь опять горит — то яркий свет лиет,
То тлеет медленно — а я пред ним читаю
Иль думы долгие в душе моей питаю.

X

И забываю мир — и в сладкой тишине
Я сладко усыплен моим воображеньем,
И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
Излиться наконец свободным проявленьем —
И тут ко мне идет незримый рой гостей,
Знакомцы давние, плоды мечты моей.

XI

И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи свободно потекут.
Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
Громада двинулась и рассекает волны.

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Редакция рекомендует

Популярные материалы:

  • Святая Матрона (386756)
  • Русский народный костюм (244701)
  • Георгиевские кавалеры периода Первой мировой войны: именные списки — А. (213011)
  • Алфавитный cписок помещиков Рязанской губернии (193496)
  • Крестьянские фамилии Спасского района Рязанской области (190265)
  • Долгая дорога домой (167524)
  • Достопримечательности Рязани (155405)
  • Список лиц и населенных мест, упоминаемых в записных вотчинных книгах Поместного приказа второй четверти XVII века. (147533)
  • Прозвища посадских людей (по материалам писцовых описаний русских городов XVI в. (142710)
  • Рязанские клады (алфавитный список селений, где были найдены клады) (135741)

Река Ока — голубая подкова Рязанской губернии

1. Разливы рязанских рек

Залитые холодными вешними водами прибрежные окские луга из века в век смотрелись с северных окраин Рязани, как необозримые морские просторы.

Появившийся в 1897 году крохотный домик железнодорожной станции Рязань-Пристань, едва виднеясь, стал напоминать дрейфующий островок в весеннем разливе реки Оки.

Судоходная река Ока начала XX века, петляя по пределам Рязанской губернии, растянулась на 483 версты – от бывших границ Московской до Тамбовской губерний. Находилась она в заведовании «Московского Округа водяных и сухопутных сообщений».

Притоки – Проня, Осётр, Пра, Пара и рукав речки Трубеж – тоже были пригодны к судоходству или сплаву леса, при благоприятных условиях; в нижних течениях на расстоянии от 2 до 40 вёрст.

Вскрытие рек происходило в конце марта. Едва сходили льды – в апреле, по полой воде беспрепятственно открывалась навигация. От обилия снегов во время зим, горизонт весенних разливов поднимался на 10-12 аршин, и это радовало речных капитанов и прочих судоводителей.

Для обозначения затопленных берегов бакенщиками ставились постоянные плавучие знаки, предупреждая суда от захода на береговые мели.


Разлив рек Оки и Трубеж под Успенским собором, г. Рязань, 1910 г. Фото взято из альбома «Губернский город Рязань. Церкви, монастыри, часовни, духовные здания.»

Казённый Инспекторский пароход постоянно курсировал по Оке; производил надзор за плавающими судами: за порядком и использованием судоходных правил, установленных для безопасного плавания, и за правильной разводкой городских и земских «плашкоутных» мостов, чтобы не задерживали движения судов.

2. Пароходы и пристани на Оке

Пароходство на реке Оке в 1897 году производилось, как и в предыдущие годы. Кроме казённого «Инспекторского» – плавали 7 товарно-пассажирских пароходов, совершавших регулярные рейсы между Рязанью и Нижним Новгородом, и 41 буксирный пароход с баржами, принадлежавшими разным лицам и обществам.

Пока держался разлив реки Оки, использовали городскую пристань на речке Трубеж, под Кремлём; когда река входила в берега – возобновляла работы грузопассажирская пристань и на самой Оке.

В пределах Рязанской губернии, на всех окских пристанях в навигацию грузилось и отправлялось до 7.000.000 пудов разных грузов, ценностью свыше 2-х миллионов рублей. Приходило и разгружалось до 10.000.000 пудов грузов, ценностью до 1,5 миллионов рублей. Грузовое судоходство по реке Оке приносило прибыль Губернии до 500 тысяч рублей ежегодно.

Из существовавших пристаней, главными по количеству и стоимости ввоза и вывоза грузов считались Рязанская и Касимовская пристани. А из перевозимых грузов основное место занимали лесные материалы, затем огромное количество сена с заливных лугов и камень из Касимовских карьеров.

3. Окский фарватер, перекаты и мели

Случавшиеся длительные отсутствия дождей, как в лето 1897 года, когда и в соседних с Рязанской губернией местностях началась повсеместная засуха, становились причиной мелководья Оки.

Уже в конце апреля вода начала быстро убывать, а в мае Ока обмелела настолько, что в ее течении по Губернии обнаружилось более 50 перекатов (наносов песка или камней на поворотах реки), затруднявших судоходство.

Бакенщики в течение навигации обставляли перекатные мели Оки «предостерегательными знаками», обозначая обмелевший фарватер и его глубину. Знаки по ночам освещались керосиновыми фонарями.

Постоянно производилась расчистка перекатов «посредством паровых землечерпательных машин». В начале 1897 года в распоряжении местного Управления водяных сообщений имелась одна такая машина, в июле поступила другая, построенная по заказу за границей, а затем и третья.

С помощью этих машин глубина воды на перекатах поддерживалась в «необходимом для судоходства размере» не только в пределах Рязанской губернии, но и ниже – до самого Нижнего Новгорода.

При понижении горизонта вод в судоходном фарватере Оки обнаруживались отдельные камни и «карчи» (коряги), представлявшие опасность судам. Их немедленно удаляли при помощи особых «карчеподъёмных снарядов».

На отдельных затяжных перекатах, как у села Свинчуса Касимовского уезда – «удручающего своим мелководьем», самого опасного в пределах Рязанской губернии – производилось «урегулирование» перекатов. Работы заключались в устройстве целого ряда регуляционных сооружений из камня. На Свинчусском перекате они производились нанятыми местными крестьянами зимой 1897 года. Сообразно имевшимся средствам, урегулированы были верхняя и средняя части переката. Окончить работы предполагали в 1898 году.

Повторяющиеся периодически мелководья на реке Оке мешали развитию судоходства. Землечерпательные работы, и даже более затратные «урегулирования перекатов», не решали вопрос мелководья Оки капитально, а скорее были средством для устранения препятствий судоходству во многих пунктах речного пути — в критические моменты.

Особенным мелководьем отличался большой участок Оки между Коломной и Рязанью. Он был как бы естественным продолжением шлюзованной ранее части реки Москвы и входил в состав важного сквозного водного пути, соединяющего Москву со всем Волжским бассейном.

В шлюзованной части Москвы-реки глубина воды была постоянна и равнялась 4-5 аршинам. В то же время на реке Оке, между Коломной и Рязанью во время мелководья, на перекатах горизонт воды был не более 11 вершков (48 см) от дна. Эта глубина «по колено» очень затрудняла проход гружёных судов.

Для капитального улучшения судоходства в Московском Округе водяных сообщений разработали проект шлюзования Коломенско-Рязанского участка реки Оки и обеспечения постоянного уровня воды на нём. Проект требовал затрат свыше 1 миллиона рублей и был осуществлён лишь в 1913 году, с постройкой шлюза у села Кузьминское под Рязанью.

Желательным считали в Рязани углубление и укрепление берегов рукава речки Трубеж и устройство в нём безопасной «гавани» для зимовки судов; беспрепятственного захода пароходов к пристани под стенами Успенского собора.

4. Разводные «плашкоутные» мосты на реке Оке

К причальным бонам грузопассажирской Рязанской пристани на Оке и разводному мосту, а далее на Владимирский тракт за рекой, в Мещёрские леса, дорога из Рязани – мощёное булыжником шоссе – 1,8 версты – начиналась от церкви Благовещения на городской окраине (сохранилась, угол Свободы и Затинной улиц).

Шоссе с тремя деревянными мостками бежало к реке по заливным лугам и местами размывалось весенними половодьями. Об этом докладывал рязанский полицейский Исправник Губернатору, а рязанское Земство производило ремонт дороги, если хватало денег.


Расписание разводки наплавного моста в 1909 году.

Бревенчатый «плашкоутный» мост высился над водой длинным дощатым настилом. Он соединял берега Оки там, где река широкой подковой ближе всего подходит к городу; где и поныне ставят на лето пассажирскую пристань возле Окского шоссе.

Этот наплавной мост на Оке близ Рязани назывался «Шумашинским», по названию одноимённой деревни за рекой – первой по бывшему Владимирскому тракту на пути в Мещеру. Существовал разводной мост на реке у Рязани с незапамятных времён до 1972 года, пока не построили постоянный высоководный мост через Оку.

Шумашинский же разводной мост был серьёзной службой, под надзором казённой речной Инспекции и соблюдал определённые правила разводки моста. Правила эти – такса платы за проход судов, провоза грузов по мосту, а также «книга жалоб» вывешивались на видном месте.

«Держание моста сведённым или разведённым» подчинялось расписанию. Часы разводки моста менялись – соответственно «изменению хода поездов» Рязанско-Владимирской узкоколейной железной дороги, конечная станция которой, Рязань-Пристань, находилась на берегу Оки и «движению крестьянских подвод на базары» в зависимости от времени года.

Все казённые паровые и не паровые суда и «снаряды» пропускались «через мост» во всякое время дня и ночи. Так же немедленно пропускались буксирные «без воза» пароходы в случае аварии с судами выше или ниже по течению.

Ночью по углам моста вывешивали 4 зелёных фонаря для судов, идущих сверху, и по 4 красных – для идущих снизу. Подобный наплавной мост, гораздо более длинный, действовал возле города Касимова, до постройки в конце 1980-х постоянного моста через Оку. Интересно взглянуть на «Расписание часов разводки Шумашинского наплавного моста на реке Оке» под городом Рязанью в навигацию 1909 года.

Перед ледоставом глубокой осенью Шумашинский разводной мост буксировали и заводили на зиму в рукав Трубежа – к Успенскому собору ближе, и ставили на якоря до весны. Бывали случаи – весеннее половодье срывало зимовавший мост с якорей; сносило и ломало его на береговых отмелях. Рязанской казне приходилось тратиться на его восстановление.

Капризы реки Оки постоянно требовали внимания и забот. Необходимые на реке работы преимущественно производили местные крестьяне по найму. Успешно действовали на Оке рыбацкие артели; по свободной от плотин реке рыба к Рязани поднималась из самой Волги-реки. Служение реке давало многим рязанцам хорошие заработки.

Опустела и притихла нынче работница Ока, но так же манит плёсами и перекатами и готова служить людям по-прежнему.

Аграмаков Н.Н., Январь 1996 г., г.Рязань.

По материалам книги «Губернскiй Векъ. Исторический сборник. Избранное.»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: