Пещера, где добывают ласточкины гнезда - KRINTEL.RU

Пещера, где добывают ласточкины гнезда

Пещера, где добывают ласточкины гнезда для супа, напитков и лекарств

Глубоко в джунглях острова Борнео находится расщелина в огромной горе известняковой породы. Это вход в сложную систему пещер. И посещение этих пещер, надо сказать, не для слабонервных. Под сводами пронизывающих сырым холодом пещер нашли свой дом миллионы летучих мышей, а землю и стены заполонили тараканы, жуки жуткого вида и крысы. И конечно змеи, куда же без них, которые питаются как раз крысами и тараканами.

Посмотрим на место, где добывают азиатский деликатес – ласточкины гнезда?

Воздуха в пещерах такое ощущения нет, так как он пронизан аммиаком из-за птичьего помета. Глубина гуано на земле достигает примерно 3 метров. Всю эту красоту можно преодолеть только благодаря деревянным мостикам, по которым ходят посетители, желающие исследовать все чудеса пещеры ужасов.

Самые крупные пещеры Гомантонг в малазийском штате Сабах находятся в охраняемом лесу в заповеднике Департамента лесного хозяйства. Наибольшую известность пещеры приобрели благодаря многовековому гнездованию ласточек Салангани, чьи гнезда как раз используются для приготовления супа.


Салангани строят свои гнезда из ниток своей слюны, которая застывает, как только соприкасается с воздухом. Суп из этих гнезд считается дорогим деликатесом в китайской кухне не только из-за своей редкости, но и из-за предположительно высокой калорийности и большой пользы для здоровья. Правда, некоторые гнезда содержат и другой материал – перья и веточки, и называются черными гнездами. Но более «чистый» вариант ценится больше.

В этой же пещере с ласточками соседствуют и другой бегающий деликатес, но сегодня не будем рассказывать о его вкусовых качествах.

Сейчас сбор урожая гнезд строго регулирован, чтобы избежать вымирания птиц. Дважды в год с февраля по апрель и с июля по сентябрь, местные, имеющие на это разрешение, забираются на крышу пещер и собирают гнезда, используя при этом лишь ротанговую лестницу, веревки и бамбуковые шесты.

Сбор урожая в первый период происходит в начале сезона размножения ласточек, до того как птицы отложат яйца. Ласточки просто вьют другие гнезда. А второй сбор происходит во время первого полета птенцов, когда они покидают свои дома.

Большая часть собранных гнезд отправляется в Гонконг, где из них делают суп, напитки и лекарства. Удивительно, но США второй по величине импортер птичьих гнезд. Порция супа в хорошем ресторане стоит около 100 долларов. А цена за килограмм белого гнезда может достигать до 2 тысяч долларов.
Несмотря на такой спрос и высокую цену, студенистый суп практически не имеет вкуса, а некоторые описывают его как «банановый молочный коктейль со свалявшейся лапшой».

YTo1OntpOjA7czoyMjoiU0FQRV9Db250ZXh0IFBIUCAxLjIuMSI7aToxO3M6MzI6IlNUQVJUOiByZXBsYWNlX2luX3RleHRfc2VnbWVudCgpIjtpOjI7YToxOntzOjM2OiJhcmd1bWVudCBmb3IgcmVwbGFjZV9pbl90ZXh0X3NlZ21lbnQiO3M6NjkwNDoi0JPQu9GD0LHQvtC60L4g0LIg0LTQttGD0L3Qs9C70Y/RhSDQvtGB0YLRgNC+0LLQsCDQkdC+0YDQvdC10L4g0L3QsNGF0L7QtNC40YLRgdGPINGA0LDRgdGJ0LXQu9C40L3QsCDQsiDQvtCz0YDQvtC80L3QvtC5INCz0L7RgNC1INC40LfQstC10YHRgtC90Y/QutC+0LLQvtC5INC/0L7RgNC+0LTRiy4g0K3RgtC+INCy0YXQvtC0INCyINGB0LvQvtC20L3Rg9GOINGB0LjRgdGC0LXQvNGDINC/0LXRidC10YAuINCYINC/0L7RgdC10YnQtdC90LjQtSDRjdGC0LjRhSDQv9C10YnQtdGALCDQvdCw0LTQviDRgdC60LDQt9Cw0YLRjCwg0L3QtSDQtNC70Y8g0YHQu9Cw0LHQvtC90LXRgNCy0L3Ri9GFLiDQn9C+0LQg0YHQstC+0LTQsNC80Lgg0L/RgNC+0L3QuNC30YvQstCw0Y7RidC40YUg0YHRi9GA0YvQvCDRhdC+0LvQvtC00L7QvCDQv9C10YnQtdGAINC90LDRiNC70Lgg0YHQstC+0Lkg0LTQvtC8INC80LjQu9C70LjQvtC90Ysg0LvQtdGC0YPRh9C40YUg0LzRi9GI0LXQuSwg0LAg0LfQtdC80LvRjiDQuCDRgdGC0LXQvdGLINC30LDQv9C+0LvQvtC90LjQu9C4INGC0LDRgNCw0LrQsNC90YssINC20YPQutC4INC20YPRgtC60L7Qs9C+INCy0LjQtNCwINC4INC60YDRi9GB0YsuINCYINC60L7QvdC10YfQvdC+INC30LzQtdC4LCDQutGD0LTQsCDQttC1INCx0LXQtyDQvdC40YUsINC60L7RgtC+0YDRi9C1INC/0LjRgtCw0Y7RgtGB0Y8g0LrQsNC6INGA0LDQtyDQutGA0YvRgdCw0LzQuCDQuCDRgtCw0YDQsNC60LDQvdCw0LzQuC48YnIvPg0KwqA8YnIvPg0KPGltZyBhbHQ9ItCf0LXRidC10YDQsCwg0LPQtNC1INC00L7QsdGL0LLQsNGO0YIg0LvQsNGB0YLQvtGH0LrQuNC90Ysg0LPQvdC10LfQtNCwINC00LvRjyDRgdGD0L/QsCwg0L3QsNC/0LjRgtC60L7QsiDQuCDQu9C10LrQsNGA0YHRgtCyIiBzcmM9Imh0dHA6Ly9tYWluZnVuLnJ1L3VwbG9hZHMvaW1hZ2VzLzAxLzcxLzE1LzIwMTYvMDMvMjYvMTkzMWFjLmpwZyIvPjxici8+DQo8YSBuYW1lPSJjdXQiPjwvYT4gPGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCtCf0L7RgdC80L7RgtGA0LjQvCDQvdCwINC80LXRgdGC0L4sINCz0LTQtSDQtNC+0LHRi9Cy0LDRjtGCINCw0LfQuNCw0YLRgdC60LjQuSDQtNC10LvQuNC60LDRgtC10YEg4oCTINC70LDRgdGC0L7Rh9C60LjQvdGLINCz0L3QtdC30LTQsD88YnIvPg0KwqA8YnIvPg0K0JLQvtC30LTRg9GF0LAg0LIg0L/QtdGJ0LXRgNCw0YUg0YLQsNC60L7QtSDQvtGJ0YPRidC10L3QuNGPINC90LXRgiwg0YLQsNC6INC60LDQuiDQvtC9INC/0YDQvtC90LjQt9Cw0L0g0LDQvNC80LjQsNC60L7QvCDQuNC3LdC30LAg0L/RgtC40YfRjNC10LPQviDQv9C+0LzQtdGC0LAuINCT0LvRg9Cx0LjQvdCwINCz0YPQsNC90L4g0L3QsCDQt9C10LzQu9C1INC00L7RgdGC0LjQs9Cw0LXRgiDQv9GA0LjQvNC10YDQvdC+IDMg0LzQtdGC0YDQvtCyLiDQktGB0Y4g0Y3RgtGDINC60YDQsNGB0L7RgtGDINC80L7QttC90L4g0L/RgNC10L7QtNC+0LvQtdGC0Ywg0YLQvtC70YzQutC+INCx0LvQsNCz0L7QtNCw0YDRjyDQtNC10YDQtdCy0Y/QvdC90YvQvCDQvNC+0YHRgtC40LrQsNC8LCDQv9C+INC60L7RgtC+0YDRi9C8INGF0L7QtNGP0YIg0L/QvtGB0LXRgtC40YLQtdC70LgsINC20LXQu9Cw0Y7RidC40LUg0LjRgdGB0LvQtdC00L7QstCw0YLRjCDQstGB0LUg0YfRg9C00LXRgdCwINC/0LXRidC10YDRiyDRg9C20LDRgdC+0LIuPGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCjxpbWcgYWx0PSLQn9C10YnQtdGA0LAsINCz0LTQtSDQtNC+0LHRi9Cy0LDRjtGCINC70LDRgdGC0L7Rh9C60LjQvdGLINCz0L3QtdC30LTQsCDQtNC70Y8g0YHRg9C/0LAsINC90LDQv9C40YLQutC+0LIg0Lgg0LvQtdC60LDRgNGB0YLQsiIgc3JjPSJodHRwOi8vbWFpbmZ1bi5ydS91cGxvYWRzL2ltYWdlcy8wMS83MS8xNS8yMDE2LzAzLzI2LzY5YTlkNS5qcGciLz48YnIvPg0KwqA8YnIvPg0K0KHQsNC80YvQtSDQutGA0YPQv9C90YvQtSDQv9C10YnQtdGA0Ysg0JPQvtC80LDQvdGC0L7QvdCzINCyINC80LDQu9Cw0LfQuNC50YHQutC+0Lwg0YjRgtCw0YLQtSDQodCw0LHQsNGFINC90LDRhdC+0LTRj9GC0YHRjyDQsiDQvtGF0YDQsNC90Y/QtdC80L7QvCDQu9C10YHRgyDQsiDQt9Cw0L/QvtCy0LXQtNC90LjQutC1INCU0LXQv9Cw0YDRgtCw0LzQtdC90YLQsCDQu9C10YHQvdC+0LPQviDRhdC+0LfRj9C50YHRgtCy0LAuINCd0LDQuNCx0L7Qu9GM0YjRg9GOINC40LfQstC10YHRgtC90L7RgdGC0Ywg0L/QtdGJ0LXRgNGLINC/0YDQuNC+0LHRgNC10LvQuCDQsdC70LDQs9C+0LTQsNGA0Y8g0LzQvdC+0LPQvtCy0LXQutC+0LLQvtC80YMg0LPQvdC10LfQtNC+0LLQsNC90LjRjiDQu9Cw0YHRgtC+0YfQtdC6INCh0LDQu9Cw0L3Qs9Cw0L3QuCwg0YfRjNC4INCz0L3QtdC30LTQsCDQutCw0Log0YDQsNC3INC40YHQv9C+0LvRjNC30YPRjtGC0YHRjyDQtNC70Y8g0L/RgNC40LPQvtGC0L7QstC70LXQvdC40Y8g0YHRg9C/0LAuPGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCjxpbWcgYWx0PSLQn9C10YnQtdGA0LAsINCz0LTQtSDQtNC+0LHRi9Cy0LDRjtGCINC70LDRgdGC0L7Rh9C60LjQvdGLINCz0L3QtdC30LTQsCDQtNC70Y8g0YHRg9C/0LAsINC90LDQv9C40YLQutC+0LIg0Lgg0LvQtdC60LDRgNGB0YLQsiIgc3JjPSJodHRwOi8vbWFpbmZ1bi5ydS91cGxvYWRzL2ltYWdlcy8wMS83MS8xNS8yMDE2LzAzLzI2LzA4MjU2Zi5qcGciLz48YnIvPg0KPGltZyBhbHQ9ItCf0LXRidC10YDQsCwg0LPQtNC1INC00L7QsdGL0LLQsNGO0YIg0LvQsNGB0YLQvtGH0LrQuNC90Ysg0LPQvdC10LfQtNCwINC00LvRjyDRgdGD0L/QsCwg0L3QsNC/0LjRgtC60L7QsiDQuCDQu9C10LrQsNGA0YHRgtCyIiBzcmM9Imh0dHA6Ly9tYWluZnVuLnJ1L3VwbG9hZHMvaW1hZ2VzLzAxLzcxLzE1LzIwMTYvMDMvMjYvMmMxMDA1LmpwZyIvPjxici8+DQrCoDxici8+DQrQodCw0LvQsNC90LPQsNC90Lgg0YHRgtGA0L7Rj9GCINGB0LLQvtC4INCz0L3QtdC30LTQsCDQuNC3INC90LjRgtC+0Log0YHQstC+0LXQuSDRgdC70Y7QvdGLLCDQutC+0YLQvtGA0LDRjyDQt9Cw0YHRgtGL0LLQsNC10YIsINC60LDQuiDRgtC+0LvRjNC60L4g0YHQvtC/0YDQuNC60LDRgdCw0LXRgtGB0Y8g0YEg0LLQvtC30LTRg9GF0L7QvC4g0KHRg9C/INC40Lcg0Y3RgtC40YUg0LPQvdC10LfQtCDRgdGH0LjRgtCw0LXRgtGB0Y8g0LTQvtGA0L7Qs9C40Lwg0LTQtdC70LjQutCw0YLQtdGB0L7QvCDQsiDQutC40YLQsNC50YHQutC+0Lkg0LrRg9GF0L3QtSDQvdC1INGC0L7Qu9GM0LrQviDQuNC3LdC30LAg0YHQstC+0LXQuSDRgNC10LTQutC+0YHRgtC4LCDQvdC+INC4INC40Lct0LfQsCDQv9GA0LXQtNC/0L7Qu9C+0LbQuNGC0LXQu9GM0L3QviDQstGL0YHQvtC60L7QuSDQutCw0LvQvtGA0LjQudC90L7RgdGC0Lgg0Lgg0LHQvtC70YzRiNC+0Lkg0L/QvtC70YzQt9GLINC00LvRjyDQt9C00L7RgNC+0LLRjNGPLiDQn9GA0LDQstC00LAsINC90LXQutC+0YLQvtGA0YvQtSDQs9C90LXQt9C00LAg0YHQvtC00LXRgNC20LDRgiDQuCDQtNGA0YPQs9C+0Lkg0LzQsNGC0LXRgNC40LDQuyDigJMg0L/QtdGA0YzRjyDQuCDQstC10YLQvtGH0LrQuCwg0Lgg0L3QsNC30YvQstCw0Y7RgtGB0Y8g0YfQtdGA0L3Ri9C80Lgg0LPQvdC10LfQtNCw0LzQuC4g0J3QviDQsdC+0LvQtdC1IMKr0YfQuNGB0YLRi9C5wrsg0LLQsNGA0LjQsNC90YIg0YbQtdC90LjRgtGB0Y8g0LHQvtC70YzRiNC1Ljxici8+DQrCoDxici8+DQo8aW1nIGFsdD0i0J/QtdGJ0LXRgNCwLCDQs9C00LUg0LTQvtCx0YvQstCw0Y7RgiDQu9Cw0YHRgtC+0YfQutC40L3RiyDQs9C90LXQt9C00LAg0LTQu9GPINGB0YPQv9CwLCDQvdCw0L/QuNGC0LrQvtCyINC4INC70LXQutCw0YDRgdGC0LIiIHNyYz0iaHR0cDovL21haW5mdW4ucnUvdXBsb2Fkcy9pbWFnZXMvMDEvNzEvMTUvMjAxNi8wMy8yNi9iNDJhMDIuanBnIi8+PGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCtCSINGN0YLQvtC5INC20LUg0L/QtdGJ0LXRgNC1INGBINC70LDRgdGC0L7Rh9C60LDQvNC4INGB0L7RgdC10LTRgdGC0LLRg9GO0YIg0Lgg0LTRgNGD0LPQvtC5INCx0LXQs9Cw0Y7RidC40Lkg0LTQtdC70LjQutCw0YLQtdGBLCDQvdC+INGB0LXQs9C+0LTQvdGPINC90LUg0LHRg9C00LXQvCDRgNCw0YHRgdC60LDQt9GL0LLQsNGC0Ywg0L4g0LXQs9C+INCy0LrRg9GB0L7QstGL0YUg0LrQsNGH0LXRgdGC0LLQsNGFLjxici8+DQrCoDxici8+DQo8aW1nIGFsdD0i0J/QtdGJ0LXRgNCwLCDQs9C00LUg0LTQvtCx0YvQstCw0Y7RgiDQu9Cw0YHRgtC+0YfQutC40L3RiyDQs9C90LXQt9C00LAg0LTQu9GPINGB0YPQv9CwLCDQvdCw0L/QuNGC0LrQvtCyINC4INC70LXQutCw0YDRgdGC0LIiIHNyYz0iaHR0cDovL21haW5mdW4ucnUvdXBsb2Fkcy9pbWFnZXMvMDEvNzEvMTUvMjAxNi8wMy8yNi8yZTE5MjAuanBnIi8+PGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCtCh0LXQudGH0LDRgSDRgdCx0L7RgCDRg9GA0L7QttCw0Y8g0LPQvdC10LfQtCDRgdGC0YDQvtCz0L4g0YDQtdCz0YPQu9C40YDQvtCy0LDQvSwg0YfRgtC+0LHRiyDQuNC30LHQtdC20LDRgtGMINCy0YvQvNC40YDQsNC90LjRjyDQv9GC0LjRhi4g0JTQstCw0LbQtNGLINCyINCz0L7QtCDRgSDRhNC10LLRgNCw0LvRjyDQv9C+INCw0L/RgNC10LvRjCDQuCDRgSDQuNGO0LvRjyDQv9C+INGB0LXQvdGC0Y/QsdGA0YwsINC80LXRgdGC0L3Ri9C1LCDQuNC80LXRjtGJ0LjQtSDQvdCwINGN0YLQviDRgNCw0LfRgNC10YjQtdC90LjQtSwg0LfQsNCx0LjRgNCw0Y7RgtGB0Y8g0L3QsCDQutGA0YvRiNGDINC/0LXRidC10YAg0Lgg0YHQvtCx0LjRgNCw0Y7RgiDQs9C90LXQt9C00LAsINC40YHQv9C+0LvRjNC30YPRjyDQv9GA0Lgg0Y3RgtC+0Lwg0LvQuNGI0Ywg0YDQvtGC0LDQvdCz0L7QstGD0Y4g0LvQtdGB0YLQvdC40YbRgywg0LLQtdGA0LXQstC60Lgg0Lgg0LHQsNC80LHRg9C60L7QstGL0LUg0YjQtdGB0YLRiy48YnIvPg0KwqA8YnIvPg0KPGltZyBhbHQ9ItCf0LXRidC10YDQsCwg0LPQtNC1INC00L7QsdGL0LLQsNGO0YIg0LvQsNGB0YLQvtGH0LrQuNC90Ysg0LPQvdC10LfQtNCwINC00LvRjyDRgdGD0L/QsCwg0L3QsNC/0LjRgtC60L7QsiDQuCDQu9C10LrQsNGA0YHRgtCyIiBzcmM9Imh0dHA6Ly9tYWluZnVuLnJ1L3VwbG9hZHMvaW1hZ2VzLzAxLzcxLzE1LzIwMTYvMDMvMjYvOGJmMzBlLmpwZyIvPjxici8+DQrCoDxici8+DQrQodCx0L7RgCDRg9GA0L7QttCw0Y8g0LIg0L/QtdGA0LLRi9C5INC/0LXRgNC40L7QtCDQv9GA0L7QuNGB0YXQvtC00LjRgiDQsiDQvdCw0YfQsNC70LUg0YHQtdC30L7QvdCwINGA0LDQt9C80L3QvtC20LXQvdC40Y8g0LvQsNGB0YLQvtGH0LXQuiwg0LTQviDRgtC+0LPQviDQutCw0Log0L/RgtC40YbRiyDQvtGC0LvQvtC20LDRgiDRj9C50YbQsC4g0JvQsNGB0YLQvtGH0LrQuCDQv9GA0L7RgdGC0L4g0LLRjNGO0YIg0LTRgNGD0LPQuNC1INCz0L3QtdC30LTQsC4g0JAg0LLRgtC+0YDQvtC5INGB0LHQvtGAINC/0YDQvtC40YHRhdC+0LTQuNGCINCy0L4g0LLRgNC10LzRjyDQv9C10YDQstC+0LPQviDQv9C+0LvQtdGC0LAg0L/RgtC10L3RhtC+0LIsINC60L7Qs9C00LAg0L7QvdC4INC/0L7QutC40LTQsNGO0YIg0YHQstC+0Lgg0LTQvtC80LAuPGJyLz4NCsKgPGJyLz4NCjxpbWcgYWx0PSLQn9C10YnQtdGA0LAsINCz0LTQtSDQtNC+0LHRi9Cy0LDRjtGCINC70LDRgdGC0L7Rh9C60LjQvdGLINCz0L3QtdC30LTQsCDQtNC70Y8g0YHRg9C/0LAsINC90LDQv9C40YLQutC+0LIg0Lgg0LvQtdC60LDRgNGB0YLQsiIgc3JjPSJodHRwOi8vbWFpbmZ1bi5ydS91cGxvYWRzL2ltYWdlcy8wMS83MS8xNS8yMDE2LzAzLzI2LzU3NjA5MC5qcGciLz48YnIvPg0KwqA8YnIvPg0K0JHQvtC70YzRiNCw0Y8g0YfQsNGB0YLRjCDRgdC+0LHRgNCw0L3QvdGL0YUg0LPQvdC10LfQtCDQvtGC0L/RgNCw0LLQu9GP0LXRgtGB0Y8g0LIg0JPQvtC90LrQvtC90LMsINCz0LTQtSDQuNC3INC90LjRhSDQtNC10LvQsNGO0YIg0YHRg9C/LCDQvdCw0L/QuNGC0LrQuCDQuCDQu9C10LrQsNGA0YHRgtCy0LAuINCj0LTQuNCy0LjRgtC10LvRjNC90L4sINC90L4g0KHQqNCQINCy0YLQvtGA0L7QuSDQv9C+INCy0LXQu9C40YfQuNC90LUg0LjQvNC/0L7RgNGC0LXRgCDQv9GC0LjRh9GM0LjRhSDQs9C90LXQt9C0LiDQn9C+0YDRhtC40Y8g0YHRg9C/0LAg0LIg0YXQvtGA0L7RiNC10Lwg0YDQtdGB0YLQvtGA0LDQvdC1INGB0YLQvtC40YIg0L7QutC+0LvQviAxMDAg0LTQvtC70LvQsNGA0L7Qsi4g0JAg0YbQtdC90LAg0LfQsCDQutC40LvQvtCz0YDQsNC80Lwg0LHQtdC70L7Qs9C+INCz0L3QtdC30LTQsCDQvNC+0LbQtdGCINC00L7RgdGC0LjQs9Cw0YLRjCDQtNC+IDIg0YLRi9GB0Y/RhyDQtNC+0LvQu9Cw0YDQvtCyLjxici8+DQrQndC10YHQvNC+0YLRgNGPINC90LAg0YLQsNC60L7QuSDRgdC/0YDQvtGBINC4INCy0YvRgdC+0LrRg9GOINGG0LXQvdGDLCDRgdGC0YPQtNC10L3QuNGB0YLRi9C5INGB0YPQvyDQv9GA0LDQutGC0LjRh9C10YHQutC4INC90LUg0LjQvNC10LXRgiDQstC60YPRgdCwLCDQsCDQvdC10LrQvtGC0L7RgNGL0LUg0L7Qv9C40YHRi9Cy0LDRjtGCINC10LPQviDQutCw0LogwqvQsdCw0L3QsNC90L7QstGL0Lkg0LzQvtC70L7Rh9C90YvQuSDQutC+0LrRgtC10LnQu9GMINGB0L4g0YHQstCw0LvRj9Cy0YjQtdC50YHRjyDQu9Cw0L/RiNC+0LnCuy48YnIvPg0KwqA8YnIvPg0KPGltZyBhbHQ9ItCf0LXRidC10YDQsCwg0LPQtNC1INC00L7QsdGL0LLQsNGO0YIg0LvQsNGB0YLQvtGH0LrQuNC90Ysg0LPQvdC10LfQtNCwINC00LvRjyDRgdGD0L/QsCwg0L3QsNC/0LjRgtC60L7QsiDQuCDQu9C10LrQsNGA0YHRgtCyIiBzcmM9Imh0dHA6Ly9tYWluZnVuLnJ1L3VwbG9hZHMvaW1hZ2VzLzAxLzcxLzE1LzIwMTYvMDMvMjYvMzI2NjQ0LmpwZyIvPiI7fWk6MztzOjE4OiJObyB3b3JkJ3MgZm9yIHBhZ2UiO2k6NDtzOjMwOiJFTkQ6IHJlcGxhY2VfaW5fdGV4dF9zZWdtZW50KCkiO30= —>

Пещера, где добывают необычный деликатес — ласточкины гнезда (Фото)

Глубоко в джунглях острова Борнео находится расщелина в огромной горе известняковой породы.

  • Link
  • Viber
  • Facebook
  • Twitter
  • WhatsApp
  • Telegram
  • Gmail
  • Подпишись на TELEGRAM Подписаться
  • Читайте Telegraf.com.ua в Google News

  • Последнее
  • Для вас
  • Важное

Он оставил предсмертную записку.

Дата публикации 16:49

В 2022 году получатели субсидий могут столкнуться с проблемами нехватки средств у государства на их оплату

Дата публикации 14:22

Россия обвинила США и Украину в кибератаках на выборах в Госдуму

Дата публикации 13:51

Эксперт прокомментировал выпад Арсена Авакова в адрес советника главы ОП Алексея Арестовича

Дата публикации 12:42

Айдер Муждабаев прогнозирует очередную черную дыру для российского бюджета

Дата публикации 12:08

«Телеграф» составил таблицу с процентным соотношением смертности в каждой области Украины

Дата публикации 10:24

Голосование продлится с 17 по 19 сентября, то есть три дня.

Дата публикации 07:42

По данным американской разведки, боевики Аль-Каиды начинают проявлять себя в Афганистане

Дата публикации 07:34

«Заря» неудачно стартовала в еврокубках.

Дата публикации 16 сентября, 23:56

Вечерний дайджест главных событий 16 сентября

Дата публикации 16 сентября, 20:53

kak_eto_sdelano

  • Add to friends
  • RSS

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Глубоко в джунглях острова Борнео находится расщелина в огромной горе известняковой породы. Это вход в сложную систему пещер. И посещение этих пещер, надо сказать, не для слабонервных. Под сводами пронизывающих сырым холодом пещер нашли свой дом миллионы летучих мышей, а землю и стены заполонили тараканы, жуки жуткого вида и крысы. И конечно змеи, куда же без них, которые питаются как раз крысами и тараканами.

Посмотрим на место, где добывают азиатский деликатес — ласточкины гнезда?

Воздуха в пещерах такое ощущения нет, так как он пронизан аммиаком из-за птичьего помета. Глубина гуано на земле достигает примерно 3 метров. Всю эту красоту можно преодолеть только благодаря деревянным мостикам, по которым ходят посетители, желающие исследовать все чудеса пещеры ужасов.

Самые крупные пещеры Гомантонг в малазийском штате Сабах находятся в охраняемом лесу в заповеднике Департамента лесного хозяйства. Наибольшую известность пещеры приобрели благодаря многовековому гнездованию ласточек Салангани, чьи гнезда как раз используются для приготовления супа.

Салангани строят свои гнезда из ниток своей слюны, которая застывает, как только соприкасается с воздухом. Суп из этих гнезд считается дорогим деликатесом в китайской кухне не только из-за своей редкости, но и из-за предположительно высокой калорийности и большой пользы для здоровья. Правда, некоторые гнезда содержат и другой материал – перья и веточки, и называются черными гнездами. Но более «чистый» вариант ценится больше.

В этой же пещере с ласточками соседствуют и другой бегающий деликатес, но сегодня не будем рассказывать о его вкусовых качествах.

Сейчас сбор урожая гнезд строго регулирован, чтобы избежать вымирания птиц. Дважды в год с февраля по апрель и с июля по сентябрь, местные, имеющие на это разрешение, забираются на крышу пещер и собирают гнезда, используя при этом лишь ротанговую лестницу, веревки и бамбуковые шесты.

Сбор урожая в первый период происходит в начале сезона размножения ласточек, до того как птицы отложат яйца. Ласточки просто вьют другие гнезда. А второй сбор происходит во время первого полета птенцов, когда они покидают свои дома.

Большая часть собранных гнезд отправляется в Гонконг, где из них делают суп, напитки и лекарства. Удивительно, но США второй по величине импортер птичьих гнезд. Порция супа в хорошем ресторане стоит около 100 долларов. А цена за килограмм белого гнезда может достигать до 2 тысяч долларов.

Несмотря на такой спрос и высокую цену, студенистый суп практически не имеет вкуса, а некоторые описывают его как «банановый молочный коктейль со свалявшейся лапшой».

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите на адрес (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят тысячи читателей сайта Как это сделано

Читайте также  Один рассвет в Новосибирске

Отдельные фото из моих репортажей можно смотреть в инстаграме инстаграме. Жмите на ссылки, подписывайтесь и комментируйте, если вопросы по делу, я всегда отвечаю.

Также на ютюбе выходят мои интереснейшие ролики, поддержите его подпиской, кликнув по этой ссылке — Как это сделано или по этой картинке. Спасибо всем подписавшимся!

Пещера, где добывают ласточкины гнезда

Глубоко в джунглях острова Борнео находится расщелина в огромной горе известняковой породы. Это вход в сложную систему пещер. И посещение этих пещер, надо сказать, не для слабонервных. Под сводами пронизывающих сырым холодом пещер нашли свой дом миллионы летучих мышей, а землю и стены заполонили тараканы, жуки жуткого вида и крысы. И конечно змеи, куда же без них, которые питаются как раз крысами и тараканами.

Посмотрим на место, где добывают азиатский деликатес — ласточкины гнезда?

Воздуха в пещерах такое ощущения нет, так как он пронизан аммиаком из-за птичьего помета. Глубина гуано на земле достигает примерно 3 метров. Всю эту красоту можно преодолеть только благодаря деревянным мостикам, по которым ходят посетители, желающие исследовать все чудеса пещеры ужасов.

Самые крупные пещеры Гомантонг в малазийском штате Сабах находятся в охраняемом лесу в заповеднике Департамента лесного хозяйства. Наибольшую известность пещеры приобрели благодаря многовековому гнездованию ласточек Салангани, чьи гнезда как раз используются для приготовления супа.

Салангани строят свои гнезда из ниток своей слюны, которая застывает, как только соприкасается с воздухом. Суп из этих гнезд считается дорогим деликатесом в китайской кухне не только из-за своей редкости, но и из-за предположительно высокой калорийности и большой пользы для здоровья. Правда, некоторые гнезда содержат и другой материал – перья и веточки, и называются черными гнездами. Но более «чистый» вариант ценится больше.

В этой же пещере с ласточками соседствуют и другой бегающий деликатес, но сегодня не будем рассказывать о его вкусовых качествах.

Сейчас сбор урожая гнезд строго регулирован, чтобы избежать вымирания птиц. Дважды в год с февраля по апрель и с июля по сентябрь, местные, имеющие на это разрешение, забираются на крышу пещер и собирают гнезда, используя при этом лишь ротанговую лестницу, веревки и бамбуковые шесты.

Сбор урожая в первый период происходит в начале сезона размножения ласточек, до того как птицы отложат яйца. Ласточки просто вьют другие гнезда. А второй сбор происходит во время первого полета птенцов, когда они покидают свои дома.

Большая часть собранных гнезд отправляется в Гонконг, где из них делают суп, напитки и лекарства. Удивительно, но США второй по величине импортер птичьих гнезд. Порция супа в хорошем ресторане стоит около 100 долларов. А цена за килограмм белого гнезда может достигать до 2 тысяч долларов.

Несмотря на такой спрос и высокую цену, студенистый суп практически не имеет вкуса, а некоторые описывают его как «банановый молочный коктейль со свалявшейся лапшой».

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Александру Куксе (alxmcr@gmail.com) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Бигпикча и Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках и в гугл+плюс, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс материалы, которых нет здесь и видео о том, как устроены вещи в нашем мире.

Жми на иконку и подписывайся!

Спонтанный Крым, часть 3. Ласточкино гнездо, пещеры, паром.

В продолжение первой и второй частей.

На следующий день после посещения Ай-Петри у нас снова был запланирован переезд. На этот раз решили пожить пару дней купаясь в море, для чего выбрали маленькую деревушку Курортное в районе Коктебеля. Ну а по дороге было запланировано посещение Воронцовского дворца, Ласточкиного гнезда, Ливадийского дворца, и Красной пещеры.

Первая остановка — Воронцовский дворец. Честно говоря — не впечатлил. Производит впечатление довольно современной постройки, обитой сайдингом. =))

Немного побродив вокруг, поехали в сторону знаменитого Ласточкиного гнезда. Подъезжаем — большая парковка, забитая автомобилями, от нее указатель куда идти в гнезду. Знак платной парковки стоит. Паркуюсь, выхожу — подбегает некое чудо и озвучивает ценник — 150 рублей в час, 300 рублей — до вечера. Тихо офигеваю, в московских аэропортах зачастую цены ниже. Из принципа садимся машину и едем искать бесплатные места, но власти позаботились чтобы везде вокруг остановка была запрещена даже там, где есть широкая обочина и даже размечены стояночные места. =))
Ну то есть буквально, широкая размеченная елочкой парковка вдоль дороги, стоит знак остановка запрещена и знак «работает эвакуатор». Однако парковка почти полная. Учитывая что за все время в Крыму мы не видели ни одного эвакуатора, да и ГАИ почти не встречали, паркуемся на свой страх и риск.

Народу очень много, внутрь не пошли, там какая-то давка наблюдалась, да и внутри какая-то унылая выставка. А раньше вроде ресторан был.Возвращаемся к машине — стоит родимая, никто ее не эвакуировал. Сэкономили 300 рублей. Двинулись на Ливадийский дворец.

Ливадийский дворец тоже не особо впечатлил, чота не поклонник я такой архитектуры. К тому же очень жарко вокруг, до дворца пришлось идти довольно долго, потому что опять решили не кормить парковщиков. К сожалению крымчане начинают осваивать парковочный бизнес, делая деньги из воздуха. Возле многих достопримечательностей еще можно парковаться бесплатно, но основные уже окружены платными парковками и знаками остановка запрещена. Благо пока нет эвакуаторов и ГАИ.

Погуляв вокруг дворца, поев мороженого, решили двинуться к крайней на этот день достопримечательности — Красной пещере. Вбил название в Яндекс.Навигатор, проложился маршрут, поехали. Однако маршрут привел нас к какой-то горе, без каких-либо признаков пещер и вообще туристической активности. Зато по дороге нам попались указатели на Мраморную пещеру. Начали гуглить что это, фотографии порадовали, и мы поехали по указателю. Кроме того, вбили в навигатор на этот раз Мраморную пещеру, и он снова построил маршрут. Сначала асфальт стал плохим, ощущение было что его немцы в войну разбомбили, и с тех пор ничего не поменялось. Затем закончился и плохой асфальт, и грунтовая дорога повела в гору. Навигатор показывал что до конца маршрута осталось 7 километров. =))

Ну, делать нечего, поползли. В принципе грунтовка неплохая, для машин с нормальным клиренсом вообще не проблема. Но у А5 клиренс очень уж мелкий, а в горах попадаются камни, поэтому ползли медленно. Как оказалось — все 7 километров идут в сплошную гору, и все 7 идет грунтовка, местами лучше, местами похуже. В итоге эти 7 километров мы проползли где-то за полчаса, а залезли на очень красивую высоту.

На самом верху, в конце маршрута, на последних ста метрах вдруг снова появляется асфальт, и большая парковка. Запарковались, огляделись внимательно — у нас конечно самый низкий клиренс на парковке. =)))

Читайте также  Церковь Святого Леопольда в Вене

Мраморная пещера. Не могу вспомнить сколько стоил вход, но что-то в районе 1500 за полную экскурсию по всем доступным лазам на всех троих. Внутри пещеры прохладно, в районе 14 градусов всегда. Мы поперлись в шлепках и футболках, благо на входе бесплатно выдают куртки. Оделись в чужие куртки и далее была часовая экскурсия. Пещера большая, красивая, обязательно стоит посетить, рекомендую. На телефон в темноте сложновато снимать, но уж как получилось — так получилось.

Из пещеры поехали заселяться в отель. Кстати спускаться по горной грунтовке сложнее, чем подниматься. Опять таки, из-за клиренса. Когда ползешь вверх — морда разгружена, клиренс спереди больше. Когда ползешь вниз — морда загружается, клиренс меньше, да и камни, препятствия видно хуже. Пару раз цепанули пластиком, ободрали эслайновскую губу бампера.

На крым опустилась ночь, до пункта назначения оставалось совсем немного, какие-то 20 километров. Мы уже предвкушали что через полчаса будем в отеле, но Яндекс.Навигатор решил по-своему. Вообще эта шайтан программа очень своеобразно работает в Крыму, часто норовит срезать маршрут через какие-то непролазные лази, грунтовки, тупики и прочие проселки. То есть по хорошей дороге ехать 10 километров, а по убитой разбитой грунтовке — 8. И Яндекс прокладывает путь по короткой дороге. =))

Учитывайте этот факт в Крыму при пользовании Яндексом. Мы вот не учли, и свернули по его указанию, когда до цели оставалось совсем немного. Мне этот поворот сразу не понравился, уж больно на тонкую убогую дорожку мы свернули с нормальной трассы. Но по каким-то причинам мы не стали перепроверять маршрут, и поехали далее, благо асфальт был довольно ровный. Дальше картина маслом — 11 часов ночи, тишина, темнота, дорога становится все хуже и хуже, пропадают всякие следы цивилизации, если поначалу попадались какие-то домики, постройки, то затем они сменились какими-то «секретными объектами» с колючей проволокой, развалинами, заброшенными домами… Затем пропали и эти отголоски человечества, и дорога ушла в горный лес. Одновременно стали появляться огромные ямы, вырванные куски асфальта, упавшие ветки деревьев. Дочь с женой затихли, испугавшись. Поворачивать обратно было уже поздно — уже проехали слишком много, вроде как большую половину уже прошли. Дальше были полчаса езды при свете фар в полной тишине и темноте, по давно заброшенной дороге, по которой даже местные явно не ездят. Нам не попалось ни одной машины за весь маршрут. Пару раз дорога была настолько плохая, а ямы настолько глубокие, что приходилось выходить с фонариком и смотреть как протиснуться. Но закончилось все хорошо, через час мы все же выползли обратно к цивилизации, преодолев какую-то гору. Срезали, блин! =))

Курортное — богом забытая деревня. Зато все дешево, и на пляже не слишком многолюдно. Есть красивая заброшенная обсерватория на горе рядом, вход — свободный.

истории Истории

Если ты тронут прочтением блога, нестерпимо возжелал в знак благодарность закинуть автору бабла за его трудоработы неземные, то я с радостью пойду тебе навстречу, оставив номер карты Сбербанка — 5336 6901 4624 2047. А дальше ты знаешь что делать, бро!

четверг, 24 марта 2016 г.

Пещера, где добывают ласточкины гнезда (9 фото)

Глубоко в джунглях острова Борнео находится расщелина в огромной горе известняковой породы. Это вход в сложную систему пещер. И посещение этих пещер, надо сказать, не для слабонервных. Под сводами пронизывающих сырым холодом пещер нашли свой дом миллионы летучих мышей, а землю и стены заполонили тараканы, жуки жуткого вида и крысы. И конечно змеи, куда же без них, которые питаются как раз крысами и тараканами.

Посмотрим на место, где добывают азиатский деликатес — ласточкины гнезда?

Воздуха в пещерах такое ощущения нет, так как он пронизан аммиаком из-за птичьего помета. Глубина гуано на земле достигает примерно 3 метров. Всю эту красоту можно преодолеть только благодаря деревянным мостикам, по которым ходят посетители, желающие исследовать все чудеса пещеры ужасов.

Самые крупные пещеры Гомантонг в малазийском штате Сабах находятся в охраняемом лесу в заповеднике Департамента лесного хозяйства. Наибольшую известность пещеры приобрели благодаря многовековому гнездованию ласточек Салангани, чьи гнезда как раз используются для приготовления супа.

Салангани строят свои гнезда из ниток своей слюны, которая застывает, как только соприкасается с воздухом. Суп из этих гнезд считается дорогим деликатесом в китайской кухне не только из-за своей редкости, но и из-за предположительно высокой калорийности и большой пользы для здоровья. Правда, некоторые гнезда содержат и другой материал – перья и веточки, и называются черными гнездами. Но более «чистый» вариант ценится больше.

В этой же пещере с ласточками соседствуют и другой бегающий деликатес, но сегодня не будем рассказывать о его вкусовых качествах.

Сейчас сбор урожая гнезд строго регулирован, чтобы избежать вымирания птиц. Дважды в год с февраля по апрель и с июля по сентябрь, местные, имеющие на это разрешение, забираются на крышу пещер и собирают гнезда, используя при этом лишь ротанговую лестницу, веревки и бамбуковые шесты.

Сбор урожая в первый период происходит в начале сезона размножения ласточек, до того как птицы отложат яйца. Ласточки просто вьют другие гнезда. А второй сбор происходит во время первого полета птенцов, когда они покидают свои дома.

Большая часть собранных гнезд отправляется в Гонконг, где из них делают суп, напитки и лекарства. Удивительно, но США второй по величине импортер птичьих гнезд. Порция супа в хорошем ресторане стоит около 100 долларов. А цена за килограмм белого гнезда может достигать до 2 тысяч долларов.

Несмотря на такой спрос и высокую цену, студенистый суп практически не имеет вкуса, а некоторые описывают его как «банановый молочный коктейль со свалявшейся лапшой».


Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: