Путь Авраама. Главная дорога мира былых времен - KRINTEL.RU

Путь Авраама. Главная дорога мира былых времен

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Видео

Рубрики

  • Политика нов (2440)
  • Изображения (1147)
  • Юмор (1138)
  • (4)
  • Искусство1 (1060)
  • Природа (922)
  • История1 (772)
  • Путешествия (719)
  • (3)
  • Идеология (495)
  • Нац.отношения (411)
  • Наука (383)
  • Древности (367)
  • Мысли (362)
  • Мысли1 (276)
  • (4)
  • Справочная (358)
  • (2)
  • Галопом по Европам (350)
  • Разное (261)
  • Народное творчество (261)
  • Личности (207)
  • (3)
  • Непознанное (189)
  • (2)
  • Мы не одни! (82)
  • Русь изначальная (76)
  • Политика (71)
  • Искусство (67)
  • (7)
  • Музыка (59)
  • История (54)
  • (1)
  • ЦИВИЛИЗАЦИИ (46)
  • Наши песни весело поют! (14)
  • Литература (14)
  • Это надо помнить! (12)
  • Корни (11)
  • Медицина (9)

Музыка

Цитатник

Английский иллюстратор Dominic Davison Английский иллюстратор Dominic Davison http://s018.radika.

Письмо Меркель Путину (почти по Пушкину) .

УЭСТ, БЕНДЖАМИН УЭСТ, БЕНДЖАМИН (West, Benjamin) (1738–1820), американский живописец, жил и р.

Die Klavierspielerin. 1920 Jos Ferraz de Almeida Jnior (1850–1899) Model’s rest 188.

Новости

Фотоальбом

Приложения

  • Я — фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо
  • Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее
  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Онлайн-игра «Большая ферма»Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • 5 друзейСписок друзей с описанием. Данное приложение позволяет разместить в Вашем блоге или профиле блок, содержащий записи о 5 Ваших друзьях. Содержание подписи может быть любым — от признания в любви, до

Я — фотограф

Статуэтки из фарфора Италия.

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Путь Авраама.

В Средневековье европейские страны были соединены между собой сетью паломнических троп, названных Путь Святого Иакова и ведущих в город Сантьяго-де-Компостела на северо-западе Испании. В последние же несколько десятилетий они возродились в качестве самого популярного в мире туристического пешеходного маршрута длиной несколько сот километров.

Схожая история произошла несколько лет назад на Ближнем Востоке, где благодаря стараниям профессора антропологии из Гарварда Вильяма Юри (William Ury) был возрожден древний маршрут, дорога вдоль которой в течение многих столетий проходили народы, чье наследие стало основой нашей Цивилизации.

Начинается этот Путь в иракском городе Уре, проходит через Сирию, Турцию, Иорданию, Израиль, Саудовскую Аравию и Египет. Но восстановленная и промаркированная в качестве туристического маршрута его часть начинается в Израиле и заканчивается в Турции, имея при этом длину 1200 километров.

Самый популярный на данный момент ее отрезок находится в Турции в окрестностях города Урфа. Пройдя по нему 170 километров, туристы открывают для себя остатки древних городов, римское наследие региона, удивительной красоты природу и гостеприимность местных жителей-курдов, которые с появлением проходящего через их села и поселки Пути Авраама, с радостью распахнули двери своих домов для гостей со всего мира. Конечно, не бесплатно, а за определенную цену, впрочем, совершенно небольшую.

Путь Авраама

Путь Авраама — это маршрут культурного туризма на Ближнем Востоке, следующий по древним стопам Авраама, которого почитают как праотца более чем половина человечества, в том числе христиане, мусульмане и иудеи.

Путь Авраама — это маршрут культурного туризма на Ближнем Востоке, следующий по древним стопам Авраама, которого почитают как праотца более чем половина человечества, в том числе христиане, мусульмане и иудеи.

Помощь в воссоздании пути Авраама являлась одним из моих важнейших увлечений. В первом путешествии с двадцатью тремя спутниками я проехал на автобусе через пять стран, по всему пути от Харрана в северной Месопотамии, где Авраам отправился в путешествие четыре тысячи лет назад, в Хеврон в центре Западного берега, где он похоронен. В Гарварде мы с коллегами в течение многих лет изучали возможность воссоздания этого древнего пути как способа вдохновить враждующие культуры и конфессии на большее понимание.

Скептики говорили, что пройти через регион, охваченный конфликтом, окажется невозможно, но мы были полны решимости показать всему миру, что в силах это сделать.

После двенадцати дней пути на автобусе, множества остановок в местах, связанных с Авраамом, и бесед с местными гражданскими, религиозными и политическими лидерами мы пересекли реку Иордан и прибыли в город Вифлеем на палестинском Западном берегу. Атмосфера была напряженной, поскольку наш визит совпал со второй годовщиной смерти президента Палестины Ясира Арафата. Ожидались демонстрации — и кто знал, что еще?

Мы посетили древнюю церковь, расположенную на вершине исторического места рождения Иисуса, и затем пошли через улицу к Центру мира на площади Мангер. Там мы сели за огромный квадратный стол, чтобы представить проект Пути Авраама сорока палестинским лидерам — некоммерческих организаций, религиозных институтов и государственных ведомств — и выслушать их мнения.

На встрече присутствовал министр туризма, а также губернатор Хеврона, главный судья Палестины и имам мечети Ибрагима, исторического места захоронения Авраама.

Некоторые палестинские коллеги положительно комментировали наши идеи, другие осторожно критиковали, но были и те, кто выражал подозрение, враждебность и даже агрессию.

«Проект неясен и неоднозначен, — заявил один из присутствующих. — Что такое Всемирный проект по переговорам, который подал эту идею? Кто за ним стоит? Связан ли он каким-то образом с иностранными спецслужбами и правительствами?» Во время разговора с площади доносились звуки выстрелов. Я чувствовал, как нервозность наполнила комнату.

Тогда заговорил другой лидер: «Я призываю инициаторов почувствовать сердцебиение палестинской улицы. У нас уже имеется горький опыт, и мы боимся заговоров. Кто принимает участие в этом? В чем заключается роль Израиля?»

И еще один: «Сколько палестинцев окажется в числе руководителей? Вы должны принять четкую политическую позицию Палестины. Для нас мир — вопрос жизни и смерти».

Атмосфера накалялась, поскольку каждый выступающий старался в своей жесткости превзойти предшественника. Наконец, после двух часов резких и критических замечаний, все взгляды обратились к нам, и мой коллега Элиас попросил меня ответить.

Я не знал точно, что сказать. Находясь под атакой, я спрашивал себя:

«Был ли путь Авраама просто несбыточной мечтой, родившейся у наивных чужеземцев и обреченной на провал, как и многие другие благонамеренные проекты?»

Я чувствовал, что моя заветная мечта ускользает, разбиваясь о холодную реальность. Но затем мне удалось подняться на балкон, понаблюдать за своими мыслями и чувствами, успокоиться и повернуться к проблеме. Палестинские лидеры задали много скептических вопросов, установили жесткие условия и нарисовали красные ограничительные линии.

Каким образом я мог уменьшить недоверие и заручиться поддержкой критиков, при этом сохранив проект аполитичным? Я подумал, что, попытавшись рассудительно ответить на каждый из вопросов, я займу оборонительную позицию и только усилю подозрения. Независимо от того, что я отвечу, этого будет недостаточно, чтобы удовлетворить оппонентов. И я попытался посмотреть на них новыми глазами, войти в их положение.

За подозрительными и критическими замечаниями я расслышал боль исключения, объяснимо сильную для людей, живущих в тяжелых условиях. От нее я знал единственное средство — включение. И я решил, что единственное, что я могу сделать, — перейти на их сторону.

«Я благодарен за ваши комментарии. Друзья — это люди, сообщающие тебе правду, даже если ее непросто слышать, — сказал я группе палестинских лидеров. — Я понимаю ваше недоверие, вызванное болезненным опытом. Ваши вопросы и замечания, без сомнения, справедливы.

Ключевой момент состоит в том, что вы обращаетесь к нам как к руководителям проекта, но мы совершенно не считаем себя ими. Да, мы изучали его социальный и экономический потенциал. Однако истинными руководителями могут быть только люди, проживающие на каждом участке пути. И здесь, на данном отрезке, руководителями должны стать палестинцы.

Мы способны изучить потенциал проекта и поддержать вас, но руководящая роль принадлежит вам. Вам не нужно спешно принимать решение. Мы можем ждать, пока вы не скажете, что готовы и что вы бы хотели сделать».

Вместо отклонения критики или защиты наших идей я принял беспокойство оппонентов и предложил им взять на себя инициативу. Конечно, я сознательно рисковал — тут проект мог бы и закончиться, — но риск в данной ситуации казался мне необходимым.

Атмосфера заметно разрядилась. Мяч вдруг оказался на стороне палестинских лидеров. Они начали обсуждать между собой, как поступить. Кто-то заметил, что проект полезен для народа Палестины. Постепенно они стали брать инициативу на себя, в конце один из самых жестких критиков заявил, что с оптимизмом смотрит на проект. Министр туризма и имам были в настоящем восторге. К ужину уже все расслабились, и мы начали приходить к соглашению.

За ужином коллега спросил меня: «У меня было чувство, что в нас стреляют сорок винтовок. Как тебе удалось уклониться от всех пуль?»

Читайте также  Страны, где запрещен алкоголь

Правда заключалась в том, что я не пытался уклониться ни от одной из них.

Я просто нашел способ ответить на отвержение уважением, а на исключение включением, или, другими словами, сказать «да» в ответ на «нет».

Во время той встречи родился путь Авраама. Западный берег вначале казался нам самым сложным участком пути Авраама, но в течение следующих лет именно там было наилучшее местное руководство среди всех сообществ, участвующих в проекте. Этот отрезок привлекал большую часть пеших туристов. Путь Авраама стал официальной культурной пешеходной тропой в ряде стран по всему Ближнему Востоку, он притягивал тысячи путешественников со всего мира, а журнал National Geographic признал его лучшим в мире новым пешеходным маршрутом.

Тропа все еще молода, но ее долгосрочная цель — подарить понимание, процветание и надежду региону, полному боли и отчаяния.

Совсем не просто изменить динамику сложных взаимодействий с враждебности на уважение, особенно находясь под атакой, но это сулит огромное вознаграждение. Проявляя уважение, мы получим больше шансов обрести уважение в ответ. Принимая, мы, скорее всего, будем приняты. Включая других, нас, вероятно, тоже включат. Если мы можем сказать «да» достоинству окружающих, достигнуть согласия окажется намного проще, и наши взаимоотношения дома, на работе и в мире станут продуктивнее и удовлетворительнее.

В процессе достижения согласия с собой у нас осталась последняя задача — изменить мышление «выиграл-проиграл», часто мешающее прийти к взаимовыгодным решениям.

Уильям Юри. Договорись с собой. и другими достойными оппонентами.

Путь Авраама

Когда опустилась ночь, Авраам рассудил, что божеством может быть луна. Но и эту мысль он оставил, ведь луна светит только ночью и не может быть более могущественной чем солнце, которое светит днем. В конце концов, Авраам сделал вывод о присутствии Всевышеего.

Авраам был первым из людей, кто в эпоху процветания идолопоклонства решительно и открыто восстал против верований своего времени и стал призывать служить Единому Б-гу. В Торе рассказывается, что на самом деле Авраам не объявил какую-то новую религию, но призвал человечество вернуться к когда-то оставленной людьми истинной вере в Единого Б-га и Его семь заповедей. И это при том, что Авраам не был «белой вороной» в своем времени. У него было все: именитые и благородные родители (его отец Тэрах был главным министром Нимрода — царя тогдашней сверхдержавы Вавилона), престижное, как сказали бы сейчас образование и т. д. Одно только то, что он прекрасно знал и разбирался в астрологии — королеве наук по тем временам — уже подтверждает то, что Авраам был человеком своего времени. И тем не менее, Авраам всю свою жизнь продолжал искать Единого Б-га, нашел Его и стал работать с другими, чтобы находили Его и шли Его путями.

Авраам, обладая необыкновенным умом, признал Творца совершенно самостоятельно, придя к этому выводу путем наблюдения и рассуждений. «Может быть, мне следует поклоняться земле, — рассуждал он, — ибо ее плодами кормится человек? Однако земля не всесильна, она зависит от неба, дарующего дождь. Должен ли я поэтому поклоняться небесной тверди? Ясно, что над твердью небесной правит солнце, благодаря теплу и свету которого жив мир. Наверное, тот могущественный Б-г, Который сотворил меня и всю вселенную — это солнце!»

Авраам пал ниц перед солнцем. Но когда опустилась ночь, и солнце скрылось, чтобы дать дорогу луне, Авраам рассудил, что божеством в неменьшей степени может быть и луна. Но и эту мысль он оставил, поняв, что поскольку луна светит только ночью, то она не может быть более могущественной чем солнце, которое светит только днем. В конце концов, с помощью наблюдений за регулярной сменой дня и ночи, времен года, за всеми законами природы, Авраам сделал вывод о присутствии Всемогущего и Мудрого Творца, Который стоит за всем этим. «Как происходит, — спросил Авраам сам себя, — что небесные тела восходят и заходят в определенное время? Очевидно, должен существовать какой-то один высший Разум, направляющий их».

«Я не видел Творца, — сказал Авраам, — но в силах понять, что только Могущественный и Милосердный Б-г мог создать этот изумительный мир вокруг меня и что только Его высший разум способен поддерживать существование этого мира. Ему Одному я и буду поклоняться!»

У отца Авраама, Тэраха, была сеть крупных магазинов, или как мы бы сейчас сказали транснациональная корпорация со штаб-квартирой в Вавилоне по производству, менеджменту и торговле фигурками идолов. Авраам же делал все, чтобы убедить людей не покупать их. Однажды случилось так, что отцу пришлось отправиться в поездку, и он оставил свою лавку на попечение уже повзрослевшего Авраама. Сыну он дал такие наставления: «Чем больше размер божка — тем более высокую цену проси. И чем важнее будет клиент — тем большего божка предлагай».

Однажды в лавку зашел внушительного вида широкоплечий мужчина.

Дай мне большого идола, как это и приличествует моему положению! — высокомерно обратился он к юноше. Авраам вручил ему самого большого идола, какой только был на полках, и мужчина достал из кошелька крупную сумму денег.

— Сколько тебе лет? — спросил у него Авраам.

— И тебе не стыдно поклоняться идолу, которому всего лишь день от роду? — спросил Авраам. — Мой отец изготовил его вчера!

Смутившись, мужчина взял деньги обратно и ушел.

Вошла старая женщина. Она рассказала юному продавцу, что ночью к ней в дом залезли воры и украли всех божков.

— Вот как? — спросил Авраам. — Если твои божки не в состоянии защитить себя от грабителей, то как же ты надеешься, что они будут защищать тебя?

— Ты прав, — признала женщина. — Но кому же нам тогда служить?

— Творцу неба и земли, Создавшему меня и тебя и всех людей, — ответил Авраам.

Женщина ушла, ничего не купив.

Пришла другая женщина и принесла миску муки в виде подношения божкам. Тогда Авраам взял топор и вдребезги изрубил всех идолов, кроме самого большого. Когда Тэрах вернулся из своей деловой поездки и увидел разгром в своей лавке, он закричал: «Что здесь произошло?»

— Зачем мне скрывать от тебя правду? — ответил Авраам. — Пока тебя не было, пришла женщина и принесла им в жертву немного муки. Каждый из этих божков воскликнул, что хочет есть первым. Тогда самый большой идол так разъярился, что схватил топор и разбил всех остальных!

— Что за чепуха? — удивился Тэрах. — Ты не хуже меня знаешь, что они не едят, не двигаются, и тем более не дерутся!

— Вот как? — возразил Авраам. — Если все так, как ты говоришь, то почему ты тогда им служишь?

Однажды настала очередь Тэраха — отца Авраама и главного министра Нимрода — совершать ритуальное служение перед божками в царском дворце. Тэрах взял Авраама с собой в столицу. Они пришли во дворец Нимрода и их ввели в большой зал, где находилась большая коллекция божков разной масти из золота, серебра, меди, дерева и даже камня.

Тэрах внес в зал вино, хлеб и расставил подносы перед божками. Все слуги удалились. «Возьмите это, ешьте и пейте!» — сказал Авраам громко. Но ни один из идолов не шелохнулся и не проронил ни звука.

— Ты же видишь, им грош цена, — заметил Авраам отцу, после чего начал сбрасывать всех идолов на пол в одну большую кучу. Онемевший отец стоял неподвижно. Затем Авраам поджег идолов и бежал из дворца.

Впоследствии, когда Авраам предстал перед Нимродом, которого его поведение так возмутило, что он возжелал лично лицезреть «изменника» — тот надеялся убедить его признать свою неправоту и поклониться идолам, а заодно и ему самому.

— Давай вместе поклонимся огню, — предложил он Аврааму. — Очевидно, что огонь могущественнее любой другой стихии.

— Если так, — отвечал Авраам, — то лучше совершить служение воде, ибо в ее власти погасить огонь.

— Отлично! Давай поклонимся воде.

— Но облака сильнее воды, ибо они ее приносят.

— Так будем поклоняться облакам!

— Но ветер рассеивает облака, так что он должен стоять выше их.

— Не возражаю. Будет молиться ветру! Падай ниц вместе со мною.

— Нет, человек сильнее ветра, ибо он наполнен воздухом, несмотря на отверстия в теле.

Эти слова вывели Нимрода из себя.

У Авраама впереди было еще много испытаний. Десять лет он проведет в тюремных подземельях Нимрода за свои действия в его дворце, ничуть не поколебавшись в своей вере. Ему придется побывать в огненной печи Ур Касдим, которую подготовили для него в качестве формы осуществления смертного приговора, вынесенного за его убеждения, и из которой он будет чудесным образом спасен Самим Всевышним. Ему предстоит война против четырех царей и риск спасения Сары из дворцов египетского фараона и палестинского царя. И еще много-много всего, о чем можно прочитать в Торе.

Читайте также  Природа одного поселка

Возникает вопрос, если один человек способен на такие жертвы и испытания ради истинной веры в Творца и удостаивается таких великих чудес за это, тогда на что же способно все человечество, прими и тщательно соблюдай оно все семь законов потомков Ноаха?

Новое в блогах

Сообщество «Политика — объективный и полноценный взгляд»

Пророчество монаха Авеля: Путин умрет от смертельной раны.

«Этот человек будет южного рода и дважды изменит внешность. Большие бедствия потерпит от него Русь, он погибнет от смертельной раны », — сказал когда-то схимонах Авель, передает Коррупция.Инфо

В пророчестве несколько не понятно почему именно с юга. Однако, то что речь идет о преемнике великана Бориса не оставляет место для фантазии

За свои предсказания монах Авель жестоко поплатился. Он предсказал, когда умрут императрица Екатерина II и император Павел I, предсказал нашествия французов и сожжения Москвы, за что попал в тюрьму. Там он провел 20 лет, а затем по приказу императора Николая I Авель был заточен в Спасо-Ефимьевський монастырь, где и умер. В «Русской старине» за 1875 год были напечатаны выдержки из писем Авеля, с его «Жития» и «зело престрашных книг», в которых по мнению экспертов, и было пророчество для России.

«После семи десятков лет запустения бесы уйдут из России. Те, что останутся, будут переодеваться в «овечьи личины», оставаясь при этом хищными волками. Бесы будут править Русью, но под другими знаменами. На Руси появится второй Борис, титан-великан. Россия окажется на грани распада и уничтожения, и под видом возрождения былого величия будет уничтожаться последнее. После многих лет гадости и запустения, когда бесы будут терзать Россию, великан неожиданно уйдет, оставив после себя множество загадок. Великан будет блуждать по лабиринту, а на плечах у него будет сидеть невысокий человек с черным лицом( так называли иностранных шпионов). Он будет наполовину лысый наполовину волосатый и долго останется неизвестным, а потом будет выполнять роль слуги.

Этот человек будет южного рода и дважды изменит внешность.

Большие бедствия потерпит от него Русь, но пришел он и погибнет от смертельной раны. Будет война в горах, на Кавказе продолжительностью 15 лет, потом третья Таврическая война, там появится полумесяц и разделенная Таврида будет кровоточить. И потом посадят на престол несмышленого юношу, но его вместе со свитой объявят самозванцами и погонят с Руси.

Бесы, рвущихся к власти, разобьются о медвежью голову и лапы, в которые воплотится дух предков русских. И придут самые страшные для Руси десять царей на час, тридцать тиранов на час: человек со шлемом и забралом, не раскрывает своего лица, безликий меченосец, закованный в кольчугу, проливающий кровь. Он из болота, а глаза его отливают зеленью, будет у власти, когда у него сойдутся две пятерки. Он упадет, но опять поднимется до высот и станет мстить всем за унижение. Его долго не смогут свалить, но потом он будет сброшен в бездну.

Другой будет длинноносым, ненавистным всем, но сплотит вокруг себя большую силу. Человек, сидящий на двух престолах соблазнит еще пять таких же, как он, но на четвертой ступеньке лестницы они упадут бесславно. Человек с нечистой кожей. Он будет наполовину лысый наполовину волосатый. Мелькнет метеором меченый и на смену ему придет Хромой, искалеченный, который будет страшно цепляться за власть. Затем Большая Дама с золотыми волосами приведет тройку золотых колесниц.

Hа самом юге черного арапського царства возникнет вождь в голубой чалме. Будет он метать страшные молнии и многие страны превратит в пепел. Будет большая изнурительная война креста с полумесяцем, в которую вмешаются мавры продолжительностью в 15 лет. Разрушится Карфаген, который будет возрожден и князь Карфагена будет третьим столпом объединения войск полумесяца. В этой войне будет три волны — туда и обратно. Когда страшная гибель грозит всем, придет Стремительный Государь, Великий Всадник, недолго правящий великий государь, Великий Гончар. Буде он душой и помыслами чист и обрушит меч свой на разбойников и воров. Hи одна тать не избежит расправы или позора. Пять бояр, близких к царю, будут преданы суду. Первый боярин — судья. Второй боярин бежит за границу и будет там пойман. Третий будет воевода. Четвертым будет рыжий. Пятого боярина найдут мертвым в своей постели. Начнется крупное обновление.

На Руси будет большая радость — возвращение короны и принятие под корону всего большого древа ».

Путь Авраама. Главная дорога мира былых времен

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Abraham Path — путь Авраама

Туристическая тропа, пересекающая границы государств, тропа протяженностью 1200 км, соединяющая Турцию, Сирию, Иорданию и Израиль, тропа по которой пойдут евреи, мусульмане и христиане. Возможна ли такая тропа?
Да. Ведь это не просто еще один туристический маршрут. Это путь Авраама – отца монотеизма.
Авраам родился в городе Ур Касдим ( Ирак) и со всей своей семьей кочевал вначале в Харан ( Турцию), затем далее на юг по странам плодородного полумесяца. Халеб, Дамаск, Аман, Иерихон, Шхем, Хеврон, Беер Шева.
По мусульманской традиции повеление всевышнего «лех леха», т.е. «иди и иди» он получил в городе Урфа и именно от сюда ныне, спустя 4000 лет прокладывается тропа, по которой пойдут современные потомки Авраама.

Эта дорога полна разнообразных пейзажей, проходит по странам с совершенно разными культурными традициями. Эта дорога, которая должна стать объединяющим началом для более 3 миллиардов людей и в этом пути можно узнать природу и историю, познакомится с местными людьми и местной культурой.

Идея проложить путь Авраама возникла около 10 лет назад в Гарвардском университете и антрополог Юри Вильям (William Ury ) продвигает этот проект на ближнем востоке.
Уже размечены и подготовлены и первые участки тропы и уже первые еврейско-христианско-мусульманские паломники -туристы шагают ногами там, где 4000 лет назад прошёл Авраам.

В Израиле путь Авраама на данный момент проложен от горы Амаса, что на юге хевронского нагорья по древней римской дороге до тель Арад, через бедуинскую деревню Дуриджат к тель Шева, к Беер Шеве и парку Грар.
И хоть нет и быть не может археологии Авраама, но окружающие нас пустынные пейзажи, словно иллюстрации к книге «Берешит». Ущелья и холмы, редкие деревца пустынной акации и дерева Эшель, на участках с еще оставшейся после зимних дождей травой пасутся бедуинские стада.

В апреле на севере Израиля еще вовсю зелено, но в пустыню уже пришло лето и не смотря на прохладную погоду сухая желтая трава и серые колючки – вот и вся местная растительность.
Найти в таком пейзаже яркую колючку – это все равно, что встретить газон цветов. Не зря говорят: в пустыне каждая колючка – цветок.

Авраам прошел по всей этой земле и в Беер Шеве окончательно превратился в оседлого жителя. Ведь там он вырыл колодец и посадил дерево. Кочевники не сажают деревья!

Авраам – Иври. Не израильтянин, не иудей. Авраам был семитом и он был перешедшим через территории и через страны, он был первым евреем, первым «иври», и он принес на эту землю идею единого б-га.
Именно в этих пустынных пейзажах появляется монотеизм, вера в единого бога.
И сейчас, спустя 4000 лет, мы поднимаемся на вершину горы с круговым обзором на все четыре стороны и видим огромный мир, такой разнообразных и одновременно такой изначально общий, словно сделанный по проекту одного творца.

Далее мы идем по древней римской дороге. Эта армейская дорога, по видимости была построена во 2-ом веке н.э. во время Адриана. На дороге до сих пор хорошо сохранились ступени и поэтому перевал так и называется «маале даргот». И именно по таким дорогам шли римские легионеры и торговые караваны, но главное, по этим же дорогам распространялось по земле мировоззрение Авраама. Распространялось христианство, а потом и ислам.
И не смотря на разрушение Храма, все больше и больше людей искали и находили б-га.
Связь между миром Авраама и миром Греческо-римской империи произошла на уровне эстетики, логики, законов и культуры народов. Результат этого соединения наш сегодняшний мир и любой человек может почувствовать тут свои корни. Свои истоки.

Может именно поэтому такой маленький Израиль постоянно упоминается во всех средствам массовой информации, Израиль главный действующее лицо всех новостных сводок. Израиль – это объединяющее начало современного мира.
А окрестные пейзажи гор Негева, и гор Хевронского нагорья не изменились за последние тысячелетия. И в израильской крепости времен царя Соломона, на стратегической вершине тель Арада найден израильский жертвенник, чудом сохранившийся со времен 1-ого Храма.

Значение библейского Арада велико. В период ранней бронзы тут уже находился город. Город, в котором процветала торговля и промышленность. Технология и знания постепенно становились способом существования людей. И начавшийся процесс глобализации изменил архитектуру и общественное устройство зарождавшейся цивилизации.
Ведь город и страна – это не семья, не клан. Поменялась даже архитектура — строения становятся на круглыми, а квадратными, и центр выносится за пределы дома, в центр города. Так появилось общество.
И хотя затем Арад был разрушен, значение его в процессе урбанизации велико. Поэтому и было решено включить тель Арад как важную станцию на пути Авраама.

Читайте также  Potamaki Beach Hotel

Следующая остановка, а возможно и ночевка на пути Авраама – бедуинская деревня Дуриджат.

Тут, в реконструированной пещере гостей напоят крепким кофе, ароматным чаем. И главное, захватывающими историями из жизни фалахов – оседлых бедуинов.
Истории, что рассказывает нам Джабер Абу-Хамид , то что рассказывает о своей семье и своем отце так напоминают именно библейские истории об Аврааме, о Сарре, об Агаре, об Ицхаке и Ишмаэле…

И пока политики подписывают мирные соглашения, по пути Авраама идут туристы и открывают для себя новый мир. И познают самих себя в этом мире. «Лех леха». И этот туризм тоже изменяет мир. Не быстро, но однозначно к лучшему.

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Отзвуки серебряного ветра. Мы – были! Путь

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 114

Книга I. Часть II

Там, где никогда не будет нам

От жажды к сказочным мирам

Там, где небеса несут ветрам

Желанье быть еще быстрей,

Никогда этот мир не спасал и не спас,

Никогда это солнце не жгло, как сейчас.

Потерялся меж нами один лишь вопрос,

Мы искали его, возбуждаясь до слез.

Там, где никогда чужим богам

Не суждено к своим ногам

Там, где никогда не будет ран

От глупых и безумных драм

Никогда этот мир не спасал и не спас,

Никогда это солнце не жгло, как сейчас.

Потерялся меж нами один лишь вопрос,

Мы искали его, возбуждаясь до слез.

© Алексей Горшенев, Рок-группа «Кукрыниксы», текст песни «Сказка»

Раздражающий гул двигателя мешал заснуть, и Нио ворочался на узкой и жесткой койке. Да еще и соседи не давали покоя. Впрочем, чему удивляться – если набить в довольно тесное помещение больше двухсот человек, то результат получится именно таким. В бывшем трюме, сейчас плотно заставленном трехэтажными железными койками, было не протолкнуться. Люди занимались своими делами, кто-то спал, кто-то разговаривал, кто-то что-то ел, кто-то монотонно проклинал соседей и саму жизнь. Слава Благим, трехмесячный путь подходил к концу, сегодня вечером космодром Ирлорга примет их разваливающийся корабль.

Офицер скривился – чудо, что это ржавое корыто, именуемое с какой-то стати «Победителем», вообще долетело куда-то. Разве это корабль? Улитка, да и только – три месяца на расстояние, которое современные корабли проходят за неделю. Нонсенс! Увы, место на звездолете классом выше оказалось никак не по карману отставному офицеру. Даже за койку на этой лоханке с него содрали полторы тысячи кредитов. Осталось совсем немного, еще около семисот, и это все, с чем Нио Геркат-Хартон должен начинать новую жизнь. Да уж, новую жизнь в сорок два года… Врагу не пожелаешь.

Горькая и едкая обида до сих пор темной пеленой колыхалась в душе. За что с ним так подло поступили? Впрочем, он прекрасно понимал, почему и за что. Из него сделали козла отпущения. Всего лишь… Хорошо хоть вообще не расстреляли, вполне ведь могли. Воспоминание о том, как отвернулись все друзья, было донельзя мучительным. «Предатель!» – кричали ему в спину, и никто не захотел ему поверить. Ни один человек. Хотя нет, один все же поверил. Но что мог сделать простой капитан второго ранга? Ровным счетом ничего! Спасибо Тао и за человеческое отношение, за сочувствие, за то, что понял и не стал плевать вслед, как другие. И несмотря на то, что его разжаловали, майор Геркат-Хартон продолжал считать себя офицером. Он никого не предавал! Не нарушил присяги, а значит он – офицер.

– А ну, давай бабки, я те сказал! – привлек внимание Нио чей-то хриплый голос, и бывший офицер раздраженно выругался про себя, открывая глаза.

Совсем рядом с ним, в проходе между койками несколько помятых личностей зажали молоденького паренька. Бедняге разбили лицо, и он все время вытирал стекающую из рассеченной брови кровь. Парнишка с отчаянием оглядывался, но все вокруг отворачивались и делали вид, что ничего особенного не происходит. А предводитель крыс с насмешкой покачивал перед глазами жертвы считывателем кредитных карт.

Эта сплоченная стая была хорошо знакома Нио, весь полет, все три месяца они не давали жизни никому, терроризируя окружающих, и мало кто решался давать отпор. Только насиловать пока не решались – капитан перед стартом сказал, что любого насильника за борт без скафандра вышвырнет. Хотя этим и насиловать не требовалось, находилось достаточно женщин, добровольно выполнявших все их желания. Выполнявших – в надежде на покровительство и защиту.

Нио банда тоже не рискнула трогать, крысиным чутьем угадав, что этот – опасен. И на настолько наглый грабеж до сих пор не шли. Отнимать у паренька его жалкие гроши? На этом корабле богатых не было, только отчаявшиеся люди могли согласиться на полет в таких условиях. Подобного скотства бандиты до сих пор себе не позволяли. Безнаказанность головы вскружила? Зря это они, очень и очень зря. Что ж, придется их поучить. Забирать у человека последнее не дозволено никому!

Офицер мягко спрыгнул с койки и неслышными шагами приблизился к бандитам. Один из них все-таки что-то услышал и обернулся. Поздно. Удар ногой в печень, и смуглый верзила с хрипом рухнул на пол. Главарь что-то заорал и кинулся на Нио, двигаясь при том настолько неуклюже и медленно, что офицер только зло рассмеялся. Он стоял на месте и пропускал мимо удары бандита, мгновенно сдвигаясь вправо или влево на какие-то сантиметры.

А, сволочи, ножи подоставали? Что ж, сами виноваты. Несколько быстрых, почти невидимых глазу ударов отправили вооружившихся ножами членов банды в глубокий нокаут. Офицер повернулся к остальным, стоявшим в отдалении, и те по-крысиному ушмыгнули куда-то. Залитый кровью парнишка с недоумением смотрел на пришедшего ему на помощь человека.

– Ну, что стоишь? – улыбнулся ему Нио. – Пошли в санузел, рану промыть надо.

Тот только судорожно кивнул и поплелся следом за своим спасителем. На ржавой лоханке и санузел был под стать всему остальному. Грязный, тесный, унитазы даже пластиковыми перегородками не отделялись друг от друга. Да и было этих унитазов всего два десятка на двести восемьдесят три человека… Первое время люди стыдились, пытались соблюдать хоть какую-то очередность посещения туалета мужчинами и женщинами. Но вскоре об этом забыли, слишком велика была теснота. Не до стыдливости стало.

Нио затащил паренька в двери санузла, растолкав по дороге толпу жаждущих попасть внутрь – люди видели расправу с бандитами, и никто не осмелился протестовать. Вот же, все хвосты Проклятого! Что за невезение? Напоролся. На унитазах сидело несколько женщин. Офицер вошел, изо всех сил стараясь не смотреть на них – вот так-так, некоторые еще и краснеть не разучились… Та вон девушка слева могла показаться даже привлекательной, если бы ее для начала как следует отмыть.

К сожалению, в трюме даже душа не имелось, и все три месяца пути люди вынуждены были обходиться без мытья. Разве что во время остановок кто-нибудь из пассажиров ухитрялся найти возможность помыться, но это мало кому удавалось – на космических станциях вода ценилась на вес вария, а лишних денег ни у кого из пассажиров «Победителя», не было. Только универсальная биоблокада спасала от эпидемий. Орден Аарн еще лет семьсот назад облагодетельствовал обитаемую галактику этим лекарством, дающим иммунитет к любой, даже неизвестной никому заразе. Капитан «Победителя», несмотря на всю свою жадность, добавлял лекарство в еду для пассажиров – трупы на борту ему были не нужны и невыгодны.

Нио подвел смущенного парнишку к крану и открыл воду. Хорошо хоть дистилляторы на корабле работали относительно неплохо, можно не опасаться. Офицер обшарил свои карманы и задумчиво хмыкнул себе под нос – старая привычка космодесантника таскать при себе медикаменты и сейчас не подвела. Он сам промыл пострадавшему рассеченную бровь и залепил найденным биопластырем. Потом внимательно осмотрел его. Смуглый, каштановые волосы, черные глаза. И отчаянно курнос. Губы парнишки кривились в нерешительной улыбке, во взгляде все еще сквозил страх. Нио вздохнул – придется держать паренька при

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: