Удивительная архитектура музея Гуггенхайма - KRINTEL.RU

Удивительная архитектура музея Гуггенхайма

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке (Соединенные Штаты Америки)

Огромная белая улитка, космический корабль, воронка, кухонный комбайн, раковина моллюска, огромный барабан, стиральная машинка — что же это вообще такое? Странное новое здание-спираль, которое построил Фрэнк Ллойд Райт, как только не называли. Обожатели и ненавистники навешивали на него кучу странных ярлыков, но никто не смог бы поспорить с одним-единственным фактом: Музей Гуггенхайма — чистая провокация.

Основные факты

  • ДАТА: 1956-1959 годы
  • СТИЛЬ: Органический
  • МАТЕРИАЛЫ: Железобетон и стекло
  • АРХИТЕКТОР: Фрэнк Ллойд Райт
  • Необычная винтовая форма музея предполагает новый способ осмотра выставки.

Его заказали, чтобы было куда поместить растущую коллекцию произведений искусства, которую собирал Соломон Р. Гуггенхайм, один из семи сыновей магната горной промышленности, успешный человек и меценат. Он начал собирать живопись в 1920-е годы, и вскоре собрал одну из самых больших коллекций современного искусства в мире. У него были картины Кандинского, Модильяни, Мондриана, Клее и Пикассо, но не было постоянного места для выставок.

Именно поэтому баронесса фон Эренвайзен, искусствовед и управляющая коллекцией Гуггенхайма, обратилась к знаменитому архитектору, которому тогда было уже 76 лет. Она сказала ему: «Мне нужен храм духа, монумент!» В общем, нужно было настолько же удивительное и потрясающее здание, как и сама коллекция картин.

Световая скульптура Дона Флавина тянется снизу прямо под купол, она стоит в самом центре спирали.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД

Для музея выбрали отличное место на Пятой авеню, с видом на Центральный парк Манхэттена. Райт, который никогда не любил городскую обстановку, считал, что Нью-Йорк — неподходящее место для музея, и даже хотел перенести музей прямо в парк. Но потом он увидел возможность поэкспериментировать со своими идеями о естественной архитектуре и открытой планировке.

Он начал с первичной природной формы — со спирали. Кроме того, он думал о специфической форме зиккурата (древнего ступенчатого храма, похожего на пирамиду), и это определило итог. Райт понял, что подвижность и изменчивость спирали прекрасно дополнит современное искусство.

Райт воспользовался скульптурными возможностями железобетона и довел технологию до предела. Чтобы сделать огромные формы для отливки бетона и достичь эффекта, при котором кажется, что никаких опор вообще нет, понадобилось множество инженерных изобретений.

Вообще планы Райта были настолько грандиозными, что отпугнули нескольких подрядчиков. Говорили даже, что гениальный архитектор от старости сошел с ума, забыл о реальности и физике, забыл, как надо строить. Проект был закончен в 1943 году, но война остановила все. Строительство началось в 1956 году (Гуггенхайм тогда уже умер) и закончилось в 1959-м, через полгода после смерти Райта.

В результате получилось одно из самых необычных строений XX века. Кроме того, Райт придумал новый способ хождения по залам музея, новый принцип. Большая спираль расширяется снизу вверх, и галерея становится шире, поднимаясь к небу и к свету. Райт говорил, что это «один большой зал, один длинный отрезок».

Многие посетители поднимаются на лифте наверх, и потом идут по спирали вниз. Другие снизу идут пешком, постепенно поднимаясь к свету. Как бы ни шли посетители, через какое-то время они все замечают кое-что интересное: сначала все смотрят на картины, которые висят на внешних стенах спирали, но потом постепенно отходят к перилам внутри нее, и смотрят на картины (и на людей) напротив.

Подходит ли музею такая архитектура, которая перетягивает на себя внимание и «заигрывает» с посетителем? Или она мешает воспринимать искусство? Критики заявляют, что искусство не воспринимается, когда пол и стены не под прямым углом. Но Райт хотел большего: «…сделать здание и картины единой симфонией, такой прекрасной, какой до сих пор не было в мире искусства».

Динамичные пространства спиралеобразного интерьера музея по проекту Райта должны контактировать с произведениями современного искусства, представленными здесь. Он «скрестил шпаги» с представителями музея, настаивая на нейтральном интерьере и естественном освещении, а также на выбранной цветовой гамме. Персонал видел музей белым, тогда как архитектор склонялся к более теплому оттенку слоновой кости. Необычная форма музея Гуггенхайма оказала влияние на другие музеи, от мюнхенского до музея в Атланте.

Спиралевидный дизайн легко осуществим за счет бетонных конструкций. По словам Райта: «Бетон пластичный материал, поддающийся воображению». С практической точки зрения он дешевле камня, который планировался изначально для музея бюджетом 2 млн долл. США. (По факту строительство обошлось значительно дороже).

Музей Гуггенхайма по проекту Фрэнка Ллойда Райта (1867-1959) — шедевр архитектуры середины 20 столетия, который можно поставить на одну планку с другим его модернистским творением — Домом над водопадом (1936-1939) и Роби Хаус в стиле Школы прерий (1910). Райт приступил к разработке дизайна в 1943 году по заказу коллекционера современного искусства Соломона Р. Гуггенхайма. В основу спиралевидного дизайна лег проект Райта планетария Gordon Strong Automobile Objective (1924) на горе Шугарлоф в Мэриленде. Несмотря на то, что Райт был против строительства музея в урбанизированном Нью-Йорке, были изучены несколько участков, прежде чем в 1944 году был сделан окончательный выбор -место напротив Центрального парка.

Открытие модели состоялось в 1945 году, однако строительные работы продвигались медленно из-за сомнений Гуггенхайма в нестандартном музейном пространстве и возражений со стороны гражданских учреждений. Даже сегодня многие нью-йоркские сооружения с дерзким дизайном сталкиваются с критикой местных ассоциаций и городских комиссий. Некоторые из них были против пристроек к музею в 1992 году по проекту компании Gwathmey Siegel Kaufman, несмотря на то, что они соответствовали первоначальному замыслу Райта. В 2008 году компания WASA Studio с группой специалистов отреставрировала знаменитый атриум музея и застекленную крышу.

Открытые прямолинейные пространства сооружений Райта в стиле Школы прерий перекликаются с холмами его родного Висконсина. Округлые формы можно встретить в таких проектах, как Джейкобс-Хаус (1948) в Мидлтоне, Висконсин, 140 Мейден Лейн (1948), Сан-Франциско, и Дэвид Райт Хаус (1952), Феникс

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • (1)
  • «нескучные заметки» (1)
  • Pin-up винтаж модерн (400)
  • аватарки (34)
  • акварель (791)
  • аксессуары (130)
  • английский для детей (127)
  • анимации (88)
  • антиквариат (433)
  • архитектура (404)
  • афоризмы фразы (957)
  • бродилка (92)
  • веер (6)
  • видео (879)
  • витрины (1)
  • галантный век (21)
  • города (1746)
  • гороскоп гадание (298)
  • дача сад (30)
  • дети в живописи (554)
  • женские штучки (222)
  • женский образ (3406)
  • живопись (10207)
  • животные (1324)
  • журналы (177)
  • замки музеи парки сады (798)
  • занятия с детьми (213)
  • знаменитости (1609)
  • избранное (226)
  • иллюстрации (1139)
  • интересные факты (627)
  • интерьер декор (795)
  • искусство (745)
  • история (586)
  • календарь (13)
  • карвинг (44)
  • квилинг (7)
  • квиллинг (3)
  • клипарт (99)
  • коллажи (309)
  • кофе кофейное (64)
  • креатив скульптуры творчество (199)
  • куклы игрушки (428)
  • кулинария рецепты (482)
  • любовная лирика (664)
  • магия роскоши (4)
  • мемуары ЖЗЛ аудиокниги (393)
  • мода и стиль (1466)
  • молитвы (17)
  • морской пейзаж (153)
  • мотиваторы (1)
  • музыка (816)
  • натюрморты цветы (2086)
  • новогоднее (859)
  • обои на рабочий стол (39)
  • открытки (251)
  • оформление Дневника /полезности (45)
  • пейзаж (1498)
  • плейкасты (19)
  • политика (7)
  • портрет (665)
  • пост друга (400)
  • праздники (823)
  • презентации (21)
  • природа (798)
  • притчи (52)
  • Проза (41)
  • путешествия страны (2593)
  • пэчворк (40)
  • работы Fantazerka_Woman_by (182) (749)
  • ретро (79)
  • рукоделие (225)
  • сервировка серебро посуда (275)
  • советы (498)
  • ссылки на сайты (41)
  • стекло (119)
  • стихи (3401)
  • схемы (643)
  • танцы (200)
  • уроки ЛиРу (57)
  • фарфор (408)
  • флэш (655)
  • фото гламур (377)
  • фото настроение (798)
  • шитьё вышивка (245)
  • шляпка (90)
  • ювелирные украшения (380)
  • юмор (190)

Музыка

Я — фотограф

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке (Guggenheim Museum)

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке (Guggenheim Museum)

Читайте также  В дебрях каменного леса

Самое выдающееся творение Франка Ллойда Райта находится в сердце Манхэттена, на пятой авеню. Уникальный дизайн и неповторимая красота музея Гуггенхайма несут на себе печать архитектурного гения.

Музей Гуггенхайма — самый необычный музей Нью-Йорка и одно из ведущих собраний современного искусства в мире. Основатель музея — меценат Соломон Роберт Гуггенхайм.
Музей современного искусства Гуггенхайма в Нью-Йорке ведет отсчет своей истории с 1937 года, когда «медно-угольный король» и золотопромышленник Соломон Роберт Гуггенхайм, будучи в возрасте 58 лет, решил удалиться от дел и занялся коллекционированием предметов искусства.

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке ценен не только выставленными здесь произведениями искусства: здание музея само по себе неизменно вызывает восхищение ценителей искусства и архитекторов со всего мира. Внешне музей выглядит как перевёрнутая пирамидальная башня. Туристы застывают перед Музеем Гуггенхайма в благоговении. Райт стремился объединить архитектуру с природой и создал здание, органично оплывающее к своей основе, как раковина моллюска.


Внутри, вдоль стен, ведет винтовой пандус, создавая ощущение пространства, открытого со всех сторон. Выставочные помещения начинаются на самом верхнем этаже и спускаются вниз. Таким образом, у посетителя, идущего вниз по рампе, постоянно меняется зрительная перспектива, и он буквально на каждом шагу имеет возможность взглянуть на экспозицию с новой точки зрения. Детали интерьера составляют продуманную симфонию из треугольников, овалов, кругов и квадратов. Формы повторяют и перетекают одна в другую, создавая фантастическое окружение.








Экспонаты русского искусства в музее

Часть экспозиции выставки «Kandinsky Before Abstraction 1901–1911» в музее Гуггенхайма.



Произведения искусства, выставленные в Музее Гуггенхайма в Ныо-Йорке, и по сей день известны во всем мире — равно как и музей, созданный для них Франком Ллойдом Райтом.









В 1943 г. художница Хилла фон Рибэй была персональным консультантом Соломона Р. Гуггенхайма, промышленного магната и коллекционера. Именно она посоветовала заказать проект музея для огромной коллекции Гуггенхайма, интересовавшегося в основном современным искусством, знаменитому архитектору Франку Ллойду Райту.

В 1943 г. в письме Райту фон Рибэй изложила свою идею построить музей для коллекции Гуггенхайма. Она написала: «Мне нужен борец за свободное пространство, человек со вкусом, мудрец. Мне нужен храм духовности, монумент!» Поначалу Райта не очень заинтересовал этот проект.

Наконец после долгих споров и переговоров Хилла фон Рибэй, Соломон Р. Гуггенхайм и Франк Ллойд Райт пришли к соглашению: они выбрали место на Пятой авеню, возле Центрального парка. Расположение рядом с парком было одним из главных условий Райта. Его новый музей должен был воплотить симбиоз архитектуры и природы, слить искусство, архитектуру и природу в гармоничный союз с суетной жизнью большого города.

Райт не пожалел времени на разработку этого проекта, поэтому строительство началось так поздно, только в 1956 г. и завершилось в 1959 г. К этому времени Соломона Гуггенхейма и Фрэнка Райта уже не было в живых.

Всемирно известные здания: музей Гуггенхайма в Бильбао

Могут ли несколько новых зданий сделать депрессивный, богом забытый промышленный город туристическим центром европейского масштаба? Способна ли современная архитектура вернуть актуальность, казалось бы, безнадежно отсталой и никому не интересной провинции? Можно ли успешно осуществить регенерацию и ревитализацию крупного урбанистического образования и что для этого нужно? Нет, речь, как ни странно, будет вовсе не об «Алмазе Знаний» в столице самого хрустального из всех сосудов. Речь о зданиях, вдохнувших новую жизнь в Бильбао, и это не хоббит из «Властелина колец», а такой баскский город.

Во второй половине XIX — первой половине XX веков Бильбао, крупнейший город испанского исторического региона Страна Басков, расположившийся в эстуарии рек Нервьон, Ибаизабал и Кадагуа, недалеко от побережья Бискайского залива, превратился в крупный индустриальный центр. Черная металлургия, судостроение, химическая промышленность бурно развивались, неизменно радуя местных жителей возможностью достаточно просто, пусть и с риском для жизни, заработать себе на чарку сангрии и шкварку хамона. Позитивное влияние на промышленный рост испанской окраины оказала и экономическая политика режима Франко, главной идеей которой была автаркия, строительство самодостаточной экономики с «опорой на собственные силы» и тотальным импортозамещением. После смерти Франко Испания стала быстро возвращаться в общеевропейское русло, вынудившее ее открыть экономику внешней среде и минимизировать в ней государственный протекционизм. Как обычно это и случается, тут же внезапно выяснилось, что все эти чадящие заводы, дымящие фабрики и клепающие корабли судоверфи оказались неконкурентоспособны — в других странах Европы все делалось быстрее, качественнее и, самое главное, дешевле. В 1970—80-е Бильбао быстро деградировал: к 1990 году безработными оказались 26% трудоспособного населения, преимущественно молодежи. Город обуяла экономическая депрессия, на которую наложился еще и террористический фон — местная организация ЭТА начала жесточайше бороться за независимость Страны Басков от кровавого мадридского режима.

1. Примерно так безрадостно выглядел Бильбао в 1950-е. Обратите внимание на левый верхний угол фотографии.

В 1989 году правительство провинции решило, что дальше так жить нельзя и с этим надо что-то делать. В его недрах был разработан так называемый «План Хенераль», стратегический план ревитализации агломерации Бильбао. Главной целью документа стало коренное изменение образа города в глазах прогрессивной общественности, кардинальная перестройка его экономики с новой ориентацией на сферу услуг и туризм. Основным способом достижения этой цели было выбрано строительство целого ряда новых зданий и сооружений социально-культурного назначения. Чтобы это гарантированно стало событием общеевропейского масштаба, для их проектирования, помимо местных кадров, были приглашены звезды мировой архитектуры. Перед ними была поставлена задача создания новых символов города, уже одним своим художественным образом достаточно привлекательных для миллионов туристов со всей Европы.

2. Общий вид на тот же участок реки Нервьон, только с противоположной ее стороны. Левый верхний угол прошлой фотографии оказался сейчас слева же, но внизу. Как видно, за 60 лет его застройка несколько изменилась.

3. Реализация «Плана Хенераль» началась в начале 1990-х. По проекту испанских архитекторов Федерико Сориано и Долорес Паласиос в городе был построен конференц-центр и концертный зал Euskalduna (1994—99 годы).

4. Еще один испанский архитектор, валенсиец и мировая архитектурная звезда Сантьяго Калатрава спроектировал для Бильбао свой фирменный пешеходный мост «Зубизури» («белый мост» в переводе с баскского (1997 год)).

5. Он же стал автором нового пассажирского терминала аэропорта Бильбао, возведенного в 2000 году.

6. Инфраструктурным проектам вообще было уделено особое внимание. В 1995 году в городе открылся метрополитен, четвертый в Испании. Автором архитектурной концепции сооружений стал британец Норман Фостер.

7. Справедливо рассудив, что приток туристов в город, изменение его экономического имиджа неизбежно повлечет за собой и приток инвестиций, власти Бильбао инициировали строительство новых жилых и административных комплексов. Японский архитектор Арата Исодзаки спроектировал для города жилой комплекс Isozaki Atea из двух постмодернистских 22-этажных башен (2004—2008 годы).

8. А выдающийся аргентинский архитектор Сезар Пелли стал автором делового небоскреба Iberdrola Tower, достроенного в текущем году.

9. Не обошлось и без модной Захи Хадид: она разрабатывает в настоящее время проект регенерации района Zorrozaurre. Но главным новым зданием Бильбао, символом перемен, которые накрыли город с головой, стал, конечно, музей Гуггенхайма, открытый в 1997 году.

10. Даже в начале 1990-х всем было ясно, что просто так, ради «неповторимой природы» из обычных елок и заросших камышом озер или «уникальной древней архитектуры», которой в Европе полно на каждом шагу, иностранные туристы куда-то далеко не поедут. Требовалась какая-то привлекательная идея, выделившая бы город из тысяч себе подобных. Одни страны до сих пор стесняются себе признаться, что их «фишка» — это или лишние зубры в заповедных пущах, или дружелюбные и на все готовые ради будто бы безбедной жизни в Турции или Италии девушки в ночных клубах, эти наши незамызганные красавицы леса, с голубыми глазами и в льняных платьицах. Другие страны и отдельные города, которым не досталось ни зубров, ни русоволосых девчат с васильками в волосах, вынуждены искать иные пути повышения собственной туристической привлекательности. В Бильбао таким путем стало современное искусство.

Читайте также  Литва с высоты

11. Бильбао, конечно, в этом смысле повезло. Как раз в те же годы, в начале 1990-х, американский фонд Соломона Гуггенхайма, владеющий крупной коллекцией искусства XX века, искал город для строительства нового большого музея. Фонду уже принадлежал один музей в Нью-Йорке, выдающееся здание, спроектированное крупнейшим американским архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом. Здание построили в 1959 году, и оно к настоящему времени стало одним из символов Нью-Йорка.

12. Небольшая постоянная выставка работала и в Венеции, но там она размещается в историческом палаццо XVIII века. Руководство музея хотело новое крупное здание, которое стало бы олицетворением архитектуры XXI века, как Гуггенхайм Райта стал символом архитектуры XX века. Фонд перебирал города, где можно было бы разместить музей: Токио, Осаку, Москву, Вену, Грац. Но на финишную прямую вышли Зальцбург и Бильбао. Для Зальцбурга свой проект предложил местный притцкеровский лауреат Ханс Холляйн. Это был, по собственным словам архитектора, «музей без лица», практически полностью спрятанный в скальный массив горы Мёнхсберг.

13. Но Зальцбург проект не «потянул», зато власти Бильбао оказались более сговорчивыми, и для нового Гуггенхайма была выбрана площадка именно там. В 1991 году был проведен небольшой архитектурный конкурс, в котором участвовало всего 3 специально приглашенных творческих коллектива с разных континентов. За Азию отдувался вышеупомянутый Арата Исодзаки, от Европы вариант музея Гуггенхайма в Бильбао представило австрийское бюро Coop Himmelblau. У них новое здание получилось похожим на рассыпанный детский конструктор.

14. Но победил, как обычно, вашингтонский «обком». Право на реализацию музея было отдано проекту Фрэнка Гэри, известного американского архитектора, еще одного лауреата Притцкеровской премии. Так, несколько бессмысленно, выглядел первый его эскиз.

15. На макетах образ здания стал более понятным.

16. Гэри предложил Бильбао и Фонду Гуггенхайма сооружение, состоящее из множества объемов неправильной формы, хаотично соединенных между собой — настоящий апофеоз архитектуры деконструктивизма.

17. Так оно выглядит сверху.

18. В основе здания — многослойный стальной каркас. Расчет его сложной формы представлял собой небанальную инженерную задачу. Для ее решения сотрудники архитектурной фирмы Гэри использовали передовые для начала 1990-х компьютерные программы 3D-моделирования.

19. Кроме неправильной формы объемов, архитекторы запроектировали и традиционные параллелепипеды — в требованиях фонда Гуггенхайма были и прямоугольные помещения для администрации и классических выставочных залов.

20. Здание эффектно размещено прямо на берегу реки и, по сути, интегрировано в один из мостов через нее.

21. Открытка 1990 годов, опора моста еще не покрашена в ярко-красный цвет.

22. Строительство комплекса началось в октябре 1993 года со сноса имевшихся на площадке старых промышленных построек. За сооружение стального каркаса принялись в сентябре 1994-го. Поразительно, но здание было сдано в срок. В январе 1997 года его передали сотрудникам музея Гуггенхайма. Для публики оно открылось спустя 9 месяцев.

23. Строительство сооружения площадью 24 000 кв. м обошлось провинциальному правительству в 100 млн долларов. Фонд Соломона Гуггенхайма со своей стороны предоставил для здания «начинку» в виде постоянной экспозиции и своего доброго имени, которое должно было привлекать посетителей уже само по себе.

24. Но основное внутреннее пространство, конечно, занимают тематические временные выставки.

25. В процессе проектирования каждому отдельному объему было присвоено свое имя: «Рыба», «Нео», «Цветок» и почему-то Potemkin.

26. Для особенно крупных художественных инсталляций был задуман специальный зал шириной 30 м и длиной 130 м (справа), спрятанный под мост «Ла Салва».

27. За мостом конструкцию музея и пилон путепровода уравновешивает специальная декоративная башня.

28. Для облицовки здания было выбрано 3 материала: титан, известняк и стекло.

29. Изначально Гэри предполагал вместо титана использовать отполированную вручную нержавеющую сталь, однако в конце концов он остался недоволен ее внешним видом. Музей выглядел слишком ярко в солнечную погоду и при этом совершенно тускло в пасмурную.

30. В качестве замены для стали был предложен экзотический титан, до этого в облицовке зданий практически не использовавшийся. Оказалось, что при любой погоде материал дает приятный «бархатный» блеск и к тому же обладает способностью окрашиваться в цвет текущего освещения. На фото первые закатные лучи солнца создают розовые и желтые пятна на облицовке.

Экскурсия по музею Гуггенхайма в Бильбао с героями романа Дэна Брауна

После экранизации книги « Код да Винчи» в образе главного героя нового романа все так же видится актер Том Хэнкс. Прототип друга Лэнгдона , компьютерного гения Эдмонда Кирша — наверняка Стив Джобс , один из основателей корпорации Apple. Героиня романа , красивая и умная невеста принца Испании , еще и директор музея Гуггенхайма , получила имя Амбра. Очевиден реверанс супруге нынешнего короля Испании Филиппа VI — Летисии , работавшей до замужества журналисткой.

Слева: афиша Sony Pictures Releasing GmbH ( ravepad.com). Стив Джобс ( 3DNews). Королева Испании Летисия ( corriere.it).

Эдмонд Кирш , один из первых студентов профессора Лэнгдона — гениальный бизнесмен и футуролог , сколотивший огромное состояние на компьютерных технологиях , приглашает своего давнего друга на торжественное мероприятие. В ходе презентации Кирш собирается сделать некое объявление , которое призвано « изменить лицо науки навсегда». Местом презентации Кирш выбирает здание Музея Гуггенхайма в Бильбао. А ведет гостей по залам музея персональный аудиогид по имени Уинстон , который оказывается компьютерной программой , созданной гениальным Киршем.

Ошеломительная способность компьютерного интеллекта Уинстона ( названного в честь британского премьер-министра Уинстона Черчилля) к анализу современного искусства проявляется в ходе экскурсии. Читателям предоставляется возможность взглянуть на экспонаты Музея Гуггенхайма глазами героя , предпочитающего классическое искусство современному , а Дэн Браун в диалогах Уинстона и профессора Лэнгдона дает обзорную лекцию , в которой предметы , созданные художниками нашего времени , оживают и предстают в совершенно ином свете. Пройдемся и мы по изящным изогнутым галереям роскошного Музея и посмотрим на его экспонаты глазами героев книги Дэна Брауна « Происхождение».

Задержавшись у странной скульптуры , Лэнгдон двинулся дальше — по нисходящей террасе хаотически переплетенных лестниц , разнокалиберные ступени которых постоянно сбивали с шага и ритма. Ну вот и все , пару раз проносилась мысль , когда , запнувшись на неровных ступеньках , он чуть было не полетел вниз.
Источник фото: bestprivateguides.com

У подножия он остановился и , задрав голову , устремил взгляд на то , что высилось над ним.

Так вот ты какая.

Огромная железная паучиха — «черная вдова». Тонкие лапы поддерживают овальное тело на высоте девяти метров. К животу подвешена камера для яиц из крупноячеистой металлической сетки , туго набитая стеклянными шарами.
— Ее зовут Маман, — услышал вдруг Лэнгдон.
Опустив взгляд , он увидел перед собой щуплого человека со смешными усами а-ля Сальвадор Дали , одетого в темный парчовый кафтан шервани.
— Я Фернандо. Добро пожаловать в наш музей.

И только Лэнгдон собрался пойти дальше , как водная гладь вдруг покрылась мелкой рябью. С ревом взлетающей ракеты из воды поднялись пять огненных столбов , пронизывая светом туманный воздух и дробясь отражениями на титановой чешуе здания.
Конечно , Лэнгдону больше по душе была традиционная архитектура , скажем , Лувра или Прадо. Но глядя на феерию огня и тумана , он подумал: трудно подобрать более подходящее место , чем этот ультрасовременный музей , для выступления человека , который в равной степени любит искусство и современные технологии и словно открытую книгу читает будущее.
Источник фото: guggenheim-bilbao.eus

Читайте также  Любопытные факты про зарубежные памятники русским правителям

— Перед вами , профессор , самая большая картина в нашем музее, — вежливо объяснял Уинстон. — Хотя множество посетителей не сразу замечают ее.
Лэнгдон честно смотрел вперед , но видел только водную гладь за стеклянной стеной атриума.
— Жаль , но я принадлежу к большинству. И тоже не вижу картины.
— Дело в том , что она необычно расположена, — засмеялся Уинстон. — Холст не на стене , а на полу.
Мог бы и сам догадаться , сказал себе Лэнгдон. Он прошел чуть вперед и увидел под ногами растянутый на полу огромный прямоугольник.
Он был закрашен одним цветом — насыщенным синим. Казалось , что стоящие по периметру зрители смотрят на небольшой прудик.
— Площадь этого произведения около пятисот шестидесяти квадратных метров, — сообщил Уинстон.

Следуя по музею и беседуя с Уинстоном , профессор Лэнгдон получает от него , что называется , квинтэссенцию определения современного искусства. И звучит это так:

В мире классического искусства произведение ценится за мастерство автора , то есть за его умение работать кистью или резцом. В современном искусстве на первый план выходит идея. А исполнение отступает на второй. Например , написать сорокаминутную симфонию из одного аккорда и двадцати минут тишины теперь может каждый. Но сама идея принадлежит Иву Кляйну.

— …Скульптура из тумана — идеальный пример концептуального искусства. Художник предлагает идею — расположить перфорированные трубки под мостом и пустить волну тумана по воде. А вот осуществление идеи — это уже дело местных техников. — Уинстон выдержал паузу. — Хотя я снимаю шляпу перед художницей , которая смогла так изящно использовать материал в качестве кода.
— Туман это код?
— Да. Закодированное посвящение архитектору музея.
— Фрэнку Гери?
— Фрэнку О. Гери, — поправил Уинстон.
— Остроумно.

Лэнгдон подошел к стеклянной стене.
— Отсюда прекрасный вид на паучиху, — произнес Уинстон. — Вы обратили внимание на Маман по дороге в музей?
Лэнгдон задумчиво смотрел на огромную « черную вдову» на площади.
— Знаете , ее трудно не заметить.
— Судя по интонации , вы от нее не в восторге.
— Я старался изо всех сил. — Лэнгдон помолчал. — В классическом искусстве я как рыба в воде , а тут меня будто вытащили на берег.
— Интересно, — сказал Уинстон. — А я думал , вы скорее других способны оценить Маман по достоинству. Она — прекрасный пример классического контрапоста. На нее вы можете ссылаться , когда будете объяснять этот прием своим студентам.
Лэнгдон смотрел на паучиху , но не очень понимал , о чем речь. Рассказывая о контрапосте , он обычно приводил в пример более традиционные произведения.
— Я предпочитаю « Давида».
— О да. Микеланджело — эталонный образец, — с улыбкой согласился Уинстон. — Эта знаменитая поза , динамический контрапост , женственные линии. Плавно вывернутое запястье, небрежно спадающая праща — все это выражает женскую мягкость и уязвимость. И в то же время суровый взгляд, напряженные сухожилия — в этом уже сквозит отчаянная решимость поразить Голиафа. Давид одновременно мужествен и женствен. Нежен и неумолим.
Лэнгдону понравилось , как рассуждает Уинстон. Хотел бы он , чтобы все его студенты так понимали шедевр Микеланджело.

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке. Архитектура управления пространством

Одно из самых узнаваемых зданий в мире — Музей Соломона Гуггенхе́йма [3] (англ.Solomon R. Guggenheim Museum) — музей искусства в США, созданный меценатом и коллекционером Соломоном Гуггенхаймом. Расположен на Манхэттене в пределах т. н. музейной мили. Одно из старейших и самых посещаемых собраний современного искусства в мире.

Объект: Музей Соломона Гуггенхейма / англ. Solomon R. Guggenheim Museum
Архитектор: Фрэнк Ллойд Райт / Frank Lloyd Wright
Архитектурный стиль: деконструктивизм
Строительство: 1956-1959 г.
Официальный сайт: www.guggenheim.org
Адрес: 1071 5th Ave, New York, NY 10128, Соединенные Штаты

Здание музея спроектированное Френком Райтом и построенное в 1956 году является одним из удачных образцов современной архитектуры построенных с совмещением передовых технологий, дизайна и функционального удобства.

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке. Архитектура здания

Само по себе здание музея представляет большой интерес из-за необычной архитектуры. Внешний вид музея даже спустя 60 лет все еще привлекает взгляды и создает впечатление ультра-современной постройки и хай-тек архитектуры.

Музей представляет собой пространство с двумя атриумами, помещенными на массивное основание — линию второго этажа. Малый атриум в левом крыле музея разделен посередине бетонной полосой и главный атриум в правом крыле с фасадом в виде четырех закрученных по спирали и поднимающихся вверх бетонных полос.

Форма большого атриума имитирующего торнадо или ракушку моллюска это еще и удачная функциональное применение — внутренняя архитектура продолжает внешнюю — по всей высоте атриума идет шестиуровневый пандус, от первого к шестому этажу.

Для музея — это создание удачного выставочного пространства — непрерывной стены для экспозиций. К просмотру выставки рекомендуется приступать поднявшись на 6-ой этаж на лифте и спускаться по пандусу до 1-го уровня.

Для архитектуры — это пример создания внутреннего пространства плоскостей, которые создают и управляют вектором движения посетителей.

Несколько интересных фактов об о музее Гугенхайма:

Фрэнк Ллойд Райт хотел, чтобы фасад здания был облицован мрамором «оригинального» цвета архитектора — красного Cherokee Red, Райт считал красный цвет цветом творения — Frank Lloyd Wright: «Red is the color of creation».

Идея не получила одобрения ни у заказчика проекта Соломона Гугенхайма ни у его персонального консультанта по вопросам искусства Хильды фон Рибей;

К 150-летию со дня рождения Фрэнка Райта, архитектора здания музея LEGO создали модель одного из самых известных его работ. Внутри 744 детали разной формы, которые можно собрать в великое творение архитектора со всеми основными элементами включая знаменитую спираль и надпись The Solomon R. Guggenheim Museum над главным входом

Идея архитектуры большого атриума взаимствована у лестницы Браманте из музея Ватикана

Лестница с треугольной линией подъёма — внутри здания с округлыми формами и плавными линиями есть и строгие геометрические формы

Одним из условий реализации проекта было размещение здания музея в центре города и около лесного массива. Место подобрали идеально — напротив центрального парка, в самом центре города

Некоторым художникам того времени архитектура музея пришлась не по вкусу, и они отказывались выставляться в этом музее, объясняя это тем, что архитектура музея будет отвлекать внимание посетителей от их работ

Выставка «Россия!» — самая полная выставка российского искусства за пределами России со времен конца холодной войны проведена в музее в 2005 году

Внутренний атриум используется для создания экспозиций

Фотография главных участников проекта рядом с макетом здания музея — слева направо: Фрэнк Ллойд Райт, Хильда фон Рибей, Соломон Гуггенхайм

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: