Россиянка о жизни в Израиле - KRINTEL.RU

Россиянка о жизни в Израиле

Россиянка о жизни в Израиле

Россиянка, которая шесть лет назад переехала из Москвы в Хайфу, — о шокирующих ценах, покорении иврита и неприятных чертах израильтян…

Татьяне 35, последние шесть лет она живет в Хайфе. Переезд в другую страну случился в ее жизни «по любви». Однажды оказавшись на экскурсии в Санкт-Петербурге, девушка встретила будущего мужа, который приехал из Израиля в Россию с серьезной миссией — найти жену. Ответственное задание он выполнил с блеском и увез Татьяну к себе. Она рассказала, как сложилась ее жизнь в новой стране,

В поисках второй половины

Мой муж переехал в Израиль в 14 лет. Когда встал вопрос о создании семьи, он отправился на поиски жены в Россию, поскольку найти вторую половину там непросто. Когда ты переезжаешь в подростковом возрасте, то чувствуешь разницу менталитета и с местными девушками и даже с русскоговорящими, если они живут в Израиле с малых лет.

Самооценка у женщин здесь невероятно высокая, они долго выбирают себе спутника жизни и до 30 лет просто крутят носом и отшивают парней. Мой супруг испытал это на себе. И замечу, что это не единичный случай.

Зато если вы русскоговорящая девушка, подобные проблемы вряд ли возникнут. Более того, к вам, скорее всего, будет выстраиваться очередь из потенциальных женихов. Недавно мой супруг уехал на неделю в командировку, я вышла из дома с дочкой в субботу, и ко мне тут же подошел какой-то молодой человек, чтобы познакомиться.

Суббота в Израиле выходной день, который принято проводить с семьей, видимо, он подумал, что я одинокая. Так что даже у женщины с ребенком здесь очень много шансов создать семью и снова выйти замуж.

Вся в учебе

В Израиле с вами будут говорить на любом языке. Это не Англия, где обязательно нужно знать английский, или Франция, где вы должны выучить французский, и вариантов нет. Здесь можно прийти в магазин, и там обязательно будет русскоговорящий продавец.

Однако если есть задача найти работу и как можно быстрее адаптироваться, придется учить иврит. Именно по этой причине первый год я практически каждый день посещала языковую школу — ульпан.

Для людей, которые репатриируются, обучение в ней бесплатное. Все остальные платят, но довольно приемлемые деньги. Шесть лет назад это стоило примерно 3000 шекелей. Учитывая, что обучение проходит 5 дней в неделю с 8 утра до обеда, это копейки.

Примерно через полгода почти ежедневного посещения школы я начала искать работу — какой-нибудь простой вариант, например, продавцом в магазине. К тому моменту мне казалось, что я довольно хорошо говорю на иврите, плюс преподаватели меня хвалили.

Однако собеседования с работодателями спустили меня с небес на землю, и я поняла, что моих знаний катастрофически не хватает, ведь в жизни люди говорят намного быстрее, чем учителя из ульпана.

В итоге я все же нашла работу, только не продавцом, а помощником воспитателя в детском саду. С магазином у меня почему-то так ничего и не вышло, хотя все, кого я знаю, устраивались на подобные вакансии с первого раза, даже без знания иврита.

Первые полгода на новой работе я рыдала. Мне было очень тяжело морально, потому что каждый день я слышала огромный поток речи, которую не понимала. Однако через год ситуация коренным образом изменилась.

Сейчас я могу сказать, что иврит несложный. Просто есть особенности, к которым нужно привыкнуть — буквы ни на что не похожи, плюс ты читаешь справа налево. Для адаптации нужны время и практика.

Полная свобода

Израильтяне очень любят свою страну, но иногда в каких-то мелочах показывают себя не с лучшей стороны. Не донести бумажку до мусорки или выкинуть окурок на тротуар — обычное дело. И это меня до сих пор поражает.

Однажды мы с мужем оказались в ситуации, когда все дороги были закрыты и нам пришлось ждать в машине почти четыре часа! Все это время из некоторых автомобилей, стоявших рядом, то и дело выкидывали мусор прямо на дорогу.

Неудивительно, что дети ведут себя так же. Помню один неприятный момент: на утреннике в нашем саду старшей группе раздали сладости, все бумажки от них дети просто выкинули на пол. К сожалению, никто из родителей не посчитал нужным не то что сделать замечание собственному чаду, но даже просто убрать мусор. От всей этой картины я испытала настоящий шок.

В целом детям здесь дают очень много свободы. Они делают, что хотят — стоят на головах, кричат. Их явно никто не учит не мешать окружающим.

Еще многие ходят с сосками до самой школы. Я не утрирую! Однажды я даже читала своим воспитанникам книжку о том, как девочка собирается пойти в школу, а значит, пришло время расставаться с соской. Тогда я подумала — странная история. Но потом поняла, что она не странная, а абсолютно нормальная для Израиля.

Также здесь вполне естественно, когда дети ходят в памперсах до трех лет. Отучать от них начинают только потому, что именно в три года ребенок идет в муниципальный сад, а там за ним никто менять подгузники не будет. Выбора нет — приходится менять привычки.

Добряки и скандалисты

Местные очень отзывчивые и добрые, обязательно помогут в сложной ситуации. Однажды я попала под дождь, тут же остановился водитель и предложил меня подвезти, хотя нам было не по пути.

В России такую взаимовыручку сложно представить, кроме того, я вряд ли села бы в машину к незнакомцу. В Израиле я чувствую себя более спокойно, но это не отменяет соблюдения элементарных правил безопасности. Нужно всегда трезво оценивать ситуацию.

Недавно у меня гостила подруга из России. Она рассказывала, что купила своей дочери часы-трекер, чтобы отслеживать, где находится ребенок. Здесь такое сложно представить. В Израиле дети спокойно гуляют по улицам одни. Безусловно, у них есть с собой телефон, его вполне достаточно.

Радушие и открытость местных каким-то чудесным образом сочетается с их не самыми лучшими качествами. Они вполне могут поскандалить с вами в какой-нибудь очереди или попытаются пролезть вперед под предлогом «мне только спросить».

Израильтяне не умеют ждать. Плюс люди здесь довольно шумные, очень много кричат (иногда они так просто разговаривают). Конечно, к таким контрастам нужно привыкнуть.

Жизнь на съемной квартире

Минимальная зарплата в стране примерно 4,5 тысяч шекелей (ок. 80 тыс. рублей — прим. ред.). Если у вас есть высшее образование и престижная специальность, например, «инженер» или «программист», то вы будете получать в 3-5 раз больше. При этом чем выше доход, тем больше налоги.

Обычно, когда ты приходишь устраиваться на работу, тебе называют зарплату брутто, а на руки ты получаешь нетто с учетом всех вычетов. Допустим, 4,5 тысячи шекелей облагаются 11% налога. У людей с более высоким доходом этот показатель может достигать и 30%.

Чтобы достойно жить в Израиле и ни в чем себе особенно не отказывать, нужно зарабатывать хотя бы 15 тысяч шекелей (265 тыс. рублей — ред.). Но этого явно не хватит, если вы планируете откладывать какую-то сумму на недвижимость, поскольку цены на жилье невероятно высокие.

В Хайфе самая обычная квартира (не хорошая, а именно нормальная) стоит от миллиона! Для того, чтобы нашей семье взять ипотеку на более или менее адекватных условиях и не жить впроголодь, нужен первоначальный взнос порядка 400 тысяч шекелей. Внушительная сумма.

По этой причине здесь практически все арендуют квартиры, и наша семья не исключение. Кстати, отсутствие собственного угла не мешает израильтянам рожать детей, и не по одному! Аренда со всеми сопутствующими расходами обходится нам примерно в 4000 шекелей.

Продукты «съедают» еще 2000 шекелей бюджета. Они здесь качественные, но тоже довольно дорогие. Кстати, в Израиле распространены купоны со скидками: их используют даже те, кто хорошо зарабатывает. Все потому что в этой стране принято считать деньги. При таких ценах это не удивительно.

Служу отечеству

Когда я только приехала в эту страну, мне казалось странным, что абсолютно все граждане независимо от пола должны служить в армии. Сегодня у меня подрастает дочь, и я понимаю, что ей тоже предстоит пройти этот этап.

Здесь не принято «косить» от службы, ведь это такой важный и интересный этап в жизни каждого израильтянина. В нашей семье только несколько лет назад утихли всевозможные армейские истории, те кто служил, любят поговорить на эту тему.

Конечно, израильская армия сильно отличается от российской. Ты уезжаешь на службу утром, а уже вечером возвращаешься домой. Некоторые могут уехать, например, на армейскую базу на целую неделю. Но в любом случае они приезжают домой, как минимум на выходные.

Мальчики отдают долг родине три года, девочки — два. Кстати, мой муж считает, что это хорошая закалка для израильских детей, которые до армии растут с ощущением полной свободы и вседозволенности. Высшее образование они получают, лишь отслужив, т.е. поступают в вуз примерно в 20-21 год.

В России их сверстники к этому моменту уже получают диплом и идут работать, хотя по сути — что они знают про жизнь? В Израиле люди приходят в профессию в уже более сознательном возрасте.

В очередь

Все очень хвалят израильскую медицину. Но сразу хочу сказать, что если речь идет о самых обычных врачах, то вы вряд ли будете в каком-то невероятном восторге.

Например, здесь нельзя позвонить в клинику и записаться в этот же день на обследование. Иногда приходится очень долго ждать, потому что очереди огромные. Когда я вела беременность и мне дали список необходимых анализов, я сразу же записалась на 2 месяца вперед!

Что касается самих родов, опять же, нельзя сказать, что врачи проявляли ко мне какое-то повышенное внимание. Они четко следовали протоколу, разве что больше прислушивались к моим пожеланиям.

Конечно, когда речь идет о каком-то серьезном заболевании, то в Израиле человеку могут помочь, поскольку медицина здесь действительно высокотехнологичная. Но! С профилактикой заболеваний большие проблемы, просто так вас никто не направит на диспансеризацию. И это, увы, существенный минус — все-таки предупредить заболевание проще, чем лечить.

Я довольно быстро адаптируюсь к новым условиям, но должна сказать, что переезд в Израиль дался мне не так легко, как хотелось бы. Зато сейчас я очень рада тому, что мой ребенок родился именно в этой стране.

Мне кажется, что здесь у нее будет гораздо больше возможностей, чем если бы она росла в России. При этом я допускаю мысль, что став взрослой, она может уехать отсюда. Хотя кто знает, возможно, дочь станет такой патриоткой Израиля, что я буду сильно удивляться.

Одиноких женщин здесь ждет очередь из мужчин. Россиянка — о жизни в Израиле

Татьяне 35, последние шесть лет она живет в Хайфе. Переезд в другую страну случился в ее жизни «по любви». Однажды оказавшись на экскурсии в Санкт-Петербурге, девушка встретила будущего мужа, который приехал из Израиля в Россию с серьезной миссией — найти жену. Ответственное задание он выполнил с блеском и увез Татьяну к себе. Как сложилась ее жизнь в новой стране, она рассказала АиФ.ru.

В поисках второй половины

Мой муж переехал в Израиль в 14 лет. Когда встал вопрос о создании семьи, он отправился на поиски жены в Россию, поскольку найти вторую половину там непросто. Когда ты переезжаешь в подростковом возрасте, то чувствуешь разницу менталитета и с местными девушками и даже с русскоговорящими, если они живут в Израиле с малых лет. Самооценка у женщин здесь невероятно высокая, они долго выбирают себе спутника жизни и до 30 лет просто крутят носом и отшивают парней. Мой супруг испытал это на себе. И замечу, что это не единичный случай.

Зато если вы русскоговорящая девушка, подобные проблемы вряд ли возникнут. Более того, к вам, скорее всего, будет выстраиваться очередь из потенциальных женихов. Недавно мой супруг уехал на неделю в командировку, я вышла из дома с дочкой в субботу, и ко мне тут же подошел какой-то молодой человек, чтобы познакомиться. Суббота в Израиле выходной день, который принято проводить с семьей, видимо, он подумал, что я одинокая. Так что даже у женщины с ребенком здесь очень много шансов создать семью и снова выйти замуж.

Вся в учебе

В Израиле с вами будут говорить на любом языке. Это не Англия, где обязательно нужно знать английский, или Франция, где вы должны выучить французский, и вариантов нет. Здесь можно прийти в магазин, и там обязательно будет русскоговорящий продавец. Однако если есть задача найти работу и как можно быстрее адаптироваться, придется учить иврит. Именно по этой причине первый год я практически каждый день посещала языковую школу — ульпан. Для людей, которые репатриируются, обучение в ней бесплатное. Все остальные платят, но довольно приемлемые деньги. Шесть лет назад это стоило примерно 3000 шекелей. Учитывая, что обучение проходит 5 дней в неделю с 8 утра до обеда, это копейки.

Примерно через полгода почти ежедневного посещения школы я начала искать работу — какой-нибудь простой вариант, например, продавцом в магазине. К тому моменту мне казалось, что я довольно хорошо говорю на иврите, плюс преподаватели меня хвалили. Однако собеседования с работодателями спустили меня с небес на землю, и я поняла, что моих знаний катастрофически не хватает, ведь в жизни люди говорят намного быстрее, чем учителя из ульпана.

В итоге я все же нашла работу, только не продавцом, а помощником воспитателя в детском саду. С магазином у меня почему-то так ничего и не вышло, хотя все, кого я знаю, устраивались на подобные вакансии с первого раза, даже без знания иврита.

Читайте также  Где Россия держит рекорды

Первые полгода на новой работе я рыдала. Мне было очень тяжело морально, потому что каждый день я слышала огромный поток речи, которую не понимала. Однако через год ситуация коренным образом изменилась. Сейчас я могу сказать, что иврит несложный. Просто есть особенности, к которым нужно привыкнуть — буквы ни на что не похожи, плюс ты читаешь справа налево. Для адаптации нужны время и практика.

Полная свобода

Израильтяне очень любят свою страну, но иногда в каких-то мелочах показывают себя не с лучшей стороны. Не донести бумажку до мусорки или выкинуть окурок на тротуар — обычное дело. И это меня до сих пор поражает. Однажды мы с мужем оказались в ситуации, когда все дороги были закрыты и нам пришлось ждать в машине почти четыре часа! Все это время из некоторых автомобилей, стоявших рядом, то и дело выкидывали мусор прямо на дорогу.

Неудивительно, что дети ведут себя так же. Помню один неприятный момент: на утреннике в нашем саду старшей группе раздали сладости, все бумажки от них дети просто выкинули на пол. К сожалению, никто из родителей не посчитал нужным не то что сделать замечание собственному чаду, но даже просто убрать мусор. От всей этой картины я испытала настоящий шок.

В целом детям здесь дают очень много свободы. Они делают, что хотят — стоят на головах, кричат. Их явно никто не учит не мешать окружающим.

Еще многие ходят с сосками до самой школы. Я не утрирую! Однажды я даже читала своим воспитанникам книжку о том, как девочка собирается пойти в школу, а значит, пришло время расставаться с соской. Тогда я подумала — странная история. Но потом поняла, что она не странная, а абсолютно нормальная для Израиля. Также здесь вполне естественно, когда дети ходят в памперсах до трех лет. Отучать от них начинают только потому, что именно в три года ребенок идет в муниципальный сад, а там за ним никто менять подгузники не будет. Выбора нет — приходится менять привычки.

Добряки и скандалисты

Местные очень отзывчивые и добрые, обязательно помогут в сложной ситуации. Однажды я попала под дождь, тут же остановился водитель и предложил меня подвезти, хотя нам было не по пути. В России такую взаимовыручку сложно представить, кроме того, я вряд ли села бы в машину к незнакомцу. В Израиле я чувствую себя более спокойно, но это не отменяет соблюдения элементарных правил безопасности. Нужно всегда трезво оценивать ситуацию.

Недавно у меня гостила подруга из России. Она рассказывала, что купила своей дочери часы-трекер, чтобы отслеживать, где находится ребенок. Здесь такое сложно представить. В Израиле дети спокойно гуляют по улицам одни. Безусловно, у них есть с собой телефон, его вполне достаточно.

Радушие и открытость местных каким-то чудесным образом сочетается с их не самыми лучшими качествами. Они вполне могут поскандалить с вами в какой-нибудь очереди или попытаются пролезть вперед под предлогом «мне только спросить». Израильтяне не умеют ждать. Плюс люди здесь довольно шумные, очень много кричат (иногда они так просто разговаривают). Конечно, к таким контрастам нужно привыкнуть.

Жизнь на съемной квартире

Минимальная зарплата в стране примерно 4,5 тысяч шекелей (ок. 80 тыс. рублей — прим. ред.). Если у вас есть высшее образование и престижная специальность, например, «инженер» или «программист», то вы будете получать в 3-5 раз больше. При этом чем выше доход, тем больше налоги. Обычно, когда ты приходишь устраиваться на работу, тебе называют зарплату брутто, а на руки ты получаешь нетто с учетом всех вычетов. Допустим, 4,5 тысячи шекелей облагаются 11% налога. У людей с более высоким доходом этот показатель может достигать и 30%.

Чтобы достойно жить в Израиле и ни в чем себе особенно не отказывать, нужно зарабатывать хотя бы 15 тысяч шекелей (265 тыс. рублей — ред.). Но этого явно не хватит, если вы планируете откладывать какую-то сумму на недвижимость, поскольку цены на жилье невероятно высокие. В Хайфе самая обычная квартира (не хорошая, а именно нормальная) стоит от миллиона! Для того, чтобы нашей семье взять ипотеку на более или менее адекватных условиях и не жить впроголодь, нужен первоначальный взнос порядка 400 тысяч шекелей. Внушительная сумма. По этой причине здесь практически все арендуют квартиры, и наша семья не исключение. Кстати, отсутствие собственного угла не мешает израильтянам рожать детей, и не по одному! Аренда со всеми сопутствующими расходами обходится нам примерно в 4000 тысячи шекелей.

Продукты «съедают» еще 2000 шекелей бюджета. Они здесь качественные, но тоже довольно дорогие. Кстати, в Израиле распространены купоны со скидками: их используют даже те, кто хорошо зарабатывает. Все потому что в этой стране принято считать деньги. При таких ценах это не удивительно.

Служу отечеству

Когда я только приехала в эту страну, мне казалось странным, что абсолютно все граждане независимо от пола должны служить в армии. Сегодня у меня подрастает дочь, и я понимаю, что ей тоже предстоит пройти этот этап. Здесь не принято «косить» от службы, ведь это такой важный и интересный этап в жизни каждого израильтянина. В нашей семье только несколько лет назад утихли всевозможные армейские истории, те кто служил, любят поговорить на эту тему.

Конечно, израильская армия сильно отличается от российской. Ты уезжаешь на службу утром, а уже вечером возвращаешься домой. Некоторые могут уехать, например, на армейскую базу на целую неделю. Но в любом случае они приезжают домой, как минимум на выходные. Мальчики отдают долг родине три года, девочки — два. Кстати, мой муж считает, что это хорошая закалка для израильских детей, которые до армии растут с ощущением полной свободы и вседозволенности. Высшее образование они получают, лишь отслужив, т.е. поступают в вуз примерно в 20-21 год. В России их сверстники к этому моменту уже получают диплом и идут работать, хотя по сути — что они знают про жизнь? В Израиле люди приходят в профессию в уже более сознательном возрасте.

В очередь

Все очень хвалят израильскую медицину. Но сразу хочу сказать, что если речь идет о самых обычных врачах, то вы вряд ли будете в каком-то невероятном восторге. Например, здесь нельзя позвонить в клинику и записаться в этот же день на обследование. Иногда приходится очень долго ждать, потому что очереди огромные. Когда я вела беременность и мне дали список необходимых анализов, я сразу же записалась на 2 месяца вперед! Что касается самих родов, опять же, нельзя сказать, что врачи проявляли ко мне какое-то повышенное внимание. Они четко следовали протоколу, разве что больше прислушивались к моим пожеланиям.

Конечно, когда речь идет о каком-то серьезном заболевании, то в Израиле человеку могут помочь, поскольку медицина здесь действительно высокотехнологичная. Но! С профилактикой заболеваний большие проблемы, просто так вас никто не направит на диспансеризацию. И это, увы, существенный минус — все-таки предупредить заболевание проще, чем лечить.

Я довольно быстро адаптируюсь к новым условиям, но должна сказать, что переезд в Израиль дался мне не так легко, как хотелось бы. Зато сейчас я очень рада тому, что мой ребенок родился именно в этой стране. Мне кажется, что здесь у нее будет гораздо больше возможностей, чем если бы она росла в России. При этом я допускаю мысль, что став взрослой, она может уехать отсюда. Хотя кто знает, возможно, дочь станет такой патриоткой Израиля, что я буду сильно удивляться.

«Цветущая страна под бомбами»: поуехавшая кемеровчанка о жизни в Израиле

Ольга родилась в Берёзовском, жила в Кемерове, после пожара в Зимней Вишне собрала одну сумку и уехала в Израиль. Теперь коренная сибирячка живёт в жарком климате пустыни. Именно здесь она встретила свою любовь, которую так долго искала.
По личным причинам Ольга не хочет указывать свою фамилию и согласилась рассказать о переезде в Израиль на условиях анонимности.

«Мне не приходило в голову, что я могу стать таким человеком»

Наверно, у меня не совсем типичная история. Я изначально не хотела уезжать из Кемерова. Есть люди, которые прям мечтают свалить за границу. У меня такого не было. Мне хорошо жилось здесь.

Я родилась в Берёзовском, окончила там школу. Потом поступила в колледж на специальность «театральное творчество». Это же просто мечта! Я всегда занималась тем, что нравилось: преподавала подросткам актёрское мастерство, вела театральную студию, ставила спектакли. Окончила институт культуры по специальности «менеджмент социально-культурной деятельности». У меня была куча увлечений. Например, любила йогу. Моя история точно не про то, что я поехала искать лучшую жизнь. Нет, не лучшую. Наверно, просто другую.

Так вышло, что у меня начались отношения с русским парнем, который уехал жить и работать в США. Мы общались по Skype, постоянно переписывались.
То, что он вот так просто сорвался и отбыл в другую страну, вызывало у меня недоумение.

Я просто не понимала, как вообще люди уезжают за границу, как они там устраиваются.
Думала, это возможно, если в другой стране живут родственники или люди отправляются к знакомым. Мне казалось, только совсем отчаянные, безбашенные индивидуалисты могут собрать чемоданы и уехать. Никогда не приходила в голову, что я могу стать таким человеком.

Отношения с парнем из США не сложились. Конечно, я была расстроена, мягко говоря. Мы с ним планировали, что я, возможно, перееду в США. А тут такой финал. К тому же это была весна 2018 года, пожар в Зимней Вишне. После трагедии мне стало очень грустно, как и всему городу, наверно. Это была как будто последняя капля. Я хотела что-то поменять, в себе, в первую очередь. Переосмыслить свое существование. Жизнь подкинула испытание, спросила: а вот так ты сможешь? А вот так в чужую страну, где у тебя никого нет, сможешь?

Я не думала о деньгах. Хотя многие в Израиль едут именно за деньгами и зарабатывают там очень хорошо. Потом возвращаются в Россию, покупают квартиры и машины. А я вообще не понимала, сколько мне заплатят. Знала только, что будет на что жить, что я не умру с голоду.

«Май инглиш из бед и огорчений»

Увидела в соцсетях на странице приятеля объявление, что в Израиле требуются сотрудники в отель. Написала в личку, узнала подробности. На море я уже не была миллион лет, ну, и все остальные обстоятельства сыграли роль. В Кемерове тогда удерживали только моя театральная студия и друзья. Сложно было представить жизнь без этих людей – без своих учеников и друзей.

Тот парень работал на фирму, нанимающую сотрудников в Израиль. Это всё официально, с уплатой налогов. Вполне легальная история. Примерно через месяц я подготовила все документы (их было немного), собрала одну небольшую сумку. И всё, полетела.

Надо сказать, у меня нет еврейских корней. Я точно не «возвращалась на историческую родину». А ещё не знала никаких иностранных языков. В Израиле три официальных языка – иврит, английский и арабский. На арабском общаются между собой только арабы. Их здесь очень много, поэтому язык считается официальным.

Я совсем чуть-чуть знала английский. Май инглиш из бед и огорчений. Сейчас я уже больше двух лет живу в Израиле, вокруг меня постоянно разговаривают на иностранных языках. Поэтому я вполне могу общаться и на английском, и на иврите. К счастью, иногда достаточно и родного русского. В Израиле очень много соотечественников, даже некоторые израильтяне говорят, что здесь не столько важно знать английский или иврит, сколько важно знать русский. Придешь ты на почту или в больницу – везде есть люди, которые говорят по-русски.

«Чем я буду здесь дышать?!»

Сначала я прилетела в Тель-Авив и сразу оттуда поехала в Герцлию. Этот город считается самым богатым в Израиле. Конечно, там есть разные районы. Где-то живут обычные люди в серых панельных трёхэтажках. А есть очень богатые районы, где обитают миллионеры, которые катаются по улицам на «Bentley». Очень красивый город. И в сравнении с некоторыми городами Израиля очень чистый.

Первой мыслью было – чем я буду здесь дышать?! Там совсем другой воздух, чем в России. Он очень горячий и влажный. Когда я вдохнула первый раз, у меня возникло ощущение, что я задыхаюсь, что этим невозможно дышать. Через пару часов я, конечно, освоилась, поняла, что, в принципе, кислорода хватит.
Одно из первых впечатлений – большое цветущее дерево жасмина. Когда я к нему подошла, меня окутал невероятный аромат. Цветы и древность – это самое классное, что здесь есть. Изначально здесь была пустыня, а сегодня Израиль – цветущая страна.

Сначала я заселилась в квартиру сотрудников своей фирмы. У меня была отдельная комната. В той квартире жили отличные ребята, сейчас практически все уехали домой. Это были в основном украинцы. Но разницу между нами я не ощущала. Даже если у кого-то из украинцев были претензии к России, они не особо сказывались на нашем общении. Это были очень позитивные люди.

«Фен в лицо дует – вот такой ветер»

Я была в нескольких городах, ездила на экскурсии. Города классные, очень красивые. Есть очень старые. Например, Иерусалим, Яффа. Еще я была в кибуцах (кибуц — сельскохозяйственная коммуна в Израиле, прим. Сибдепо). Это такие небольшие поселения, деревеньки. Там можно погулять, побродить по дорогам, посмотреть на растущие эвкалипты.

Израиль очень яркий по ночам. Все центральные места в городах подсвечиваются. Небоскрёбы в огнях. Например, та часть Тель-Авива, где стоят высотки, ночью выглядит как Нью-Йорк. Это прикольно. Такая суперсовременная красота. Но отъезжаешь от Тель-Авива буквально на десять километров – там уже старый город, совершено другая атмосфера. Каменная мостовая, постройки из желтого камня.

Читайте также  Россия, республика Башкортостан, озеро Карагайкуль

Израиль не маленький. В разных частях страны климат немного отличается. Ужасная жарища – там, где я сейчас живу, в городе Эйлате, это самый юг. Здесь летом до 40 градусов доходит. Но это другая жара, она не так воспринимается, как в России, поскольку влажность тут гораздо выше. В средней части страны и на севере прохладнее. Летом 25-27 градусов – это норма. Ну, до 30 доходит.

Но проблема не в температуре. Бывают дни, когда дует хамсин. Хамсин – это очень горячий ветер. Представь, тебе фен в лицо дует. Вот такой ветер. Да, в хамсины тяжеловато.

Конечно, зима здесь совсем другая. Зимой температура + 15 градусов. Постоянно льёт дождь, дует ветер. Холодно именно от того, что влажно. Я зимой хожу в осенних ботинках, в теплом пальто, у меня есть огромный шарф. Этой зимой я даже шапку надевала. А ещё здесь нет центрального отопления. Дома бывает очень холодно и сыро. Здесь вместо центрального отопления используют кондиционеры, летом они остужают, зимой обогревают. Квартира на первом этаже – это прям беда. Приходится пользоваться обогревателем, который жрёт электричество. Это сильно всех напрягает, потому что электричество очень дорогое.

Но зимой иногда бывает даже приятно. Когда жара заканчивается, начинаешь очень ценить прохладу. Помню, когда я первое лето здесь прожила и осенью начался дождь – сколько у меня было счастья! Как будто я в пустыне была несколько лет, и тут в первый раз увидела дождь. Вот так примерно я радовалась.

«Мы не знаем, сколько ракет в нас выпускают»

Я ведь живу в стране, которая сейчас ведёт военные действия. Здесь непростая военная ситуация между Израилем и Палестиной. В районе города Газа бывают обстрелы. Под обстрелы попадают и те израильские города, которые находятся рядом. Это Ашкелон, Сдерот. Центральную часть страны война почти никак не затрагивает. Ко всему прочему, в Израиле есть «Железный купол», о который разбиваются ракеты. Это такая ракетная установка. Она находится где-то в пустыне. Но закрывает всю территорию Израиля, оберегает мирное небо. 600 вражеских ракет могут быть сбиты одновременно.

Военный конфликт длится так давно, что никто уже не обращает на него внимания. Мы даже не знаем, сколько ракет в нас выпускают. Есть специальное приложение на телефоне, в нем можно смотреть, сколько на данный момент выпущено ракет по Израилю и сколько сбито. С чем лично я сталкивалась – три раза слышала сигнальную сирену. Всё, больше меня война никак не затронула. Она почти никак не отражается на тех, кто живет в центре страны.

«Всё получится!»

Сейчас я работаю в отеле на кухне – помощником повара. Из-за пандемии пришлось переехать в Эйлат. До этого жили в Тель-Авиве. Эйлат – курортное место, которое посещают в основном израильтяне. Сейчас здесь нет иностранных туристов. Рабочий день может быть разным. Вчера я работала 12 часов, сегодня – 9. Здесь почасовая оплата, я получаю примерно 30 шекелей в час – около 600 рублей. В Израиле у всех шестидневная рабочая неделя.

Работать достаточно комфортно. Когда приходишь в отель, везде кондиционеры, есть столовая для сотрудников, там можно позавтракать, пообедать. Разумеется, в Израиле живет множество людей разных национальностей. Но, когда мы вместе работаем, на национальность никто не обращает внимания. Нет разделения на русских, украинцев, израильтян, арабов. Здесь ещё очень много эфиопов. В работе они достаточно милые люди, которые могут помочь, что-то подсказать. Очень смешные позитивные ребята. Конечно, есть такие, с кем не очень приятно общаться. Как и с русскими: бывает, просто не можешь найти общий язык.

Со своим любимым человеком – Игорем, я познакомилась на работе. Он тоже русский. Я только начала трудиться на кухне, ничего не знала. Он работал там же, мне помогал, всё рассказывал. Такой был учитель. Потом начали встречаться. Недавно я переехала к нему.

Живу третий год здесь, но я не гражданка Израиля. Иногда кажется, что какой-то человек не очень хорошо реагирует на приезжих иностранных работников. Это в основном бывает в полиции, в каких-то официальных учреждениях. А если люди не знают моих обстоятельств и видят, что я русская, бывают очень приветливыми. Они говорят: «Здорово, ты учишь язык – это хорошо. Со временем всё получится». Они стараются успокоить, чтоб я не напрягалась. Так часто бывает. Каких-то притеснений я не встречала никогда.

«Израиль как подросток»

В Израиле очень дорогое жильё. Это беда и печаль всех приезжих. Когда я жила рядом с Тель-Авивом, снимала однокомнатную квартиру напополам с подругой. Это стоило три с половиной тысячи шекелей в месяц (около 70 000 рублей). Без учета электричества и воды. На тот момент ничего дешевле не было. На севере и юге страны снимать жилье немного дешевле. Может быть, потому что сюда не так охотно едут жить. Еда, одежда, проезд – всё вполне приемлемо и посильно. Если ты работаешь, если хоть что-то зарабатываешь – сможешь себя прокормить и одеть достаточно прилично.

К сожалению, здесь нет такого сервиса, клиентоориентированности, как в России. Все расслабленные, никто особо не старается. Ты просто что-то сделал – и уже молодец. С точки зрения сервиса, Россия гораздо ближе к Европе, чем Израиль. А ещё здесь все заведения закрываются в 8 часов вечера. В маленьком городе, если набережная далеко, просто не найдешь кафе, где можно в 11 вечера посидеть с подружкой. Красивых уютных кафе или ресторанов здесь вообще нет.

Один раз я посетила русское заведение в Израиле, называется «Баба Яга» — полностью соответствует названию. В России в 90-х годах были пивные бары такого типа. Наверно, те, кто приехали в то время, открыли здесь заведение. У владельцев бара сложился определенный образ, как это должно быть, и они перенесли его на израильскую почву. В итоге получилось что-то очень странное. Караоке, небольшая сцена, пластиковые или, не дай бог, черные металлические стулья. И всё такое чёрное, как будто из фильмов времен Перестройки. В России таких заведений нет давным-давно, а здесь сохранились. Просто машина времени какая-то. Я жду не дождусь, когда приеду в гости в Россию и смогу сходить в красивое место.

Конечно, здесь своеобразие повсюду. Когда я только приехала, заметила вот что. В Израиле люди не относят на помойку вещи или одежду, которыми не пользуются. Их выставляют вдоль забора на улице, возле домов. И прохожие их забирают. Идешь по улице, а на лавочке рядом с домом лежит стопочка аккуратно сложенной одежды. Так принято. Традиция связана с тем, что очень многие возвращаются на историческую родину и вещи могут пригодиться приезжим.

Израиль еще очень молодое государство. Он как подросток, всё пробует, в нём много всего намешано. Иногда возникает диссонанс. Что-то одно дико бесит, а что-то другое очень прикольное. Неоднозначная страна. Говорят, страна контрастов, это точно про Израиль. Но я не могу сказать, что мне здесь нравится больше, чем на родине. Я не вернулась в Россию только потому, что в Израиле встретила любимого человека. Это единственная причина. Мне комфортно и здесь, и там. В принципе, сейчас вернуться в Кемерово тоже прикольно. Единственное, будет обидно, что денег нет.

«Забросали камнями скорую». Семь вопросов о коронавирусе россиянке, живущей в Израиле

Израиль вошел в число стран, где ситуация с пандемией коронавируса наиболее серьезная. На данный момент число зараженных приближается к 5 тысячам. Смоляне, уехавшие жить за рубеж, делятся своим мнением о том, как их страны справляются с заражением. Накануне мы опубликовали интервью с россиянкой, проживающей в Италии. Теперь на очереди наша коллега из Израиля Анна Крыжовник. Задаем ей семь вопросов о том, что сейчас происходит в стране.

— Когда началось ощущение катастрофы? Как приходили к тому, что все плохо, и пришли ли?

— Ощущение катастрофы началось, когда четверть граждан Израиля отправили в неоплачиваемый отпуск на полтора месяца. Воспитатели, продавцы, некоторые производства и частный бизнес оказались без заработка. Смягчает ситуацию пособие по безработице и небольшие деньги для индивидуальных предпринимателей.

Не все так плохо и жить в карантине можно. Нам не запрещают выход в магазины за продуктами, посещение врачей, аптек, выход на работу и прогулки до 100 метров от дома.

За окном весна, теплая погода, все цветет и хочется гулять, но приходится сидеть дома, и это печально, конечно.

— Какие меры предприняло правительство, как они поэтапно вводились?

— Правительством меры вводились постепенно. Вначале прибывших из-за границы людей сажали на домашний карантин. Но это не очень помогало (как и России). Не было предусмотрено отдельного транспорта из аэропорта, и люди были вынуждены пользоваться общественным.

Я помню, что как-то из новостей узнала, что возвращалась с учебы домой (Тель-Авив — Хайфа) в поезде с заболевшим коронавирусом, и весь двухэтажный поезд (а это больше тысячи человек) призывали уйти на карантин.

Кроме того не было контроля за помещенными на карантин. Люди вместо самоизоляции выходили на работу или гуляли по магазинам и кафе. Один из первых случаев заболевания — человек по возвращению из Италии вышел на работу в магазин игрушек и еще несколько дней продавал детям и их родителям костюмы на Пурим.

Когда государство поняло, что люди не особо подчиняются указам, ввели более жесткие меры: закрыли аэропорт и отправили детей по домам, а студентов (как я) перевели на дистанционное обучение. Сократили небольшую часть работников, обещав им пособие. Население восприняло это как отпуск и продолжило гулять по паркам, кафе и магазинам.

Тогда карантин объявили повсеместно, закрыли парки, сократили работников на 50%, закрыли магазины кроме продуктовых, заведения общественного питания. Нам тогда разрешили выходить только на демонстрации (если что не так — демонстрации и профсоюзные забастовки, причины массовых демонстраций бывают очень дикие на взгляд россиянина — например, повышение цен на израильский творог — котедж), заниматься спортом на свежем воздухе в группах не более 10 человек и на расстоянии не менее 2 метров друг от друга. Свадьбы, похороны и религиозные обряды численностью до 10 человек, походы за едой, лекарствами, к врачу и выгул собак, прогулки в своем районе в одиночку или вдвоем, поездки в авто вдвоем или в компании членов семьи. Был сокращен общественный транспорт, поезда перестали ходить.

Сейчас карантин стал еще более жестким: полиция на улицах и следит за соблюдением. Для поездки на работу нужно разрешение, прогулки до 100 метров от дома. На входе в магазины и поликлиники обязательно замеряют температуру, а за нарушение карантина штрафуют на 110000 рублей. (5000 шекелей). Это размер одной зарплаты.

— Как сейчас протекает жизнь в Израиле? В каких районах все совсем плохо? Как живет столица и пригороды?

— Около половины заболевших жители религиозных районов и религиозных городов, таких как Бней-Брак. Недавняя проверка выявила, что тест каждого третьего жителя Бней-Брака — положительный. Проблема в том, что ультрарелигиозные жители продолжают собираться на молитвы в синагогах, даже когда им это запретили. Они не носят маски и перчатки и их религиозные школы до сих пор работают, даже когда руководителей этих школ забрали в больницу с коронавирусом.

Также в арабских и ультрарелигиозных районах продолжают собираться толпами на похороны и свадьбы. Недавние похороны раввина собрали процессию около 400 человек. Полиция в большинстве своем бездействует. При ее вмешательстве в полицейских летят камни. Недавно камнями в религиозном районе Иерусалима забросали карету скорой помощи, которая приехала на вызов к больному с короновирусом. В общем, пока мы все живем в 21 веке, у нас есть районы, где до сих пор 16 век.

По статистике на 27 марта на первом месте по соотношению заболевших к населению — маленький городок Мигдаль ха-Эмек (22 заболевших на каждые 10000), на втором Бней-Брак (13 заболевших на каждые 10000). В Иерусалиме и Тель-Авиве это соотношение гораздо меньше, хотя общее число заболевших больше.

Если ситуация не изменится, а именно, власть не введёт полный карантин отдельных районов и анклавов и критически не увеличит количество проверок в целом по стране, все места в наших больницах через 3-4 недели будут заняты жителями этих городов.

Уже сейчас люди ждут проверку 5-7 дней, после чего ждут результат еще несколько дней, при условии, что проверку всегда или почти всегда делают людям с острыми симптомами (кроме очевидных контактов с зараженным и членов их семьи). За эти 10 дней состояние человека из легкого может стать средним прямо дома, и мы знаем случаи, когда ныне погибших стариков привозили в больницу в тяжелом состоянии.

Говоря о стариках, до сих пор не решен вопрос с проверками в домах престарелых, даже в тех, где уже были зафиксированы не только случаи заболевания, но и смерти. А мы говорим о самой незащищённой группе населения.

Вопросов, как всегда, больше, чем ответов. Прошла неделя с последнего обновления Минздрава относительно числа проведенных проверок. Нет никаких оснований скрывать от общества эту критически важную информацию.

— Стали ли меньше стрелять со стороны арабов? Как вообще вся эта история отразилась на арабо-израильском конфликте?

— Со стороны арабо-израильского конфликта ситуация не изменилась никак. Обостряется она обычно ближе к выборам, по моим наблюдениям. Или когда у арабских соседей заканчиваются деньги.

Недавно собирали пожертвования для гуманитарной помощи жителям Газы, и в то же время на пограничные территории прилетело несколько ракет. (Что, в общем-то, обычное дело). Сегодня Израиль передал аппараты ИВЛ в Палестинскую автономию. Жизнь идет и обычные люди ни в чем не виноваты, проблема в неготовности медицинской инфраструктуры автономии к эпидемии.

Читайте также  Впечатления россиянина от зимовки в Мексике

— Какие прогнозы делают специалисты? Откроют ли страну летом в курортный сезон?

— Пока нас закрыли на карантин до 30 апреля. Дальше, как мне кажется, это чревато затяжным кризисом в экономике. Правительство надеется справиться с основной волной заболеваний до конца апреля.

Специалисты говорят разное. Как говорится: два еврея — три мнения. В большинстве своем все согласны в одном — мир и Израиль ждет крупный экономический кризис после выхода из карантина.

— Как изменилась твоя жизнь после объявленной пандемии?

— Моя жизнь с момента введения карантина почти никак не изменилась — я по-прежнему провожу за учебой 10 часов в день, хотя теперь мне не нужно ездить в поезде по часу в одну сторону. Сложно заставить себя работать из дома — нужна постоянная мотивация чтобы усмирить желание полежать на диване и поспать подольше.

Я хожу в те же магазины и посещаю врачей. Единственное что меня угнетает — невозможность выйти куда-то дальше на выходных или просто прогуляться у моря.

— В Израиле одной из ключевых является туротрасль. Сейчас она терпит колоссальные убытки. Как правительство планирует поддерживать экономику?

— По поводу экономики: у нас недавно (несколько дней назад) образовалось правительство наконец. Набравшие большое количество голосов партии образовали правительство национального единства. Сутки назад была утверждена программа восстановления экономики на 80 миллиардов шекелей. Выглядит вполне адекватно. Половину этих денег выделили на различные программы поддержки малого и среднего бизнеса.

У нас в городе, несмотря на карантин, мэрия готовится к летнему сезону — насыпает пляжи, занимается благоустройством общественных территорий. Думаю, с наступлением пляжного сезона и снятием карантинных мер все начнет работать как и прежде. Израиль будет готов к возвращению туристов.

О том, как обстоят дела с ресторанным бизнесом в Смоленске в связи с пандемией – читайте в материале «Ситуация плачевная. Семь вопросов ресторатору о работе в условиях пандемии».

Также нашему изданию дал комментарий главный санитарный врач Смоленской области Сергей Рогутский. Он отметил, что поскольку нет лекарства от коронавируса и нет вакцины, единственной мерой профилактики и недопущения заболеваемости является разобщение людей.

Как отразится на мировой экономике происходящее в США, и стоит ли россиянам бежать в обменники и сдавать доллары? О коронавирусе и мировой экономике мы поговорили с доцентом СмолГУ, кандидатом экономических наук Виталием Филиновым.

О том, как торговые комплексы Смоленска столкнулись с оттоком посетителей и ограничительными мерами – читайте в интервью с руководителем одного их них.

Россиянка о жизни в Израиле

Россиянка, которая шесть лет назад переехала из Москвы в Хайфу, — о шокирующих ценах, покорении иврита и неприятных чертах израильтян…

Татьяне 35, последние шесть лет она живет в Хайфе. Переезд в другую страну случился в ее жизни «по любви». Однажды оказавшись на экскурсии в Санкт-Петербурге, девушка встретила будущего мужа, который приехал из Израиля в Россию с серьезной миссией — найти жену. Ответственное задание он выполнил с блеском и увез Татьяну к себе. Она рассказала, как сложилась ее жизнь в новой стране,

В поисках второй половины

Мой муж переехал в Израиль в 14 лет. Когда встал вопрос о создании семьи, он отправился на поиски жены в Россию, поскольку найти вторую половину там непросто. Когда ты переезжаешь в подростковом возрасте, то чувствуешь разницу менталитета и с местными девушками и даже с русскоговорящими, если они живут в Израиле с малых лет.

Самооценка у женщин здесь невероятно высокая, они долго выбирают себе спутника жизни и до 30 лет просто крутят носом и отшивают парней. Мой супруг испытал это на себе. И замечу, что это не единичный случай.

Зато если вы русскоговорящая девушка, подобные проблемы вряд ли возникнут. Более того, к вам, скорее всего, будет выстраиваться очередь из потенциальных женихов. Недавно мой супруг уехал на неделю в командировку, я вышла из дома с дочкой в субботу, и ко мне тут же подошел какой-то молодой человек, чтобы познакомиться.

Суббота в Израиле выходной день, который принято проводить с семьей, видимо, он подумал, что я одинокая. Так что даже у женщины с ребенком здесь очень много шансов создать семью и снова выйти замуж.

Вся в учебе

В Израиле с вами будут говорить на любом языке. Это не Англия, где обязательно нужно знать английский, или Франция, где вы должны выучить французский, и вариантов нет. Здесь можно прийти в магазин, и там обязательно будет русскоговорящий продавец.

Однако если есть задача найти работу и как можно быстрее адаптироваться, придется учить иврит. Именно по этой причине первый год я практически каждый день посещала языковую школу — ульпан.

Для людей, которые репатриируются, обучение в ней бесплатное. Все остальные платят, но довольно приемлемые деньги. Шесть лет назад это стоило примерно 3000 шекелей. Учитывая, что обучение проходит 5 дней в неделю с 8 утра до обеда, это копейки.

Примерно через полгода почти ежедневного посещения школы я начала искать работу — какой-нибудь простой вариант, например, продавцом в магазине. К тому моменту мне казалось, что я довольно хорошо говорю на иврите, плюс преподаватели меня хвалили.

Однако собеседования с работодателями спустили меня с небес на землю, и я поняла, что моих знаний катастрофически не хватает, ведь в жизни люди говорят намного быстрее, чем учителя из ульпана.

В итоге я все же нашла работу, только не продавцом, а помощником воспитателя в детском саду. С магазином у меня почему-то так ничего и не вышло, хотя все, кого я знаю, устраивались на подобные вакансии с первого раза, даже без знания иврита.

Первые полгода на новой работе я рыдала. Мне было очень тяжело морально, потому что каждый день я слышала огромный поток речи, которую не понимала. Однако через год ситуация коренным образом изменилась.

Сейчас я могу сказать, что иврит несложный. Просто есть особенности, к которым нужно привыкнуть — буквы ни на что не похожи, плюс ты читаешь справа налево. Для адаптации нужны время и практика.

Полная свобода

Израильтяне очень любят свою страну, но иногда в каких-то мелочах показывают себя не с лучшей стороны. Не донести бумажку до мусорки или выкинуть окурок на тротуар — обычное дело. И это меня до сих пор поражает.

Однажды мы с мужем оказались в ситуации, когда все дороги были закрыты и нам пришлось ждать в машине почти четыре часа! Все это время из некоторых автомобилей, стоявших рядом, то и дело выкидывали мусор прямо на дорогу.

Неудивительно, что дети ведут себя так же. Помню один неприятный момент: на утреннике в нашем саду старшей группе раздали сладости, все бумажки от них дети просто выкинули на пол. К сожалению, никто из родителей не посчитал нужным не то что сделать замечание собственному чаду, но даже просто убрать мусор. От всей этой картины я испытала настоящий шок.

В целом детям здесь дают очень много свободы. Они делают, что хотят — стоят на головах, кричат. Их явно никто не учит не мешать окружающим.

Еще многие ходят с сосками до самой школы. Я не утрирую! Однажды я даже читала своим воспитанникам книжку о том, как девочка собирается пойти в школу, а значит, пришло время расставаться с соской. Тогда я подумала — странная история. Но потом поняла, что она не странная, а абсолютно нормальная для Израиля.

Также здесь вполне естественно, когда дети ходят в памперсах до трех лет. Отучать от них начинают только потому, что именно в три года ребенок идет в муниципальный сад, а там за ним никто менять подгузники не будет. Выбора нет — приходится менять привычки.

Добряки и скандалисты

Местные очень отзывчивые и добрые, обязательно помогут в сложной ситуации. Однажды я попала под дождь, тут же остановился водитель и предложил меня подвезти, хотя нам было не по пути.

В России такую взаимовыручку сложно представить, кроме того, я вряд ли села бы в машину к незнакомцу. В Израиле я чувствую себя более спокойно, но это не отменяет соблюдения элементарных правил безопасности. Нужно всегда трезво оценивать ситуацию.

Недавно у меня гостила подруга из России. Она рассказывала, что купила своей дочери часы-трекер, чтобы отслеживать, где находится ребенок. Здесь такое сложно представить. В Израиле дети спокойно гуляют по улицам одни. Безусловно, у них есть с собой телефон, его вполне достаточно.

Радушие и открытость местных каким-то чудесным образом сочетается с их не самыми лучшими качествами. Они вполне могут поскандалить с вами в какой-нибудь очереди или попытаются пролезть вперед под предлогом «мне только спросить».

Израильтяне не умеют ждать. Плюс люди здесь довольно шумные, очень много кричат (иногда они так просто разговаривают). Конечно, к таким контрастам нужно привыкнуть.

Жизнь на съемной квартире

Минимальная зарплата в стране примерно 4,5 тысяч шекелей (ок. 80 тыс. рублей — прим. ред.). Если у вас есть высшее образование и престижная специальность, например, «инженер» или «программист», то вы будете получать в 3-5 раз больше. При этом чем выше доход, тем больше налоги.

Обычно, когда ты приходишь устраиваться на работу, тебе называют зарплату брутто, а на руки ты получаешь нетто с учетом всех вычетов. Допустим, 4,5 тысячи шекелей облагаются 11% налога. У людей с более высоким доходом этот показатель может достигать и 30%.

Чтобы достойно жить в Израиле и ни в чем себе особенно не отказывать, нужно зарабатывать хотя бы 15 тысяч шекелей (265 тыс. рублей — ред.). Но этого явно не хватит, если вы планируете откладывать какую-то сумму на недвижимость, поскольку цены на жилье невероятно высокие.

В Хайфе самая обычная квартира (не хорошая, а именно нормальная) стоит от миллиона! Для того, чтобы нашей семье взять ипотеку на более или менее адекватных условиях и не жить впроголодь, нужен первоначальный взнос порядка 400 тысяч шекелей. Внушительная сумма.

По этой причине здесь практически все арендуют квартиры, и наша семья не исключение. Кстати, отсутствие собственного угла не мешает израильтянам рожать детей, и не по одному! Аренда со всеми сопутствующими расходами обходится нам примерно в 4000 шекелей.

Продукты «съедают» еще 2000 шекелей бюджета. Они здесь качественные, но тоже довольно дорогие. Кстати, в Израиле распространены купоны со скидками: их используют даже те, кто хорошо зарабатывает. Все потому что в этой стране принято считать деньги. При таких ценах это не удивительно.

Служу отечеству

Когда я только приехала в эту страну, мне казалось странным, что абсолютно все граждане независимо от пола должны служить в армии. Сегодня у меня подрастает дочь, и я понимаю, что ей тоже предстоит пройти этот этап.

Здесь не принято «косить» от службы, ведь это такой важный и интересный этап в жизни каждого израильтянина. В нашей семье только несколько лет назад утихли всевозможные армейские истории, те кто служил, любят поговорить на эту тему.

Конечно, израильская армия сильно отличается от российской. Ты уезжаешь на службу утром, а уже вечером возвращаешься домой. Некоторые могут уехать, например, на армейскую базу на целую неделю. Но в любом случае они приезжают домой, как минимум на выходные.

Мальчики отдают долг родине три года, девочки — два. Кстати, мой муж считает, что это хорошая закалка для израильских детей, которые до армии растут с ощущением полной свободы и вседозволенности. Высшее образование они получают, лишь отслужив, т.е. поступают в вуз примерно в 20-21 год.

В России их сверстники к этому моменту уже получают диплом и идут работать, хотя по сути — что они знают про жизнь? В Израиле люди приходят в профессию в уже более сознательном возрасте.

В очередь

Все очень хвалят израильскую медицину. Но сразу хочу сказать, что если речь идет о самых обычных врачах, то вы вряд ли будете в каком-то невероятном восторге.

Например, здесь нельзя позвонить в клинику и записаться в этот же день на обследование. Иногда приходится очень долго ждать, потому что очереди огромные. Когда я вела беременность и мне дали список необходимых анализов, я сразу же записалась на 2 месяца вперед!

Что касается самих родов, опять же, нельзя сказать, что врачи проявляли ко мне какое-то повышенное внимание. Они четко следовали протоколу, разве что больше прислушивались к моим пожеланиям.

Конечно, когда речь идет о каком-то серьезном заболевании, то в Израиле человеку могут помочь, поскольку медицина здесь действительно высокотехнологичная. Но! С профилактикой заболеваний большие проблемы, просто так вас никто не направит на диспансеризацию. И это, увы, существенный минус — все-таки предупредить заболевание проще, чем лечить.

Я довольно быстро адаптируюсь к новым условиям, но должна сказать, что переезд в Израиль дался мне не так легко, как хотелось бы. Зато сейчас я очень рада тому, что мой ребенок родился именно в этой стране.

Мне кажется, что здесь у нее будет гораздо больше возможностей, чем если бы она росла в России. При этом я допускаю мысль, что став взрослой, она может уехать отсюда. Хотя кто знает, возможно, дочь станет такой патриоткой Израиля, что я буду сильно удивляться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: