Россиянка поделилась фактами о жизни в Северной Корее - KRINTEL.RU

Россиянка поделилась фактами о жизни в Северной Корее

Настоящая Северная Корея. Тайная жизнь обычных людей

Наш спецкор отправился в самую закрытую и самую обсуждаемую страну мира. И подготовил цикл репортажей. Это заключительная часть — о тайных и явных сторонах жизни в КНДР.

Фото © L!FE/Артур Матвеев

Прилавки Северной Кореи

Жизнь простых корейцев в КНДР оберегают от посторонних, как военную тайну. Журналисты могут лишь смотреть на неё с безопасного удаления — через стекло из автобуса. И прорваться сквозь это стекло — задача невероятно сложная. Самостоятельно поехать в город нельзя: только с гидом, только по согласованию, а согласования нет. Пять дней пришлось уговаривать сопровождающих прокатиться до центра.

В центр ездят такси. Водители несказанно рады пассажирам — у гостиницы их услугами почти никто не пользуется. Заказать такси иностранцу в КНДР невозможно. Везут в торговый центр на проспекте Кван Бо — что-то вроде Нового Арбата в Москве. Магазин особый — над входом две красные таблички. Дважды здесь был Ким Чен Ир и один раз приезжал Ким Чен Ын. Торговый центр напоминает типичный советский ЦУМ: трёхэтажный бетонный куб с высокими окнами.

Фото © L!FE/Артур Матвеев

Внутри обстановка как в главном универмаге небольшого российского города. На первом этаже супермаркет. У касс очередь. Людей много, может быть, даже неестественно много. Все активно заполняют большие тележки продуктами.

Изучаю цены: килограмм свинины 22 500 вон, курица 17 500 вон, рис 6700 вон, водка 4900 вон. Если убрать пару нулей, то цены в Северной Корее почти как российские, только водка дешевле. С ценами в КНДР вообще странная история. Минимальная зарплата рабочего 1500 вон. А пачка лапши быстрого приготовления стоит 6900 вон.

— Как так? — спрашиваю я переводчика.

Тот долго молчит.

— Считай так, что у нас просто забыли про два нуля. — подумав, отвечает он.

И в ценах официальная жизнь КНДР не уживается с реальной. Курс вона для иностранцев: 1 доллар — 100 вон, а реальный курс 8900 вон за доллар. Проиллюстрировать пример можно на бутылке северокорейского энергетика — это негазированный отвар женьшеня. В гостинице и в магазине он стоит совершенно разных денег.

На цены в магазине местные жители смотрят через прицел деноминации. То есть вычитают от ценника два нуля. Или, скорее, добавляя к зарплате два нуля. При таком подходе ситуация с зарплатами и ценами более менее нормализуется. И либо лапша стоит вместо 6900 — 69 вон. Или минимальный оклад рабочего выходит не 1500, а 150 000 вон, примерно 17 долларов. Остаётся вопрос: кто и на что скупает в торговом центре тележки еды. Похоже, не рабочие и точно не иностранцы.

Иностранцы в КНДР не пользуются местной валютой вон. В гостинице цены хоть и указаны в вонах — расплачиваться можно долларами, евро или юанями. Причём может быть такая ситуация, что платишь ты в евро, а сдачу получаешь китайскими деньгами. Северокорейские деньги под запретом. В сувенирных магазинах можно приобрести воны старого образца 1990 года. Настоящие воны найти сложно — но можно.

Отличаются они только постаревшим Ким Ир Сеном.

Фото © L!FE / Артур Матвеев

Впрочем, от реальных денег КНДР иностранцу толку немного — продавцы их просто не примут. А вывозить национальные деньги из страны запрещено.

На втором этаже торгового центра продают цветастые платья. На третьем родители плотным строем выстроились у детского игрового уголка. Малыши катаются с горок и играют с шариками. Родители снимают их на телефоны. Телефоны разные, пару раз в руках мелькают довольно дорогие мобильные известной китайской марки. А один раз замечаю телефон, похожий на южнокорейский флагман. Впрочем, КНДР умеет удивлять и вводить в заблуждение, и порой случаются странности — на экскурсии в красный уголок косметологической фабрики у скромного экскурсовода в руках неожиданно мелькает, кажется, яблочный телефон последней модели. Но стоит присмотреться — нет, показалось, это похожий на него китайский аппарат.

Россиянка о жизни в Корее

Валерия родилась в маленьком посёлке Заветы Ильича в Хабаровском крае. В семье из 10 детей, она была 7ой по счету, поэтому детство было веселое, хоть и трудное в финансовом плане. В университете девушка влюбилась в молодого человека, они поженились, и впоследствии молодая семья переехала в Корею. Сейчас Валерия развивает свой блог, продает корейскую косметики и заканчивает курсы по пошиву одежды, а в свободное время участвует в местных конкурсах красоты.

Почему именно Корея

Дед моего мужа по маминой линии родом из Кореи, но свекровь и мой супруг родились и выросли в России. Эта наследственность дала мужу право на проживание и работу в Корее. А я прицепом, у меня семейная виза. Мы хотели уехать давно. Рассматривали Болгарию, Канаду и ещё ряд других стран. Но когда узнали о возможности жить в Корее, не раздумывая сделали визы и переехали. Ведь попробовать лучше, чем раздумывать.

Трудоустройство

Работы в Корее очень много, но чтобы устроиться на хорошую должность, нужно иметь высшее образование и знать корейский язык. У меня семейная виза, поэтому я работать не имею права. В планах выучить язык и поменять визу на вид на жительство. Думаю, с трудоустройством проблем не возникнет.

Помощь при адаптации

В Корее очень много центров помощи иностранцам и интернациональным семьям. Есть несколько программ по бесплатному обучению корейскму языку от миграционной службы, при университетах, в церквях и ещё много разных курсов. Сейчас я занимаюсь по одной из таких программ в культурном центре. В таких центрах иногда учат готовить корейскую еду, танцевать K-pop, мэйкапу, каллиграфии и т.д. В выходные дни часто вход в музеи бесплатный, а в развлекательные центры иностранцам дают скидки 50%.

Семейный бюджет

Если перевести в рубли, то минимальный заработок составляет примерно 100 000 рублей. Этого хватает, чтобы заплатить за садик, страховку, съем квартиры, связь и интернет, купить еду и одежду и ещё остаётся на развлечения и походы в кафе. Но откладывать с такой зарплатой не получится.

Медицина
Не хочу обидеть Россию, но в Корее действительно все для людей. Медицина на высшем уровне, мед. персонал всегда приветливый, вежливые работники. Цены на лечение дешевле (при наличии страховки). Лекарства вообще копейки стоят. До сих пор не верю, если покупаю всего одно лекарство, когда дочка болеет. Я отдаю за это 100 рублей на наши деньги, и оно действительно помогает.

Транспорт

Транспортная система очень хорошо налажена. Автобусы, метро, такси — даже не имея своей машины, можно легко и быстро добраться, куда нужно. Есть специальное приложение KakaoMep, в котором можно проложить маршрут, чтобы не потеряться. При посадке в автобус или метро, люди всегда выстраиваются в очередь. Единственное, что я не могу понять: почему они не уступают место девушкам, старикам, беременным? Если специальные места заняты, то люди особой категории едут стоя.

Образование

Образование тут хорошее, но жёсткое. В школе учатся мало, большую часть знаний получают на дополнительных занятиях. Учатся с утра до поздней ночи. Это тяжело, на мой взгляд. Моей дочке 3 года, и уже сейчас она изучает английский язык в садике. Радует, что здесь очень много бесплатного — книги, игрушки, развивашки. В России все покупаешь сам.

Бытовые особенности
Бесплатные тут и туалеты. Везде. Очень чистые, с туалетной бумагой, иногда встречается шкаф со средствами женской гигиены и памперсами. Также тут везде можно найти бесплатный WiFi. Мы несколько месяцев жили на таком: смотрели фильмы, скачивали нужный материал. Потом совесть замучила — подключили свой.

О корейцах
Корейцы очень любят себя и свою страну. Они много и ответственно работают. Стараются все успеть, сделать быстро. Русские полдня пьют чай, а потом думают, на кого из коллег «скинуть» свою работу. Для корейца самое важное — получить хорошее образование, а затем и работу. Только потом строить отношения и семью. Для русского — любовь и семья первостепенно, а деньги. Хочется, но не так уж и важны.

Корейцы всегда готовы помочь, однажды мы спросили дорогу, и женщина нас провожала, чтоб мы не потерялись. Они сильные духом и телом: среди старичков распространён альпинизм — с самого утра ходят в горы. И там пьют алкоголь, играют в карты и спускаются обратно.

О мужчинах и женщинах

Русский мужчина — он какой? Лохматый, с легкой щетиной, вместо душа может использовать дезодорант, а корейцы не такие. Ухаживают за собой с ног до головы, многие пользуются косметикой, делают маски перед сном и даже красят губы. Девушки тоже стремятся к красоте — с детства ухаживают за собой, делают пластические операции, особенно на нос, глаза и грудь. А наши девушки не стремятся быть как все, умеют любить себя и ценить индивидуальность — это здорово.

Отношения с корейцем

Корейские мужчины совсем не такие, как русские. Они не дарят цветов и не пишут признания в любви под окнами. Они совсем не романтичные, как рассказывают нам дорамы. Для них главное — финансовое благополучие.

Если выходные, то нужно обязательно провести время семьей, а в будни — только работа и работа.

Влюблённые парочки носят одинаковую одежду. Для девушки это что-то вроде «он мой», а для мужчины «ну хорошо, можно и одинаково одеться, в Корее все одинаково одеваются».

Если мужчина умный и материально обеспеченный — это очень хорошо. Это только наши девочки влюбляются за доброту и юмор, тут это не главное.

Раздражает в корейцах

Первое — они могут сделать отрыжку в любом месте и в любое время. Один раз мужчина, проходя мимо меня, сделал это прямо мне в лицо. Это очень раздражает.

Второе — нельзя не пить алкоголь, если ты на корпоративе. Считается неуважением. Я думаю, неправильно вот так заставлять людей употреблять спиртное. Но у них другое мнение.

В остальном мне все нравится.

Тоска по дому
В Корее хорошо, но некоторых моментов, к которым я привыкла в России, действительно не хватает. Например, снега зимой. Здесь он если и выпадает, то совсем немного и почти сразу тает. А какая это зима для русского человека, если снега нет? Или вылазки на природу. Поехать можно, но костёр жечь нельзя, шашлыки нормальные не пожарить. В России мы часто ходили на природу с ночевкой — где захотел, там и ставь палатку. Здесь так нельзя, только специальные места для кемпинга — скукота.

Забавные ситуации
Самое смешное, что корейцы всегда говорят со мной на английском языке. Я лучше говорю на корейском, но им все равно. Я говорю им, что не знаю английский — мимо ушей. А потом забавно смотреть на них, когда они пытаются поговорить с моим мужем на своём языке, а понимаю их я, а не он. Мой корейский лучше. Для них это шок, он ведь азиатской внешности, а я — всего лишь бледнолицая.

Необычные традиции
У корейцев есть необычные традиции, например, дарить на новоселье туалетную бумагу: практичность — превыше всего. Или дарить деньги красивым детям. Нашей дочке часто давали по 10000 вон (это примерно 500 рублей). Незнакомые люди могут просто подойти и, восхищаясь красотой ребёнка, дать ему деньги. Замечательная традиция, на мой взгляд.

Ещё в Корее нет дня святого Валентина, но есть день «переро» . Отмечается 11 ноября, потому что дата напоминает сами перерошки — хрустящие палочки, покрытые шоколадом. Влюблённые в этот день дарят друг другу такие сладости, в дополнении с цветами или мягкими игрушками. Красиво оформленные наборы можно встретить не прилавках каждого магазина.

Читайте также  Уникальная красота дикой природы России

Вообще в Корее праздников много, но отдыхают они мало. Отпуск всего 14 дней, больничных не существует, праздничные дни обычно 1-2 дня, даже на Новый год не размахнуться. Новый год они, кстати, отмечают по лунному календарю, а не 1 января.

«Дураки и дороги»
С дорогами в Корее проблем нет, как и с дураками. В этом, я считаю, и проблема. С самого детства корейцы много учатся, стремятся быть лучше и умнее остальных. Подростки учатся в школе, потом учатся в библиотеке, потом идут с ноутбуками в кафе и там тоже учатся. Именно из-за такого напряжения очень часто встречаются случаи суицида. Родители вкладывают в образование детей очень много денег, забывая, что детство проходит.

Но самая большая проблема Кореи — загрязнение воздуха: уровень мелкой пыли очень высок. Раньше люди ходили в масках, но сейчас поняли, что и они не спасают. Эта проблема никак не может решиться, к сожалению.

Рождение ребенка в Корее
Когда я родила дочку, ее сразу уложили на меня, и больше мы не расставались. В Корее не принято забирать ребёнка после родов, чтобы женщина восстановилась. На декрет даётся всего 3 месяца, в отличии от наших 3х лет. Кормление грудью здесь не в почёте. Считается, что маме нужно больше следить за собой, отдыхать, поэтому многие почти с самого рождения отдают детей в ясли. В детских садах ребёнку позволяют все. Если малыш хочет взять домой какую-то вещь, ему разрешат, но попросят маму вернуть на следующий день. В саду детей учат есть самостоятельно, ходить на горшок, чистить зубы после еды и все то, чем у нас занимаются мамы. Образованием и поделками родители тоже не обременены. Все лежит на плечах образовательного учреждения.

Многие говорят, что корейцы не бьют своих детей, это, к сожалению, неправда. На улицах все родители примерные и спокойные, а дома все иначе. Очень много здесь случаев домашнего насилия, вплоть до смертельного исхода. Хотя сейчас предпринимаются попытки ужесточить закон, и это хорошо.

Разрушение стереотипов
Когда я ещё не приехала в Корею, мне говорили, что тут тепло, можно зимнюю одежду не покупать. Но это было жестоким обманом. Зимой здесь очень холодно. Ветра ледяные, а снега катастрофически мало. Из-за того что корейцы не носят шапки и зимнюю обувь, может показаться что они закалённые. Это тоже не так. Вместо зимних ботинок они используют стельки с подогревом, в карманах носят специальные пакетики, которые становятся горячими, если помять. Под куртку надевают ещё тонкую пуховую курточку или жилетку. А сами пуховики очень длинные и тёплые.

Ещё, из рассказов как бы знающих людей, я считала корейский язык грубым, как бы «лающим». Оказалось он очень мелодичный и красивый.

Или вот: «на корейцев нельзя долго смотреть» — засудить могут.

Иностранцам можно. Они вообще многое нам позволяют, потому что понимают, что мы не знаем всей их культуры. Иногда между собой они могут употребить выражение «ты что, иностранец?», если человек поступил как-то неправильно. Это считается обидным, вроде нашего «ты что, дурак?».

Я думала Корея — это страна, где каждый занят собой, много суеты и людского холода. Но по факту это очень уютное государство, где любят дарить друг другу комплименты, вкусно кушать и выпивать по пятницам с друзьями.

Бабушки

Что общего между Россией и Кореей, так это бабушки. В обеих странах старушки собираться на лавочках во дворах, в беседках и общаются весь день напролёт. Они могут поворчать на молодёжь, угостить детей, припрятанной в кармане конфеткой или просто без зазрения совести разглядывать тебя с ног до головы. Старушек все уважают, никто с ними не спорит, ведь они прожили много лет и заслужили доброго к себе отношения. Наши бабушки все с фиолетовыми волосами, а корейские — с завивкой на короткий волос, вот и вся разница.

Что восхищает
Я восхищаюсь народом этой страны. Это тот случай, когда объединившись, люди подняли свою страну с колен и вывели на очень высокий уровень. Корейцы — настоящие патриоты, это заслуживает уважения.

Чему научила жизнь в другой стране
В Корее я научилась жить расслабленно. Меня не тяготит мысль, что нет своего жилья. Тут все живут на съемных квартирах — это выгоднее даже. Это самая безопасная страна, здесь можно спокойно гулять ночью, оставить коляску на улице и ее не украдут. И мне действительно хочется сделать что-то хорошее для развития этой страны, для будущего наших детей, а не только для своего ребёнка. Так здесь и живут.

«В лагерь можно попасть, если ты недостаточно скорбел по вождю»: россиянка рассказала о жизни в КНДР

К флешмобу «Один лайк — один факт» присоединилась девушка, которой довелось 4 года прожить в Северной Корее. Она рассказала о нравах, стереотипах и о том, почему это аутентичное государство так напоминает Советский Союз из старых фильмов.

Полина Куймова с 2005 по 2009 год прожила в столице Северной Кореи — Пхеньяне. Туда девушка приехала вместе с родителями, работавшими в посольстве.

Своим подписчикам в твиттере Полина предложила полайкать ее пост и узнать, каково это — жить в самой закрытой и термоядерной стране на планете.

Я долго сомневалась, но все же решилась: расскажу истории из жизни в Северной Корее. И в Южной заодно. Схему знаете — 1 лайк — 1 история)

Историей заинтересовались более 3 тысяч человек, и Полина приступила к своему рассказу.

2. Одинаковая одежда, одинаковые причёски — да, это все про Северную Корею. В парикмахерских в те годы были альбомы с допускающимися прическами — ты можешь выбрать только ту, что там есть. Другие нельзя. Кстати, ни разу не видела, чтобы у кореянки были крашеные волосы

4. В Пхеньяне ОЧЕНЬ чисто. Город словно вылизан. Ну, неудивительно, когда они даже траву между плитами срезают ножницами (не шутка, видела сама: человек 10, сидя на корточках, подстригали травинки огромными железными ножницами)

67. И на Севере, и на Юге дороги моют с мылом. Способы разные, но эффект один: можно гулять босиком и пятки будут чистые)

11. Запах, который ассоциируется у меня с Пхеньяном, — сырость. Так пахнет в любом помещении

Полине очень понравилась местная молочка. Девушка рассказала, что в ней нет никакой химии: сметана такая, что ложка стоит, молоко жирненькое. Правда, кефир и творог там не продавались.

То же самое касается и косметики — она вся натуральная, на женьшене. Мама и бабушка Полины были в восторге.

19. Еда вкуснее на севере. Мужчины красивее на юге, девушки — на севере

20. И ещё про еду. На Севере кухня настоящая, корейская. А на Юге уже много японского и американского, а то, что традиционное, невкусно. Для желающих попробовать НАСТОЯЩУЮ корейскую кухню – в ресторан Карё на Ленинском. Очень вкусно. Там даже пахнет как в Пхеньяне!

21. Продукты тогда там были очень дешевые. Можно было купить Кг мяса за 1-3€. Фрукты все сочные, химикатами там даже и не пахнет. Всегда много клубники, вкуснейшие арбузы летом. эх

27. В каком-то году, уже не помню, туда с концертом приехала Лариса Долина! Как раз это была пасха, и мы поехали на ночную службу. Ко мне подошла какая-то женщина и попросила зажечь ей свечку от моей, потом я поняла, что это была она (не признала без мейка)

29. Парад на главной площади (там, кстати, висел портрет Ленина) — это всегда красиво. Мне кажется, что они всю жизнь учатся так слаженно маршировать

Иногда по дороге в школу Полина слышала, как за забором воют собаки. Оказалось, что там их забивали на мясо. Правда, сама девушка ни разу собак не ела и очень не любит, когда ее об этом спрашивают.

45. Море на Севере, с какой стороны не заедешь, очень грязное. И вонючее

44. Если корейцы приходили к памятнику Ким Ир Сену (сейчас там рядом ещё Ким Чен Ир), то обязательно приносили цветы. Многие плакали

58. Без агитационных плакатов никуда. В городе такие примерно везде (картинка из гугла для примера) pic.twitter.com/0WapYlJ5Ez

63. В классе у меня было четыре человека: я, поляк, монголка и китаец. Потом приехала ещё одна русская девочка) китаец был смешной: плохо понимал русский, не хотел его учить, а ещё у него были проблемы с математикой

В городе совсем нет бездомных, а вот в столице Южной Кореи — Сеуле — их очень много. А еще в Северной Корее раньше совсем не было такси, теперь же там работает четыре таксомоторные компании.

71. Как-то раз я выступала на конкурсе танцев в кубинском посольстве. С партнером мы заняли второе место, за что нам подарили сигары и ром. Нам было лет 10)

Кстати, большинство корейцев не умеют плавать, а потому на пляжах почти все барахтаются в надувных кругах у берега.

84. Каждое 9 мая мы ездили к памятнику советским солдатам. На нем написано: «Великому советскому народу, разгромившему японским империалистов и освободившему корейский народ»

88. Иногда мне казалось, что меня засунули в советский фильм. Вот радостные пионеры бегут после школы домой, вот тёплым вечером неспешно парочка прогуливается вдоль набережной, держась друг от друга чуть поодаль, а вот талоны на продукты. И все хорошо, и всем радостно

89. Рассказывали, что в исправительный лагерь можно попасть за то, что ты «недостаточно скорбел по вождю». Не знаю, насколько это правда, но я видела, как за толпой плачущих у памятника следили люди в форме

В Северной Корее свое летоисчисление. Новая эра начинается в 1912 году (в год рождения Ким Ир Сена), так что сейчас там идет не только 2018 год, но и 106 год эры чучхэ. На календарях указывают и то и другое.

91. И ещё из разряда «удивительно, но факт»: в КНДР можно легально выращивать коноплю

Когда Полине было 15, ей давали не меньше 23 лет. А все потому, что подростки в Корее выглядят как наши дети лет восьми. А те, кому за 20, сойдут за 12-14-летних. Поэтому и в 35-50 лет местные выглядят очень молодо — у них идеальная кожа, густые волосы, они стройные и свежие. А потом просто скрючиваются в один момент, как по щелчку.

И да, многие люди в Северной Корее мечтают об объединении с Южной. А вот в Южной Корее эта идея мало кого воодушевляет.

Беженка из КНДР о жизни своих соотечественников

Две половинки Корейского полуострова называют единственным в мире разделенным надвое государством. С середины прошлого века опоясанная колючей проволокой и заминированная демаркационная линия шириной в 4 км отделяет одну из самых развитых стран, Южную Корею, от одной из самых отсталых — Северной. Бежать из одной в другую через эту самую охраняемую в мире границу, по две стороны которой рассредоточено более миллиона военных, почти нереально. Проделать это удалось единицам.

Тем не менее каждый год с того света в этот, с Севера на Юг, в основном через Китай, добираются около 2 тыс. северокорейцев, свидетельствуют официальные данные южнокорейского Министерства объединения, созданного с целью потенциального воссоединения двух стран в будущем и решения проблемы северокорейских перебежчиков. Они бегут от голода, нищеты, политических преследований и коммунистической идеологии.

Читайте также  Новый Уренгой с высоты: газовая столица России

Большинство покидают КНДР через границу с Китаем. В целом счет бежавших из КНДР после разделившей полуостров в 1953 году Корейской войны идет, по разным оценкам, на десятки и даже сотни тысяч человек. Тех, кого ловят на границе, избивают, подвергают допросам и отправляют в лагеря.

Пик предпринятых гражданами Северной Кореи попыток бегства пришелся на 1990-е, когда эту страну, одну из самых зависимых от международной помощи, охватил массовый голод. Тогда же удалось бежать 23-летней Ли Ен-хи. Ее путь из Северной Кореи в Южную занял восемь лет. Ен-хи пришлось бросить ребенка, распрощаться с возможностью когда-нибудь снова увидеть оставшихся в КНДР родных — двух братьев и сестру — и с нуля научиться множеству вещей, обыденных для человека, родившегося в демократическом обществе, и непостижимых — для рожденного в тоталитарном.

Даже спустя полтора десятилетия после бегства с родины кореянка неохотно соглашается на интервью и просит фотографа снимать ее так, чтобы не было видно лица: опасается быть узнанной как бывшими, так и новыми соотечественниками.

— Расскажите о своей жизни в Северной Корее. Что заставило вас бежать?

— Мой дед принадлежал к самому привилегированному слою общества, отец занимал пост в [Коммунистической Трудовой] партии, мы хорошо жили.

Остальная родня жила в Китае. В 1990-х отец поехал в Китай проведать бабушку. По случайности как раз в тот момент в КНР находился с официальным визитом южнокорейский президент Ким Йон Сам. Когда об этом узнали в КНДР, отца уволили с работы.

Благополучию пришел конец. Семья стала голодать. Еду получали, как все, — от государства. Дядя передавал продукты из Китая и предлагал ехать к нему работать. У него была собственная фабрика. Но мои братья служили в армии, решила ехать я. Я училась в медицинском университете в Хамхыне [втором по величине городе КНДР]. Не думала, что уезжаю навсегда.

— То есть уехать вас вынудили материальные причины?

— В первую очередь материальные.

— Но в принципе северокорейцы понимают, что в других странах живут иначе?

— Они знают. Но эти люди голодают. Их жизнь — это постоянный голод. Годами. Изо дня в день они думают об одном — что поесть. Им не до того, чтобы думать о том, что режим ошибается. Им говорят, что их лидер — великий, и они просто повторяют это, не задумываясь. Эти люди не готовы к протестам. Люди, которые голодают, хотят одного — просто выжить.

Даже мои братья, когда я звоню им, твердят: “Да здравствует лидер!” Они выросли с уверенностью, что он лучший. Им вложили это в голову. Их невозможно переубедить. Государство держит их в узде едой. Люди голодают, а в праздники — дни рождения Ким Чен Ира и Ким Ир Сена — каждому выдают небольшую порцию свинины, печенье, килограмм риса, новую одежду. Систeма построена так, что эти дни автоматически ассоциируются с ощущением счастья. Люди получают эти подарки, машут цветами, танцуют. Они автоматически воспринимают все так, будто они счастливы благодаря лидерам. Я сама в детстве всегда ждала этих праздников — не Нового года. В году их было всего два.

С самого момента рождения ты — часть системы. Детсад — это часть партии. Школа — тоже. Подрастая, некоторые становятся партийными лидерами, остальные — рядовыми членами. Ты не выбираешь, хочешь ты быть членом партии или нет.

— Вы помните смерть Ким Ир Сена?

— Конечно. В 1994 году. Я тогда еще служила в армии. В семь утра нас всех подняли, и в стране был объявлен десятидневный траур. Все должны были сидеть у портретов Ким Ир Сена и скорбеть. Не разрешали ничего делать. Еды не давали. Многие умерли с голоду. Нас [солдат] хоть кормили, а остальных — нет.

Но люди же не могут десять дней плакать. Многие сидели и притворялись. В те дни за всеми просто наблюдали. А после тех, кто не скорбел или улыбнулся, вызывали и наказывали.

— На что живут корейцы?

— В КНДР практически не получают зарплаты. Почти все, что зарабатывают даже в небольшом бизнесе вроде мелкой торговли, отдают государству. Я сейчас посылаю деньги дяде в Китай, а он пересылает моим братьям и сестре. Но государство забирает себе две трети этих переводов. Денег им всегда не хватает. Из-за того что я, а потом отец, бежали в Южную Корею, на них давят. За ними следят, выясняют, откуда они берут еду, им запрещено заниматься бизнесом. Если они с кем-то говорят на улице, их собеседника допрашивают, о чем был разговор. Почти все заработанное они отдают государству.

— Как вам удалось выбраться из КНДР?

— В декабре 1997-го мы с матерью перешли границу с Китаем пешком. До того времени это было несложно, мать часто отправлялась туда за продуктами. Но как раз в тот момент КНДР решила закрыть границу и договорилась с КНР, что за поимку ее сбежавших граждан китайцам будут платить вознаграждение — 5 тыс. юаней. Чтобы заработать 2 тыс.юаней, нужно было год работать на ферме, поэтому китайцы старались ловить беженцев.

Шли по звездам, без проводника, — он не пришел: может, поймали. Спустились к реке. Она была покрыта льдом. Бежали по льду, местами ноги проваливались в воду. Мать сказала: даже если одну убьют, вторая должна добежать.

В Китае спрятались на ферме в свинарнике. Утром пришел фермер. Мы упали перед ним на колени и умоляли дать позвонить дяде. Он ответил: “Отдашь дочку, дам”. Мать притворилась, что согласна. Через три дня приехал дядя, заплатил ему 5 тыс. юаней и забрал нас обеих.

— Вы остались в Китае?

— Я работала на фабрике, а мать через четыре месяца с деньгами уехала назад. Но ее поймали северокорейские пограничники и забрали все — 10 тыс. юаней, за них можно было жить три года. Мать собирались отправить в лагерь, но она понимала, что там ей конец, и сбежала. Закопалась в снег и два дня пряталась там. Потом пешком дошла домой.

Семья осталась снова без денег. Мать за долгое отсутствие исключили из партии. Чтобы реабилитироваться, она решила жить “по правилам” — ради детей, и больше никогда не ездила в Китай. Два года назад она умерла. Но перед этим, в 2003-м, заставила бежать отца.

— Как вы оказались в Южной Корее?

— Я прожила в Китае восемь лет. На дядину фабрику постоянно приходила полиция — наверное, кто-то донес, что там кореец. Дядя боялся и требовал, чтобы я вышла замуж. Я вышла за китайца корейского происхождения. У нас родился ребенок. Но когда он подрос и начал спрашивать, почему я не знаю китайского, когда он стал стыдиться меня, я решила ехать в Южную Корею. Пообещала, что получу гражданство и вернусь за ним.

Чтобы попасть в посольство Южной Кореи в Пекине, купила поддельный паспорт. Туда можно только так пройти. Иногда северокорейские беженцы пытаются просто прорваться через охранников-китайцев у входа, но их ловят и выдворяют в КНДР. Я провела в посольстве восемь месяцев, а в 2005-м приехала в Южную Корею. Сейчас сыну 13, но у меня тут в Сеуле теперь другой муж и дети. Такая жизнь.

— Кем вы работаете сейчас?

— Не могу сказать. Могу сказать только, что это государственная организация.

— Сложно было адаптироваться к новой жизни?

— Очень. Долгое время единственным, с кем я общалась, был инспектор социальной службы. Потом начала работать. Здесь есть программа помощи беженцам. Полгода они получают помощь от государства. Но почти все обременены долгами перед посредниками, помогавшими бежать, почти вся помощь уходит на это.

Кроме того, найти работу в Южной Корее очень непросто — тут очень конкурентная среда. А у многих семьи остаются в КНДР, приходится помогать им деньгами, помогать бежать. Все это ложится на плечи одного человека.

Мне повезло больше, чем остальным. Я вышла замуж. Мой муж — директор пекарской школы. Он помогал во всем. Я получила диплом пекаря. Ночью училась, днем работала в булочной. К тому же я приехала здоровой: многие добираются в Сеул покалеченными, ведь часто бежать удается не с первой попытки — ловят.

В первое время самое тяжелое — наличие выбора. В КНДР тебе дают столько еды, сколько считают нужным. Государство за тебя решает, что тебе делать, сколько есть, спать, ходить в туалет. К этому привыкаешь с детства. А в Южной Корее масса альтернатив — что делать, куда идти, что купить, что есть, где работать. И впервые в жизни приходится выбирать самому. Это стресс.

Тех, кого при побеге избивали или насиловали, преследуют ночью кошмары. Поговорить не с кем. Многие впадают в депрессию. Некоторые кончают жизнь самоубийством. Только через три-пять лет беженцы начинают вести себя подобно южнокорейцам. И лишь 70-80 % это удается.

— Вы служили в армии в КНДР. Это обязанность всех корейских женщин?

— Когда я жила там, женщин отбирали. По росту и физическим данным. Даже по лицу. Еще проверяли, чтобы не было родственников в Южной Корее. То есть не все могли пойти служить. Считалось, что это престижно. Меня, благодаря положению семьи, взяли в военно-морской флот. Сейчас, насколько я знаю, отслужить обязаны почти все женщины — пять лет. Мужчины — 13.

— Вы верите в возможность объединения двух Корей?

— После смерти Ким Ир Сена я, как и многие, думала, что эта перспектива стала ближе. Но этого не произошло. Теперь я понимаю, что если это и случится, то нескоро.

Россиянка поделилась фактами о жизни в Северной Корее

Русская девушка, после нескольких лет жизни в Северной Корее поделилась своими впечатлениями в рамках популярного тренда в Твиттере «один лайк — один факт».

1. Первый вопрос, который я задала папе,когда мы приземлились — «Зачем ты нас сюда привёз».Вокруг была какая-то степь с сухой травой,вместо аэропорта — маленькое, обшарпанное двухэтажное здание,в котором пахло сыростью, и «странные люди»(я не понимала, почему они одинаково одеты)

Поясню: мы жили в Пхеньяне с 2005 по 2009, в Сеуле — с 2012 по 2015

2. Одинаковая одежда, одинаковые причёски — да, это все про Северную Корею. В парикмахерских в те годы были альбомы с допускающимися прическами — ты можешь выбрать только ту, что там есть. Другие нельзя. Кстати, ни разу не видела, чтобы у кореянки были крашеные волосы

3. Светофоры тогда стояли не везде, поэтому в основном движение регулировали молодые девушки-регулировщицы. И в жару, и в дождь, и в сильный ветер они, как роботы, выполняли свою работу. Выглядят они так:

4. В Пхеньяне ОЧЕНЬ чисто. Город словно вылизан. Ну, неудивительно, когда они даже траву между плитами срезают ножницами (не шутка, видела сама: человек 10, сидя на корточках, подстригали травинки огромными железными ножницами)

5. Свет в городе в те временами включали только по праздникам: день рождения Ким Ир Сена, день рождения Ким Чен Ира…в остальные дни фонари горели далеко не везде

Читайте также  Как россияне изменили пляжи Гоа

6. Зимой на подоконнике постоянно была копоть, потому что корейцы кочегарили дома печки, чтобы в квартире было тепло

7. Нормальная (ну, насколько это было возможно) одежда продавалась в нескольких магазинах для иностранцев. Туда привозили европейские шмотки и продавали за копейки. Мы называли их «немецкий», «курточный» (там были куртки, ну логично), «шорточный» (не знаю, почему)

8. В немецком магазине все было красиво, потому что он был исключительно для работников Посольств и делегаций. Все товары там были из Германии, а одежда была супер качества. Меня больше интересовали шоколадки милка за 0,5€

9. Кстати, про деньги. Для местных там воны, для иностранцев — евро и доллары. Принимали и то, и другое. Иностранцам подпольно меняют $/€ на воны. На них можно купить что-то в магазинах для местных и на рынках. Как сейчас не знаю, но, говорят, что все так же

10. Однажды я очень хотела какую-нибудь игрушку, поэтому родители, вздохнув,повезли меня в детский магазин.Они-то знали, что там и как, а я ехала и мечтала .Ага.Ощущение, что эти игрушки собрали с бабушкиного чердака, смахнули пыль и выставили на продажу

11. Запах, который ассоциируется у меня с Пхеньяном, — сырость. Так пахнет в любом помещении

12. Как-то раз я сломала палец, и меня повезли в госпиталь. Во время рентгена (на каком-то жутко громком железном аппарате, который вот-вот развалится) целый консилиум пытался понять, что я там себе сломала. Потом пять человек накладывали мне лангетку. Через неделю она сломалась

13. Буквально через год я снова попала в этот госпиталь — с подозрением на аппендицит. Ехала и молилась, чтобы это было что-то другое, потому что мне совсем не хотелось, чтобы меня там резали. В итоге врач понажимал на какие-то точки на руке и стопе и выдал вердикт: гастрит

14. Мне выдали спичечный коробок с какими-то таблетками травянистого цвета и сказали, что принимать их нужно недели две. С тех пор живот у меня болит крайне редко

15. По приезде в Пхеньян нам поставили прививки от японского энцефалита, потому что единичные случаи заражения до сих пор фиксируются

16. Там очень вкусная молочка, потому что все они делают сами, без всякой химии. Сметана такая, что в ней ложка стоит, молоко жирненькое, но в меру. Единственное, нет кефира и творога, поэтому мы делали их сами (чему только не научишься за четыре года)

17. Когда мы там жили, воду включали по расписанию. Сейчас с этим уже проблем нет.

18. Инета дома у нас тоже не было, поэтому у меня было самое крутое детство: мы играли в футбол, теннис, ходили в бассейн, гоняли на великах, строили шалаши, лазили по старым домам и придумывали свои игры

19. Еда вкуснее на севере. Мужчины красивее на юге, девушки — на севере

20. И ещё про еду. На Севере кухня настоящая, корейская. А на Юге уже много японского и американского, а то, что традиционное, невкусно. Для желающих попробовать НАСТОЯЩУЮ корейскую кухню – в ресторан Карё на Ленинском. Очень вкусно. Там даже пахнет как в Пхеньяне!

21. Продукты тогда там были очень дешевые. Можно было купить Кг мяса за 1-3€. Фрукты все сочные, химикатами там даже и не пахнет. Всегда много клубники, вкуснейшие арбузы летом…эх

22. За вещами и разными вкусняхами мы ездили в Китай. Четыре часа по разбитой дороге среди сел и деревень — и ты в другом мире. Там мне купили мой первый МР4 (ага, это вам не МР3!) плеер, я носила его на шее на веревочке и слушала «знаешь ли ты»

23. В Даньдунь мы выезжали рано, часов в 5-6 утра, поэтому постоянно наблюдали, как из сел и деревень топают в школу пионеры — в соседнее село. А это, скажу я вам, не всегда близко

24. На границе было прикольно: Китай и Корею разделяет огромный железный мост. Когда ты его пересекаешь, невольно смотришь то назад, то вперёд, и у тебя происходит раздвоение реальности

25. В Пхеньяне есть две самые популярные гостиницы — Макао и Карё. В первой постоянно отмечались всякие дни рождения и другие праздники, поэтому наша банда выучила там все закоулки. На одном этаже с рестораном там было казино, в которое мы забегали и пытались тырить фишки

26. А ещё там было караоке, в котором постоянно никого не было, но играла музыка

27. В каком-то году, уже не помню, туда с концертом приехала Лариса Долина! Как раз это была пасха, и мы поехали на ночную службу. Ко мне подошла какая-то женщина и попросила зажечь ей свечку от моей, потом я поняла, что это была она (не признала без мейка)

28. Потом мы пошли на ее концерт, где всем залом пели «паааагодаааа в дооооме». После концерта пошли за кулисы, где она всех нас переобнимала и раздала автографы. До сих пор где-то валяется блокнот, в котором ее автограф и послание: «Полиночке от Ларисы Долиной»

29. Парад на главной площади (там, кстати, висел портрет Ленина) — это всегда красиво. Мне кажется, что они всю жизнь учатся так слаженно маршировать

30. Я танцевала корейский танец с веерами, поэтому у меня есть самый красивый ханбок (традиционное платье), расшитый вручную!

31. В школе нам рассказывали, что в Пхеньяне нет голубей, потому что во времена войны корейцы всех съели — от голода. Не знаю, насколько это правда))

32. Иногда по дороге в школу я слышала, как за забором воют собаки. Потом оказалось, что там их забивали — на мясо

33. Любимый вопрос: «Ты ела собаку?». Нет, не ела. За 7,5 лет, проведённых на корейском полуострове, я ни разу не ела собаку. НЕ ЕЛА. Пожалуйста, не спрашивайте об этом, этот вопрос доводит меня до нервного тика)

34. Женщины красивее на Севере, а мужчины — на Юге

35. Как-то раз мы летели из Пекина северокорейскими авиалиниями (а там все самолёты — советские Тушки) и чуть не упали,потому что самолёт перегрузили, и он не мог набрать высоту.По салону летали сэндвичи,тележки с напитками, а стюардессы с каменными лицами пытались всех успокоить

36. Северокорейцы очень любят светловолосых голубоглазых детей. Мой младший брат был звездой в каждом ресторане)

37. Как-то раз мама купила какие-то сережки сваровски за 10 или 15€. Их тогда только завезли, поэтому корейцы не знали, сколько они должны стоить

38. В «Моранбоне» (ещё один магазин со странным названием) можно было купить наши лекарства. Например, Цитрамон

39. Папа говорит, что Тэдонган Мэкчу (пиво) — вполне достойное. Другого у них нет))

40. Какое счастье было, когда недалеко от дома открыли бургерную. Мы ее так и называли. До Макдака, конечно, далеко, да и лимонад был слишком сладкий, но нам все равно казалось это чем-то невероятным. Кто-то там даже др отмечал!

41. Зимой мы ходили в ледовый дворец покататься на коньках, но дольше 15 минут на них продержаться было сложно: казалось, что им уже лет 40, и их примерно столько же не точили

42. Однажды на нашу территорию залез кореец. Как он это сделал — непонятно, но его долго ловили по кустам. Что с ним было дальше — история умалчивает…

43. Язык на Севере и на Юге немного отличается. У южан много американизмов, а у северян, наоборот, язык, нетронутый временем

44. Если корейцы приходили к памятнику Ким Ир Сену (сейчас там рядом ещё Ким Чен Ир), то обязательно приносили цветы. Многие плакали

45. Море на Севере, с какой стороны не заедешь, очень грязное. И вонючее

46. В Россию я возвращалась на поезде — ехала пять суток до Красноярска (с тех пор я ненавижу котлеты). Было забавно, когда где-то на территории КНДР поезд остановился посреди поля, потому что отключили электричество. Стояли так часа два точно

47. У нас на территории стояли старые дома («чёртики»), каждому из которых мы дали своё название: «любимый» (чаще всего там зависали), «проклятый» (там постоянно были трупы птиц и крыс) и «корейский» (там жили корейцы, когда строили новый дом).

48. Лазить по ним было нельзя, но пф, кто нас мог остановить. Заколотили двери — мы полезли через окна. Набили гвоздей на окна — мы через балконы. В этих чертиках было куча фотографий, старых вещей, тетрадок, даже, господи, фасоль и горох

49. Старшаки (ну конечно, кто ж ещё) нам рассказывали, что люди, которые там жили, побросали все и уехали, когда началась война и японцы запустили энцефалитных комаров. Ну а ещё пугали, что в чертиках живут призраки, поэтому мы постоянно в окнах видели «свечения»

50. Так как у нас не было интернета, а все игрушки на комп мы быстро проходили, то мы строили шалаши. С тех пор я знаю, как прикрутить дверцу от тумбочки, чтобы получилось окно, как сделать дверь из всего одной доски, как с помощью кроны и лампочки из открытки сделать СВЕТ

51. Телевидение у нас было, но оно шло либо в записи с опозданием на несколько часов, либо показывали «доброе утро» ближе к вечеру. Короче, полнейший рандом, каждый канал вещал по-разному. Евро-2008 смотрели в записи на следующий день)

52. Для фильмов у нас был DVD, диски либо покупали и везли из России, либо менялись и перезаписывали. До сих пор помню, программа называлась Nero

53. У нас с мамой в Пхеньяне была своя портниха (надо ж было как-то одеваться). Однажды она мне сшила красивый малиновый костюм с юбкой, но так как Полина была больше мальчик, чем девочка, эта юбка треснула при первой же носке (решила побегать от пацанов)

54. Мы часто ездили в ресторан, который все почему-то прозвали «Дипклуб».Там готовили самый вкусный салат с огурцами, пульгоги и утку на сковородке наверху были игровые автоматы и бильярд.Мы даже батлы устраивали — стол на стол.До сих пор не знаю, платил ли кто за это)

55. В какой-то момент мне стало скучно, и я решила, что хочу научиться играть на фортепьяно. Родители возили меня к какому-то очень известному композитору, который пытался меня научить великому. На занятии втором я от него сбежала, потому что мне хотелось сразу начать играть))))

56. В каждом ресторане наша банда постоянно покупала зажигалки. И детям лет 10 их спокойно продавали)) зачем они нам были нужны? Мы жгли костры в наших шалашах) никто не пострадал, если что

57. Северокорейское телевидение — это что-то невероятное. Там постоянно либо новости, либо кто-то поёт — ничего другого я там не видела. Ведущая новостей всегда говорит с таким надрывом, что хочется расплакаться. Ну и всегда у них все хорошо и ударно, никаких проблем

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: