Жизнь в самом северном поселке России глазами обывателей - KRINTEL.RU

Жизнь в самом северном поселке России глазами обывателей

Каково это — жить в отдаленных местах России?

Повседневная жизнь крупных городов России, особенно в западной ее части, мало чем отличается от жизни в Европе или США. Но стоит очутиться в сибирском селе или на Дальнем Востоке, и ты поражаешься тому, сколько препятствий иногда приходится преодолевать местным жителям в повседневной жизни.

Долго копить на путешествия по России

Аэропорт небольшого полярного поселка Черский на северо-востоке Якутии с населением не больше 2,5 тыс. человек представляет собой двухэтажную бетонную коробку с ярко-синей угловатой пристройкой по центру. Зал ожидания не вмещает даже 50 человек, местное кафе не всегда работает, а вай-фай в аэропорту появился только в 2020 году.

Однако вай-фаем почти никто не пользуется, да и очередей в бетонной коробке почти нет, а все из-за цены — перелет в одну сторону до ближайшего города Якутска, располагающегося в том же регионе (расстояние 2,5 тыс км), составляет от 35 до 40 тыс. рублей. Из Москвы до Якутска (расстояние 8,2 тыс км) можно долететь в одну сторону за 10 тыс рублей, до Владивостока (9 тыс км) за 13 тыс. рублей по плоским тарифам (фиксированный тариф, который субсидируется государством и не меняется в течение года, – количество мест по ним ограничено).

«Последний раз я летала в отпуск год назад в Геленджик (курорт на Юге России) вместе с семьей. Билеты в одну сторону на одного человека стоили 100 тыс. рублей, а зарплата у меня в разы меньше», — рассказала сотрудник местной администрации Карина Хан-Чи-Ик. Карина хотела бы летать чаще, но согласно закону, работодатель оплачивает всем жителям поселка перелет только раз в два года, сама она на отпуск накопить не смогла бы.

Зарплата другой местной жительницы, Виктории Слепцовой, не позволяет забронировать и отели на российском курорте, поэтому отпуск она проводит в Якутске.

Рыбацкая Деревня, Рязанская область

«Южные отели для меня слишком дорогие, особенно летом, да и самолеты неудобные, а за 4 часа полета из еды дают только воду и снеки», — жалуется Слепцова.

Путешествия по России могут позволить себе и не все москвичи. Наталья Попова, автор блога о путешествиях, за 5 лет объездила 43 страны и побывала в 23 регионах России (всего их 85), однако некоторые места России ей по-прежнему остаются финансово недоступными.

«Начала я путешествовать по России именно в период пандемии, так как выбора не было. Из Москвы можно летать недорого в близлежащие или самые популярные города, такие как Казань, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Екатеринбург или Самара. Но самые красивые места России, такие как Байкал, Камчатка, Сахалин, стоят дорого, и я пока себе их позволить не могу», — поясняет Попова.

Северное сияние в поселке Диксон. Самый северный поселок России, расположенный в Таймырском Долгано-Ненецком районе Красноярского края

С ней согласна и путешественница и блогер Мария Белоковыльская. Когда я с ней переписывалась, она находилась в Диксоне, одном из самых северных поселков России.

«Это крохотный посёлок в арктической пустыне с населением 300 человек. Перелет в одну сторону туда мне стоил 70 тыс рублей, за такие же деньги можно добраться до Ботсваны в Африке. Я не жалею о выборе, но для россиян билеты даже в самые отдаленные точки России должны стоить дешевле», — уверена Белоковыльская.

Преодолевать большие расстояния до школы

«Саня, держись!», — кричит женщина, снимая на камеру телефона мужчину, который на пробивает лед лопатой, чтобы проплыть еще немного вперед на лодке. Таким образом Леонид Хватов, житель деревни Пахталка в Вологодской области (527 км от Москвы) ежегодно провожает двух своих сыновей до ближайшей школы — сначала на лодке через реку, а затем 2 км пешком по полю. Мост местная администрация не строит из-за отсутствия финансов, в школьном автобусе семье также отказали — уже из-за отсутствия дороги.

«Весной и осенью дети ходят по пояс в грязи, а зимой часто по пояс в снегу, потому что так называемая дорога идет прямо через поле. Два раза в день дети переправляются через реку. Зимой по ледовой переправе, осенью и весной я или моя жена перевозим их на лодке. В определенное время года из-за этого мы не можем получить медицинскую или иную помощь», — рассказал местному изданию NewsVo Леонид Хватов.

Подобные ситуации для России скорее правило, чем исключение. Каждую осень и весну дети того или иного российского поселка не могут попасть в школы, об этом же ежегодно появляются новости в СМИ. Так, в период весенней пандемии коронавируса учительница начальных классов Светлана Дементьева из Курской области (524 км от Москвы) ходила по 7-8 км, чтобы отнести детям, живущим в домах без интернета и находящихся на самоизоляции, домашние задания.

Деревня Пахталка в Вологодской области

Со сложной дорогой до школы также сталкивались дети из деревни Красная Гора Тверской области (614 км от Москвы), рассказывал на одном из российском форуме мужчина с ником Ольгард (настоящее имя раскрывать не пожелал).

«Я четыре года пешком в школу ходил, 8 км туда, 8 км обратно. Всё ничего, только зимой от волков ныкаться приходилось, а осенью и ранней весной по грязи продираться. Бывало ездил на велосипеде зимой, раз 15 по дороге можно было ё*****ся [упасть] — скользко было», — вспоминал мужчина.

Деревня Красная Гора Тверской области

По его словам, иногда школьников подвозили на колхозном уазике или автобусе, которые часто ломались по дороге. В старших классах отец стал давать трактор, чтобы сын смог добраться до школы, а чуть позже детей стали возить на автобусах.

«Сейчас там зверья еще больше стало, поэтому совсем уж опасно детей отпускать. Но места очень красивые», — рассуждает мужчина.

Жить без мобильной связи и интернета

В 2020 году, чтобы чтобы отправить мем другу, найти нужную информацию или посмотреть фильм, достаточно несколько кликов. Но 43-летнему Александру Гурьеву, жителю поселка Большие Санники Хабаровского края (8,9 тыс км от Москвы) с населением не более 400 человек, приходится проделать долгий путь до этих кликов.

Каждый раз, когда Гурьев собирался заняться интернет-серфингом, он одевался, садился в машину и проезжал около 700 км (это 8-12 часов пути) до ближайшего города Хабаровска, где работал мобильный интернет. Так было вплоть до осени 2020 года, пока проводной интернет не провели и в его селе.

«Я не сильно болел интернетом, но я не мог, как обычный россиянин, через интернет записаться в поликлинику, это напрягало. Дома просто скучал, ловил рыбу, грибы собирал, а соседи спивались. Теперь хоть в ВК могу посидеть», — рассказывает Гурьев.

Поселок Большие Санники Хабаровского края

В поселке Салба Красноярского края (4,2 тыс км от Москвы, население — не больше 200 человек) до марта 2020 года не было ни интернета, ни мобильной связи. Марина (имя изменено по просьбе героини), местная жительница, утверждает, что в селе прекрасно обходились и без него.

«Вы хоть представляете жизнь в селе? У нас отдыха практически нет, мы только работаем. Интернет и связь нужны практически только для того, чтобы с родными общаться. Так что теперь у нас все хорошо», — утверждает Марина.

В 2019 году без телефонной и интернет-связи обходились жители более 25 тыс. российских населенных пунктов с населением от 100 до 250 человек. Насколько сократилось число таких мест в 2020 году, пока неизвестно.

Бывать за границей чаще, чем в Москве

Сесть в машину, не забыть паспорт с Шенгенской визой и отправиться в Польшу или Германию на шоппинг или прогулку — так выглядели обычные выходные для Екатерины Синельщиковой, автора Russia Beyond, проживающей в Калининграде.

«До санкций 2014 года мы регулярно ездили в Польшу — пересекали границу, доезжали до ближайшего супермаркета в паре километров от пограничной зоны и закупались продуктами. Выходило все это дешевле, даже с учетом бензина. После ездить не перестали, правда реже, а я лично прятала польский карбонат в дамскую сумочку», — вспоминает Синельщикова.

По ее словам, в Европу было попасть быстрее и проще, чем в Москву — все ездили в Европу на новогодние праздники или каникулы, особенно популярны были краткосрочные туры на 2-3 дня по европейским замкам и аквапаркам. При этом, по ее словам, многие все равно грезили жизнью в столице и мечтали вырваться из маленького и провинциального города, пусть и близкого к Европе.

«Но пожив в Москве, как раз начинаешь видеть в бывших “минусах” Калининграда плюсы. Много моих знакомых в итоге вернулись обратно. Начинаешь ценить местные леса, море — в Москве никогда не хватало этого простора», — рассуждает Екатерина. «К тому же тут всегда есть компания — ты просто приходишь в местный бар и там обязательно будет кто-то из знакомых, бывших одноклассников, друзей или коллег. Не нужно составлять планы за неделю, все устроено проще».

55-летний Дмитрий Чалов, житель Владивостока, бывший водолаз на судах-спасателях, также большую часть жизнь пробыл в разных городах Китая и Японии. Впервые в Китай он попал в 1995 году — тогда он работал обычным моряком, занимающийся буксировкой судов в Китай и Японию на продажу.

«Мне было 30 лет, никогда не видел городов такого масштаба, а самой привлекательной для нас (моряков) была торговая улица, которая длиной была то ли 7, то ли 17 км. Все товары, кафе с лягушками и змеями на продажу, техника для нас оттуда была, как из космоса», — вспоминает Чалов.

Читайте также  Древние народы, проживавшие на территории России

Позже он ежегодно стал отдыхать в Китае, Японии, Таиланде и Вьетнаме, по его словам, проезд оплачивался государством, так как он работал в спасательной службе.

«У нас тут море, природа, да заграница, которая уже ближе нашей столицы. А Москва, что Москва. каменный мешок, не больше», — утверждает Чалов.

Русский Север: путешествие к тревожной красоте тотемского барокко и Дэвиду Линчу

Идеи для поездок по стране — в проекте «РБК Стиль» «100 путешествий по России».

Этот текст можно было бы назвать «Верхний Рыстюг и Великий Устюг» — потому что эти северные русские топонимы звучат магически, буквально как слова какого-то заговора, записанного фольклористами за какой-нибудь бабушкой. И при этом и Рыстюг и Устюг происходят от реки Юг, а река Юг не имеет никакого отношения к югу. Юг справа, Сухона — слева, сливаясь в районе Великого Устюга, образуют Северную Двину, а по ее течению на север тянулась древняя Югра, земли богатых племен югров и югдоров, прародина угров, то есть венгров — отсюда и название.

А еще его можно было бы назвать «На «Порше» по России» — хештег, который для нас придумал мой добрый товарищ Геннадий Йозефавичус, настоящий мастер путешествий, с которым мы на Porsche Macan Turbo и проехали этим маршрутом.

Также его можно было бы назвать «Путешествия времен COVID-19», потому что никогда бы я не добралась ни до Верхнего Рыстюга, ни до Великого Устюга, ни тем более до Тотьмы, если бы не известные обстоятельства, три месяца взаперти с единственным желанием — вырваться из Москвы, сбежать прочь от прогулок вокруг дома и вообще от монотонности и повторяемости нехитрых ритуалов карантинной жизни, быстро превратившейся в какой-то день сурка.

Ну и строчка Бродского «Ты забыла деревню, затерянную в болотах» тоже вполне сгодилась бы для названия. Но как ни назови, все сводится к тому, что родина представлялась пространством загадочным, тревожным и амбивалентным. И даже красота ее оказалась тревожной, но грандиозной в то же самое время.

Вообще, первое впечатление от встречи с родиной — настоящей, а не туристической, — это какое-то завихрение, искривление пространственно-временного континуума. Едешь по Костромской или Вологодской области — справа лес, слева тоже лес, к дороге подступают стройные ряды иван-чая — думаешь, уже прошел час, — смотришь на часы — всего 15 минут. И это вводит в состояние какого-то легкого транса, которое, как всякий транс, расширяет сознание.

И в него, в это расширенное, открывшее какие-то новые клеточки и окошки, сознание, начинают помещаться новые имена и названия. Там, где раньше было только «Бретань-Бретань», или «Прованс-Прованс», или «Умбрия! Тоскана!», вдруг находится место для Пичуга, Кекура и Ермаковой Гари, которые, конечно, для уха любого московского сибарита звучат куда более экзотически. Но в нынешних обстоятельствах, когда все поехали изучать родные просторы и Instagram заполнили купола, наличники или рассыпающиеся советские санатории у самых продвинутых, все эти русские топонимы — прямо-таки самый шик. Ну и главный предмет иронии для всех остальных — «московские хипстеры вместо Венеции изучают среднюю полосу России».

Далеко не только хипстеры, хочу сказать, а все — галеристы, финансисты, рестораторы и прочие любители венеций выстроились в колонну и направились прочь из Москвы, поэтому все классные места в радиусе трех часов езды от нее, которых, прямо скажем, не так много, плотно забиты до осени.

На границе Ярославской области

Генеральный принцип нашего путешествия был таков: чем дальше на север, тем лучше. Лучше становилось все: где-то на границе ярославской области заканчивался борщевик — размером с пальмы, подступавший прямо к дороге, — и начиналось царство иван-чая, который конечно, новый русский суперфуд. Все больше становилось домов старого, некрашеного дерева, приобретшего божественный серый цвет от снегов и дождей; все меньше лубочности Золотого кольца и все больше обычной местной жизни; все светлее небо, все дремучей леса и все бескомпромиссней комары, шершни и слепни.

Каждый день мы останавливались на ночлег в новом месте — и уже первое стало сюрпризом в этом путешествии. Мы приехали в новый отель «Азимут», в село Иванисово в 10 минутах езды от Переславля-Залесского, и это оказался новый, абсолютно современный отель посреди полей — с огромной территорией, обустроенной альпийским горками и дорожками, с центральным корпусом в виде не то терема, не то шале, с деревянными домиками — у каждого своя парковка, свой задний двор, своя терраса и даже своя трогательная песочница. В нашем было четыре комнаты — в каждой по ванной комнате — и огромная столовая/гостиная.

Жизнь в самом северном поселке России глазами обывателей

МОСКВА, 15 ноября —, Мария Семенова. СМС-рассылка о приближении белых(косолапый) мишек, въезд по пропускам, пятьсот местных жителей на местность почти в 220 тысяч квадратных километров и девять месяцев зимки — это Диксон, любой северный населенный пункт России. Поселок основан сто лет назад, но за последние тридцать лет число местных жителей упало в десять раз. О жизни вдали от цивилизации на берегу холодного моря — в материале. Посмотреть на медведя сбегался весь поселок

Старожилы помнят: раньше появление белого(косолапый) мишки в окрестностях было событием. А сейчас чуть не каждую неделю приходят СМС от администрации с предупреждениями: замечен хищник, осторожнее.

У(косолапый) мишек есть сезонная миграция: в феврале-марте они проходят здесь. Но последние два-три года некие залетные звери захаживают и в летние месяцем. Единственная мера безопасности: если на улице не видно собак, значит, надо смотреть по сторонам. Если псы спокойно лежат или бегут, все нормально. Когда жители видят медведя, звонят в администрацию и полицию — те в машину и выживают хищника, — рассказывает Роберт Прасценис.

Он в поселке с 1977-го. Родился в Литовской ССР, потом перебрался в Подмосковье. За полярным кругом обернулся, когда женился на рожачке Диксона. Работал машинистом в котельной, теперь — программер в администрации: единственный любой человек на весь поселок, который может ремонтировать и обслуживать компьютеры. Фото : из личного архива Роберта ПрасценисаРоберт Прасценис

Нашествие медведей заметили все. Впрочем, местные подчеркивают, что трагедий из-за хищников не было. Белые медведи приходят все чаще, хотя в детстве такое было только один раз — весь поселок сбежался смотреть. В том возрасту медведица с медвежонком задержались почти на месяц, потом она ушла, а малыш оказался. Ходил, приблудный, под домами, его уже даже дети не боялись. Сейчас он в Красноярске, в питомнике, — говорит житель Диксона Альберт Мингажев, преподаватель английского в школе. Его семья перебралась сюда с Украины, когда Альберт был ребенком. Здесь он довершил школу, потом уехал, чтобы получить высшее образование, и вернулся. Два берега давнего Диксона

По информации Росстата за 2018 год, в Диксоне живет 548 человек. Каждую недельку из аэропорта вылетает рейс в Норильск, но местные злоупотребляют этим редко. Билеты туда-обратно обойдутся почти в тридцать тыщ при средней зарплате в сорок — деньги с учетом цен в магазинах и дорогой коммуналки совсем небольшие. Все продукты доставляют по воздуху, поэтому и стоят они недешево: яблоки — 300 рублей за кило, молоко — 120 летом и 200 зимой. Фото : из личного архива Валерия СмирноваВ окрестностях Диксона. 1976 год

Диксон делит на две части пролив. С одной стороны — остров с аэропортом и полярной станцией, с другой — жилой поселок. Раньше любой люди жили по обе стороны, но потом дома на ванкувере законсервировали, школу закрыли, все разъехались: кто в Норильск, кто в Дудинку, некоторые перебрались на тот берег.

Островные не приезжали в поселок. Мы с женой и ребенком там жили. Все было свое: магазины, школы. Людей с той стороны мы звали поселковые, они нас — потусторонники. Были перспективы, какая-то надежда. А сейчас с благоверной гуляем — редко кого отыщешь. Людей мало, — объясняет Альберт Мингажев.

На ванкувере действуют аэропорт и гидрометеостанция, так, что совсем заброшенным его не назовешь, хотя там никто не живет. Фото : из личного архива Валерия СмирноваПервомайская демонстрация в Диксоне

Въезд для посторонних — по пропускам, локальным достаточно предъявить паспорт с пропиской: поселок находится на побережье и считается пограничной зоной. Не было таких соблазнов, как здесь

Двадцатишестилетняя Виктория Ю. оболванила детство на острове Диксон, но ее семья уехала оттуда в 2005 году, когда закрыли школу и законсервировали дома. Многие купили квартиры в Норильске, Дудинке или Красноярске. Некоторые перебрались в поселок на другой стороне — в основном это работники метеостанции и аэропорта, — делится тонкостями Виктория. Фото : из субъективного архива Валерия СмирноваЖители поселка Диксон

По ее словам, несмотря на суровые условия, на острове жилось хорошо. Больше всего запомнилась красота северного сияния. Мне кажется, там не существовало таких проблем, как на материке, люди друг другу всегда помогали, не существовало столько соблазнов, как здесь, — говорит она.

О буднях на прежнем Диксоне держать на мыслит фотограф Валерий Смирнов — он живет в Иваново, но в свое время провел на острове 17 лет. Я окончил Ленинградскую мореходку. Передо мной был весь Советский Союз. В кабинете начальника училища, как сейчас помню, большая карта: Выбирай от Архангельска до мыса Шмидта. Выбрал Диксон. В душе я романтик, в мореходку пошел, чтобы мир попробовать. Сюда приезжали авиаторы, синоптики, гидрологи, сотрудники в морской порт. Детей было много, работали сады, ясли. Ехали кто за романтикой, кто средств подзаработать. Я пробыл здесь 17 лет, но любой люди и дольше жили. Один восьмиклассник в поселке

Читайте также  Тихая Россия: Поречье-Рыбное

Детский сад, школа, аэропорт, погранчасть, ближайший отделы, котельная, дизельная электростанция, гидрометеостанция. Все заняты на этих предприятиях — большого негде. На заработки в другие города никто не заезжает. Обслуживаем сами себя. Ездить куда-то на материк достаточно сложного: тринадцать тысяч билет туда, тринадцать — обратно, жить на месте на нечто надо. Что так заработаешь? — рассуждает Прасценис. Фото : из личного архива Роберта ПрасценисаПоселок Диксон

Учитель Альберт Мингажев замечает, что с каждым годом у него все меньше учеников. Сегодня в школу ходят 37 детей. Поселок, можно сказать, умирающий. Родители уезжают, увозят детей. В одиннадцатом классе четыре ученика, в десятом — два, в восьмом и девятом — по одному. Нигде не есть больше пяти детей, — приводит цифры Мингажев.

Его дочь тоже покинула поселок — живет под Уфой. Альберт с женой также думали о перегоне, но не сложилось. Дочка окончила уфимский институт, там и осталась. Сейчас в декрете, второго потомка родила, приходится им помогать. Мне 55 лет, как куда-то съезжать в этом возрасте, где работать? По сути, здесь оказались одни доживающие — заложники, — пожимает плечами Мингажев. 9 сентября, 08:00Будни поселка-призрака, где ходят(косолапый) мишки, а время остановилось в 90-х

Старожилам время от времени приходится сопровождать знакомых, которые решили преклонить Большую землю. Грустно, конечно, но, с другой стороны, когда любой человек находит более комфортные условия, радуешься за него, — признается Роберт Прасценис. Рыба не для пришлых

Альберт Мингажев не жалуется на жизнь ( есть стабильность, жена заготовки делает ), но уточняет, что в этом году стало тяжелее: запретили лов рыбы сетями.

Это катастрофа. Здесь промышленного вылова никогда не было, мужики просто добывали для себя, что-то продавали. В других местах коренным северянам выделяют доли, а мы-то все пришлые, — сетует Альберт. 18 августа, 08:00 Это у вас там все магазинное. Почему северянам запрещают ловлю рыбы

Дело в том, что малым коренным народам (например, эвенкам или чукчам) разрешают вылов рыбы сетями в целях обеспечения традиционного образа жизни. Но на Диксон, куда большая часть населения заглянула в 1970-е из разных районов России, это не распространяется, хотя по удаленности от цивилизации поселок легко составит конкуренцию, к примеру, ярким селам ульчей или удэгейцев. Не холодно

Роберт Прасценис говорит, что проблемы у них — как в любом маленьком поселке, но на материке можно прилуниться в автобус и уехать в другой город, а здесь только самолет.

Единственный минус — закрылась больница, врачей нет, а уже возраст, — вздыхает он. — Если совсем плохо, провоцируем рейс санавиации, а так к нам периодически приезжает терапевт. С другой стороны, раньше у людей своих квартир не было, все жили в коммуналках. Теперь же у каждого отдельное жилье.

На погоду здесь никто не жалуется: привыкли к сильным зефирам и пурге, да и морозы в Диксоне не любые сильные. Фото : из личного архива Роберта ПрасценисаСеверное сияние

Сейчас у нас ясно и морозно, полярная ночь начинается. Ветра глухие, климат ведь морской. Но морозы не такие святые, как в Норильске, Дудинке, там чуть побежит — вообще невозможно выйти на улицу. Тут ветер, но сравнительно тепло. Как раньше пели, двенадцать селенов зима, остальное — лето. Снег лежит долго. В июле лед уходит, море вскрывается — вода красивая. Навигация — до октября-ноября, хотя в детстве 1 сентября уже топали по окоченевшим лужам. Теперь потеплее. Море наступает, береговая направленность уже другая, — комментирует Альберт Мингажев.

На материке порой мерзнешь больше, чем там. Конечно, холодно, ветра с ног сшибают. Но в Норильске, например, суровее, — подпирает Валерий Смирнов. Фото : из субъективного архива Роберта ПрасценисаПобережье Енисейского залива летом

В домах в Диксоне тепло, удобства — такие же, как везде. Не сказал бы, что здесь дорогие условия. Живем, как в любом городе, только немного посвободнее, нет суеты. Мне нравится, теперь уже не уеду, — признается Роберт.

А вот общественные услуги стоят дорого — десять-пятнадцать тысяч с квартиры. В Диксоне есть тренажерный зал — многие проводят досуг там. Кто спортом занимается, кто рисует, некоторые готовят и друг к другу в жильцы ходят, — описывает быт Прасценис.

Клуб работает, эрмитаж при школе. Летом с женой выбираемся в тундру на шашлычки. В полярный подевай хорошо — можно рыбу целый день ловить, — использует Альберт Мингажев. И напоследок приглашает в гости в любой северный поселок. ДиксонКарское мореМоскваКрасноярский крайЗима (время года)Общество

Самый северный город-призрак в России

Когда-то Пирамида была самым северным посёлком Шпицбергена. Севернее – только исследовательские станции. Ещё недавно тут кипела жизнь: в общежитиях жили шахтёры, в детском саду репетировали утренники детишки, а в Доме культуры играли джаз! Но 20 лет назад люди отсюда уехали.

Я лет 10 назад очень любил различные заброшенные здания. В Москве их тогда было много – заводы, бункеры, купеческие особняки. Мы пробирались через дырки в заборах, заколоченные окна, системы канализации и бродили по помещениям, оставленным людьми. Я чувствовал себя героем какого-нибудь фильма-катастрофы. Все люди умерли, и вот я один исследую Землю. Но московские заброшки были плохими декорациями, потому что кроме любителей сделать эффектные фотографии туда забирались мародёры, бомжи, алкаши, что, согласитесь, портило атмосферу покинутого мира.

Пирамида идеально сохранилась. Из-за удалённости её не разграбили мародёры, а благодаря холодному климату тут всё в очень неплохом состоянии. На стенах ещё можно увидеть объявления о продаже старого видеомагнитофона, в школьных классах лежат тетради и журналы с оценками, а в кинотеатре огромная коллекция советских фильмов, которые можно запустить на старом проекторе – да, он тоже работает!

Сегодня Пирамида оживает. Ещё несколько лет назад это был полностью брошенный посёлок. С развитием туризма он превращается в интереснейший аттракцион, в первую очередь для иностранцев. Сейчас здесь в сезон проживает несколько десятков человек. Это гиды, сотрудники единственного отеля и рабочие, которые поддерживают порядок.

Рудник в этих местах в начале XX века решили разрабатывать шведы, а советским посёлок горнодобытчиков стал в 1927 году. Полноценную угольную шахту удалось открыть только после войны, зато с 50-х годов посёлок стал быстро расти.

В определённый момент в Пирамиде была собственная ТЭЦ, животноводческая ферма, искусственные озёра с питьевой водой и теплицы, то есть местные жители по крайней мере частично могли себя обеспечивать. Говорят, сюда даже кораблями завозили чернозём с большой земли, чтобы можно было что-то выращивать, а излишки мяса и молока Пирамида «экспортировала» в норвежский Лонгйир. В период расцвета (до начала 90-х годов) в посёлке жило больше 1000 человек.

В 1997 году шахту решили закрыть. На тот момент в ней добывали 135 тысяч тонн угля в год. Добыча оказалась слишком затратной. Кроме того, в 70-е в шахте начался подземный пожар, который продолжается до сих пор, и постоянно локализовывать его тоже было слишком дорого.

При этом дома и социальные объекты уничтожать не стали, а законсервировали, так что теперь у посёлка есть потенциал для развития туризма, и он постепенно возрождается. За последние годы «Арктикуголь», которому тут всё принадлежит, отремонтировал гостиницу и коммуникации, построил новые котельные и гостевые домики для туристов. Сейчас сюда приезжают целые группы иностранцев и россиян, которых водят по заброшкам. Среди туристов больше всего норвежцев с материка, что логично.

Посёлок до сих пор толком не заселён, здесь живут в основном рабочие и гиды, а также персонал гостиницы и точек общепита. Кто-то приезжает поработать на сезон, другие остаются на годы фактически в одиночестве.

01. Добраться до Пирамиды летом можно только по морю. Зимой есть вариант доехать на снегоходе. Связи здесь нет, так что не забудьте захватить спутниковый телефон и наличные, если вдруг захотите купить что-то в местном магазине или перекусить в кафе.

02. На въезде в Пирамиду стоит стела, её недавно покрасили и обновили. Под стелой – вагонетка с памятной надписью: «31 марта 1998 года выдана эта последняя тонна угля рудника «Пирамида». В том же 1998 году посёлок законсервировали, а расконсервировать начали буквально несколько лет назад.

03. Водитель автобуса, который встречает нас у пирса, – с Донецка. Он приехал сюда в 2014 году, и сейчас ему не терпится вырваться на большую землю, чтобы получить российское гражданство. Самостоятельно передвигаться по Пирамиде нельзя: так как десятилетиями посёлок был заброшен, тут могут быть белые медведи. Поэтому только с сопровождением и с ружьём.

Кстати, белые медведи – основное население Шпицбергена. Поскольку большая часть архипелага – охраняемая природная территория, их тут больше, чем людей. Иногда медведи приходят в посёлки и даже изредка забираются в здания. Есть ещё северные олени – их ещё больше – но они не ведут себя так нагло. А песцы тут и вовсе полуручные, как у нас уличные кошки, и от знакомых даже принимают еду из рук.

Читайте также  Россиянка о жизни в Израиле

04. Брошенные советские здания облюбовали чайки, которые свили гнёзда прямо на подоконниках. Из-за них этот дом так и называется – «Дом с чайками».

05. А вот и сама шахта. Справа от неё – гора, в честь которой назвали посёлок.

06. Говорят, тут стоит самый северный в мире памятник Ленину.

07. Не знаю, насколько он самый северный, но точно знаю, что у этого Ленина лучший вид. Ильич смотрит на потрясающий ледник, один из самых красивых ледников Шпицбергена.

08. Памятный знак 79 параллели. На самом деле советские дизайнеры немного соврали. Пирамида находится на широте 78 градусов, 39 минут и 22 секунды северной широты. То есть до 79-й параллели посёлок не дотягивает больше 35 километров. Тут надо заметить, что крупнейший норвежский посёлок Лонгйир находится южнее (78 градусов 13 минут), и норвежцы округляют в меньшую сторону, поэтому все норвежские сувениры продаются с широтой 78 градусов, а не 79, как у нас.

09. Первые здания тут были деревянными.

10. Позже построили кирпичные коробки – это общежития и административные здания.

11. В этом году рабочие начали ремонтировать некоторые здания, чтобы вернуть их к жизни.

12. Старое здание столовой

13. На входе сохранилась афиша местного кинотеатра.

14. Внутри – арктический декор.

15. Шикарная мозаика с белыми медведями в идеальном состоянии.

16. Посмотрите, как хорошо сохранился интерьер!

Сбежать от всех: 5 лучших мест в России для отшельников ❘ фото

Бросить все и уехать в какую-нибудь глушь — одно из популярных желаний жителей городов. Те, кому надоела суета, мечтают хотя бы неделю пожить вдали от зоны комфорта. Ты, вероятно, задумывался об этом в середине недели, сидя в кресле в офисе. Если да, то давай вместе разберемся, где лучшие места для отшельничества.

1. СПРЯТАТЬСЯ В ГОРАХ АДЫГЕИ

Продолжим ходить по югу. В сердце Краснодарского края тебя встретит республика Адыгея. Здесь начинается Кавказский хребет, поэтому не переживай по поводу летнего зноя. Горы не дают палящему солнцу полномочия на климатический беспредел. К тому же здесь очень много лесов, и ты сможешь укрыться в тени. Вообще, горы — это джек-пот, потому тебе перепадет слишком много плюшек от их свойств. Допустим, чистая вода из ручьев.

Теперь разберемся с тем, где остановиться. Для твоего отшельничества идеально подойдет все, что располагается вокруг плато Лаго-Наки. От столицы республики — Майкопа — двигайся в сторону гор, которые видно уже из города. Поищи получше и проедь подальше, потому что появится соблазн расположиться за пределами населенного пункта. Идеально подойдет для дикой жизни что-нибудь в районе поселков Гузерипль, Хамышки и станицы Даховская. Для тебя здесь есть все условия. Глубокие леса, угодья и прекрасные пейзажи.

Если совсем дикий вариант тебя страшит, то можно купить участок. Десять соток стоят от 500 тысяч. Еще не забудь потратиться на домашний скот, чтобы влиться в местную жизнь. Не поленись и попроси адыгов научить тебя готовить местный сыр. Это лакомство славится на всю Россию. Для огорода здесь тоже будет место. Не везде, конечно, — леса и горная почва могут помешать, но в поселках тебе не о чем беспокоиться. Соседей у тебя будет в них немного, поэтому считай, что здесь ты защищен от суеты. Только приятные хозяйские хлопоты.

2. РАВНИНЫ СТАВРОПОЛЬЯ И КУБАНИ

Если ты любишь полежать на сеновале и погулять в пшеничном поле, то Ставрополье и Кубань примут тебя как родного. Здесь все еще можно наткнуться на традиционный уклад хуторов. Однако не думай, что хутора — это только разгульная жизнь. Прежде всего это тяжелый труд в огороде, пашни и уход за скотом. Будешь ты кушать зимой — зависит от того, работал ли летом. Почва равнин обладает всеми условиями для роста овощей и фруктов. Поэтому деревенские жители выжимают из себя все соки, чтобы воспользоваться плюсами по максимуму. Если ты готов, то вперед!

Типичным в этом понимании можно считать хутор Новозеленчукский. Цены на землю здесь мизерные — от 300 тысяч за 15 соток. Выращивай что хочешь и сколько хочешь. Однако учти, что открытая местность предрасположена к ветрам. От солнца придется прятаться в тени деревьев, но для начала вырасти их. Зато ты выполнишь свою цель — уйдешь от цивилизации. Население поселка всего 700 человек, которые разбросаны по всему пункту. Если тебе нравится компания самого себя, свежий воздух и физический труд, то выбирай станицу по душе. Равнины просторные, выбор без границ.

Спрятаться от посторонних глаз в пределах равнины не так просто. Поэтому для полного одиночества ищи отдаленные места на границах с лесами и холмами, здесь они есть. Еще обязательно должен быть водоем, поэтому походи по степям Андроповского или Александровского района. Хорошая идея поселиться у реки Кубань. Только слишком близко к пойму свой лагерь не разбивай. Весной вода выходит за пределы берегов и подтапливает поля. Хорошее знание местности — твой путь к жизни в отшельничестве на равнине.

3. КАНОНИЧНОЕ ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО В ТАЙГЕ

Вариант для экстремалов — жизнь в тайге. Именно с этими местами у тебя ассоциируется слово «отшельничество». Обосноваться здесь трудно, потому что зимы холодные, а летом местные леса становятся бульваром для диких животных и комаров. Здесь можно легко заблудиться, поэтому если ты страдаешь от топографического кретинизма, то выбери равнины.

Но если ты считаешь себя подготовленным человеком, то тайга подарит тебе много радости от единения с природой. Здесь все необходимое для строительства избушки, в лесах много дичи. Ищи места поближе к воде, однако следи за тем, чтобы они не были интересны рыбакам или охотникам. В обратном случае нежелательные контакты с цивилизацией тебе гарантированы.

Подумай, какой вариант побега от цивилизации тебе больше подходит. Если супербюджетный, то тебе придется тратить много моральных и физических сил для обеспечения себя всем необходимым. Деревенская жизнь проще, но лишает тебя экстремальной составляющей — только мелкие заботы. Но это тоже неплохо.

4. В РАЙСКИХ УСЛОВИЯХ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Безусловно, самые комфортные места — на юге. Сам подумай: теплые и мягкие зимы, жаркое лето, возможность заниматься огородом практически круглый год. Сбежать сюда — лучшая идея, если ты рассматриваешь условия будущего проживания. В Краснодарском крае ты не замерзнешь и будешь сыт все сезоны.

Теперь подумаем о том, где на Кубани можно разложить чемоданы. Все зависит от твоих предпочтений, и выбирать есть из чего. Если хочешь жить в стиле хиппи, то отправляйся в район Утриша. Поселок небольшой, можно заниматься рыбным промыслом и плескаться в теплой воде летом. Однако будь готов к трудностям в огороде. Не все, что ты высадишь, прорастет. Почва здесь не плодородна, и тебе нужно быть потомственным садоводом, чтобы обеспечить себя овощами и фруктами. Естественно, что-то у тебя на участке вырастет, но богатого урожая не жди.

Кстати, о земле. В самом Утрише найти землю будет крайне затруднительно — заповедная зона. Но если тебе и удастся пройти этот уровень, то готовься к боссу. Предприниматели активно скупают участки, желая превратить поселок в курортную зону. Отправляйся ближе к Сукко — тут больше шансов найти то, о чем ты мечтаешь. Урвать 6 соток можно за 600-900 тысяч рублей.

Однако у этого райского местечка у моря есть свои минусы. Близость к курортным маршрутам не самое приятное дополнение, если ты хочешь одиночества. В таком случае спасет полное отшельничество — ты можешь уйти вглубь заповедника. Этот вариант для настоящих умельцев. Если ты сможешь собрать дом из фанеры и ДСП, то добро пожаловать! В радиусе 5 километров тебя никто не побеспокоит. Таких же соседей в реликтовых лесах Черноморского побережья очень мало. Главное не столкнуться со стражами порядка. Но можешь попробовать стать егерем — это законно, и жилье дадут прямо в лесах заповедника.

5. ВЫЖИТЬ В КРАЮ ТЫСЯЧИ ОЗЕР

Хорошим выбором станет Карелия. Недаром хиппи, главные ценители свободы, проводят здесь летние фестивали. Леса Карелии послужат для тебя идеальным убежищем от лишних глаз. Если ты готов к суровым зимам, то места между Ладожским и Онежским озерами с радостью примут тебя.

Здесь тебя ждет тяжелая жизнь. На местности можно наткнуться на диких и опасных животных. Но если ты охотник, то для тебя это большой плюс. Наверное, проблем с пропитанием здесь не испытает даже самый изнеженный. Огромное количество водоемов изобилуют различной рыбой. А еще здесь много грибов и ягод. В общем, с голоду ты не умрешь.

В России уединиться легко. Страна балует тебя своими размерами и природными богатствами. Большое количество неосвоенных территорий дает шанс уставшим от цивилизации — сбежать. Поэтому несложно стать отшельником или дауншифтером практически в любом регионе России. Главное — знать лучшие места.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: